Просмотров: 333 | Опубликовано: 2017-05-02 14:24:22

Легкость невыносимого бытия

Синопсис:

Кинокартина устойчиво стоит на трех китах - одна героиня, одна локация и одна трагедия.

Машина в которой находятся герой и героиня, въезжает в кинотеатр на полной скорости, - праздно и смертельно. Герой погибает, а героиня, не знавшая потерь, не умеющая жить без него запирает себя в номере отеля, пытаясь свести счеты с жизнью, или, подобно Фениксу, возродиться.

На философском уровне фильма, она (героиня), является олицетворением кинематографа, который замыкается сам на себе после того, как в него на полной скорости въезжает праздное и смертельное свойство блокбастеров со спецэффектами. Самость кино находится в поиске - оно говорит, путая французский, английский, русский; Не зная как справиться с горем, оно пьёт, режется и кутается в цветах увядших лилий. Героиня цитирует и бесконечно повторяет стихотворение Одена «Похоронный блюз» в переводе Иосифа Бродского, погружаясь в него, словно в мантру.

Она, подобно импульсу истории великий гроссмейстеров синематографа вешает над собой «Дамоклов меч», постигая ответственность и опасность искусства и жизни. Она расплачивается золотом, заставляющим окружающих молчать и улыбаться и гонконгскими долларами - валютой современной родины кино-авангарда.

 

#СЦЕНА 1 - НАТ - УЛИЦА ПЕРЕД КИНОТЕАТРОМ.

Во вход перед кинотеатром, на котором висит афиша данной кинокартины въехала машина. За рулем молодой парень , он мертв. На пассажирском сидении лежит героиня (МАРЛА). Перед ними несколько сбитых насмерть человек.

Героиня открывает глаза.

 

 

#СЦЕНА 2 -НАТ -  УТРО - ПЕРСИКОВЫЙ ПАРК.

Цветёт персиковое дерево, всюду летает тополиный пух. Марла в серо-голубом ночном пеньюаре идёт через парк, её шаг твёрд. В руках у неё большая кожаная черная сумка, на ногах нет обуви, волосы спутаны.

Паралеленый монтаж (центрированный план спереди и сзади).

Марла переходит дорогу не по пешеходному переходу, машины не останавливаются. Все они - черного цвета.

Крупные планы разъяренных лиц водителей. Она движется через дорогу, подолгу держа глаза закрытыми так, что зрителю не понятно, моргает ли она в рапиде или просто не открывает глаза.

Вдоль дороги потухают фонари, ночь уходит, впуская в локацию утро.

 

#СЦЕНА 3 - ИНТ - УТРО - ЛОББИ ГОСТИНИЦЫ.

Консьерж смотрит на героиню презрительным взглядом, как смотрят на людей, у которых наверняка нет средств для того, чтобы проживать в таком дорогом отеле. Марла смотрит на него с усталостью, она громко кидает сумку на пол, не отводя взгляда от консьержа, достаёт из неё золотые слитки и хаотично кидает их на стол. Гулкий звук тяжелого золота, падающего на мраморный стол, разлетается по пространству. Золото пробивает мрамор, а консьерж расплывается в улыбке. Выложив на стол несколько золотых слитков, она так же вытаскивает пачку гонконгских долларовых купюр, сминает их в руках и кидает в лицо консьержу. Он, полностью счастливый, протягивает ей ключ от номера и свистит, зазывая коридорного. Его свист продолжается в незатейливую мелодию.  

Появившийся коридорный пытается поднять её сумку с пола, но она наступает на неё стопой, грязной от земли, в лепестках персиков и тополином пуху.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       No.

 

Коридорный молчаливо вертит головой, призывая следовать за ним.

Они поднимаются к номерам, проходя по лабиринтам гостиницы. Марла шепчет, движет губами, будто говорит вслух, но зритель её не слышит.

 

                                                                       МАРЛА (ШЕПОТОМ ВСЛЕД ТИТРАМ НА ЭКРАНЕ):

                                                                       Созвездья погаси и больше не смотри

                                                                       Вверх. Упакуй луну и солнце разбери,

                                                                       Слей в чашку океан, лес чисто подмети.

                                                                       Отныне ничего в них больше не найти. 

 

                                                                       МАРЛА (ВСЛУХ):

                                                                       The stars are not wanted now: put out every one,

                                                                       Pack up the moon and dismantle the sun,

                                                                       Pour away the ocean and sweep up the woods;

                                                                       For nothing now can ever come to any good.

 

Консьерж и Марла останавливаются у номера 505. Марла снова бросает сумку на пол, пальцами ног расстегивает замок, достаёт купюру и кладёт её на пол. Марла входит в комнату.

 

 

#СЦЕНА 4 - ИНТ -  КОМНАТА ОТЕЛЯ.

Номер имеет две секции:  Первая включает в себя туалетный столик, стол для письма, зеркала. Вторая секция включает в себя кровать.

 

Марла ложится на пол, берет телефон, и набирает цифру 4. Другой рукой она копошится в своей черной сумке.

                                                                      

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Bon soir.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Ce matin.

 

Марла задумывается и достаёт из сумки тату-машинку, Она подключает её к розетке, предварительно отключив другой провод (телефонный?).

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Je ne peux pas parles français.

 

Марла наступает на педаль от тату машинки, она издает характерный звук.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Tout va bien?

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       No.

 

Консьерж тяжело вздыхает.

Марла бросает трубку.

Она задирает платье и делает татуировку на своём колене.

Она пишет:

«ПЕРСИКИ»

Вытирает выделяющуюся сукровицу. (Здесь нужно использовать как можно больше крови, сделав этот жест сочным. Он укажет на то, что в ней совсем не осталось костей, она сломлена, и только густая, засыхающая кровь течет сквозь её кожу). Она продолжает татуировать. 

«BLANC FLEURS DE LYS»

Кровь все еще течет.

«ШАМПАНСКОЕ БРЮТ»

«ПЕЧАТНАЯ МАШИНКА UNDERWOOD»

«ВОДКА».

Она убирает пот с лица, и снова набирает номер 4.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Bon Soir.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Ce matin.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Мне нужны…

 

Консьерж сидит на стуле и делает записи в блокноте, который он держит  на коленках, тем же почерком, что и татуировки Марлы:

«ПЕРСИКИ»

«BLANC FLEURS DE LYS»

«ШАМПАНСКОЕ БРЮТ»

«ВОДКА»

«ПЕЧАТНАЯ МАШИНКА UNDERWOOD»

«ВЕРНУТЬ СОЙЛЕ С ТОГО СВЕТА»

 

Консьерж останавливается.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Это нельзя.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Водку?

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Он умер?

 

Консьерж берёт газету и читает заголовок:

«Машина въехала в кинотеатр: Трое погибших, включая водителя. Четверо выживших, включая пассажира»

 

Зритель слышит звук аварии, такой реалистичный, будто машина действительно въехала в кинозал, в котором показывают фильм.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Но водку называют «живая вода»?

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Это для тех, кто жив. Но не чувствует живительной влаги без водки. Для атрофированных.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Им помогает?

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       На пару часов. Но на утро они не помнят, что жили. И что немного умирали в процессе. 

 

Марла кладет трубку.

 

Раздается стук в дверь. Несколько мужчин заносят в комнату 14 ваз с лилиями, два черных ящика и блюда с персиками. Один из них ворует деньги, она это замечает. Из сумки она достаёт складной нож, раскрывает его и смотрит на вора. Затем подходит к коробкам и вскрывает их. Она достаёт из коробок Брют и водку, берёт соцветия лилии и срезает цветы на пол.

Мужчины покидают комнату.  

 

 

#СЦЕНА 5 - ИНТ - КОМНАТА ОТЕЛЯ.

На столе 48 хрустальных бокалов и множество завядших цветов лилий. Мы слышим звук ножниц. Марла продолжает срезать цветы на кровать, вокруг неё валяются пустые бутылки.

Закончив срезать последнюю лилию, она разрезает своё платье, и ложится на кровать нагая, укутанная цветами.

 

ПРИМЕР: «КРАСОТА ПО АМЕРИКАНСКИ», СЭМ МЕНДЕС.

(img)

 

Марла засыпает.

И просыпается вновь. На кровати рядом с ней револьвер. Она вкладывает в него один патрон, крутит, и стреляет себе в сердце, но выстрел оказывается пустым. Ей повезло.

 

 

##СЦЕНА 6 - ИНТ - КОМНАТА ОТЕЛЯ.

Марла просыпается от стука в дверь. Она заворачивается в белую простынь, достаёт из сумки пистолет. Она останавливается перед зеркалом и замечает собственную красоту. В дверь всё еще стучат. Она крутит пистолет, как ковбой в вестерне, и притворяется, что стреляет.

 

ПРИМЕР: «МЕЧТАТЕЛИ», БЕРНАРДО БЕРТОЛУЧЧИ.

(img)

 

Стук в дверь становится настойчивее.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Merde!

                                                                      

Марла замечает полупустой бокал, допивает из него, хватает складной нож, разрезает себе руку, и сжимает её в кулак, наполняя бокал кровью. Затем, взяв перо со стола, пишет на бумаге:

«Я никого не принимаю и даже не разговариваю через дверь».  

Она открывает дверь и прислоняет окровавленную ладонь к обратной стороне, ждет некоторое время, пока кровь основательно растечётся, затем лепит листок с надписью на неё. Горничная в ужасе. Она наклоняется, чтобы прочитать текст.

 

                                                                       ГОРНИЧНАЯ:

                                                                       C’est Russe?

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       No!

 

Она переодевается в роскошные одеяния и заходит в ванную комнату и наполняет ванну холодной водой. В неё она кидает блюда с персиками. Затем, берёт нитки, привязывает на них свой складной нож и вешает его над ванной, так, чтобы он висел над головой.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Кто чует меч над шеей преступною,

                                                                       Тому не в радость яства Сицилии.

 

Она ложится в ванну прямо в одежде, смотрит на острие. Затем ныряет в воду. В воде она открывает глаза и говорит. Зритель видит лишь пузырьки воды.

 

                                                                       МАРЛА (СУБТИТРЫ):

                                                                       Вот, Дамокл — ты считаешь мое положение завидным, а видишь: спокоен ли я на моем троне?

 

У неё заканчивается воздух. Ей сложно терпеть, она задыхается.

Фронтовой кадр на ванну. Она выныривает в slo-mo, и в этот момент нож срывается с нитки.

 

ПРИМЕР: «РЕКВИЕМ ПО МЕЧТЕ», ДАРРЕН АРОНОФСКИ.

(img)

                                                                      

##СЦЕНА 7 - ИНТ - НОМЕР ОТЕЛЯ.

Марла сидит за столом и печатает на машинке. Лист бумаги бесконечный, как в кассовом аппарате, бумага заполонила всю комнату. Сама она сидит в черном вдовьем одеянии и перепечатывает строки, бесконечно их повторяя. Камера движется от начала бумаги, которая вьется вокруг комнаты и приходит к станку печатной машинки.

Текст на бумаге: «Он был мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток».

 

                                                                       МАРЛА (ВСЛУХ, БУДТО МАНТРУ):

                                                                       Мой шестидневный труд, мой выходной восторг.

                                                                      

ПРИМЕР: «СИЯНИЕ», СТЕНЛИ КУБРИК

(img)

 

##СЦЕНА 8 - ИНТ - НОМЕР ОТЕЛЯ.

 

Марла набирает номер 0.

Звонок не проходит, телефон молчит. Она несколько раз размыкает розетки. Наконец, консьерж берет трубку.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Stop all the clock.

 

Консьерж смотрит на часы позади стойки лобби. Они показывают время Парижа, Москвы, Лондона, Гонконга, Алматы.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Impossible.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       I can.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       To pay?

 

Марла смотрит на золотые слитки, вздыхает.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Yes. I pay with gold, forever and again.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Cut off the telephone.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       How much?

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Impossible, I’ve told you, miss.

 

В лобби, рядом с консьержем пианист начинает играть __ненавязчивую мелодию__

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Silence the pianos and with muffled drum.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Bring out the coffin, let the mourners come.

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Останови часы. Все, что есть в отеле.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Вам это не поможет, это время. Его нельзя остановить.

 

                                                                       МАРЛА (ИСТЕРИЧНО, КРИЧИТ):

                                                                       Я ведь могу за это заплатить.

 

                                                                       КОНСЬЕРЖ:

                                                                       Ещё чего?

 

                                                                       МАРЛА:

                                                                       Созвездья погаси и больше не смотри

                                                                       Вверх. Упакуй луну и солнце разбери,

                                                                       Слей в чашку океан, лес чисто подмети.

                                                                       Отныне ничего в них больше не найти.

 

Fade out. Звук въезжающей в кинотеатр машины повторяется и повторяется. На фоне этого звука, который в какой-то момент становится монотонным, тысячи голосов начинают читать стихотворение Одена на разных языках.

 

«Часы останови, забудь про телефон

И бобику дай кость, чтобы не тявкал он.

Накрой чехлом рояль; под барабана дробь

И всхлипыванья пусть теперь выносят гроб.

 

Пускай аэроплан, свой объясняя вой,

Начертит в небесах "Он мертв" над головой,

И лебедь в бабочку из крепа спрячет грусть,

Регулировщики -- в перчатках черных пусть.

 

Он был мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток,

Мой шестидневный труд, мой выходной восторг,

Слова и их мотив, местоимений сплав.

Любви, считал я, нет конца. Я был не прав.

 

Созвездья погаси и больше не смотри

Вверх. Упакуй луну и солнце разбери,

Слей в чашку океан, лес чисто подмети.

Отныне ничего в них больше не найти

 

Stop all the clocks, cut off the telephone

Prevent the dog from barking with a juicy bone,

Silence the pianos and with muffled drum

Bring out the coffin, let the mourners come

 

Let aeroplane circle moaning overhead

Scribbling on the sky the message He Is Dead,

Tie crepe bows round the white necks of the public doves,

Let the traffic policemen wear black cotton gloves.

 

He was my North, my South, my East and West,

My working week and my Sunday rest,

My noon, my midnight, my talk, my song;

I thought that love would last for ever: I was wrong.

 

The stars are not wanted now: put out every one,

Pack up the moon and dismantle the sun,

Pour away the ocean and sweep up the woods;

For nothing now can ever come to any good.»

 

##ТИТРЫ.

           

Публикация на русском