Просмотров: 696 | Опубликовано: 2018-03-30 06:58:54

Первая лошадь или Белолобый

Научно-познавательная повесть для детей и юношества    

         Предисловие

Произведение написано с применением археологических и этнографических данных, использованная библиографическая литература по сути содержания является научной. На виртуальном примере первичных человеческих сообществ показана определенная модель состояния и развития доисторической культуры, жизни, деятельности и взаимоотношений племенных сообществ.

В повести раскрываются духовно-нравственные аспекты жизни коллектива: необходимость единства и самопожертвования, уважения к старшим, роль и место индивида внутри рода и племени; то есть рассматриваются вечные истины, не потерявшие своего значения до настоящего времени.

 Излагается один из путей доместикации (приручения) лошади, которое произошло на территории Казахстана. И это явилось определяющим фактором установления на всём евроазиатском пространстве оседло-кочевой цивилизации, которая дольше всех сохранилась у казахского народа.

В предлагаемом  произведении основные события развиваются вокруг главного героя – Упорного Медведя. Вместе с ним и его друзьями читатель пройдет испытание на мужество, ловкость и силу, чтобы стать полноправным членом племени, познакомится с жизнью и бытом Озерных людей, будет сражаться с людоедами, приручит и воспитает жеребенка, который станет верным другом и  спасет от смерти. Затем с отрядом совершит долгое и полное опасности путешествие через земли разных племенных образований, отличных и языком, и нравом в поисках когда-то оставленной Прародины.  По возвращении станет родоначальником  домашнего разведения лошадей, внедрит начатки земледелия и другие полезные новшества для улучшения жизни соплеменников, вместе с конным отрядом будет участником многих занимательных  приключений, спасет племя свирепых воительниц, ( археологические раскопки показывают, что Казахстан – родина  Амазонок).

         Повесть, прежде всего, адресована для детей и юношества, несет в себе научно-познавательное и воспитательное начало, но может быть с интересом прочитана и взрослыми, не потерявшими любознательности.

Книга востребована для познания истории развития человечества, сохранения связи времен и гуманитарных ценностей среди насилия и жестокости. Событий, описываемых в повести, возможно, не было, но так могло быть!.

 

          ЧАСТЬ - 1

          Глава 1. СЕЛЬБИЩЕ.

           Мелеющая река бессильно плескала свои  волны о высокий берег. Пустые, клубящиеся тучи шли низко, почти над самой землёй, и сквозь них еле пробился предрассветный сумеречный луч. Он осветил сельбище, расположенное на мысу. В этом месте река круто изгибала свое течение, создав мелководный плес с заливчиком, а мыс вдавался в русло и возвышался на высоту шести копий.

            Сельбище - два десятка землянок, поставленных вокруг племенного Святилища - Большой землянки - было с открытой стороны защищено рвом и валом, насыпанным внутрь. Через ров вела дорожка, закрытая деревянным ежом. Он был привязан к двум массивным столбам, вкопанным по краям прохода. Рядом маячил дозорный. У каждой землянки темнели большие кучи золы и домашних отходов. В них рылись худые, широкогрудые собаки.

            В селении  все давно бодрствовали, но никакого шума и хождения не было. Слышался только надрывный плач больного ребенка из землянки Одинокой  Утки. На правах сына вождя, Упорный Медведь, хотя ему исполнилось всего двенадцать лет,  находился в Большой землянке, где собрались взрослые воины - охотники для участия в обряде. Пол в землянке  обмазан глиной с крупным речным песком и возле стен покрыт звериными шкурами. На них полукругом, слева и справа от Высокого Орла – вождя племени, - расположились люди. Каждый из них занимал своё, строго определенное место в зависимости от возраста и заслуг. Высокий Орел сидел на некотором возвышении. У ног его и устроился Упорный Медведь. Сын вождя был худ и быстроглаз. Рожденный хрупким - духи не дали широкую кость, но наделили умом скорым, как молния - он к удивлению всех окреп и в состязании на выносливость не имел себе равных среди сверстников, был упорным и настойчивым. Он мог, как и взрослые, бежать целый день, неся на себе оружие, голодать, терпеть жару и холод. За эти качества  и получил своё второе имя: Упорный Медведь. Первое же имя знали только он и родители, ибо кто знает твоё настоящее прозвище, полученное при рождении, тот имеет над тобою власть. Поэтому   все его тщательно скрывали.

            Тени, неясные как духи ушедших, метались по стенам, по напряженным фигурам собравшихся, по отдельно стоящей Праматери племени, хранительнице его очага - каменной статуэтке женщины, закутанной в меха.

            Небесная Кара - старый шаман, - бряцая костяными амулетами с изображениями людей, зверей и птиц, готовился к камланию. Амулетов у старого шамана много. В них его могущество. Шаман одет в кожаный, мехом внутрь, костюм с длинной бахромой на рукавах и волчьим хвостом сзади. Засаленные волосы шамана заплетены в косицы.

            Небесная Кара был не только шаманом: при нужде становился и воином. Однажды он с Высоким Орлом целый день удерживал в узком ущелье врагов, чтобы отряд из молодых воинов, только что прошедших посвящение, ушел, а ночью принес на себе к месту сбора израненного вождя, направив преследователей по ложному следу.

            Небесной Каре помогал Туманное Облако. Когда Небесная Кара окончательно уйдет в страну предков, юноша займет его место. Для общения с духами нужна сила, а её становится все меньше у дряхлеющего служителя культа. Поэтому с каждым разом труднее ему переноситься в другие миры, чтобы услышать мудрый совет и заручиться поддержкой.

            Но чтобы стать шаманом кандидат прежде должен  обрести себе духа-покровителя, который придет к нему во сне. Но и тогда он еще не будет считаться посвященным: нужно время, чтобы дух окончательно вошел в своего избранника. Момент этот  определит старый шаман и  передаст тогда Небесная Кара  преемнику свой бубен, помогающий в  чудесных путешествиях, и уже без бубна навсегда уйдет к предкам. К бубну прилагается  кожаная сумка.

            Сын вождя - Упорный Медведь, и помощник шамана - Туманное Облако, родились оба в один и тот же день и считались побратимами вот уже двенадцать лет. Но кроме побратимства их связывает крепкая дружба. Упорный Медведь, как сын вождя, должен со временем стать во главе племени, а Туманное Облако, после славной гибели отца, был отдан в ученье шаману. Большое умение подражать голосам, повадкам зверей и птиц, перевоплощаться в них, определило его судьбу. И еще то, что из его предков двое когда-то были служителями культа.

            Более или менее подражать животным умели все, в особенности воины - охотники, но Туманное Облако их превосходил.

            Его отец, Черная Птица, не побоялся схватиться один - на - один с медведем, защищая детей, и, победил, но умер и сам. Жизнь ушла из него вместе с кровью. После этого на Совете племени мать помощника шамана определили в жены Мутной Воде. Ни одна женщина не хотела иметь его мужем и если бы не решение Совета племени, род Мутной Воды угас бы на нем. Мать Туманного Облака, Крепкая Берёза, мало, в чем уступала охотникам и с помощью племени могла бы прокормить троих детей, но дом должен иметь главу, женщина давать жизнь.

            Мутная Вода день-деньской шлялся по сельбищу, пинал собак и ругался с женщинами, чего не сделал бы ни один уважающий себя мужчина. На охоту вместе со всеми он ходить не мог: как-то по неосторожности провалился в ловчую яму и искалечил ногу. Ему острым колом порвало сухожилие и ногу скрючило. Но это пинать собак не мешало. Он вечно что-то жевал, даже когда все голодали, но никому не пришло бы в голову попросить поделиться пищей: она и так считалась общей. Жует человек, значит, так обманывает свой желудок. В молодости Мутная Вода отвел большую беду от сородичей, предупредив о нашествии врагов, и очень этим хвастался.

            Долгое время племени не везло. Пришла большая сушь. Трава ежегодно выгорала от ярости Глаза Дня, меньше стало зверья. Оно, спасаясь от бескормицы, уходило на север. Лишь изредка на земли племени забредали табуны диких быстроногих лошадей и сайгаков, но долго не задерживались. Пока спасала река, но она манила и другие, враждебные племена. Не раз приходилось выдерживать жестокие схватки, и каждый раз многие уходили в Страну предков. Все чаще в Главном святилище шаман исполнял ритуальные танцы, но от этого мало что изменялось.  Значит, Праматерь племени гневается на своих детей. Вот и сегодня почти все взрослые мужчины Большого рода собрались просить её о благополучии. Главное святилище, Священный и негасимый огонь племени находились здесь, и поэтому род Высокого Орла считался ведущим и назывался Большим родом, а вождь Большого рода  являлся и  вождем всего племени.

            Собравшиеся напряженно ждали. Небесная Кара, глухо произнося заклинания, вскипятил над костром варево в глиняном горшочке и поставил  остывать. Помощник подбросил в очаг сушеных кореньев. По землянке поплыл дурманящий приторный аромат. Небесная Кара, обращаясь к Праматери, запел песнь о прежней счастливой жизни своего народа много лет назад, затем о том, что с юга напал многочисленный и жестокий враг. Их было много, как камыша в озере, как деревьев в густом лесу. Чтобы спастись  люди бежали, убив   стариков и детей: они не должны попасть в чужие руки или быть обузой в пути.  Пройдя горячие пески и голые степи, племя пришло к этой реке. Чистая вода её была богата рыбой, пойма, заросшая кустарником и высокой травой, густой лес, идущий прерывистой полосой у широкой воды, кишели зверьём. На равнине паслись тучи диких лошадей и сайгаков, а через шесть-семь переходов – горы. На хорошие земли привела своих детей Праматерь, но сейчас лик её мрачен: вновь идут враги, им помогает голод. Скоро он ослабит воинов так, что не поднять и палки, чтобы  отогнать собаку. Голод ломится в сельбище, смерть от копий и стрел врагов ждет тех, кто не успеет умереть от голода. Что делать?! Что делать?! Помоги, Праматерь! Спаси своих детей! И вы, духи-покровители, укажите достойный путь! Может опять, убив дряхлых людей и маленьких детишек, искать другую землю, где сможет гореть очаг племени? Давно пришли они сюда и расселились по берегам реки. Сейчас, чтобы обойти свою территорию, нужен всего один день, а раньше не хватало и трех.

            Шаман окончил песнь, выпил остывшее варево и замер, прислушиваясь к чему-то в себе. Помощник прогрел над очагом бубен и подал Небесной Каре. Шаман встал и медленно, приплясывая и дергаясь, пошел вокруг очага. Бубен в его руках  едва слышен. Огонь в очаге чуть тлеет. Бубен звучит все громче и громче. Бубен гремит. В полутьме страшно сверкают белки глаз шамана и зубы в жутком оскале. В дикой, стремительной пляске скачет шаман. Звенят подвески на его костюме, а сам он, как птица носится по землянке, наконец, испустив душераздирающий крик, валится на землю. В святилище мертвая тишина, все заворожено ждут. В сельбище, как и раньше, не заметно никакого движения.

            Через какое-то время старик начал медленно приходить в себя. Глаза его открылись, и бессмысленный взгляд уперся  в потолок. Пальцы рук судорожно заскребли шкуру, на которую его положили. Постепенно взгляд приобрел осмысленность и твердость, он приподнялся и сел. Пот большими каплями катился по его морщинистому лицу, по серым косицам с амулетами. Все ждут.

            В пору испытаний народ должен быть как сжатый кулак. Собери всех в одно место. Каждый отдельный род не устоит… Нужна большая охота. Вместе… - шаман упал набок и уснул.      

            

          Глава  2. ДУМЫ  СТАРОГО  ВОЖДЯ

            “Если духи будут щедрыми и при Большой охоте пошлют много мяса, его нужно сохранить. Сделать это без соли будет трудно. Она есть, но так просто её не взять. Озерные люди зорко стерегут своё добро и отдадут только в обмен на кремень. Кремень можно добыть выше по течению, в русле реки, но в той стороне все чаще появляются отряды врагов, в боях с которыми гибнут воины. Ссориться с Озерными людьми в такое тяжкое время нельзя. Остается кремень достать и обменять  на соль. Ещё можно сходить до гор за сланцем, но он ценится ниже кремня и годится только на крупные изделия, такие, как топор, и много соли за него не выручить. В кремне и сланце нуждаемся и сами - стычки уносят не только людей, но и оружие.

            Сейчас на счету каждый наконечник копья или стрелы. Камень случится добыть, если  пойдет много воинов, но они не могут тратить времени на охоту, значит, их нужно снабдить пищей. Как всегда выручит река. Но рыбе пришло время метать икру. Её уже нельзя убивать - чтобы продолжить род она теряет осторожность. Придется отменить табу – запрет на её ловлю. Но это можно сделать только  в крайнем случае, и для разрешения нужна человеческая кровь. Кого выберет шаман? Сейчас самое главное, чтобы племя  выжило без повторного бегства, и не потому, что тогда примут смерть старые люди. Вождя  такая участь не коснется. Страшно то, что придется убить и детей – будущее народа. Им умирать труднее: они еще не осознали, что жизнь одного человека – ничто по сравнению с общим благополучием. Сейчас, когда от могучего в прошлом сообщества, осталось меньше половины и большая часть этой половины – дети, бежать нельзя. На новом месте с бессильными пришельцами считаться не будут, мужчины погибнут, женщины продолжат род победителей. К счастью в это тяжкое время Прародительница  как никогда щедра на потомство и почти все оно рождается мужского пола. Будет, кому возродить былую мощь. Но для этого нужно время, а его нет.

            Соль Озерных людей – это не самое главное. Мясо можно нарезать на тонкие полоски и провялить на солнце, как и рыбу, или прокоптить в дыму костров. Важнее заключить  союз. Враг, что угрожает нам, доберется и до них, если уже не добрался. Этого они не могут не понимать. Встреча с их  вождем, который носит имя Большой Челнок, многое может решить. Ещё лучше скрепить союз обменом невест. У Большого Челнока есть дочь, у Высокого Орла – сын. Из всех пятерых сыновей остался живым только он – последняя надежда. Упорный Медведь ещё не дорос до женитьбы - нужно пройти посвящение во взрослые – инициацию, но через два три лета сможет привести женщину, которая станет матерью моих внуков. И если эта женщина будет дочерью вождя Озерных людей, выиграют оба племени. Язык Озерных людей мы понимаем, договориться будет проще. Слишком трудные узлы придется развязывать, идти к Озерным людям нужно мне самому. Но сначала пошлем гонца со знаком доброй воли, иначе на их земли без крови не ступить. Всюду кровь, за все кровь. Итак, надо начинать с Озерных людей. Объединившись с ними, дети Праматери почувствует себя спокойнее. Если союз будет заключен, сам собой решится вопрос о соли, а за камнем будем ходить сообща. Кремень на землях племени, значит он наша собственность. Никто не будет считать себя обделенным.

Кроме того надо вводить на период лова рыбы, подготовки и проведения  совместной Большой охоты полное половое табу – непременное условие их успешности. Иначе могут возникнуть конфликты между членами племени, которые  повлияют на общие результаты и даже способны всё расстроить.

            Как две ноги одного человека несем мы с Небесной Карой тяжелую ношу, иногда спотыкаемся, но делаем все, чтобы жил хозяин – племя. Без него мы - ничто. Недаром говорили старые и мудрые, что жизнь каждого отдельного человека – это плата за жизнь остальных. За это отдали свои молодые жизни и четверо моих сыновей. Ни один из них не умер зря. Все своей смертью принесли пользу своему народу. Жаль, нет от них внуков – утехи старости. Скоро тело и ум  ослабнут, и не сможет Высокий Орел быть тогда примером. Хорошая собака стыдится показать свою дряхлую смерть и уходит подыхать в одиночестве. Мне нужно умереть до того, как наступит бессилие, умереть так, чтобы смерть осталась в памяти сородичей. Упорный Медведь – последняя плоть от моей плоти. Хочется иметь внуков, иначе кровь Великого вождя, кровь не самая худшая, уйдет в небытие. И душа моя будет безутешной, не видя продолжения своей линии жизни, не видя огня очага потомков. Недаром самое страшное проклятие – это пожелание, чтобы навсегда угас очаг недруга. Огонь – это чистота, это святость, это жизнь. Чем больше огней горит у племени, тем оно сильнее и счастливее. И совсем невозможно представить себе, чтобы погас Священный Огонь, который горит днем и ночью в Большой землянке. Это может произойти только с гибелью всего народа, со смертью последнего его сына. Даже зола от сгоревшего огня священна и должна оставаться у жилищ. Под страхом безумия запрещается ходить по золе, страшная кара ждет того, кто плюнет или помочится на огонь» - так думал высокий Орел, сидя в племенном святилище. С ним был Туманное Облако, а старый шаман еще спал. Будить его нельзя, иначе  душа, странствующая где-то далеко, не успеет вернуться в тело, и шаман умрет.

            Плечи Высокого Орла опустились, стан согнулся, голова поникла под грузом дум и забот. Он терпеливо ждал пробуждения своего друга, чтобы наедине обсудить то, что тот высказал в конце камланья, перед тем, как уснуть. Ещё Высокий Орел хотел поверить шаману свои мысли и узнать его мнение.

            Ветер трепал и гнал тучи. Сквозь них то проступал, то опять прятался Глаз Дня, поднявшийся на самый верх Небесной чаши. От этого в отверстие крыши   падали то яркие столбы света, то серо-бледные. В сельбище шла обычная жизнь. Грызлись собаки, кричали маленькие дети, и сквозь этот шум еле слышался плач больного ребенка из землянки Одинокой Утки.

            Часть воинов  после окончания обряда отправились в другие поселения с приказом ввести полное половое табу и собраться в сельбище Большого рода, остальные промышляли зверя, женщины и подростки занимались собирательством. В сельбище остались немощные старики, малые дети и караул из пяти взрослых охотников.

            Небесная Кара, наконец, проснулся. Он перевернулся на спину, потом опять набок, согнул и разогнул ноги, оперся дрожащими руками о шкуры. Высокий Орел поднял голову. Его пронзительные, с красными прожилками глаза уперлись в глаза Небесной Кары. За этот взгляд и свой рост он и получил своё второй имя. Помощник шамана, стерегущий каждое движение своего наставника, помог ему сесть  и поднес горшок с настоем трав. Старик отпил, посидел, опять отпил и отставил горшок в сторону. Столб света на миг осветил изборожденное глубокими морщинами лицо шамана, его широкие скулы, сивые волосы, заплетенные в косицы с амулетами на концах, и померк, посерел. Шаман помолчал и вопросительно посмотрел на Верховного вождя.

          -Через три дня сородичи будут здесь. Перед большой охотой Высокий Орел пойдет к Озерным людям. Нужен союз. Когда соберутся все, проведем лов рыбы: людей нужно чем-то кормить.

-А табу?

Высокий Орел промолчал.

           -Мы сейчас не можем ловить рыбу, не принеся жертвы. Кто отнимает жизнь в период размножения, тот должен заплатить своей кровью, ибо именно рыба избавила нас, согласно преданию, от постоянных кочевий. Так завещали предки, их заветы мы помним и свято чтим.

          -Кем, по-твоему, можно задобрить Матерь вод? Нам дорог каждый человек, и этого не может не знать Матерь вод.

          -Духи Небесной Кары сказали, что она будет довольна и больным сыном Одинокой Утки. Ребенок или уйдет в Страну предков или останется калекой. От его болезни спасенья нет.

  • Кого принесем в жертву, решит Совет племени.

 

Глава 3. СОВЕТ ПЛЕМЕНИ. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ.

         К вечеру третьего дня племя собралось у сельбища Большого рода. Прибыли все, кроме самых немощных. Родовые поселения остались под охраной немногочисленных караульных. Возле Главного сельбища, в пяти местах за оборонительным валом, выросли россыпи лёгких переносных жилищ. Каждое из них представляло собой десяток крепких жердин расставленных по кругу, связанных наверху ремнями и накрытых звериными шкурами. Вверху оставлялось отверстие для выхода дыма очага. Чтобы дождевая вода не проникла  снизу, снаружи - вокруг выкапывалась канавка. И на случай, если будет сильный ветер, шкуры в нескольких местах приваливались камнями или землёй.

            Люди привели много собак. Они жались к жилищам хозяев. Иногда вспыхивали собачьи свалки - это задирались вожаки стаи  Большого рода с вожаками прибывших стай. Драчунов безжалостно избивали палками и разгоняли, потому что несколько животных уже погибло.

            Поздно вечером состоялся Совет племени. На нём были только мужчины, достигшие совершеннолетия и перенесшие инициацию, но в виде исключения допустили Упорного Медведя, как сына вождя, и Туманное Облако, как ученика шамана. Все явились без оружия: не силой копья, а силой ума должны приниматься решения, и того, кто нарушит запрет, изгонят из племени. Чтобы не мешал шум поселения Совет проходил на холме, в двух полетах стрелы от сельбища. Ярко горел костер. Его подкармливали двое молодых воинов. Стояла глубокая тишина, которую нарушали редкие порывы ветра, стихшего к вечеру, и треск погибающего в огне дерева. Иногда костер далеко выбрасывал угольки, которые летели, как звезды в ночи. Совет шёл строго по закону. Сначала Великий вождь ставил вопрос, затем наступало всеобщее молчание. Оно длилось столько, сколько нужно времени, чтобы вскипятить воду в горшке. Затем начинали высказывать своё мнение, но сначала младшие, чтобы авторитет старшего по возрасту и по положению не изменил их мнения. Суетливость и пустая болтовня на Совете считались недостойными мужчины.

            Без проволочек, единодушно решили для заключения союза с Озерными людьми послать к ним делегацию, а после её возвращения провести Большую охоту. Также быстро распределили овдовевших женщин среди мужчин племени, но когда дело дошло до Одинокой Утки, никто не захотел взять её к своему очагу. Она была замужем три раза, и все её мужья погибли. От них она прижила пятерых детей. Это крики ее больного младшего сына разносились над сельбищем. Ходили слухи, что главы семей, в которых она жила, раньше отпущенного каждому срока ушли в Страну предков, чтобы не оставаться с такой женщиной. Зависть её была безмерной. В чужих жилищах и огонь горел веселее и дым из них выходил лучше. Она считала, что её всегда обделяют скудными милостями, которые иногда выпадают на долю племени. Об этом она проела уши всем, и если Одинокая Утка подходила к какой-нибудь товарке, та под любым предлогом старалась уйти, ибо знала, что услышит только стенанья и жалобы. Женщины верили, что у Одинокой Утки дурной глаз и прятали от неё маленьких детей. Ходила она  вперевалку, топая ножищами, и при каждом шаге животик её трясся, как курдюк дикой овцы. При этом она сильно размахивала руками. Охотник, которому предполагалось отдать в жены Одинокую Утку, спросил только: "Вы отправляете меня вслед за её тремя мужьями?". Совет племени этого не хотел, и женщина осталась вдовой.

            Наконец речь зашла о снятии табу с рыбной ловли. И тут мнения разделились. На Совете едва ли не самый большой авторитет имел шаман. Высокий Орел - это Высокий Орел. Его мужество, большое сердце, ум, справедливость привлекали к нему почти всех. Редкие недруги или завистники могли сказать о нем плохо. Поступки Высокого Орла были прямы, как стрелы и ясны всем. Шаман же вызывал страх, ибо загадочность всегда страшит.

            Высокий Орел считал, что снять табу можно, принеся в жертву животное. Сейчас каждый человек - это залог будущего племени. Матерь вод все видит и понимает, потому удовлетворится такой жертвой.

            Шаман был против ломки древних обычаев и предрекал неудачу,  если Матерь вод не отведает человеческой жертвы.

            Раньше племени не приходилось нарушать табу, во всяком случае, на памяти живущих. Суровость условия удерживала от необдуманного решения, да и пищи тогда хватало. Сейчас же ставка была слишком высока, чтобы из-за какой-либо случайности погубить всех. Было решено принести в жертву больного сына Одинокой Утки: раз нельзя без человеческой жертвы пусть эта жертва будет минимальной, тем более, что колдун, он же и знахарь, сказал, что жить ребёнку осталось не более двух дней.

            Высокий Орел не был излишне чувствителен. Для него человеческая жертва была всего лишь человеческой жертвой, тяжелой, но необходимой мерой. И если бы сын Одинокой Утки не болел, Высокий Орел не моргнул бы и глазом. А так он считал, что убивать больного нельзя, но у него не повернулся язык предложить в жертву другого. Та смерть ослабит племя ещё больше. И он высказался за жертвенное животное. Но его слова не приняли - никому не хотелось рисковать общим благополучием. Но всеобщее половое табу на период лова рыбы и проведения Большой охоты признали беспрекословно.

            Ранним утром следующего дня Небесная Кара торжественно шёл к жилищу Одинокой Утки. Его сопровождал помощник. Шаман был, как и при камланье, в кожаном облаченье, костюм  расшит бусинами из тонких трубчатых птичьих костей, кольцеобразно распиленных. На шее болталось ожерелье из медвежьих и волчьих клыков, волшебные амулеты вплетены в сивые, редкие косицы. На правом боку висит замшевая сумка с  куском железного колчедана, кремнем и трутом. Согласно преданию, когда-то давным-давно, с их помощью были разожжены Священный огонь племени и все родовые огни. Огонь каждого нового жилища должен родиться из этого Святого источника, иначе он не может считаться принадлежащим племени. Сумка перешла к Небесной Каре от его предшественника, тому от другого и передавалась преемникам по наследству вместе с бубном и амулетами - символами шаманской власти и хранителя огня. Замшевая сумка всегда находилась в Большой землянке и охранялась наравне с каменной статуэткой - Праматерью племени, но сегодня по особо важному случаю, шаман одел её на себя. Сумка и статуэтка не могут быть вынесены за пределы поселения без разрешения Совета и большой охраны. Сообщество не может попусту рисковать своими святынями, и тот, кто окажется виновным в их утере, умрёт  лютой смертью. Но что смерть, если племя лишится своего имени?! Праматерь  пока ещё не дает погаснуть Священному огню, но с каждым годом делать это ей все трудней.

            Шаман шел за больным ребенком, чтобы принести его в жертву Матери вод. Женщины толпились у землянки Одинокой Утки. Большинство из них имели своих детей и понимали  ужас неизбежного, и, как могли, успокаивали товарку, которая, брызгая слюной, осыпала проклятиями Большой род - она была из другого рода племени, - говоря, что он виноват в её нескончаемых бедах. В другое время за такие оскорбления можно было  лишиться жизни, но сейчас  понимали ее состояние и прощали глупые слова.

            Шаман зашёл в жилище и взял малыша, одетого для дальней дороги и готового перейти в иной мир. Прижав дитя к груди, старик  торжественно направился к берегу реки. Там находился  деревянный плот, на который он и ступил вместе с Туманным Облаком. Гребцы оттолкнулись от берега, и они медленно поплыли к Большому омуту. Достигнув его, воины задержали плот на одном месте. Все затаили дыхание. Небесная Кара на миг приложил ко лбу ребенка замшевую сумку, чтобы он помнил, откуда он родом, поднял жертву над головой и голос его, обращенный к Матери вод понесся над рекой. Он прочел заклинание, трижды поклонился и выпустил тельце из рук. Всплеск, и ребёнок ушёл под воду. Это было добрым знаком. Все вздохнули с огромным облегчением - Матерь вод приняла жертву. И никто не заметил, что шаман засунул тяжелый камень в одежды несчастного.

 

          Глава 4. ЛОВ РЫБЫ.  ТАЙНА МУТНОЙ ВОДЫ.

          К лову рыбы было все готово. Реку на мелководье в двух местах перегородили человеческие тела. Людские цепи начинались с  двух сторон устья заливчика, а другими расширенными концами, упирались  в противоположный берег. В руках у каждого были палка и острога. Группа охотников средних лет держала наготове растянутую лыковую сеть. На берегу лежали груды кожаных мешков и корзин.

            Высокий Орел, Небесная Кара и еще несколько родовых вождей стояли на берегу, готовясь подать знак к началу совместных действий. Наконец Верховный вождь поднял правую руку вверх и резко опустил ее к бедру. Сотни палок разом ударили по воде, подняв фонтаны брызг. Река возле людей словно вскипела. Палки равномерно поднимались и  резко опускались на воду. Дальние  концы цепей начали медленно сходиться. Удары палок не прекращались ни на мгновенье и слились в сплошной шум. Двигаясь вперед, цепь уплотнялась, и сквозь нее не смогла бы порваться даже мелкая рыбешка. Вскоре дальние концы цепей соединились, сдвоились и стали медленно, словно стягиваемая петля, приближаться  к горловине заливчика. Люди, стоявшие с двух сторон горловины, не двигались и только громко стучали палками о воду.  Когда цепь, теперь уже тройная, подошла к устью, группа охотников огородила залив вместе с людьми лыковой сетью. Остроги и гарпуны пошли в ход. Пойманную рыбу сквозь жаберные щели по нескольку штук нанизывали на длинные сыромятные ремни и тащили на берег. Там женщины кремневыми ножами вспарывали брюхо и вываливали икру в глиняные горшки, внутренности выкидывали вон, рыбу бросали в корзины. Собаки шныряли среди людей, сначала грызлись между собой, но потом, наевшись, нехотя отходили прочь. Чтобы не вывалять рыбу в песке  вместо разделочных столов использовались шкуры. Вскоре все корзины, мешки, глиняные горшки были заполнены, песок на берегу стал красным от крови, но рыбы в заливчике было еще много. Вожди и старейшины определили, что пищи хватит племени на одну полную луну. Сеть, перегораживающая залив, была снята и оставшаяся рыба выпущена в реку. Завет предков был исполнен. Он гласил, что нельзя убивать больше, чем тебе нужно, чтобы не умереть с голоду.

            Чуть в стороне от сельбища, на ветру, вкопали высокие столбы и между ними натянули ремни. На них повесили провялить пойманную добычу.

            Соли не было, поэтому икру и рыбу посыпали  белым налетом, который соскоблили с солончаков.

            На каждого человека старейшинами был роздан трехдневный запас пищи: такое важное дело нельзя поручать молодежи или женщинам. Против них всегда найдется тот, кто скажет слово недовольства, которое разобьет общее единство, как камень горшок. А потом его склеивай, не склеивай, а трещина, все-таки, останется.

            Впервые после многих дней полуголодной жизни люди смогли наесться досыта. Во всех домах весело запылали очаги. Рыбу варили,  обжаривали ломтики на открытом огне, запекали в глине, ели даже сырой. Тут же, возле очагов, отяжелев и опьянев от обильной пищи, засыпали. Упорный Медведь не мог, как другие соплеменники насыщаться как бы про запас. Быстро покончив с едой, он прошёл по всему сельбищу, побывал и среди жилищ прибывших. Всюду были улыбки, радостью светились глаза женщин: их дети наконец-то сыты и будут сыты еще много дней.

            Возле провяливаемой рыбы стоял караульный. Ему нечего делать, отгонять некого, но порядок есть порядок.

            Единственным из всего племени человеком, который остался недоволен, была Одинокая Утка. За короткое время почти все узнали, что ей дали худую долю, а она и ее теперь уже четверо детей, нуждаются в доле особой, ибо это ее сыном заплатило племя Матери вод за богатый улов.

Она носила полученную корзину с рыбой, из дома в дом, чтобы показать всем, как ее обделили, а  дети в это время сидели голодными.

            Вечерело. С реки тянуло сыростью, запахом камыша и тины. Лягушачьи трели в тот вечер, казалось, были особыми, не такими как всегда, более радостными что ли. Упорный Медведь спустился с мыса к реке и пошел вдоль берега. В мыслях он был у Озерных людей. На рассвете они  с отцом и маленьким отрядом пойдут к ним, чтобы заключить союз. Ему прочат в жены дочь вождя Озерных людей - Большого Челнока. Может быть, она и добрая и красивая, но к ней  душа не лежит, а больше по нраву другая, веселая и улыбчивая девчонка из их племени, Утренняя Звездочка, которая унесла с собой сердце Упорного Медведя. Но об этом отцу не скажешь.

             Что ж, Упорный Медведь, если это нужно, женится на дочери вождя Озерных людей, как только пройдет посвящение в воины.

            На потемневшей Небесной чаше проступили звезды. Мелкая зыбь на поверхности реки играла трепетными бликами, луна протянула по воде яркий след прямо к человеку. Было что-то чарующее в этой ночной реке, в блеске воды, в шелесте камыша, песнях лягушек, что Упорный Медведь остановился, а потом и сел под обрывистым берегом и сидел долго. Вдруг сверху над ним кто-то прошел со стороны сельбища. Человек явно не хотел, чтобы его заметили или услышали, но по походке Упорный Медведь сразу признал Мутную Воду – отчима помощника шамана. Калека, пришлепывая правой ногой, направился к Каменистым откосам. Он часто озирался, замирал на одном месте и вслушивался в ночные звуки, поворачивая голову из стороны в сторону. Такое поведение настораживало, тем более, что Мутная Вода нес кожаный мешок чем – то наполовину набитый. Юноша невольно начал его выслеживать. Он прошёл за Мутной Водой два – три полета стрелы. Возле Каменистых откосов сородич остановился, долго вертел головой, потом подошёл к обрыву и начал осторожно откладывать в сторону камни. Зачернела дыра. Мутная Вода задом залез в отверстие и затащил мешок. Упорный Медведь затаился в камышах. 

            Прошло порядочно времени, пока Мутная Вода вылез из пещеры. Он прислушался и стал закрывать отверстие камнями. Окончив, еще раз огляделся и пошел к сельбищу. Упорный Медведь немного подождал и открыл вход в пещеру. Она была небольшая, в два человеческих роста в длину и  один в ширину.

            В пещере, почти на ощупь, - настолько там было темно – он нашел  несколько горшков со свежепосоленной рыбой и высохшим, крепко соленым мясом. Упорный Медведь знал, что соли нет во всем племени, почти пять лун.

            Рука юноши сама собой вынула кусочек мяса и сунула в рот. Совсем небольшой кусочек.… Но какое блаженство он принес! Рот сразу же наполнился соленой влагой. Он подержал пищу во рту и с наслаждением проглотил.  Отдельно спрятанный горшок с солью, он  отыскал и только хотел вынести из тайного укрытия, как послышались шаги.

             У входа стоял Мутная Вода.         

 

            Глава 5. ПЛЕМЯ НАКАЗЫВАЕТ.

            У входа стоял Мутная Вода. Рядом с ним лежала поклажа, в правой руке чернела дубинка.

            « Он уходил за второй ношей. Надо было подождать подольше» -  с досадой подумал Упорный Медведь. 

             Мутная Вода нагнулся, поднял камень, запустил во мрак и прислушался. Упорный Медведь не издал ни звука, хотя камень, отскочив от стены, больно ударил по ноге.

            -Выходи, - сказал Мутная Вода. – Выходи, иначе забью камнями! - Но кидать камни больше не стал, – опасался за целость горшков.

             Видя, что его угроза не подействовала, Мутная Вода начал заползать в пещеру. Упорный Медведь сунул кусок сушеного мяса за пазуху, крепко сжал в кулаке комок соли и отступил в самый темный угол.

             Мутная Вода влез в пещеру и вскочил на ноги, но ничего не видя, начал осторожно продвигаться вперед, размахивая дубиной.

              Когда Мутная Вода достаточно отошел от входа, юноша, рванувшись, ударил его головой в живот и, перекатившись через упавшее тело, выскочил наружу. Но противник успел схватить за край куртки и оторвал капюшон. Его подвела больная нога, иначе нежданный гость был бы пойман.

           Поняв, что ему не догнать беглеца, в котором по обрывку одежды он признал сына вождя, Мутная Вода стал лихорадочно выносить горшки.

           Упорный Медведь взобрался на крутой берег Белой Воды и свистом подал сигнал тревоги. Подоспели караульные. Они вытащили из пещеры четыре горшка: один с сушеным мясом, два со свежепосоленной рыбой и один пустой.  Мутная Вода успел вынести и спрятать горшок с солью, но его нашли охотники.

          Высокий Орел спал, когда ему сообщили о происшествии. С несколькими воинами он пришел к пещере, бросил в рот крупинку соли и тут же выплюнул.

            К удивлению, Мутная Вода храбрился. Он вынул из глиняной посудины кусок мяса, и стал смачно жевать. Упорный Медведь не выдержал и выбил у него  пищу из рук. 

            Собрались все, даже маленькие дети. Высокий Орел, Небесная Кара, родовые вожди и старейшины сидели, остальные столпились справа, слева и сзади их. Перед всем народом одиноко стоял Мутная Вода. Он еще харахорился.

 -Ты украл у нас частицу жизни, - сказал Высокий Орел. – За это будешь изгнан.

          -Не забывайте, что это Мутная Вода спас всех вас! – высокомерно произнес виновный.

Он напоминал, что когда–то предупредил о нашествии врагов и за это время соплеменники успели приготовиться к битве. Все оторопели. Хвалиться услугой, оказанной своим сородичам, мужчина не может. Первым опомнился Высокий Орел:

           -Племя – твой отец. Ты отвел беду от того, кто дал тебе жизнь, и это ставишь в заслугу? Ты не достоин, быть сыном. Иди, мы отказываемся от тебя!

Никто не ждал, что Мутная Вода упадет на колени и станет стучать руками о землю, но он сделал это, что было верхом отчаяния и мольбы. Его поза взывала о пощаде. Виновного простили, но до возвращения посланцев к Озерным людям Мутная Вода был привязан к позорному столбу. На шею ему подвесили кусок мяса и кусок рыбы из его же запасов.

Никто не должен подходить к отверженному, или разговаривать с ним, иначе сам займет его место. Пить давали караульные.          

 

         Глава 6. НА ПУТИ К ОЗЕРНЫМ ЛЮДЯМ.

            То, что Мутная Вода был пойман за немыслимым делом-сокрытием пищи, - задержало на день поход к Озёрным людям, но гонец  к ним ушел вовремя. Это предупреждало недоразумения, но на всякий случай один из воинов-охотников нес на острие копья хвост дикой лошади - знак мирных намерений. Посланцев  провожали шаман с помощником под охраной двух воинов.

Степь на глазах выгорала, трава никла, великая сушь носилась в воздухе - предвестница ежегодных пыльных бурь, которые раз начавшись, не прекращались подолгу. Тогда и зверье и птица уходили на север, а вслед за ними шли чужие люди. Ковыль выбросил свои, пока еще зелёные метелки. Очень скоро они станут блестящими и волнистыми, как, Большая Вода. Вода, наверное, уходит в ковыль.

Дети Великой Праматери давным-давно, как об этом говорят  предания, не имели своих постоянных поселений, и в скитаниях добывали пищу. Но путь их был труден. Другие люди тоже искали еду. Война стала обычным делом, и часто близкая пища не доставалась никому, ибо некому уже было вкусить ее. Тогда жили, не заглядывая вперёд, жили одним днём: никто не мог знать, что с ним будет завтра.

Еще легенды говорят, что человек бродил бы до сих пор, если бы не помощь Матери вод. Поэтому рыба так почитается и неурочная ловля её запрещена: ведь нельзя ломать сук, на котором сидишь сам. Кровью охраняется  жизнь всего сущего, кровью охраняется будущая жизнь…

Сейчас будто вернулись те времена, что запечатлены в древних сказах, и людей в племени, как и тогда, осталось так мало, что некоторые роды исчезли, слившись с другими, некому стало защищать огни клановых очагов. Война берет себе пищу живой и делает её мёртвой. Что с того, что племя не кочует? Зато приходится защищать жилища, а это дробит силы: и охотиться и охранять.

Как только Глаз Дня перевалил зенит, остановились на большой привал. Здесь же должны и  заночевать, чтобы в последний раз обсудить всё, что связано с походом к Озерным людям. Для Великого вождя и шамана поставили шалаш. Упорный Медведь и Туманное Облако наравне со всеми будут спать под открытым небом. Негоже будущему охотнику и воину нежить свою плоть, негоже будущему шаману так рано получать поблажки. Если человек хочет крепко стоять на своих ногах, он должен стоять на них. Никто за него этого делать не будет.

Два друга разожгли  отдельно от всех маленький костёр, поели и загасили огонь. Ночью свет его будет привлекать двуногих врагов, а четвероногих хищников они не опасались.

-Ты, почему меня не позвал с собой, тогда? - спросил Туманное Облако.

-Упорный Медведь не думал выслеживать Мутную Воду. Все получилось случайно.

-Он мог убить.

-Неужели он пролил бы кровь сородича? Убить Упорного Медведя или любого другого - это поднять руку на все племя.

-Он сможет. Туманное Облако это чувствует.

-Пусть все плохое уйдет с ним. Отец как-то говорил, что Мутная Вода получил жизнь от человека достойного, но ничего хорошего от него не взял. Пусть и дети его ничего плохого от Мутной Воды не возьмут. Ты мне вот что скажи. Упорный Медведь родился от своего отца, его отец - от своего, и так далее, и так далее. Мне кажется, что стоят в одном долгом ряду, начала которого не видно, мужчины и женщины. Все стоят вплотную, а в конце я, пока еще без женщины. Все они мои предки и кровь их во мне. Но кто он, первый, давший жизнь остальным? Кто он был, какой он был? Ты общаешься с духами, может, ты знаешь? Мы чтим нашу Прародительницу, нашу мать. А от кого она сама получила жизнь? Я, может, говорю непонятно? Что-то у меня мысли путаются в голове. Скоро проходить инициацию и тогда Упорный Медведь усвоит высшую мудрость и сможет ответить на эти вопросы. Но это будет ответ по подсказкам, а я хочу дойти до истины сам.

            Как бы тихо они не говорили, степь требует абсолютной тишины, иначе можно проворонить врага. На друзей зашикали и заставили замолчать.

Утром, чуть забрезжил жидкий рассвет, лагерь был уже на ногах. Наскоро поев, тронулись в путь: Высокий Орел с воинами - к Озерным людям, шаман, Туманное Облако и два сопровождающих – домой, в Главное сельбище.

Высокий Орел выслал вперед двух человек, основное ядро было в середине, а сзади отряд прикрывало еще два человека. Двигались быстро. Надо было дойти до поселения Озерных людей как можно скорее. Но как отряд ни спешил, Высокий Орел все же находил время рассказывать сыну о землях, через которые они проходили.

-Смотри, вот это маленькое, давно высохшее озерцо носит название «Отнявшее жизнь». Когда-то в нем сумел утонуть неосторожный человек. Бедолагу  никто уже и не помнит, а название осталось.

               -А в-о-о-н, вдали, видишь три дерева? Это место называется “Обида родов”. Давным-давно из-за него повздорили два наших клана, и место было проклято. Сейчас оно не принадлежит никому, никто там охотиться и селиться не будет. Не вздумай и ты, когда станешь вождем нарушить табу.

              А этот большой холм, поросший кустарником, с одиноким деревом на самой вершине называется “Макушка страха”. Холм стоит на границе земель племени. Там есть тайная пещера, но найти ее нелегко. Искать надо в яме рядом с деревом. Яма заросла колючим кустарником и без особой нужды в неё не полезешь. В пещере можно укрыться от врагов. А вот по этому высохшему руслу когда-то текла река. Она брала начало в болотах возле земель Озерных людей и впадала в нашу Белую воду. По руслу мы и пойдем к Озерным людям. На пути встретится много мелких стариц, некоторые из них пресные. Будет где отдохнуть и напиться, а при нужде и затаиться в камышах, - говорил Высокий Орел. Не забывал он и о безопасности отряда.

-Вы двое идите над берегом с левой стороны, вы двое – с правой, а остальным следовать в том же порядке. Мы на чужих землях, помните о бдительности.

    Четыре человека попарно отделились от отряда, и ушли в разные стороны. Привалов не делали весь день, и только перед закатом остановились на ночлег возле озерца с пресной водой и густой тростниковой порослью. Как и в прошлый раз поднялись с рассветом и продолжили путь. Где-то в середине дня один из охотников идущих слева бросился к отряду, а его напарник залег среди кустиков редкой травы.

               Вестник сказал, что замечены какие-то люди, числом вдвое меньше их и,  что это, скорее всего,  группа из вражеского племени.

Великий вождь дважды подал знак тревожным криком утки. Все быстро собрались возле него. Оставшийся дозорный ужом полз к отряду и, когда спустился в русло, побежал.

-Они близко, - сообщил он.

-Мы никогда не хотели войны, - сказал Высокий Орел. И сейчас ввязываться в драку не будем. У нас другая цель. Попробую поговорить с ними.

Он снял с себя оружие и выступил вперед. Враги показались над берегом. Увидев противника, они оторопели только на один миг. В следующее мгновение стрелы, положенные на тетивы луков, уже смотрели в их сторону.

Высокий Орел поднял вверх правую руку с открытой ладонью и покачал из стороны в сторону. Своих воинов он предупредил, чтобы никто не брался за оружие, во всяком случае, явно.

Чужие люди нерешительно затоптались на месте. Высокий Орел  выступил вперед, показывая знаками, что он в одиночку направляется к ним. Но вражеский отряд, пятясь, скрылся за склоном. Воин, посланный на разведку, сообщил, что чужаки быстро удаляются. Не имело смысла гнаться за ними, чтобы сказать о  своих мирных намерениях.         

                  

            Глава 7. СВАЙНОЕ ПОСЕЛЕНИЕ.

            Через три дня путники достигли поселения Озерных людей. Оно стояло в воде, примерно в пяти – шести полетах стрелы от берега сильно обмелевшего озера, на вбитых правильными рядами сваях, на которые был положен настил из жердей. Стены жилищ были сплетены из ветвей и обмазаны илом вперемешку с торфом, крыши сделаны из камыша и осоки.

            Вождь Озерных людей, Большой Челнок, и с ним несколько старейшин встречали гостей на берегу. Воин, посланный раньше, чтобы предупредить о приходе людей из племени Праматери, был здесь же. Возле встречающих щетинились крупные собаки.

            У Большого Челнока на удивление была огненно-рыжая борода и черные-черные, почти лиловые, молодые глаза. Они внимательно и доброжелательно смотрели на гостей.

            Вожди с протянутыми для рукопожатия руками пошли  друг к другу,  обнялись и потерлись носами.  После окончания ритуала встречи,  расселись по лодкам, которые были выдолблены из цельного ствола дерева, и каждая вмещала четырех взрослых мужчин. Собаки остались на берегу.

            Сначала лодки долго тащили по поросшему камышом мелководью,  проваливаясь в ил и торф. Упорному Медведю показалось, что  шли они не  самым удобным путем: левее был почти свободный от растительности проход, но хозяева, петляли по одной им известной тропе, и только через несколько полетов стрелы вышли на открытую воду, где в разных местах покачивалось около десятка  катамаранов с деревянными поплавками - противовесами и несколько плотов. С них  ловили рыбу.

            Двери всех жилищ выходили на середину свайного поселения, наружные стены, обращенные к озеру, были глухими, с маленькими окошками-бойницами. Лодки проплыли под настилом и остановились. Сверху опустили веревочную лестницу с деревянными поперечными планками. По ней через люк прибывшие поднялись наверх и оказались на большой площадке в центре деревни. У хижины вождя были постелены камышовые циновки и шкуры. На них сели Высокий Орел и Большой Челнок, а справа и слева – остальные. Подали угощение. Упорный Медведь с удивлением заметил, что глиняный горшочек с рыбным отваром, который поставили перед ним, сделан совсем по-иному, чем в их племени. У них горшки были цельными, а здесь же имели ясно заметные параллельные швы, и орнамент был совсем другим.

         Упорный Медведь поразился тому, что почти все оружие Озерных людей сделано из кости: наконечники копий, дротиков, стрел. Даже ножи были костяными, но имели по лезвию вкладыши из кремневых отщепов, которые вставлялись в выточенные пазы. Камень был плохим, валунным, пестрым, в мелких трещинах. Озерные люди носили почти такие же украшения, как и в их племени, но здесь преобладали костяные подвески, овальные пластинки с дырочкой у края, и было меньше ожерелий из клыков зверей. Бусы, как и у них, делались из птичьих трубчатых костей кольцевыми перепилами, и из створок раковин.

            Язык Озерных людей был похож на язык его народа, только слова произносились мягче, и было больше шипящих окончаний, но друг – друга можно было понимать вполне сносно.

            В конце обеда, который почти целиком состоял из рыбных блюд, подали жаренные лесные орешки, очищенные от скорлупы.

            Женщины и дети Озерных людей пока из хижин не показывались и за обедом прислуживали только мужчины. Двери жилищ были завешены камышовыми циновками, которые иногда несмело отодвигались в сторону и в щели выглядывали любопытные детские глазенки. Тут же слышались окрики, а то и шлепки, глаза исчезали, чтобы через какое-то время появиться вновь.

             -  Гостям нужно отдохнуть. Мой дом ждет их, - сказал Большой Челнок.

             Огонь – основа жизни, – горел в хижине на толстом слое глины с песком и гравием. В стороне от входной двери светлел прямоугольником люк. Через него, сбросив лестницу можно спуститься вниз, прямо в лодку,  привязанную к свае. Настил, на котором стояли дома, был двойным, на первый слой уложен второй и все это стянуто кожаными ремнями и лыковыми веревками. Комната двумя дверями в противоположных стенах соединялась с соседними жилищами, чтобы люди могли пройти в них, не выходя на общую площадку. Это давало преимущество на случай нападения врагов. Два угла в помещении огораживали циновки.

            Путь был нелегким, гости очень устали, к тому же обычай не позволял сразу начинать разговор о деле. Поэтому Высокий Орел разрешил своим спутникам отдыхать, а сам, привалившись к стене хижины, задремал. Он проснулся от боли в затекшей шее. Вечерело. Через бойницу проникали последние лучи заходящего Глаза Дня. Высокий Орел встал и осторожно, чтобы не разбудить остальных, подошел к оконцу. Огромный красный зрачок  Глаза Дня наполовину скрылся за краем земли. Дувший днем сильный ветер стих, но на озере гуляли большие волны. За спиной раздался шорох.

Высокий Орел обернулся. В хижину входила девочка очень похожая на Большого Челнока. « Его дочь» - догадался вождь. Она несла в каждой руке по глиняному светильнику, поставила их на возвышение очага и вышла, не сказав ни слова. Но ее черные глаза с не прошедшим детским любопытством смотрели на гостей. От скрипа, спавшие проснулись, и Упорный Медведь успел увидеть дочь вождя Озерных людей. Когда она выходила, луч света на миг коснулся ее волос, которые вспыхнули красным огнем. Упорный Медведь от неожиданности вздрогнул. Ему явственно показалось, что огонь настоящий.

   Большой Челнок и трое старейшин вошли в комнату.

             - Покойным ли был ваш отдых? Не побеспокоил ли кто гостей? -  спросил Большой Челнок.

 -  Все было хорошо, - ответил Высокий Орел.

           Принесли ужин. Он состоял из похлебки, остро пахнущей елью, и отварной рыбы. В маленькие горшочки каждому, кроме Упорного Медведя, налили  веселящий напиток. Перед ним же поставили горшочек с водой.

            Большой Челнок показал пример, первым начав, есть. Изредка он прихлебывал из горшочка. Принялись за еду и гости, но ни один из них не притронулся к питью. Все они кроме Упорного Медведя, уже один раз пробовали его. Это было в период прохождения инициации. Дважды в мужчины не посвящают, выпить во второй раз, значит, лишиться мужской чести. Большой Челнок как бы, между прочим, заметил, что и сами они не могут, когда захотят, употреблять дурманящую жидкость.  Кто будет уличен в этом, тот лишается права защиты и каждый может убить его, ибо привычка к опьянению отнимает у человека разум и полагаться на такого человека нельзя ни в чем. Он всегда может подвести племя.

                После еды перешли к делу. Чтобы помочь гостям, начал как полагается разговор вождь Озерных людей:

- Наши уши открыты.  Мы слушаем тебя, глава гостей.

     -По пояскам на сваях, что держат это поселение, Высокий Орел заметил, что великая сушь и вас не обошла стороной. Запутанные тропинки лодок, что привезли нас, показали, что и враги знают сюда дорогу, Наши народы братья. Если в дом приходит враг, брат спешит на помощь, иначе братья умрут. Наш союз нужен обоим народам: каждый имеет то, чего нет у другого. Как только мой сын станет мужчиной, буду считать себя счастливым, послав к вождю Озерных людей сватов, чтобы породниться. Одного даже самого сильного мужчину, свалят несколько подростков, но если мужчин будет двое. . .   Высокий Орел все сказал.

 - Через три дня вы услышите ответ. А пока отдыхайте. Вам покажут наши озера, наши земли.

            На следующее утро, после завтрака, гостей усадили в лодки и повезли на берег. Невдалеке от поселения, в половине полета стрелы, стояло три помоста. На них, на толстом слое глины с песком, были навалены кучи хвороста, камыша и осоки. Прибывшие сразу поняли, что это сигнальные костры. Сами они при нужде разжигали такие же, чтобы сообщить о нашествии врагов или приходе стад животных, общем сборе для битвы или охоты. В зависимости от количества костров, их расположения, промежутка времени между разжиганием различались и сообщения.

            Долбленые лодки Озерных людей за короткое время превращались в катамараны с помощью поплавка – бревна с двумя поперечными жердинами. От этого плавучие средства приобретали устойчивость и не переворачивались при рыбной ловле или сильной буре. Если же устойчивости не требовалось, а нужно было проскользнуть между сваями, поплавок снимался и укладывался на дно, или же придвигался вплотную к борту. В каждой лодке имелись костяной гарпун, костяные крючки для рыбной ловли на тонких из сухожилий лесках. Тут же лежали точильные камни из песчаника.

            Опять, проделав среди камыша замысловатый путь, пристали к берегу.  Возле крутого обрыва дымились костры для обжига изделий из глины. Рядом группа женщин лепила горшки. Упорного Медведя это так заинтересовало, что он, забыв о необходимой в чужом доме осторожности, направился к ним и чуть не поплатился. На него сразу кинулись собаки, шнырявшие по берегу. Все оружие гостей, кроме кремневых кинжалов, осталось в поселении, отбиваться было нечем, но окрик остановил  псов.

-Наши сторожа. Они первыми встречают чужаков и подают весть. За это мы их кормим, - пояснили хозяева. – Иди, гость, теперь они не тронут.

            Упорный Медведь сел на штабель еловых бревен невдалеке от женщин и стал наблюдать за  работой женщин. В его племени на болванки из мха, обтянутые кожей, ровным слоем наносили хорошо размятую глину, оставляя будущее горлышко горшка. При этом  пользовались деревянными лопаточками, которыми выправляли неровности. Как только заготовка подсыхала, набивка из горшочка вынималась, и внутренние шероховатости заглаживались. Изделия племени Праматери не имели швов. Здесь же, у Озерных людей, сначала формировалось дно, а потом к нему присоединялись глиняные кольца, толщиной равной стенке горшка. Чтобы сделать плавный переход от дна к стенке и повысить надежность соединения вовнутрь, на самое дно, вставлялся еще один валик и разглаживался большим пальцем. Надставляемые сверху кольца присоединялись к предыдущему легким нажимом, пазы с внутренней и внешней стороны заравнивались. Кроме песка и травы добавляли в глину толченую кость. Когда горшки станут обжигать, кость прокалит стенки и придаст звонкую крепость. Упорный Медведь знал, что любая глина не годится, да и подходящая не сразу приобретает нужные качества. Сначала ее нужно долго выдерживать в отвалах, в темных сырых местах. А качество сушки зависит от ее продолжительности и формы нижней части сосуда.

            Если у горшка заостренное или округлое дно, и если его держали  в тени на протяжении пяти или шести дней, то и качество такого изделия будет хорошим. Пользуясь ленточным способом можно было лепить горшки крупные и сложной формы.

            Упорный Медведь сразу оценил преимущество такой технологии.

             Бревна, на которых сидел подросток, были заострены с одного конца. Узкие, длинные затесы с желобком сказали Упорному Медведю, что работали теслом – топором с поперечным желобчатым лезвием, и что это – сваи, приготовленные для забивки в дно озера. Но ему было непонятно, как можно на воде забить такой огромный кол. Спросить об этом он постеснялся: негоже мужчине выказывать слишком большое любопытство.

            Другая группа женщин ворошила тонкий слой еловых шишек, рассыпанных на большой ровной площадке. Их сушили, чтобы выбрать семена и размолоть в муку, из которой можно сварить вкусную, пахнущую лесом похлебку, или сделать приправу к рыбе. Мука из еловых семян помогает и тем, кто мается животом.

     Рядом с женщинами играли дети. Они при виде чужаков начали дичиться и жаться к матерям. Упорный Медведь с удивлением, смешанным со страхом заметил в руках у некоторых из них фигурки, сделанные из дерева или глины, и одетых как мужчина или женщина. В племени Упорного Медведя почитали в лице статуэтки женщины Прародительницу племени и игры с куклами были  запрещены. Здесь же с фигурками обращались очень вольно.

   Озерные люди вдруг забеспокоились, засобирались и стали посматривать в сторону дальних холмов. Из-за них поднимались два столба дыма. Вначале едва видимые, они окрепли и, как черные персты уперлись в небесную чашу.

- Прошу гостей сесть в лодки. Нам нужно срочно быть дома, - сказал старший из сопровождающих.

            Как отбившиеся утята к матери утке, к поселению со всех сторон неслись лодки и, достигнув его, через короткое время спешили к кострам тревоги, набитые вооруженными людьми. Возглавил их Большой Челнок. В деревне  шли быстрые приготовления. Все люки, кроме центрального, запирались на крепкие засовы. Из склада оружие разносилось по всем хижинам, в большинстве дальнобойные луки и боевые стрелы. На помосте зажегся один дымный костер – знак того,  что помощь послана. Такие же одиночные костры обозначились вокруг озера еще в трех местах. « У Озерных людей всего пять поселений» - отметил про себя Великий Орел.

            Все делалось без суеты, беготни и  паники: видно не раз приходилось отражать врага, и каждый знал свои обязанности. В большие горшки, про запас, прямо из озера заливалась вода. Детей собрали на центральной площадке и заперли с несколькими девочками постарше в помещение с двойными стенами и прочной  кровлей.   Эта комната  была хранилищем черепов поверженных врагов. Души их теперь помогают своим бывшим недругам.

            Гостей племени накормить не забыли. На этот раз им прислуживала дочь Большого Челнока – Красная Искорка. Она вот уже год как осталась без матери, которая погибла в стычке.  Девочка очень старалась услужить, и, прежде чем сделать что–то, вопросительно смотрела на Высокого Орла, старательно избегая взгляда Упорного Медведя. Высокий Орел едва заметно кивал ей. Он понимал, что Красная Искорка, не зная обычаев  пришельцев, боится нечаянно оскорбить их, обидеть чем–либо. Высокому Орлу понравилась ее чуткость.     « Будет хорошей опорой мужу» - подумал он о Красной Искорке.

 

       Глава 8. ПОХОРОНЫ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ СОЮЗА ПЛЕМЕН.

             Уже вечерело, когда с отрядом вернулся Большой Челнок. С собой они привезли двух убитых сородичей и пленённого врага.

            Покойников положили на центральной площадке, связанного по рукам и ногам пленника заперли в крепкой хижине, выпустив из нее детей.

            К удивлению гостей мёртвых встречали молча, не было, как у них, женского воя и криков, песенных причитаний - плачей.

            Во всех помещениях и на площадке ярко запылали костры, дверные циновки были подняты, и почти все жители столпились в центре поселения. Упорный Медведь отметил, что их было около ста человек, в большинстве своём женщины и дети. Носить оружие могли не больше двадцати мужчин. Седобородых было всего двое и один из них - шаман Озёрных людей, который  прибыл с Большим Челноком. Шаман сразу направился к гостям со словами привета:

             - Здравия тебе Великий вождь и остальным людям племени Праматери. Не думал, что встретим вас, принимая смерть из рук врага. Он напал на  Кривое озеро и захватил лодки на берегу, но пока добрался до хижин, несколько лодок перевернулось, около десятка его воинов были ранены или убиты отравленными стрелами, настороженными в камышах. Мы подали знак кострами и отбивались в хижинах. Плохо то, что не все успели вернуться домой и прятались от врага, дробя силы. И сейчас пятнадцать наших сынов ушли в лучший мир. Завтра похороны, а послезавтра ты услышишь ответ, и, думаю, он устроит и вас и нас. А сейчас прошу не выходить из хижины вождя. Последний обряд не может смотреть чужак, но на похоронах можете быть.

            Гостей провели в дом Большого Челнока, опустили дверные циновки, принесли ужин и оставили одних.

            Рано утром несколько лодок с людьми отправились на берег и возвратились с берестой и тонкими палочками. Покойники, обряженные в мешковидную одежду из грубой ткани, и сложенные как бы втрое, уже лежали на помосте. Колени и кисти рук их были притянуты к подбородку, а ноги прижаты к телу. Чтобы придать такую форму, мертвецам подрезали сухожилия.

            Упорный Медведь впервые видел, чтобы человек носил  одеяние, сплетённое из толстых, рыжих цветом волокон. Здесь всё было другим. Кинжалы и ножи в их племени делались из камня цельными, а у Озёрных людей нож - кусок дерева или кости, а по лезвию острые пластинки. Великая нужда заставила приспособиться, и вместо настоящего кремневого ножа пользоваться его заменой. Вставляй только по мере износа новые вкладыши, и нож будет как новый. Даже копья Озёрных людей имели костяные наконечники. На некоторые из них  была приклеена кремневая крошка. Упорный Медведь сразу понял, что копья эти боевые - чтобы убить зверя, его мучить не надо.

            Озёрные люди обмотали каждого мертвого сородича тройным слоем бересты, прокладывая её тонкими палочками, стеблями камыша, обвязывая ремешками и плетёнными травянистыми верёвками.

            Получилось два широких берестяных цилиндра, которые стали последней усыпальницей погибших.

            Прямо под настилом им стали копать могилы. За годы жизни поселения за счёт отбросов и обмеления озера дно поднялось так, что едва проползали лодки. Могилы копали глубокими, до жёлто - голубого ила сапропеля. Осадочную почву и торф разрыхляли острыми кольями и удаляли черпаками на длинных ручках. При полном молчании лыковые цилиндры с погибшими опустили в круглые готовые ямы и нагребли сверху торф.

            Шаман Озёрных людей, обращаясь к похороненным, сказал:

             - На ваших костях стоит наше благополучие. Помните об этом и не оставляйте своих сородичей без покровительства. Вы с нами и будете с нами вечно. Сегодня у племени большая радость: у него прибавилось невидимых и могущественных защитников.

            На этом обряд был закончен.

            К вечеру собрались вожди и старейшины всех пяти поселений Озёрных людей. Совет проходил на общей площадке. Было решено, что Озёрные люди направят с гостями свою группу с солью. Отряд поможет соседям в большой охоте и вернётся назад с кремнем.

            Союз двух племён был заключен, и для скрепления содружества согласились обменяться невестами. Свадьба  была назначена на осень следующего года, после того, как Упорный Медведь пройдёт инициацию и станет мужчиной.

            Людей, предназначенных к походу на земли гостей, возглавлял Крепкий Гарпун - младший брат Большого Челнока, - такой же дородный, рыжий и черноглазый. Они вели с собой пленника: в самый последний момент Высокий Орёл выпросил его у Большого Челнока.

             - Нужно ещё раз попробовать заключить мир с неприятелем, и пленный может в этом пригодиться. Отдай его нам, - сказал Высокий Орёл.

             - С врагом у нас свои счёты, - ответил Большой Челнок, - они убили мать Красной Искорки. Это они убили её, хотя она умертвила себя сама, чтобы не стать утехой врагу. Но раз нужно, бери. Отказа тебе ни в чём не будет. Если бы не ты, череп этого человека сегодня же прибавился бы к черепам других врагов, хранящихся в нашем святилище. Залогом того, что душа врага перешла на нашу сторону является его череп,  - ответил Большой Челнок. – Чем больше черепов, тем сильнее заступничество.

            Упорный Медведь с жадным любопытством присматривался к пленнику. "Так вот они какие, те, кто несёт смерть", - думал он.

            Чужак был в одежде из звериных шкур совсем иного, чем у них, покроя. Косматая прядь длинных чёрных волос, оставленная только на темени, свисала на плечи. Хищный нос над тонкими губами и карие настороженные глаза - вот и весь облик пленного. Он ничего хорошего для себя не ждал и не понимал, почему его до сих пор не съели или не убили, а ведут неизвестно куда. Ещё он не понимал, почему не связанны его руки. Но об этом распорядился Высокий Орёл. Он хотел наладить отношения с невольником.

            Пленник языка не понимал и только смотрел в рот, вслушиваясь в непонятные звуки.

            Тогда Высокий Орёл и Упорный Медведь стали на ходу учить пленника своей речи, и к концу четвертого дня пути, он уже сознавал, что ему говорили, видя хорошее обращение, перестал дичиться.

            От пленника Упорный Медведь часто переходил к Крепкому Гарпуну и, забыв о сдержанности, надоедал вопросами о вещах, которых не уяснил для себя из жизни Озёрных людей. Только и слышалось:

             - А почему? А как?

            На  все его вопросы Крепкий Гарпун всегда давал неторопливый, обстоятельный ответ. Упорный Медведь узнал, что сваи забиваются с большого плота, на котором стоит высокая треугольная рама. Через верх рамы пропущена верёвка с увесистым комлем. Если потянуть за верёвку, комель поднимется вверх, а затем упадет вниз и ударит по свае, которую вставят в вырез плота.

            Ещё он узнал, что покойники были одеты в ткань, которую Озёрные люди делают из волокон  травы.

            Всё новое Упорный Медведь старательно запоминал, чтобы использовать дома. Способ лепки горшков, добавление в глину толченой кости помимо песка и травы, изготовление грубой ткани, лодки – катамараны - всё это восхищало Упорного Медведя. Но особенно он дивился хитрости Озёрных людей, придумавших ножи со сменными лезвиями. Выходило, что из одного кремневого кинжала можно сделать три-четыре ножа, значит, и служить они будут в три-четыре раза дольше.

            Этот способ изготовления ножей через тысячи лет другие люди назовут микролитическим.

     

            Глава 9. БОЛЬШАЯ  ОХОТА.

            За время отсутствия Высокого Орла племя не сидело, сложа руки. Отряды охотников прочёсывали степь во всех направлениях и потихоньку оттесняли стада животных в сторону островков зелени, остающихся в поймах живых или мертвых рек и возле озёр, чтобы потом, в назначенное  время, погнать их сплошной облавой. Люди старшего возраста готовили оружие, женщины чинили утварь. И все с большим, но тщательно скрываемым нетерпением ждали возвращения своих посланцев.

            Они прибыли через половину полной луны и принесли надежду, что жизнь, наконец-то,  выправится, заживут кровоточащие дёсны, которым не хватает соли и свежей пищи, на худые кости нарастёт ушедшее мясо, спокойствие и уверенность поселятся в домах навсегда, и завтрашний день не будет грозить смертью. Объединившись, два народа теперь уж обязательно сломят хребет врагу, или навсегда отобьют ему охоту воевать. Пленного чужака встретили бурно. Особенно неистовствовали женщины, но нетерпеливый взмах руки Высокого Орла отогнал их прочь.

            На площадке возле Главного Святилища всё ещё стоял привязанным к столбу Мутная Вода. Он и спал так, повиснув на ремнях.  Дважды в день его отвязывали, чтобы справил нужду, и давали воду. Рыба и кусок мяса, что когда-то ему повесили на шею, давно были съедены. Только вождь мог положить конец страданиям Мутной Воды и его вынужденной голодовке. Племя умело защищать, но умело и наказывать.

            За оборонительным валом быстро поставили  лёгкие жилища для гостей. Пищи для них не жалели. Возле Озёрных людей постоянно толпились дети - им впервые пришлось увидеть иноплеменников. Даже собаки, словно что-то, понимая и чуя добрую волю прибывших, не чурались их. Все старались чем-нибудь, да услужить, проявить заботу, но и не отвратить гостей надоедливостью.

            Рано утром от поселения далеко в степь, как растопыренные в разные стороны пальцы,  отправились длинные цепочки бегущих в затылок друг другу людей.

            Оттуда они, соединившись,  прочешут землю, и будут сгонять всё живое к крутому обрывистому берегу Белой воды. Река там делает петлю и стоит только загнать туда добычу, как она, испугавшись, начнет прыгать с высокого берега и разбиваться на камнях. Не надо даже тратить стрел.

            Вместе с охотниками было много женщин, и каждый отряд сопровождала стая собак.  Они не дадут ускользнуть  добыче.

            Ещё до полудня в степи в разных местах начали подниматься высокие столбы дыма. В сельбище подождали, пока не появился последний,  десятый, и ответили одним  костром. Большая охота началась.

            Глаз Дня не успел пройти и половины Небесной чаши, как показались сначала пыль, затем и сами бегущие животные. Подгоняла их сплошная, от края и до края горизонта цепь людей.

            Тех животных, которые пытались прорваться, убивали, травили собаками. Собаки далеко от людей не отрывались: они были так обучены, иначе беспорядочное преследование разогнало бы  добычу в разные стороны.

            Женщины, идущие с воинами, размахивали руками, визжали, свистели, старались шуметь как можно сильнее. Издали их силуэты напоминали колышки, поставленные острием вверх. Такой вид им придавали длинные меховые рубахи с капюшоном.

            Уже пять-шесть косяков диких лошадей сорвалось в пропасть. Степные антилопы частью тоже упали вниз, а частью беспорядочно метались в загоне, ища спасения.

            Последними бежали лошади, голов  пятнадцать. Их хозяин,  буланый (светло желтый) косматый жеребец с белой звездочкой во лбу носился зигзагами сзади, прикрывая тыл, и, время от времени, делал выпады в сторону преследователей. Тело его было утыкано стрелами, и жаркая кровь текла по шкуре.

            Возле одной хромающей кобылицы крутился крупный жеребёнок, как две капли воды похожий на повелителя табунка. Кобылица отставала, буланый жеребец подталкивал её сзади головой и, чтобы дать время оторваться от преследователей, вновь бросался на людей. Жеребенок следовал порыву отца, но, заслышав тревожное ржание, спешил к матери.

            Собаки боялись подступать к разъяренному животному. Несколько их, неосторожных, были убиты и втоптаны в землю. Это держало остальных на приличном расстоянии, и они, хрипя и задыхаясь, в бессильной злобе припадали грудью к земле.

            Когда табунок подскакал к ловушке, жеребец,  почуяв, что там их ждёт смерть, взвизгнул и подался в сторону. Но его встретили из луков в упор, и он упал, успев убить одного воина. Упала и кобылица, остальные повернули туда, куда нужно было людям.

            Жеребёнок метался возле матери и отчаянно кричал. Лошадь порывалась вскочить, но сломанная передняя нога и стрела, застрявшая в сухожилии другой передней ноги, не давали ей этого сделать.

            Упорный Медведь давно приметил  жеребёнка со звездочкой во лбу, отец которого, защищая семью, погиб достойной смертью. И когда кобылица оказалась на земле, а детеныш засуетился возле матери, что-то сжало сердце и толкнуло юношу вперёд. Жеребенок плоть от плоти своего отца, когда цепь приблизилась, начал также отважно бросаться на людей, и  не подоспей Упорный Медведь, его неминуемо убили бы.

            Поднятая рука оставила стрелы на тетивах, собак отозвали охотники. Сын вождя медленно приблизился к жеребёнку, уши которого, раньше плотно прижатые к голове, теперь встали торчком, и тот доверчиво потянулся к человеку и обнюхал его, шумно дыша в лицо. Юноша протянул на ладони кусочек сладкого корня, жеребёнок осторожно взял своими мягкими губами и съел. Кобылица тревожно заржала, жеребёнок прыгнул к ней, затем вновь вернулся к спасителю, словно прося помощи.

            Упорный Медведь осторожно подошёл к кобылице и выдернул наконечник стрелы. Она попыталась укусить, но не успела. Полежав немного, кобылица встала, подняв сломанную  переднюю ногу. Дикость её спадала на глазах, и она, видя, что ничего плохого  ни с ней, ни с детенышем не происходит, успокоилась.

            Упорный Медведь медленно погнал животных к сельбищу, и когда они добрались домой, уже вечерело. Племя  занималось  разделкой добычи, даже гости участвовали в этом. От обрывистой ловушки до жилищ сновали с мешками и корзинами носильщики мяса. Здесь его пластали, солили и, чтобы соль хорошо впиталась, мясо складывали в кожаные мешки, завертывали в только что снятые шкуры животных.

            Высокий Орёл, Небесная Кара и несколько старейшин находились в Главном святилище. Шаман готовился к праздничному камланью: нужно отблагодарить духов за богатую добычу.

            Вождь уже знал о поступке сына и очень удивился. Никогда еще не было, чтобы добычу оставляли живой. Её следовало убить, чтобы жить самому.

            -Лошади здесь, - сказал Упорный Медведь.

            -Зачем? - спросил Высокий Орел.

            Юноша помолчал. Сейчас от его слов зависело все. Жизнь была слишком сурова, чтобы исполнять свои прихоти. Сначала, конечно, толкнула вперед жалость, и лишь потом его пронзило: «Жеребенок будет таким же могучим и отважным, как его отец, и если я с ним подружусь, он станет носить меня на себе. Я найду друга и овладею силой». Но Упорный Медведь ответил так:

            -Он вырастет и принесет мяса больше, чем сейчас. Мать его тоже будет живым хранилищем пищи. Её пока у племени много, но она когда-нибудь кончится.

            Это объяснение было понятно соплеменникам и удовлетворило их.  «Об истинной цели они узнают потом»,- подумал сын вождя.

 

              Глава 10. СТРАШНАЯ НАХОДКА.

            Следовало щедро отблагодарить духов за богатую добычу. Для этого нужно принести в жертву, по меньшей мере, нескольких животных. Годились только те, которые не имели переломов костей. При разделке жертвенных туш строго следили, чтобы скелет оставался целым, топоров не применяли, а действовали только кремневыми ножами. Мясо этих животных будет съедено племенем на празднике по случаю удачной охоты, а кости, тщательно собранные, спрячут, животные потом воскреснут и пополнят земные табуны. Нужно жертвовать всегда, жертвовать чаще и духи пошлют удачу, и тем вернее, чем больше им будет пожертвовано.

            Рано утром все собрались на праздник. Воины-охотники образовали большой круг и, прихлопывая в ладони, запели ритуальную песнь. Им подыгрывали на бубнах, на дудках, сделанных из тростника или кости, на боевом луке - праматери струнных инструментов. Охотник одной рукой щипал тетиву, а другой надавливал на верхний конец оружия, уперев нижний в землю. Тетива то рычала грозно, то звенела тоненьким голоском там, где этого требовала мелодия.

            В центре круга горел жаркий костер. В него шаман, когда песнь закончилась, кинул самые лакомые кусочки, и после этого началось пиршество.

            Ели до отвала, ели про запас, отяжелев падали возле огня, просыпались и ели опять, бережно складывая в одно место обглоданные кости. Только Упорному Медведю было не до пищи. Едва отведав мяса, он весь день вместе с друзьями снаружи главного оборонительного рва рыл полукругом ров поменьше, куда решил поместить своих подопечных, чтобы они не сбежали, и, чтобы их не растерзали собаки.

            Ему помогали Туманное Облако и Трусливый Заяц. Своё имя Трусливый Заяц получил вот как. Однажды он пошел выслеживать зайца и потерял след, хотел присесть на плотный куст, чтобы осмотреться и подумать и, когда садился, заяц вдруг выпрыгнул из-под него. От неожиданности охотник вскрикнул. Это услышали.

            Трусливый Заяц был дороден и настолько добродушен, что это ему даже вредило. Друзья не упускали случая подшутить, но на это он не обижался, да и доходило до него позже всех. Тогда он принимался хохотать своим ломким баском, который обещал стать громогласным. Трусливый Заяц редко отваживался говорить,  был душой и телом предан Упорному Медведю и всегда держался подле него.

            Но были у Трусливого Зайца два недостатка, которые очень ему досаждали. Первый  - это сопли. Они водились у него круглый год, и даже насмешки женщин не могли убрать их.

            Второй  - он очень боялся жаб и это потом, при инициации, сыграет с ним злую шутку.

            Когда друзья почти закончили работу, роговая мотыга Упорного Медведя на что-то наткнулась. Глубины было с пояс. Почва в этом месте пестрела слоями: то шла глина с песком, то черная земля с мелкими костями  и угольками древних кострищ, на которые все же старались не наступать. Ещё удар и мотыга Упорного Медведя вывернула человеческий череп с проломленным сводом.

            Трусливый Заяц с воплем выскочил изо рва и с опаской таращился на страшную находку. Упорный Медведь мотыгой подкатил череп к Туманному Облаку.

-     Что это? Ты должен знать

          Туманное Облако осторожно поднял кость. Трусливый Заяц, шмыгая носом, держался настороже. Он, как и все, боялся человеческих останков. Потревожить кости человека - значит, навлечь гнев его духов, от которых спасенья нет. Расплата и очень скорая ждет такого нечестивца.  Но помощнику шамана  брать в руки череп не возбранялось.

               - Этот человек умер много лет назад. Очень и очень давно. Он не нашего племени. Согласно преданию, когда мы пришли на берега Белой Воды, здесь никто не жил. И голова эта не похожа на наши головы. Видите, лба почти нет, а над глазами большие валики. Может быть, это человек полоумный, которого убили, чтобы изгнать злых духов. А может - это… Древние легенды говорят, что давным-давно жили люди не похожие на нас. Надо закопать кость и никому об этом не говорить, иначе будет худо. Трусливый Заяц, ты слышал? Если ты проболтаешься, духи нашлют на тебя порчу и тогда тебе до смерти не избавиться от своих висюлек. Руки и ноги тебе скрючит, ты не сможешь добывать еду, и станешь обузой всем. Ты хочешь этого?

-     Нет… - пролепетал Трусливый Заяц.

-     Тогда молчи.

          Друзья закопали находку и быстро завершили работу. Верх насыпи они утыкали колючими ветками.

            Упорный Медведь загнал животных через оставленный проход и загородил его деревянным ежом, сходил к реке и принес травы, которую частью нарвал, частью нарезал ножом. Кобылица, то ли от боли, то ли от голода, совсем присмирела, не всхрапывала дико, не прижимала ушей, а доверчиво тянулась за принесенной пищей. Она даже позволила туго примотать к сломанной ноге несколько ровных палочек. Это сделал Туманное Облако. Он уже многое перенял у старого шамана по части врачевания, и наложить опору для костей было для него сущим пустяком.

            Назавтра большой объединенный отряд во главе с Высоким Орлом и Крепким Гарпуном - старшим посланцем Озерных людей - ушел вверх по течению Белой воды за кремнем. Каждый нес кожаную сумку с припасами. В них и принесут заготовки. Поход за камнем - это  настоящая, боевая экспедиция. Враг мог встретиться в любое время, поэтому кроме сумки у каждого было полное вооружение: лук со стрелами, копье, несколько дротиков, каменный топор или палица, кремневый кинжал.

             Упорный Медведь очень хотел идти с отрядом, но бросить своих подопечных он не мог, скрепя сердце остался и все дни проводил с животными, носил им траву и воду  и присматривался к своим питомцам. Кобылица высотой в холке была ему по глаза, имела широкое,  мощное туловище, тяжелую и массивную голову, короткую крепкую шею, покатый лоб, выступающие надбровные дуги, маленькие подвижные и острые уши. Её карие выпуклые глаза, чуткие и внимательные, с небольшими ресницами всегда замечали Упорного Медведя, с какой бы стороны тот ни подошел, и даже сзади. Подвижные мягкие ноздри с  коротеньким, густым и  ровным мехом всегда трепещут и  принюхиваются. А сильная и гибкая верхняя губа с небольшим хоботком ощупывает всё подряд для пробы на съедобность. Нижняя же губа несколько выступает вперед и, наверное, с возрастом будет отвисать вниз. Вдоль нижнего края челюсти растут светлые волосы, образующие подвесы или бородку. Верхний край шеи выпуклый, холка низкая, спина и поясница широкие, ровные, круп длинный  и несколько свислый, хвост высоко приставлен к туловищу. Грудь широкая и глубокая, круглая, объемистая. Брюхо тоже объемистое. Грива короткая и  прямостоячая, начинается почти между ушей и  вперед не растет. Корень хвоста толстый, оброс коротким покровным волосом, а длинные волосы начинают расти только с середины и  спускаются ниже пяточного сустава. Ноги сухие, тонкие и высокие относительно массивного туловища с  хорошо развитыми суставами и резко выделяющимися сухожилиями, оканчиваются густыми щетками  и прочными круглыми копытами. На внутренней поверхности предплечья и  голени есть плоские шероховатые пластинки темно-коричневого цвета. Кожа на них нарастает слоями,  а затем отваливается.

         Окраской кобыла не однотонна. Верхняя часть туловища, шеи, головы светло-коричневого цвета с красноватым оттенком. Грива темно-бурая, почти черная, по центру тела вдоль всей спины идет темно-бурая полоса. Снизу туловище значительно светлее, желтовато-белое сзади, на ягодицах, в  промежности, в паху, на животе, груди, ногах и поднимается вверх по горлу. Ноги в нижней части темного цвета.

            С каждым днем кобылица и жеребенок все более привыкали к Упорному Медведю, особенно жеребенок.  Если другие заходили за ограждение, жеребчик прижимал уши и норовил цапнуть зубами, или разворачивался задом, пугая копытами. Однажды он так укусил Трусливого Зайца, что тот, вереща, вылетел за ров, и после этого  туда его нельзя было заманить никакими посулами.

            Как-то раз Упорный Медведь сел перекусить. Белолобый же - такую кличку получил жеребенок, - сунул морду в его сумку с провизией, набрал полный рот растертого в порошок и сдобренного жиром сушеного мяса, смачно пожевал и проглотил. Упорный Медведь оторопел. Никогда еще он даже не слышал, чтобы  животные ели мясо. По всему выходило, что жеребенок должен или заболеть, или, еще хуже, сдохнуть. Прошел день, а он был также весел и игрив.

            После этого Упорный Медведь стал нарочно подкармливать подопечного толченым мясом. Кобылица от мясного порошка наотрез отказалась, не стала следовать примеру  непутевого сына, который ел даже её фекалии. «Его организму чего-то не хватает, вот он и восполняет это  от  матери», – решил Упорный Медведь.

            С шестого дня Упорный Медведь начал нетерпеливо поглядывать в ту сторону, откуда должен был вернуться ушедший за кремнем сводный отряд. При этом он смотрел в тонкую трубчатую кость. Это придавало глазу большую зоркость. Племя уже хотело высылать помощь, когда люди, наконец, вернулись.

            Они принесли с собой много камня, но не куски - нуклеусы, а пластины - заготовки, которая после ретуши становилась орудием или оружием. Это экономило силы: тащить полезный груз все-таки лучше, он не даст потом кучу негодных отходов.

            Отряд дважды встречал неприятеля, но тот, видя численное превосходство, отступал, не принимая боя, и не входя в переговоры.

            Сыновья Праматери и Озерные люди отпраздновали удачный поход, и гостей торжественно проводили домой. Обе стороны остались довольны.  

             

                 Глава 11. БЕЛОЛОБЫЙ.

            День ото дня крепла дружба Упорного Медведя и Белолобого, который, завидев своего спасителя, призывно ржал и носился внутри изгороди. Натура у жеребчика была драчливая. Он мог обидеться ни за что, обидевшись и укусить, но никогда не пытался лягнуть человека и быстро остывал. Но собакам от него спуску не было. Однажды они пролезли под ежом и набросились на животных. Белолобый успел нескольких покалечить, прежде чем те разбежались, подгоняемые предсмертным визгом незадачливых товарок.

            Упорный Медведь при виде этой схватки вспомнил буланого Жеребца – отца Белолобого, который  убил много собак и взрослого охотника при Большой охоте, и погиб, защищая свой род. Мальчик был рад, что его друг растет достойным родителя.

            После этого ни одна собака больше не пыталась испробовать крепость лошадиных копыт, Даже люди стали заходить за ограждение не иначе как с Упорным Медведем и под его защитой, потому что это место Белолобый признал своим,  признав, защищал от посторонних. Кости сломанной ноги кобылицы срослись, но сильная хромота осталась. Днем животные самостоятельно паслись возле реки. Жеребенок подрастал и креп.

            Когда-то пришедшая мысль не давала покоя Упорному Медведю, и он стал понемногу приучать Белолобого к тому, что тот будет носить на себе человека: поглаживал по крупу, вьючил на него свою поклажу и, наконец, отважился сесть верхом. Жеребчик это встретил спокойно, повернул голову, обнюхал босую ногу Упорного Медведя, слегка куснул ее, а когда Упорный Медведь быстро прижал ноги, пошел вперед, как ни в чем не бывало.

            Упорный Медведь наклонился влево, Белолобый зашагал тоже влево, Упорный Медведь наклонился вправо – жеребчик повернул туда же, юноша сделал вид, что слезает – Белолобый остановился. Упорный Медведь повторил все это еще несколько раз. Жеребчик послушно выполнял волю человека и понимал каждое его движения.

            Все в племени были шокированы тем, что Упорный Медведь проехал верхом

“Он почти мужчина, а не может бросить детских забав. Не к лицу это будущему вождю! – ворчали одни. -  Духи прогневаются!” - вторили другие.

            “Ни в одном преданье не сказано, чтобы животное, кроме собаки, когда-либо приручалось человеком, а он еще и ездит на жеребчике. Добром это не кончится. Нарушение порядка зовёт наказание. Быть беде! “ - шептали третьи.

Одинокая Утка сразу же пошла по сельбищу.

-Смертью моего несчастного сына племя купило себе жизнь. А чем оно заплатит за оскорбление Духа лошади? Вторым моим сыном? – спрашивала она у женщин.

   Упорный Медведь знал, что его вызовут на Совет и потребуют объяснений. Совет может  оставить животных, но может и убить их. Всё зависит от того, сумеет Упорный Медведь убедить старейшин, а самое главное отца и шамана в том, что племени выгоднее иметь Белолобого и его мать живыми. Поэтому, когда жеребчик настолько обвык, что его уже можно было пустить вскачь, Упорный Медведь сделал это. На глазах онемевшей толпы в мгновенье ока он домчался  до обрывистого берега, куда племя загоняло добычу при Большой охоте, и вернулся обратно.

Подскакал он прямо к отцу и Небесной Каре, которые были ошеломлены не меньше, чем остальные соплеменники, но старались не подавать виду.

Упорный Медведь слез с Белолобого. Жеребчик не убежал, а спокойно стоял  возле хозяина. Дыхание его было ровным, хотя проскакал он десять полетов стрелы. Только косматые бока вздымались чуть выше, чем обычно.

- С ним мы сможем загонять добычу, и племя всегда будет сыто. Ни один враг не уйдет  безнаказанным. У нас вырастут могучие крылья. Неужели вы их хотите обрубить? Но сделать это не позволит Прародительница и духи, что в такое тяжкое время послали нам этих помощников. Добрый знак! Помните об этом! – обратился Упорный Медведь к соплеменникам, но слова его в первую очередь предназначались для верховных руководителей.

            Наступило глубокое молчание, которое нарушил Небесная Кара:

         -Упорный Медведь прав. То, что ему удалось – это хороший знак. Пусть никто не смеет трогать жеребчика и кобылицу. Они отныне друзья племени. Их охраняет табу. Все слышали?

  • Все! – выдохнули собравшиеся.

Высокому Орлу нельзя было вмешиваться в дело, которое касалось его сына. Воин не должен показывать свою любовь и привязанность. Это – слабость и она унижает мужчину. Но возвышает женщину! Любовь слезлива. Слезы – бессилие.

К концу лета Белолобый превратился в косматого статного жеребчика и мог без передышки проскакать много полетов стрелы. Как и раньше Упорный Медведь подкармливал его растертым в порошок мясом, которое тот всегда ел с большим удовольствием, ел так смачно, что и сам хозяин иногда не выдерживал и присоединялся к питомцу.

            Мать-кобылица вначале призывно ржала, но потом привыкла, что Белолобый подолгу пропадает с человеком и, когда по возвращении ее сын подходил пососать молока, это ее радовало с каждым днем все меньше и меньше, и, в конце концов, она стала брыкаться. Белолобый обижался, но было в нем что-то сдержанное, не нахальное, и он вскоре отвык от материнского вымени.

            Пока Упорный Медведь был занят своим жеребчиком, в племени произошло несколько важных событий. Один из самых испытанных воинов – Смелый Волк – внезапно ушел в безумие. Сородич оправдывал своё имя, крепкий телом, он не боялся ничего. Но в последнее время стал искать уединения, пугливо озирался, несколько раз пытался что-то сказать Великому вождю. И настал день, когда он отдался духам совсем. Тогда Смелый Волк взял палицу и поднял ее против собратьев. Он кричал, что все враги, все хотят его смерти. Поднятая палица всегда опустится. Она опустилась и убила…

            Закон гласил: убивший соплеменника должен умереть сам. Теперь шаман не возьмется изгнать тех бесплотных и коварных, что завладели сыном племени.

            «Жизнь стала тяжела, и не все ее выдерживают. Слабые духом прячутся в безумии. Таким легче уйти, чем защищаться» - сказал Высокий Орел.

            Закон строг, но справедлив. Связанного безумца перед всем племенем лишили жизни, проломив череп: у злых духов не должно остаться обители. Тело бросили в реку – на нем кровь собрата.

            Другим событием было то, что одногодки Упорного Медведя начали готовиться к инициации. Посвящение в мужчины должен пройти и будущий шаман – Туманное Облако – иначе у слов его не будет веса, даже если он состарится. Возраст мужества не дает. Раньше, когда напасти обходили племя стороной, подростков изолировали ото всех  на два – три года, но сейчас этого делать  нельзя. Они должны усвоить все за шесть лун. Правда, все детство их было обучением приемам и уловкам охоты. Они свободно распознавали голоса животных и птиц, и так разбирались в следах, что могли различать даже отдельных животных. Дети познавали жизнь, участвуя в жизни, но никакое наставление не научит, если глух сам человек.

            С малых лет они знали своё место и свои обязанности. Но беда в том, что некоторые, взрослея, начинают считать, что  познали все, и, что им уже не нужны ничьи авторитет и мудрость.

            Инициация и служит тому, чтобы такие глупые мысли не могли прийти в голову, а повиновение никогда не покидало детей племени. Инициация нужнее старшим, чем младшим, ибо младшие еще не осознали своей силы. Повиновение и еще раз повиновение, иначе племя рассыплется как гнилой гриб.    

             

             Глава 12. ОХОТА НА ВОЛКОВ.

            Друзья сидели у костра и на палочках жарили мясо только что убитого зайца. Вот уже две луны они и еще одиннадцать пар подростков жили вдали от сельбища и готовились к посвящению, которое  означало, что детство их кончилось и вскоре – наконец-то! - наступит пора зрелости. Руководил ими  старый и мудрый воин Седая Сова. Его питомцы будут знать и уметь все что знает и умеет он. Еще до окончания инициации  у каждого должно быть по ожерелью из звериных клыков. Мощь зверя  переходит  в того, кто носит его оружие.  Особо ценились клыки  медвежьи, но сейчас Упорный Медведь и Туманное Облако выслеживали волков. Трусливого Зайца с ними не было, он попал в другую пару

            Волк-зверь осторожный и быстроногий. От человека он уходит легко, его не догнать, но у друзей был Белолобый.    На него вся надежда, иначе придется устраивать засады, копать ловчие ямы, заманивать в них зверя, которого не так-то легко провести.           После трапезы, по обычаю, остатки кострища закопали в землю: нельзя чтобы они попали под чьи-то ноги. Туманное Облако с луком притаился в кустах,  росших  в широком логу, а Упорный Медведь взял палицу, сел на Белолобого и поскакал так,   чтобы, сделав большой крюк,  погнать живность в сторону друга. А то, что волки тут водятся, друзья знали твердо: только вчера своими ушами слышали их переливчатый лай – это родители вывели молодняк на охотничью тропу.

             Почти сразу Упорный Медведь наткнулся на стаю из двух матерых и трех молодых зверей, которые бросились наутек. Седок гикнул и припустил следом. Хищники тяжело качали сытыми боками и долго выдержать не могли. Один из молодых сразу начал отставать и угодил под палицу. Еще двоих задавил Белолобый.

            Матерые – самец и самка – продолжали бег, расстояние сокращалось быстро. Вскоре волчица, мчавшаяся впереди, перевернулась через голову со стрелой в груди – ее убил Туманное Облако, - а самец бросился в сторону, на ходу срыгивая большие куски мяса. Но  Белолобый настиг волка, и Упорный Медведь ударил палицей. Волк прянул в сторону и, когда преследователь поравнялся с ним, прыгнул. Пока Упорный Медведь взмахнул палицей еще раз, хищник  вцепился в правую ногу. Оба покатились  по земле. Зверь  вскочил первым и, оскалив клыки и прижав уши, готовился повторить атаку. Упорный Медведь выхватил кремневый нож, но кончик его отломился  при падении. Юноша выставил согнутую руку,   защищая горло. Встать он уже  не успевал.

             Но тут подоспел жеребчик. Он схватил  хищника зубами за загривок,  рывком бросил в сторону, и заплясал на нем. Шкура с головы и шеи волка была почти содрана. Кости его захрустели под крепкими копытами…

            Разгоряченный битвой жеребчик успокаивался с трудом. Он норовил затоптать даже мертвого врага. Нога Упорного Медведя была серьезно поранена. Могло быть и хуже, но спасла кожаная штанина. Туманное Облако выдавил кровь, чтобы вышел яд волчьих зубов, присыпал порошком и залепил раны листьями, затем собрал добычу. У двух молодых волков, убитых Белолобым, были сломаны позвоночники и ребра.

            Друзья освежевали хищников, но матерый самец никуда не годился: кровавая, пополам с землей, мешанина. Уцелел только череп, скаливший клыки даже в смерти.

            Мясо и шкуры сложили в  кожаные мешки, но туши двух волков не вместились. Оставить добычу, чтобы забрать потом – значит лишиться ее. Одному охранять мясо, а другому вернуться в лагерь -  подвергать опасности сторожа. Навьючить на Белолобого добычу  невозможно - жеребчик не желал везти своих  извечных врагов. Упорный Медведь ничем  не мог помочь другу.

            Волей – неволей пришлось Туманному Облаку  тащить на себе всю поклажу. Он брал ношу  и нес, сколько хватало сил, затем бросал и возвращался за оставшейся частью. Упорный Медведь ехал на Белолобом и, видя, как мучается друг, клял себя за неловкость, за то, что оказался слабее волка. Глаз Дня, мигнув красными веками, уснул раньше, чем юноши добрались домой. Друзьям ничего иного не оставалось, как заночевать в степи.

            Уже перед утром, Упорный Медведь увидел сон: его Белолобый волочит за собой что-то на двух связанных березах. Он полежал, приходя в себя, затем вскочил, но, опершись на больную ногу, упал. Вскинулся Туманное Облако. Упорный Медведь выхватил каменный топор и заковылял к березовой рощице. Друг в недоумении пошел следом. Вскоре они вернулись с двумя длинными тонкими деревьями. Упорный Медведь сделал  у комлей круговые зарубки, снял свой и напарника пояса, скрепил их и надел на шею Белолобого. К поясам, с двух сторон, сыромятными ремешками прикрутил  деревья и связал их сзади жеребчика.

            Получилась волокуша.

            Туда они уложили весь свой груз, Упорный Медведь сел на жеребчика, и они тронулись в путь.

            Не многие, из проходящих испытание, могли гордиться такой удачей. Все с большим уважением смотрели, как Упорный Медведь и Туманное Облако  сдавали в общий горшок мясо. Но ценнее всего – клыки, белые, острые, и, шкуры, что будут украшать потом жилища своих хозяев.

            Несколько раньше друзья легко загнали четырех лисиц и  их зубами украсили свои ожерелья, но не хватало еще клыков медвежьих.

            Хозяин лагеря и суровый наставник Седая Сова доволен: его питомцы достойно идут тропою возмужания, и скоро у племени прибавятся новые защитники. Главная гордость - Упорный Медведь и Туманное Облако, добывшие за один раз стольких волков.

            Конечно, им помог косматый драчливый жеребчик, что как верная собака ходит по пятам за сыном вождя. Но тем больше почет. Никогда  еще не было, чтобы наставнику подчинялись и люди и лошади.

           Удача друзей не вызвала у остальных зависти, и это хорошо. Как можно завидовать тому, что идет на благо всем?              

 

             Глава 13. СХВАТКА С МЕДВЕДЕМ

            Седая Сова из своих подопечных выбирал тех, кому пред­стоит первыми добыть медведя. Медведь упорен в схватке, если ранен – опаснее вдвойне. Когда сердится или утоляет голод ходит на двух ногах, как человек. И если не говорит, то только потому, что не хочет. Ума большого, но часто попадает впросак, любопытен, поведение его предсказать трудно. Иногда при виде паршивой собачонки спасается позорным бегством, иногда его не остановить и нескольким воинам. Давным-давно он был человеком, но Дух огня превратил его в зверя, и поэтому до сих пор не может простить этой обиды, и где только не увидит, старается огонь погасить, забросать землей.

Одному против медведя лучше не ходить, делать это нужно сообща. Но всей группой выступать против одного косолапого – смешно. Сына вождя - Упорного Медведя -  оправдывающего свое имя, можно взять, да и раны его уже зажили. Будущий шаман тоже крепок телом и духом. Трусливый Заяц не виноват, что у него мокро под носом, - и такие со временем становятся воинами. То, что он когда-то  испугался зайца - это от неожиданности. Меткая Стрела может попасть в глаз любому зверю, он ослепит медведя быстрыми стрелами. Конечно, будет и нас­тавник. Им подросткам, нужен пример, чтобы потом ему следо­вать всю жизнь. Даже смерть наставника, если так случится, должна быть хорошим примером.

Итак, на этот раз пойдут четверо. Каждому по одному клыку. Счастливый исход должен окрылить остальных. В следующий раз еще четверо и так, пока все не померятся силой с лесным человеком.

Седая Сова давно приметил мелководный перекат, куда звери ходят ловить рыбу. Там их и надо подстеречь.

К плесу почти вплотную примыкает лесная чаша. Лес, что узкой, прерывистой полосой тянется вдоль Белой воды - реки племени - вмещает слишком мало живности, и людей прокормить не может. В последние годы здесь уменьшилось и количество хищ­ного зверья, особенно медведей. По их следам каждого медведя буквально знали "в лицо" и убивали только при испытании молодежи, вступающей во взрослую жизнь. Медведицу с медвежа­тами не трогали и старались пока детеныши еще маленькие, пока материнская привязанность еще слаба, им не встречаться, чтобы медведица с испугу не бросила детей.

Рано утром маленький отряд двинулся в сторону Белой воды, на берегах которой дальше по течению стояли сельбища племени. Кроме копья с кремневым наконечником каждый нес с собой и копье с равномерно обожженным на костре острием: огонь прокалил дерево, сделал его прочным, почти не уступающим  камню. Палица, топор, лук со стрелами  были у каждого.

По лесу шли гуськом. Наставник был в середине и зорко следил за своими питомцами. То, что они и сами неплохо раз­бираются во всем - это еще ничего не значит. Пусть сначала пройдут  инициацию, а пока он, Седая Сова, отвечает за жизнь каждого подростка.

Передний вдруг резко остановился и прислушался, подняв правую руку. Мгновенно остановились и все остальные.

Впереди, в густом сосняке, послышалось непонятное дребезжание, которое постепенно затухло. Так повторилось несколь­ко раз. Посвящаемые были удивлены: такое им еще не встреча­лось. Все смотрели на Седую Сову.

-Это он. Всем приготовиться! - сказал шепотом наставник.

Подростки рассыпались в цепь и тихо поползли вперед. Седая Сова осторожно двинулся следом. Рядом с ним был Меткая Стрела с луком наизготовку. Ветер дул им навстречу.

Группа достигла небольшой поляны, и на дальнем конце её, возле пня от упавшей сосны, увидели сидящего медведя. Он упирался одной лапой в пень, а другой потянул на себя толстую щепу, которая крепко держалась у основания, хотя и была полу­оторвана. Когда медведь отпустил щепу, она громко задребезжала. По лесу разнеслись знакомые звуки. Медведь крутил головой -  слушал звучание. Ему явно это нравилось.

Чтобы застать зверя врасплох, Седая Сова подал знак, лук Меткой Стрелы  зазвенел тетивой и рев разорвал утренний лес. Еще одна стрела совсем ослепила лес­ного человека, а четыре копья с разных сторон вонзившиеся в грудь, прервали его жизнь. Седая Сова с боевой палицей под­страховывал своих питомцев, но вмешиваться ему не пришлось.

Упорный Медведь заплясал на туше поверженного великана - это его копье пронзило сердце.

Седая Сова отошел в сторону, и все последовали его приме­ру, став за ним в затылок. Они медленно пошли к поверженному зверю, и Седая Сова вдруг закричал удивленно:

- Кто убил Лесного человека?! Дети Праматери не сделают этого, они друзья!

 - Это пришельцы! - отозвался Туманное Облако, который и здесь не забывал, что он будущий шаман. - Они ушли вон туда, но мы их догоним и отомстим за смерть нашего брата. Только жаль, что нам без твоей помощи не справиться с врагом. Нам придется взять твои клыки, Лесной человек. Ты же хочешь, чтобы мы отомстили за тебя?

- Хочет, хочет! - закричали остальные и закружились в хороводе вокруг туши.

Седая Сова послал Упорного Медведя в лагерь за жеребчиком, чтобы перевезти мясо. Остальные занялись разделкой добычи.

Духи милостивы. Они послали медведя, и он достался легко. Не пришлось платить кровью, никто не получил и царапины. Тем более следует достойно отблагодарить покровителей, чтобы в дру­гой раз они были также щедры. Поэтому вечером, уже в лагере, состоялся обряд Благодарения. Часть сердца, кусочки медвежьего жира и мяса были сожжены в костре и  исполнены ритуальные пляски и песни. И не взрос­лые воины-охотники кружились возле огня, а подростки, сдающие пока свой самый главный экзамен.  Не всем удастся благополучно пройти испытания, которые готовит жизнь. Одни заплатят гибелью, дру­гие - увечьем, третьи - болезнями. Даже за одну и ту же преграду у каждого своя плата, потому что люди не рождаются одина­ковыми, равными во всем. Пальцы на одной руке и те разные.

Ритуал исполнил Седая Сова. Он не отступал ни в чем от  требований обряда, который должен отложиться в памяти питомцев  так, чтобы любой из них при нужде мог без ошибок его повторить.

Остатки сердца лесного человека были торжественно поданы Упорному Медведю. Но он наделил  каждого из присутствующих маленьким кусочком, чтобы и  соратники получили силу и бесстрашие зверя.

Затем Седая Сова, обращаясь ко всем вместе и к каждому в отдельности, начал одно из мудрых настав­лений, что передаются из уст в уста, из поколения в поколение. Теперь эту мудрость должны усвоить его питомцы.

- Почему огонь так завораживает и манит? Всмотрись же в пламя! Что ты там видишь? 0гонь - это бессмертие... Трепет пламени похож на трепет мысли. В огне каждого очага живут души предков - потому он неугасим. Огонь великих душ - бессмертен.

Огонь спас от вечного холода, подарил силу и жизнь. Даже зола  должна почитаться. Священная реликвия, что хранится у Главного шамана, оживляет каждый новый очаг племени. От этой святыни и вы, когда обзаведетесь домами, разожжете совместно с избранной женщиной свои домашние костры. Это залог того, что они никогда не угаснут и дадут жизнь еще многим жилищам племени.

Тот, кто хочет, чтобы о нем помнили, кто хочет остаться в памяти племени, сгорает ярко, обогрев всех, даже ущербных душой и с тесным нутром.

Завистлив обделенный, тот, в чьей жизни было много невзгод. Такой человек нетерпим к добру и счастью другого, становится тайным врагом своего народа. Поэтому несчастье одного должно быть несчастием всех.

Воину хвастаться не к лицу.  Чем больше хвастовства, тем меньше уважения.

Племя опирается на три силы.

Вот они: сила племени в един­стве, сила племени в послушании детей, сила племени в мудрости вождей. Если одна из трех подпорок  рухнет, гибель племени неизбежна.

 

 Глава 14. НАПАДЕНИЕ ВРАГОВ НА МУЖСКОЙ ЛАГЕРЬ. ПЛЕНЕНИЕ И ОСВОБОЖДЕНИЕ ТУМАННОГО ОБЛАКА

            Не всем посчастливилось добыть вожделенный клык медведя. Один подросток был убит, другой тяжело покалечен. Его отправили в сельбище, но пользу он еще приносить сможет: руки и глаза целы. Да и  главный оружейник давно просит помощника.

Остальные продолжали жить в лесу, в тайной мужской землянке, куда доступ женщинам запрещен под страхом смерти. Присутствие женщин, осквернит возмужание, лишит твердости и отва­ги. Воинами они тогда не станут, опозорят себя и свой род.

Глубокой осенью, когда с деревьев облетела почти вся листва и по ночам стала выпадать изморось, недалеко от жилища были замечены  чужие следы.

Они подходили к высокому дереву и уходили от него. Это означало, что с дерева наблюдали за жизнью лагеря, вызнали его силы и теперь могут напасть. По всей вероятности приходил враг: друзья не стали бы прятаться.

Седая Сова удвоил ночные караулы,  велел спрятать часть пищи и священные ре­ликвии мужского Дома. Упорный Медведь не держал на привязи Белолобого и отпускал его пастись в лесу, где трава не столь выгорела, как в степи, и часто подкармливал сушеным молотым мясом. Собаки давно признали Белолобого, но подходить опасались. Жеребчик не выносил их и норовил убить при случае.

Если собак или волков Белолобый старался забить копы­тами, то этого страшного оружия к человеку он применить  не пытался.  Но как только жеребчик начинал прижимать уши,  все старались держаться от него подальше. Никому не хотелось попробовать на своей шкуре крепость лошадиных зубов.

Близилось начало следующего вида испытаний, и на них обяза­тельно должны были присутствовать Высокий Орел, Небесная Кара, родовые вожди и старейшины, заслуженные и уважаемые воины, то есть Лицо племени. За ними отправили Упорного Медведя. Он взял оружие, немного пищи для себя и Белолобого и выехал засветло, а к вечеру уже был в сельбище, проделав двухдневный путь. Когда Упорный Медведь сказал, что только утром покинул  Мужской дом, изумлению сородичей не было предела.

Высокий Орел, Небесная Кара, остальные вожди и воины собрались быстро. Их сопровождал небольшой отряд. Упорный Медведь обогнал всех и, ничего не подозревая, подъехал к лагерю, на месте которого дымилась сгоревшая землянка. То там, то здесь виднелись пятна крови. В трех местах кровь натекла лужами - это  людей покидала жизнь. Но ничьих трупов не было.

Упорный Медведь привязал жеребчика, чтобы не мешал распу­тывать следы и начал ходить кругами, все, расширяя их. Вскоре он знал, словно это происходило на его глазах, что большой отряд врагов крался к  жилищу, но близко подобраться не сумел и издали, бросился в атаку - это, наверное, подняли тревогу караульные. Врагов было втрое больше, чем подростков, но внезап­ность они упустили и никого не застали врасплох. Юноши дрались, как взрослые и, пробив окружение, ушли, унося одного убитого. Враг же потерял не менее трех воинов убитыми и несколько ранеными. Но Упорного Медведя смущало, что отступивших сородичей было не двадцать один, а двадцать. Это значило, что кто-то остался на месте битвы. Вскоре он все понял. Один чело­век был пленен, и враги уводили его с собой, не став преследо­вать остальных.

Упорный Медведь отвязал Белолобого и пошел по следу пришельцев. Первый привал они сделали недалеко от разгромлен­ного лагеря. Особенно внимательно Упорный Медведь осмотрел место, где сидел его сородич и похолодел от ужаса - пленником врагов оказался Туманное Облако. Его амулет был спрятан под камушком - так  друг давал знать о себе. Рядом с оберегом в землю была воткнута костяная игла со сломанным острием, что было плохим сигналом.

Оставить соплеменника в беде нельзя, тем более друга. То, что Упорный Медведь один - еще ничего не значит. Ему поможет Белолобый, а вместе с ним и Дух лошади, вот только   догнать бы врага, пока он не дошел до своего сельбища, и жив Туманное Облако. Но уже начало темнеть - осенние дни не длиннее носа. Упорный Медведь был вынужден остановиться, чтобы переждать ночь, иначе можно легко сбиться со следа.

Костер разводить было нельзя, хотя морозило с вечера сильно. Пока наметился серенький рассвет, Упорный Медведь вытоптал круглую полянку. Белолобый все это время пасся, изредка наведываясь к хозяину, и каждый раз пытался увести его к муж­скому лагерю, но, видя, что Упорный Медведь не хочет следовать за ним, обиженно отходил.

Как только стало возможным различать пальцы на вытяну­той руке, Упорный Медведь вновь пошел по следу, когда же окон­чательно рассвело, вскочил на жеребчика и погнал размашистой рысью.

Вскоре далеко впереди показался вражеский отряд. Упор­ный Медведь долго ехал за ним, пригнувшись к гриве, но это встревожило неприятеля: никогда такого не было, чтобы дикое животное следовало за человеком. Они выслали навстречу одинокой назойливой лошади нескольких воинов. Упорный Медведь придержал жеребчика и отвернул в сторону, прячась за крупом. И тут он вспомнил, что впереди есть крутой овраг, врагам его никак не обойти. Он поскакал по большой дуге наперерез отряду, стараясь не выезжать на возвышенности, и когда враги, неся убитых и раненных и ведя пленника, достигли  промоины, Упорный Медведь уже ждал их. Чужаки соблюдали все меры предосторожности: впереди всех на расстоянии полета стрелы двигалось два человека, еще две пары шло по бокам. Связанный пленник тащился сзади, подгоняемый тычками двух сторожей.

Как только почти все чужаки переправились через овраг и в него спустились отставшие, Упорный Медведь ухнул филином. Туманное Облако тут же упал, делая вид, что подвернул ногу. Его несколько раз пнули, но он не торопился вставать. За это время отряд порядком удалился от края оврага, и Упорный Медведь вылетел на жеребчике из-за изгиба русла. Оторопевшие стражи, никогда не видавшие человека на лошади, в ужасе закричали, но две стрелы, пущенные на полном скаку, заставили их умолкнуть. Перерезать ремень, связывающий руки друга, было делом мига. В следующий миг Туманное Облако вскочил сзади Упорного Медведя, и друзья по оврагу унеслись прочь. Долго еще слышались вопли врагов, но вскоре все поглотила ночь.

Упорный Медведь и Туманное Облако спешили к разгромленному лагерю. Идти старались по следу, проложенному неприятелем. Сородичи, конечно, отрядили погоню, и с ними ни­как нельзя было разминуться. Где-то на половине пути встретили соплеменников. Радости не было предела, но никто её явно не выражал. Не к лицу мужчине буйно выказывать свои чувства. Это пристало только женщинам и маленьким детям.

          

             Глава 15. ОБЫЧАИ  ВРАЖЕСКОГО  ПЛЕМЕНИ

             То, что отряд, когда-то ходивший в гости к Озерным людям, привел с собой пленника, сослужило добрую службу Туманному Облаку. Он тоже, правда, хуже, чем Упорный Медведь, научился языку недругов, которые называли себя Детьми Земли.

 Высокий Орел выпросил у вождя Озерных  людей пленника, чтобы попытаться заключить через него мир с неприятелем, но случая этому пока не пред­ставлялось. Враг встреч избегал, считая их, как объяснил плен­ник, не совсем людьми, а  чем-то средним между животными и человеком, потому что Дети Земли произошли от матери всего сущего. Значит, её детям, настоящим людям, по праву принадлежит то, что имеет их мать. Хозяин волен в своих поступках.

Упорный Медведь и Туманное Облако тоже мечтали положить конец войне, придумывали для этого множество способов, но все они не годились до тех пор, пока полновесное звание воина не будет подкреплять Слово своего хозяина. Никто не ста­нет слушать детских советов.

Друзья думали упросить Высокого Орла и Небесную Кару отпустить их с пленником к его сородичам, чтобы заключить мир, но пленник, которого звали Сильный Гром наотрез отказался, говоря, что его обязательно убьют за пребывание у чужих. Поэтому пути поиска  мира были отложены до лучших времен.

Мир манил, но и обжигал. Человек не может так  легко простить смерть своих близких. Люди всегда спрашивают: "3а, что он погиб? " Родные быстро не забываются. И то, что чужаки избегали встреч, еще больше подогревало обиду  и озлобляло.

Из разговора врагов Туманное Облако понял, что их становища находятся в пяти-шести больших переходах,  и что живут они впроголодь.

Дети Земли жаловались, что какие-то Красные собаки выг­нали их с прежней территории и заставили скитаться по миру, теряя в стычках людей, чтобы отбить  лучшие места обитания, которые давно заняты другими, и без крови их не уступит никто.

На лагерь подростков Дети Земли напали, прельстившись легкой добычей, чтобы потом торжественно убить её и съесть  во славу Духа смерти, который не дает покоя Матери Земле, тре­вожит ее, требуя жертв. От этого она вся пожелтела и отвернулась от своих детей, обиделась, что не могут они умилос­тивить назойливого духа.

То, что нападавшие пытались взять защитников лагеря живыми, дало  преимущество, и теперь три пожирателя человеческого мяса никогда его больше не поп­робуют.

         Людоедство считалось противным в племенах Праматери и Озерных людей. Человеческие жертвы приносились в исключитель­ных случаях и посвящались Матерям вод, леса, гор, и отдавались в полное их владение. Делить с ними трапезу - нанести смертель­ное оскорбление - у матерей пищу не отнимают.

В плену Туманное Облако и вида не подал, что понимает язык врагов и, тем более, что он будущий шаман - это звание ценится только среди своих. Шаман другого народа – враг, и враг худший, ибо может увлечь и словом и делом, значит, его сле­дует убить немедленно.

Погоня, шедшая по следу, встретив Упорного Медведя и Туманное Облако живыми и здоровыми, повернула назад, к разгромленному лагерю. Прибывшие из  Главного сельбища  убедились, что Седая Сова и его питомцы сделали все для достойной встречи противника. Нападавших ударили в одном месте и  всей силой, и прорвали окружение. Пленение Ту­манного Облака - не вина его соратников. Напор врагов был столь силен, что просто отпихнул их от собрата, получившего удар палицей по голове, когда  отбивался от двух противни­ков. Туманное Облако еще не совсем оправился после травмы, не мог наклоняться, его часто тянуло на рвоту. Но показать свою слабость - быть слабым. Кто поддается своему телу, тот ребенок.                                                Туманное Облако правдиво рассказал о людях, в чьих руках он побывал. Люди как люди. Правда, едят себе подобных и не считают других людей равными себе.

И как это ни дико, оружие своих убитых воинов они не передают в другие руки, а ломают. В их представлении, если оно однажды подвело, подведет и в следующий раз, ему уже нельзя доверить жизнь, и нового владельца будет ожидать участь прежнего. А кремня им не хватает постоянно.

Насколько понял Туманное Облако, враг не отнимает своих детей от матерей, не держит в лагерях, не учит мужеству, не рас­тит в них отвагу, поэтому дети его всегда остаются детьми.

Дети - это ноги племени, и если они слабы, тело далеко уйти не сможет. У такого народа нет будущего.

Хуже того, пришельцы едят даже своих мертвецов. Соро­дичей, убитых в стычке они несли с собой и решали, как их де­лить. Преимущество было за близкими родственниками покойников, которые имеют право взять себе лучшие куски. Дети должны обя­зательно съесть своих умерших родителей, потому что им не сыскать лучшего места для последнего пристанища, чем в желудках своих отпрысков.

Чужаки не раз приносили своих людей в жертву Духу смерти, съели даже старого шамана, новый же священнослужитель сказал, что отныне Дух смерти будет удовлетворяться только человеком из чужо­го племени. Поэтому они и напали на лагерь подростков. Да и  людей у них осталось не так уж много.

У соплеменников Туманного Облака, когда он все это рассказывал, горели глаза и сжимались кулаки. Особенно отвра­тило их людоедство, пожирание близких и даже родителей. Мно­гих рвало, выворачивало наизнанку, и еще несколько дней после этого они не могли притронуться к пище.

Бессмысленную ломку оружия также осудили все. Не оно виновато, что "у зайца длинные уши". Не оружие воюет, а чело­век с его уменьем, храбростью, силой, и если нет у тебя этих качеств, то нечего "пенять на зайца".

             

               Глава 16. НАЧАЛО ИНИЦИАЦИИ

            «Лицо племени» - Верховный вождь, Главный шаман, родовые вожди, знатные и храбрые воины - всегда принимало у подростков экзамен  на зрелость.

Инициация должна была продлиться целую Луну. На месте лагеря выстроили  временные жилища, мужскую землянку не восстанавливали - набег мог повториться в любое время. После конца инициации это оскверненное место будет по­кинуто навсегда.

С третьим пробужденьем Глаза Дня подростки сели в ряд и положили перед собой добытые за месяцы лишений ожерелья, которые решат, что делать дальше их владельцам: то ли оставаться для продолжения испытаний, то ли идти прочь.

Седая Сова недаром столько лет был наставником - все его питомцы имели знаки возмужания.

«Лицо племени» медленно прошло перед испытуемыми, внимательно осмотрело разложенные украшения и осталось довольно. Затем взрослые сели на бревна, положенные на круглой площадке, а Высокий Орел обратился к юношам со словами напутствия:     

- Дети мои, надежда нашего народа! Чтобы вы были сильными, вас долго кормили материнским молоком. Среди вас нет слабых и увечных. Их при рождении умертвили, чтобы они не отнимали у других пищу.

Наоборот мы, старшие, отрывали еду от себя, и вы росли здоровыми и крепкими. С малых лет вы учились распознавать следы, бросать копья и метко посылать стрелы, выслеживать зверей, добывать пищу. Вы знаете, повадки животных, их голоса как свои собственные, каждый из вас  ведает о своём долге. Вы изучали язык жестов и можете говорить пальцами, рукой, телом, позой. Это будет служить вам для подачи знаков на охоте, передачи тайных сведений. У каждого из вас есть ожерелье, оно свидетель ваших побед над сильным и хитрым зверем, значит, вы одной ногой уже переступили порог мужества.

Вы знаете почти все ритуалы и мифы. Они передаются из поколения в поколение, и будут передаваться, пока жив народ. Вы учились терпеть боль, голод и холод. Испытания при посвя­щении - это награда мужчине, вступающему в зрелость.

Мы старшие, будем презирать  того, кто окажется слабым, а это хуже смерти. Смех подстегивает лучше палки и недаром наставление гласит, что детей нельзя бить, над их слабостями нужно толь­ко смеяться. Но вас не баловали и ласками, потому что они портят. Чем больше жалеют ребенка, тем это хуже для самого ребенка. Он вырастет слабым, и грузным для всех. Нужно жить так, чтобы и дыхание твое не тревожило остальных.

Высокий Орел окинул подростков своим пронзительным взгля­дом и продолжил:

-Конечно, заяц в твоем горшке лучше медведя в лесу, но для своего племени добудь этого медведя. Умея брать, умей и отдавать. Все имеет цену, кроме мужества.  Вера в себя, и в своих близких, делает человека мужественным. Одиночество пристало лишь создателю всего сущего. Только ему надеяться не на кого.

Вы, питомцы Седой Совы скоро уйдете из детства. Детство радостно, ожидает счастья, но счастье легко не дается.

За счастье стать в один ряд со старшими, за счастье чувство­вать их локоть вы и заплатите детством. Недаром перед тяжелым походом, перед смертным боем сидят воины  в одной куче, пере­плетя руки и ноги, обнявшись, чтобы передать свое тепло и уве­ренность тем, у кого их на этот раз не хватило, или перенять у других. Так уж рожден человек, что может быть уверенным, только, если у него есть на кого опереться, и что защищать. За свои очаги можно стоять до смерти, и это будет наградой за непогасший огонь. Вы приучались неукоснительно соблюдать обычаи и законы племени, и знаете, что всякое нарушение их карается немедленно, иначе невозможна мирная жизнь народа.

Уважение к старшим, повиновение, растущее с возрастом, отныне определяют ваши поступки.

Принесите сюда прутья!

Ему подали заранее приготовленную охапку тальника.

- Вот ты, Трусливый Заяц, иди сюда. Силы у тебя на двоих. На, сломай! - Высокий Орел подал ему один прутик, Трусливый Заяц легко сломал его.

- На, возьми еще. - На этот раз Высокий Орел подал ему целый пучок. И как Трусливый Заяц не пыжился, он  ничего не мог  поделать с прутьями.

- Все поняли? Одинокий - ничто. Сила в единстве! Это основная мудрость человека. Помните её всегда. А сейчас такое задание: кто быстрее вырежет обыкновенную костяную иглу, добудет огонь, сделает каменную мотыгу. Приступайте.

Конечно, юноши заранее приготовились к этим испытаниям. Они достали несколько припрятанных бурдюков из шкур животных. В них давно, чтобы стала мягче, вымачивалась кость. Каждый взял по куску заготовки и стал осколком кремня вырезать длинный и узкий равнобедренный треугольник. Желобки углублялись по сходящимся направлениям, и треугольник  легко отделился, когда прорези соеди­нялись в толще кости. Упорный Медведь стал тереть о кусок песчаника широкий конец полученного изделия. Когда он достаточно истончился, юноша начал осторожно сверлить там отверстие. Вскоре кремневое шильце прошло кость насквозь. Юноша выровнял ушко и начал резцом соскабливать  излишки, придавая требуемую округлость, затем заострил кончик. Завершив изготовление иглы, он показал её в деле, легко протыкая  шкуры.

Остальные также хорошо справились с этим заданием.

Теперь требовалось получить огонь. Этого можно  достичь, если бить кремнем о другой камень, например, железный колчедан, чтобы рождающиеся искры зажгли сухой трут, сделанный из гриба. Другой способ был сложнее. Его-то и пред­ложили старшие: огонь поручили добыть трением. Все бросились искать сухое дерево. Упорный Медведь подобрал нужный кусок на месте сгоревшей мужской землянки, плоско затесал одну сторону, сделал в центре круглую ямку и от нее прорубил до края желобок. Затем взял стрелу, снял с неё наконечник и оперенье, и вставил  одним концом в эту ямку. Потом юноша отрубил гибкую ветку березы, натянул на неё запасную тетиву  так, чтобы она петлей охватывала стрелу чуть ниже середины, и, наложив на верхний конец стрелы   кусок дерева, и, крепко прижав левой рукой, правой начал тянуть и толкать лук. Стрела завращалась в ямке то в одну, то в другую сторону. Пот выступил на лбу Упорного Медведя, но он не замедлял работы, и вскоре дерево в выемке задымилось, а в боковой борозд­ке начала скапливаться коричневая древесная труха. Упорный Медведь осторожно подул на нее, прижав кусочек бересты, и кора вспыхнула, дав жизнь огню. Сын вождя быстро подложил туда еще несколько листков бересты, приготовленных заранее, и пучок сухой травы. Вскоре маленький костерчик тянул в разные сторо­ны язычки пламени, требуя себе пищи.

Огонь тоже добыли все. Стыдно было бы не суметь этого, когда вся твоя жизнь зависит от огня, когда огонь кормит и сог­ревает, освещает жилища, защищает от зверя. Огонь благословляет человека, вступающего в эту жизнь, и очищает уходящего из жизни.

Следующим заданием было изготовление каменной мотыги. Под рукой был только мелкозернистый красный песчаник. Из него и поручили сделать орудие.

Упорный Медведь нашел подходящий вытянутый треугольником кусок камня, подправил его и начал сверлить отверстие, куда потом будет вставляться рукоятка. Вместо сверла он использовал трубчатую кость, вращая ее все тем же детским лучком, и время от времени, подсыпая песку в желобок, который углублялся медлен­но, но все же углублялся. Сошло семь потов, прежде чем кость прошла камень насквозь, но, наконец, этот момент наступил.

Упорный Медведь вытряхнул из кости каменную пробку и пока­зал другу, который рядом с ним не разгибая спины, трудился над своей мотыгой. Готовые орудия потом соберут и отправят женщинам племени -  не пропадать же добру.

На этом закончилась первая часть инициации. Подросткам осталось пройти еще две следующие,   они намного труднее, и связаны с физическими испытаниями.

 

             Глава 17. ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНИЦИАЦИИ

             Во второй части инициации были состязания в беге, стрель­бе из лука, борьбе, и завершала все часть третья, где юноши долж­ны вытерпеть боль, попробовать дурманящего напит­ка, приобрести себе духа-покровителя и прослушать древние мифы.

Испытания в беге начинались с открытием Глаза Дня и про­должались до его заката. Кто за это время успевал уйти дальше всех, тот и считался победителем. Подростки несли на себе ору­жие, запас воды и пищи.

Упорный Медведь, Туманное Облако, Трусливый Заяц сразу оторвались от остальных и двигались, поочередно сменяя  бегущего впереди. Тянуться за кем-то легче, чем тянуть других. Было прохладно, шумное дыхание вырывалось паром, словно открывали и закрывали кипящий горшок.

Трусливый Заяц часто сморкался, а друзья подтрунива­ли над его бесплодными попытками прочистить ноздри, но хохотать остерегались - берегли дыхание.

Трусливый Заяц отмалчивался, невозмутимо и ровно переби­рая своими мощными ногами. Он мог бы понести, и ношу друзей, но, так делать нельзя.

Глаз Дня достиг высшей точки на небосводе, когда друзья остановились на отдых. Они наскоро поели и растянулись на земле, блаженно расслабившись. Босые ноги, с толстой мозолистой подошвой, привычные и к жаре и к холоду, знавшие обувь только зимой, начал пощипывать морозец. Показались и остальные подростки. Друзья вскочили и продолжили бег.

Легкие, словно крылатые в начале пути, ноги, по мере скольжения Глаза Дня к закату, уже с большим трудом загре­бали под себя холодную, почерневшую землю. Шутки прекратились.

Трусливый Заяц угрюмо сопел, не легче было и остальным. Пот разъедал глаза, они вытирали его рукавами потертых кожаных курток и упрямо продолжали бег.

Раньше только нескольким крепким юношам за целый день удавалось достичь Макушки страха - большого холма на границе земель племени. Об этой горе, и о тайной пещере на её верши­не, недалеко от одинокого дерева, говорил Упорному Медведю его отец на пути к Озерным людям.

Туманное Облако сбил о камень ноготь большого пальца правой ноги, и кровь пятнала землю. Друзья не останавливались, понимая, что остановка собьет с ритма, в который они втянулись. Рядом с ними понуро трусил Белолобый. Он не мог понять, куда и зачем бегут люди. Жеребчик нагнал хозяина, когда Глаз Дня прошел две трети своего пути.

Перед началом состязаний Белолобого привязали,  но он порвал ремень, и помчался вдогонку. Догнав, сделал несколько кругов, держа хвост трубой, затем подскочил, и обиженно куснул за плечо - не мог простить, что оставили одного. Жеребчик несколько раз пытался  преградить дорогу, но, получив легкий удар по крупу, отбегал, наконец, смирился, видя, что человеку не до него.

Упорный Медведь мог бы сесть на своего питомца, взять и ношу друзей, но тогда бег им не зачтут. Об этом его предупредили. Не у всех есть Белолобые, состязаться не с кем. Пеший конному не соперник.

Теперь их противником становился Глаз Дня. Он готовил­ся ко сну, но этого-то друзья опасались, и от всей души желали, чтобы светило ещё чуть-чуть помедлило на небосводе. Макушка страха была еще далеко и маячила едва приметной точкой. Они прибавили скорости, но многого из себя уже выжать были не в силах. Высота всего лишь двух копий отделяла миг, когда Глаз Дня скроется совсем, и тут у Упорного Медведя мелькнула одна мысль. Он свистнул, радостно подбежал жеребчик, но Упорный Медведь махнул рукой вперед.

Белолобый поднял голову, навострил уши и, словно что-то учуяв, наддал размашистой рысью. Друзья из последних сил потянулись за ним, подстегивая себя на каждом шагу.

Только высота одного копья оставалась до захода Глаза Дня, когда друзья достигли Макушки страха. Им хотелось бросить­ся на землю и отдыхать, разбросав руки и ноги, но Упорный Мед­ведь побежал дальше, за ним волей-неволей потянулись и остальные. Жеребчик же взобрался на холм и оттуда недоуменно следил за людьми. Наконец Глаз Дня вошел в свой дом. Друзья остановились. Они были от  Макушки страха на расстоянии  деся­ти полетов стрелы. Начало сереть, наступили вечерние сумерки. Решили вернуться к холму и там провести ночь.

Быстро собрали топливо и в яме, на вершине горы разож­гли костер. Упорный Медведь хотел отыскать вход в пещеру, но было уже слишком темно, да и усталость не располагала к празд­ным делам. Трусливый Заяц дремал, уткнув голову в колени. Упорному Медведю пришлось будить его, чтобы поел. Но кусок не шел в горло. Усталость пересиливала все. Друзья вповалку уснули, дове­рив охрану Белолобому.

Проснулся Упорный Медведь глубокой ночью. Звёздное небо чернело холодом. Костер почти погас, и юноша подбросил ему еды. Огонь разгорелся, на свет пришел Белолобый, бродивший неподалеку. Жеребчик смотрел на пламя, и жирные блики отражались в его темных глазах, грива клонилась  на левую сторону, ветерок теребил пряди жестких волос.

Жеребчик изредка встряхивал головой, и все смотрел и смотрел на огонь.  Когда ночь вплотную подступала к костру,  на помощь приходили люди, подбрасывая прутья и траву,  и огонь, воспрянув, надолго отгонял тьму ножами пламени. Рассвет чуть забрезжил, когда друзья плотно поели и скор­мили жеребчику несколько горстей толченого мяса.

Упорному Медведю очень хотелось найти  тайную пещеру, но для этого не было времени. Он сел на Белолобого, взял к себе ношу друзей, и они отправились назад.

Туманное Облако и Трусливый Заяц бежали по  бокам жеребчика, держась за ремни, которыми Упорный Медведь опутал шею и грудь Белолобого. Это очень экономило силы.

За десять - пятнадцать полетов стрелы от Макушки страха они начали встречать других подростков, по одному, по два - три. Некоторые из них костров не разжигали, боясь неприя­теля, и очень озябли за долгую морозную ночь.

Они шли назад весь день и половину следующего дня. «Лицо племени» усомнилось, что преодолено расстояние боль­шее, чем до Макушки страха, но остальные это подтвердили и те восхищенно зацокали языками.  Но потом спросили с подозрением, а не с помощью ли жеребчика достигнута победа. Но и это было категори­чески отвергнуто. «Лицо племени» опять пришло в восторг. На их памяти это случилось в первый раз, и достойно было прельщения.

В соревновании по стрельбе из лука победил Меткая Стрела. Иного и не ждали. Он способен на расстоянии десяти шагов потушить стрелой неверный огонек светильника. Мет­кую Стрелу включали во все группы подростков, выходивших добыть медведя, и не было случая, чтобы он промахнулся.

Единоборство было без оружия: нельзя поднимать его на соплеменника, даже если это и не настоящий бой. Боролись до падения одного из противников на землю.

По жеребьевке Упорному Медведю выпало схватиться с Трусливым Зайцем, который был выше его на голову и широк телом. Иногда в шутку, Трусливый Заяц поднимал кого-нибудь из сверстников и уносил далеко против их воли. Не мог тягаться он только с жеребчиком, да и не пытался. Жереб­чик в свою очередь благоволил к друзьям Упорного Медведя, выделяя  из всего племени. Не выносил он только несколь­ких человек.

Упорному Медведю бороться против Трусливого Зайца все равно, что пытаться повалить полное сил дерево. Но и отказаться от поединка никак нельзя. Лучше почетное пораже­ние, чем позорный отказ.

И вот два друга вышли в круг, истоптанный до них не­сколькими парами соперников. Трусливый Заяц привычно шмыгал носом и утирал его тыльной стороной ладони левой руки, правая же, настороженная, пыталась захватить Упорного Медведя. Наконец это ему удалось, и уже собрался, было, Трусливый Заяц, подняв и покружив вокруг себя бросить противника на землю, как над самым его ухом раздалось пронзительное:

- Жаба!

Трусливый Заяц от неожиданности выронил Упорного Мед­ведя и застыл в растерянности, озираясь по сторонам. В этот миг соперник  захватил снаружи руками его ноги у коленных сгибов и, что есть силы, дернул на себя и вверх, толк­нув правым плечом в живот.

Трусливый Заяц грохнулся оземь под хохот окружающих.

 

          Глава 18. ИСПЫТАНИЕ ОГНЕМ.

ТАЙНОЕ СВЯТИЛИЩЕ  ПЛЕМЕНИ

             Трусливый Заяц  не помнил зла и недолго обижал­ся на Упорного Медведя за победу, добытую хитростью. Он был не завистлив, добродушие и бескорыстие его ценили, и каждый хотел иметь такого товарища, но сердце Трусливого Зайца было раз и навсегда отдано Упорному Медведю. Но тот, как ни любил друга, не упускал случая подшутить над ним. Шутки были приняты среди сверстников и считались даже обязательными.

Уже на следующий день Трусливый Заяц, как ни в чем не бывало, общался с другом. «Лицо племени» уходило в сельбище, а подростки с Верховным вождем и Главным шаманом в сопровождении нескольких взрослых воинов отправлялись к горам, к тайной пещере племени, чтобы пройти последнюю и са­мую важную часть инициации. Обычно «Лицо племени» присутство­вало до конца испытаний, но сейчас была угроза нападения неприятеля. Поэтому проверку огнем решили провести здесь, на месте старого лагеря, чтобы все могли оценить мужество своих детей.

Был сложен большой костер, его покрыли сырыми ветками, на них легли подростки с привязанными к ногам длинными ремнями, предварительно вымоченными в воде. Костер подожгли сразу со всех сторон. Заклубился густой дым, языки пламени сквозь мокрую прослойку пытались достать человека. Юноши корчились от жары, задыхались, но терпели. Только один подрос­ток невольно вскрикнул, когда его все-таки сумел достать огненный нож, но из костра не выскочил. Наконец раздался сигнал, и все поспешили покинуть жаркое чистилище. Но среди них не было Трусливо­го Зайца. Седая Сова, что есть силы, дергал зацепившийся ремень, но вытянуть своего подопечного не смог. Упорный Медведь бросил­ся в пылающий костер, почти на ощупь нашел  неподвижно­го  друга и, откуда только сила взялась, одним неимоверным рывком выбросил того вон. Но и сам на ногах не устоял и выкатился из огня, опалив спину.

Когда Трусливый Заяц очнулся, он объяснил, что хотел превзойти всех в презрении к боли, но потерял сознание. Насме­шек не было - над мужеством не смеются.

Шаман помазал подросткам обожженные места каким-то снадобьем, но больше всех досталось Упорному Медведю. Трусливый Заяц ухаживал за ним, виновато шмыгая носом, приносил еду и питье, укрывал от холода.

«Лицо Племени» ушло в сельбище, а остальные через десять дней, когда раны подростков поджили, отправились к горам. До них было около семи больших переходов, долгих и трудных.

Шли почти без отдыха, днем и ночью, пересекали реки на надутых кожаных мешках и снова шли. На переправах легче всех было Упорному Медведю. Он, если река была узкая, вовсе не слезал с Белолобого, если широкая - плыл, держась за хвост или гриву. За время похода Верховный вождь, Высокий Орел, и Главный шаман, Небесная Кара, еще раз убедились в пре­имуществе конного перед пешим. Упорный Медведь не раз пытал­ся посадить их на Белолобого, но они отказывались, и не смогли бы признаться даже себе, что попросту боятся ехать верхом. Ни одно предание не сохранило таких случаев, значит, это противоречит сложив­шейся жизни, и не годится старшим нарушать древние установления. Это удел молодых. Они ищут свою тропу, и ошибки им простятся быстрее.

К тайной пещере подошли глубокой ночью. За несколько полетов стрелы до нее, Высокий Орел и Небесная Кара остано­вили подростков, приказали воинам крепко завязать им глаза и долго водить среди скал. Прежде чем разрешили снять по­вязки, юноши изрядно проползли на коленях, обдирая бока и стукаясь головой о камни узкого лаза. В пещере несколько светильников были не в силах  прогнать темноту, и она подступала вплотную.

Откуда-то слышался непонятный монотонный шум, похожий на плеск текущей воды, изредка раздавался гулкий грохот.

Белолобый остался снаружи. Вход в пещеру оказался для него слишком тесным. Он долго и возмущенно ржал, при­зывая друга и не дождавшись, пошел искать себе корма.

Вскоре юноши потеряли счет дням. Их не выпускали нару­жу, не давали спать и есть. Седая Сова и другие воины по оче­реди сидели среди них и покалывали копьями тех, кто подда­вался дремоте. И настал момент, когда у некоторых от долгой бессонницы начались галлюцинации. Тогда Небесная Кара каждому подростку дал по горшочку какого-то напитка. Юноши выпили. Через малое время на одних напала веселость, некоторые без вся­кой причины начали плакать, а были и такие, что пытались задраться с товарищами. Упорный Медведь почувствовал вначале, как неведомый жар опалил, а потом согрел внутренности и ударил в голову. Все кругом плыло и качалось. Трудно было остановить свой взгляд на чем-либо. Члены стали вялыми и бессильными.

Он с испугом отметил, что не смог бы защитить себя от самой захудалой собачонки, и тут же расхохотался, представив, как отмахивается от надоедливой, облезлой шавки. Смех распахнул его душу, все вдруг стали близкими, почти как Туманное Обла­ко и Трусливый Заяц. Упорный Медведь обхватил подростков за плечи, хотя в любое другое время посты­дился бы делать это: не пристало мужчине расточать нежности.

Трусливый Заяц стал необычайно говорлив, сыпал поговор­ками и шутками, что-то увлеченно доказывал окружающим и ог­лушительно смеялся, бухая, как пустое, дуплистое дерево, когда по нему стучат палицей.

Туманное Облако погрустнел и замолчал, думая о чем-то своем, сокровенном.

Верховный вождь и Главный шаман из темноты наблюдали за поведением каждого подростка, открывшего свою глубинную сущность под действием дурманящего напитка, и давали воинам знак связывать буйных, тех, кто пытался напасть на других.

У них дурманящий напиток спустил с привязи злобу к своей скрываемой трусости и, чтобы доказать обратное, они способны убить кровного родича. Такой человек может посту­пать смело, но в душе он все- таки трус, и всегда  помнит об этом. Отсюда и злоба.

Постепенно всех подростков сморил глубокий сон. От того, что они увидят во сне, зависит судьба каждого. Сны - это пред­вестники будущего, нужно только запомнить его и рас­сказать  Главному шаману. А уж он определит, что означает то, или иное видение.

Высокий Орел и Небесная Кара вышли из мрака и останови­лись возле юношей. Упорный Медведь спал, крепко обняв Туманное Облако, и улыбался. Головы их лежали на животе Трусливого Зайца и двигались, в такт его дыханию. Некоторые расползлись по углам, и их пришлось вытаскивать на свет.

Теперь Верховный вождь и Главный шаман знали, кто есть кто. Буйных было немного, всего два человека, и отныне их удел одиночество. Конечно, в племени они останутся, изгнание означает верную гибель, но вместе с другими в общих делах им уже не участвовать.

 

            Глава 19. ВЕЩИЕ СНЫ

            Спали подростки долго. Упорному Медведю привиделось, что его Белолобый стал вожа­ком большого табуна лошадей, имеет много кобылиц и кучу жере­бят от них. Лошади живут возле людей и не убегают, дают на себе ездить. И будто сам он, Упорный Медведь, переплывал широкую - ши­рокую реку и, когда уже выбился из сил, и гибель казалась неми­нуемой, Белолобый подставил спину и вынес на берег, а там его ждал отец и вручил ему свой нож и боевую палицу. Еще ему снились Красная Искорка - дочь вождя Озерных людей, -  и Утренняя Звездочка - девчонка из их племени, милая его сердцу. К удивлению эти женщины боролись друг с другом, потом вдруг откуда-то появился вражеский воин, и  увел с собой Утреннюю Звездочку. Упорный Медведь бросился следом и проснулся в липком поту. Он не успел рассмотреть облик врага, но ему показа­лось, что это был их пленник.

Отныне духом - покровителем Упорного Медведя становился Дух лошади.

Туманное Облако заручился мощной поддержкой своего знаме­нитого предка-колдуна, увидев того во сне.

Трусливому Зайцу приснилась рыба, много рыбы и сам он, пожирающий её до отвала.

Меткой Стреле не повезло: его за руку будто бы укусила змея. Вместе с духом-покровителем пришла и болезненная операция. Главный шаман тут же разрезал ему предплечье, выдавил кровь, натер  мазями, напоил отварами и, укутав, уложил на шкуры.

Неважно, что змея укусила во сне, лечить нужно наяву.  Духи предопределяют будущее людей и подают им об этом знак. И не вина духов, если знаки будут не поняты.

Все остальные подростки также приобрели себе  благодетелей.

После этого им разрешили осмотреть пещеру, настрого запретив делать две вещи: подходить к обрыву, где раздается грохот, и трогать отпечаток руки, нанесенный природной крас­кой.

Обрыв - это вход в иной мир, грохот внизу - голоса пред­ков и беспокоить их нельзя, иначе они разъярятся.

Давным-давно, когда племя пришло на эти земли, воины, охотясь в горах, набрели на пещеру. Вход в нее указала лиси­ца, спасаясь от собак. Проползши низким и длинным ходом, воины очутились здесь, и их, настороженных, встретил знак доброй во­ли, и привет через бездну времени - отпечаток руки с растопы­ренными пальцами.

Кроме этого изображения в пещере было множество других. Небольшие по размеру, простые в исполнении самые древние контурные насечки животных соседствовали с рисунками, закрашенными сплошным цветом, а те с рисунками, имеющими растушевку внутри фигур, с выпукло выраженными членами и мышцами, испол­ненные почти в натуральную величину. Последние при неверном, дрожащем пламени светильников словно двигались, мчались куда-то. Особенно удивляли невиданные волосатые звери с длинными носами и двумя огромными, изогнутыми клыками, торчащими из пасти. Никто из племени никогда таких чудищ не видел, и поэтому они внушали страх, были полны тайны.

От этих изображений резко отличались другие, где были представлены мелкие фигурки животных  и людей, вместе с собаками атакующие добычу. Это напоминало о загонных охотах  в их племени.

Небесная Кара велел троице друзей зажечь несколько древних каменных светильников, заправленных животным жиром с фитилями из сухого мха, и повел их в дальний угол. Здесь он достал припрятанный горшочек и вытряхнул из него кусок охры - глины с примесью красящего вещества.

- Охра может быть цвета легочной крови, или желтой, или коричневой, как эта. Черная же краска получается, если доба­вить древесный уголь. Кусочек охры нужно вот так растереть в ступе, смешать со свежей кровью, можно и с жиром, яичным белком или соком подходящего растения, на худой конец даже с мочой. Готовая краска накладывается только на сухое место. Если вы заметили, старые изображения сделаны, в основном, по заранее процарапанному контуру, а некоторые из них нарисованы дважды: в первый раз на плоском камешке. Упорный Медведь уже подобрал их несколько штук, Небесная Кара видел. Это предва­рительные наброски.  При необходимости  сухой  порошок выдувался через полую птичью кость и оседал на камне, словно нежный цветной туман. Те люди, наверное, могли уделять рисованию много времени. Мы же так долго возиться не можем - нужно добывать пищу, - сказал Главный шаман.

Он достал прутик с измочаленным концом и задумался, глядя на стену. По ней змеилась вертикальная трещина.

Юноши стояли рядом и держали светильники. Небесная Кара обмакнул кисть в краску. Нужно было отметить важное событие - совместную Большую охоту племени, закрепить в рисунке выпавшую удачу, чтобы она никогда  не покидала Детей Праматери.

Вскоре фигурки лошадей понеслись к трещине в скале - реке племени. За ними побежали собаки и охотники с луками. Между воинами в капюшонах, без оружия, женщины. Воины натягивают грозные луки, стрелы впиваются в обезумевших животных. Все фи­гурки в стремительном движении. В них нет ничего лишнего.

Шаман с удовлетворением оглядел свое творение и вытер испачканные руки. Оставшуюся краску он бережно соскоблил в горшок и спрятал. Затем велел всем собраться у обрыва.

- Дети мои, - обратился он к подросткам. - Сегодня пришла пора постигнуть вам высшую мудрость мира, который произошел от Великого Создателя. Он сотворил мир из трех частей. Мы живем в средней части, верхнюю часть населяют боги и духи, а нижняя - это страна предков. Степи её покрывают тучные стада,  и там не знают голода.

Создатель торопился и не заметил, что День имел слишком много Глаз. Они сожгли, искорежили тело Земли, оставив только кипящую воду, и средний мир едва не погиб. Но спас его Небесный Орел, выклевав у Дня все Глаза кроме одного. От Небесного Орла и пошли люди. Поэтому мы чтим это божество и не может быть более тяжкого греха, чем убийство и употребление в пищу орла. Это - великое табу. Нарушителя ждет неминуемая и скорая кара.

Кровнородственные связи священны и нерушимы. Тело умрет, если его разорвать на части, так и родство, если дробить его, погибнет. Каждый из нас намертво и навсегда связан со своим народом. Ты часть тела племени, и всегда должен об этом помнить. Отколовшись от своего рода, ты погибнешь. Это - второе великое табу.

Мир не может существовать без однажды установленного порядка. А порядок требует, чтобы животные давали нам свое мясо, чтобы женщина продолжала человеческий род, чтобы младшие слушались старших. Послушание, и еще paз послушание! Слово старших всегда должно быть исполнено, должно быть законом. Иначе раздоры, а вместе с ними и взаимная ненависть овладеют племенем, ибо родичи могут ненавидеть друг - друга сильнее, чем самые заклятые враги.

Кто допустит неповиновение, тот отступник и ему не место среди нас. Страшнее этого лишь братоубийство. Вот вам третье и четвертое табу: не перечить старшим, и не подни­мать руку на соплеменника.

Пятое и последнее табу - запрет на женитьбу в своем роде. Эти перечисленные условия самые главные. Они составляют основу нашей жизни и их не случайно пять. Без пяти пальцев нет кулака, без кулака нет руки, без руки нет воина.

Есть и еще табу, как запрет на рыбную ловлю весной, зап­рет селиться в местности "Обида родов", из-за которой чуть не произошло братоубийство, и другие. Их тоже нельзя нару­шать безнаказанно. Лучше убить одного, чем погубить всех.

Давным-давно пришли мы сюда, оставив Прародину. Она была центром среднего мира. Нам завещано предками вернуть то, что принадлежало  по праву, но день этот еще не наступил. Мы пока не можем отправиться на свои прежние земли, но Великий Орел верит, что когда-нибудь мы там будем. И порукой тому вы, идущие нам на помощь.

Сейчас вы по одному подойдете и наложите свои руки на отпечаток длани у входа. Тепло и благословение божества перейдут в вас, вступающих на тропу взрослой жизни. После этого вы - равные среди равных!

         

           Глава 20. НАШЕСТВИЕ  ЛЮДОЕДОВ

           Отряд молодых, уже полноправных воинов после выхода из чрева горы потерял половину дня, разыскивая Белолобого. Жереб­чика не было  ни возле тайной пещеры, ни внизу, на лугах. Но задерживаться дольше не разрешил Небесная Кара, и Упорный Медведь возвращался с тяжелым сердцем. Не радовало даже вступ­ление во взрослую, ответственную жизнь. Будь крылья, которые есть даже у никчемных комаров-кровопийц, он  полетел бы домой. У него теплилась последняя надежда, что Белолобый ушел в селение, а не стал чьей-то добычей.

Когда до сельбища остался день пути, им повстречался сильный отряд соплеменников, встревоженных прибытием одинокого жеребчика. К счастью, отряды не разминулись.

При подходе к дому им навстречу стрелой, пущенной из самого большого лука, вылетел Белолобый.

Он сходу куснул Упорного Медведя за плечо и, задрав хвост, сделал несколько кругов возле отряда, затем вновь под­скакал к хозяину, уткнулся мордой ему в лицо и задрожал губами. На глазах Упорного Медведя выступили непрошенные, предатель­ские слезы. Он их украдкой вытер о гриву питомца, и обнял его за шею.

Сразу по возвращении Упорный Медведь зашел к матери Туманного Облака - Крепкой Березе, чтобы поздороваться, отдать дань уважения. Она заменила ему  родную маму после её ран­ней гибели.

В землянке, в углу, огороженном камышитовой циновкой, где обитала семья друга, горел очаг. Возле него сидел Мутная Вода, под меховой полстью спали трое братьев будущего шамана, а Крепкая Береза что-то шила.

При виде друзей она вскочила, хотела поцеловать, но, вспомнив, что теперь они не дети, а взрослые воины, отсту­пила, прижала руки к груди и радостно засмеялась. От шума дети проснулись, выбрались из-под накидки и восхищенно уставились на старшего брата и Упорного Медведя. Только Мут­ная Вода фыркнул и отвернулся к стене. Он   смертно невзлюбил Упорного Медведя после того, как тот застал его за кражей пищи. Но и Туманнее Облако не был в своей семье желанным гостем.

Друзья вышли из землянки, чтобы согласно обычаю, обойти все дома поселения. За ними увязались и мальчишки. Они боготворили старшего брата, знавшегося на­коротке с духами. С не меньшим обожанием они относи­лись и к Упорному Медведю, который считался,  почти членом их семьи.

Когда Упорный Медведь и Туманное Облако зашли в зем­лянку, где жила Утренняя Звездочка, она вспыхнула, как Глаз Дня. Это было заметно даже в неверном дрожащем полумраке. Её руки тоже говорили своим языком, понятным только двоим.

Ничто  не мешало Упорному Медведю соединить свою жизнь и жизнь Утренней Звездочки - она была из другого рода, табу её не касалось. Но союз, заключенный с Озерными людьми стоял между ними. Договор о женитьбе сына племени Праматери на дочери  Озерных людей должен быть выполнен, и по­рукой тому Слово  вождей.

Умом он понимал необходимость женитьбы, а сердцем принять её не мог. Но и не представлял себе, что может пойти наперекор воле старших.

Упорный Медведь не узнал старого  сельбища. За время их  отсутствия было поставлено еще на­сколько больших землянок, обнесенных дополнительным оборо­нительным валом.

Хромая кобылица свободно ходила у поселения, и ни одна собака уже не пыталась на неё напасть. Для животных были сооружены навес и заслон из камыша - сородичи позаботились о подопечных сына вождя.

Основной костяк племени находился здесь. В остальных сельбищах оставались небольшие караулы, чтобы исключить внезапное нападение на главное поселение. Для этого же ежедневно, далеко в степь уходили группы воинов. Они возвращались только утром.

Пищи у племени должно было хватить до будущего года. Она хранилась в нескольких больших, хорошо замаскированных ямах, поодаль от поселка.

Морозило, но снега, как и в прошлые годы, все не было, и шаман недовольно хмурился. Но вдруг однажды ночью задул ветер, нагнал тучи и пошел снег, да такой густой и липкий, что к утру, земля побелела, словно устланная толстым слоем лебяжьего пуха.

После этого шаман объявил, что будущий год по милости духов будет хоро­шим и добычливым, если, конечно, не случится ничего такого, что отвратит их лик.

Дни шли за днями. Воины охотились, женщины шили одежду из шкур животных, дети помогали по дому, а в свободное время, как и все дети, затевали игры. И вот на исходе зимы из даль­него поселения прибежала собака с  привязанным к шее кожа­ным мешочком. В нем на куске бересты было рисуночное письмо: вражеский воин, пожирающий ребенка, нацелил копье на женщи­ну. В углу бересты человечек бежал к другому человечку, сидящему в лодке. Это означало, что племя людоедов - Детей Земли - пошло войной на племя Праматери и, что к Озерным людям об этом послана весть. В другом углу было нарисовано три Глаза Дня, - столько времени займет путь врагов к главному сельбищу.

Срочно в Большой землянке мужчины собрались на Со­вет. Племенное святилище не вмешало всех, поэтому кожаный полог, прикрывающий вход, был приподнят. Снаружи толпилась, в основном, молодежь, товарищи Упорного Медведя по инициации.

Нужно было решить: где встретить врага, какими силами, что при этом предпринять для безусловной победы. Поражение зимой означает смерть.

По обычаю первыми высказываются младшие. Они едино­душно уступили свои слова Упорному Медведю. Только он прошел в центр землянки, как снаружи послышался шум и в святилище ввалился весь израненный воин. Это был старший караула поселения, на которое напал враг. Воин, стараясь не показать слабости, прошел к вождю. Тот указал ему место и сделал знак.

Тотчас подали крепкий мясной бульон. Воин степенно отхлебнул из горшочка и поставил его перед собой. И только после вопроса Верховного вождя начал говорить:

- Людоеды идут всем племенем. Среди них есть  женщины и дети. Гонец к Озерным людям послан. Врагов будет три раза по сто. Они голодны и пойдут на смерть, чтобы раздобыть пищу. Сейчас они грабят наше сельбище, пожирают запасы, но со дня на день будут здесь. Все.

- Говори! - кивнул Верховный вождь Упорному Медведю.

-Упорный Медведь думает, что негоже нам сидеть здесь. Врага нужно встретить в степи. На его пути в двух детских переходах от Макушки страха есть много оврагов. Чужаков остановит в одном из них большой кусок мяса, а мы нападем. Тогда его раненные и убитые станут ему большой обузой, и он будет идти к Главному сельбищу с ночевкой в  других  поселениях. В одном из них нам нужно окружить пришельцев и уничтожить. Упорный Медведь, если будет на то ваша воля, сейчас же поскачет нав­стречу союзникам.

Молчали долго. Наконец Высокий Орел спросил:

-Кто еще?

Но охотников высказаться  не было. Раздались возгласы одобрения, обращенные к Упорному Медведю. Он покраснел, но больше ничем не выдал своей радости.

-Что ж, так и сделаем. Врага мы постараемся задержать подольше, удлиним его путь до Главного сельбища. Приводи помощь прямо сюда. Поступки врага могут выйти за ограду наших предположений. После прихода союзников будем действовать по обсто­ятельствам, - заключил Высокий Орел.

Упорный Медведь быстро собрался и выехал на Белолобом к Озерным людям.

 

               Глава 21. БИТВА С ЛЮДОЕДАМИ

               Упорный Медведь обнаружил Озерных людей на ночном прива­ле. Они чуть не расстреляли его из луков, шокированные видом человека на лошади, и только крик Упорного Медведя и подни­мающийся Глаз Дня помогли признать в нем будущего зятя племени. Но боевые псы на собственной шкуре испытали крепость копыт большеголового, мохнатого жереб­чика, пока их не отозвали хозяева. Нескольких собак  при этом не досчитались.

Ко времени встречи с посланцем, отряд союзников   успел пройти половину расстояния, и вели его  Большой Челнок с младшим братом -  Крепким Гарпуном, который  приходил  со своими людьми за кремнем и принес соли.

Озерные люди тоже много претерпели от людоедов и меч­тали одним махом рассчитаться с ними за все.

Через три дня, если считать с момента выезда Упорного Медведя, помощь подошла к Главному сельбищу. Здесь их встре­тили Верховный вождь и Главный шаман. Прибывших  разместили по землянкам, накормили и обогрели.

Совместно с вождями Озерных людей были обсуждены даль­нейшие действия. Людоеды застряли на третьем от Главного сельбища поселении, пожирая своих убитых. Как и предлагал Упорный Медведь на пути неприятеля в глубоком овраге, была оставлена кучка мяса, на неё враг набросился, забыв об осто­рожности, и жестоко за это поплатился.

Но самое главное - они упустили время. Теперь союзники могут постоять за себя и даже разгромить пришельцев.

Объединенный отряд выступил после того, как люди племе­ни Праматери, сбившись в одну большую толпу, и, переплетя объятия, совершили обряд обмена силой и уверенностью. Вели воинов Высокий Орел и вожди Озерных людей, а сопровож­дали  молодые, крепкие женщины. Они несли запасы оружия и провизии, и при необходимости будут участвовать в битве. Известно, что женщины стойки и беспощадны, когда защи­щают своих детей.

Небесная Кара остался в Главном сельбище. Здесь он с помощью стариков и старух, молодых девушек и подростков организует прием раненых и уход за ними, вышлет при необходимости помощь. Пленник - Сильный Гром – тоже находился в сельбище.

Племя людоедов успело выступить из третьего поселения, и встреча произошла на снежной, всхолмленной равнине. Неподалеку змеилось русло  Белой воды.

При виде противника, превосходящего их в численности, Дети Земли нерешительно затоптались на месте. В центре орды виднелась кучка воинов, обступивших одного человека, по-видимому, Верховного вождя. Раздались крики, от центральной группы в разные стороны  побежали посыльные, и Дети Земли стали вы­страиваться в боевой порядок, обратив к союзникам выгнутую, состоящую из нескольких рядов цепь, ощетинившуюся копьями. Тыл  прикрывали женщины. Вождь оставался в середине.

Медленно, не ломая строя, Дети Земли начали отсту­пать к руслу Белой воды и, достигнув его, стали, защитив спины обрывистым берегом.

Союзники обложили людоедов. Упорный Медведь с Бело­лобым держался позади всех - хотел, чтобы его появление верхом явилось неожиданностью для врага. Рядом с ним были Трусливый Заяц, Туманное Облако и Меткая Стрела.

Вдруг ряды Детей Земли расступились, и вперед вышел их Верховный вождь, полный сил мужчина, с волосами, побелевшими только наполовину. Он кичливо оперся о копье, ударил себя в грудь и что-то прокричал. Высокий Орел знаком подозвал сына. Тот оставил жеребчика друзьям и подошел к отцу.

- О чем он кричит, как женщина, этот по виду мужчина? Выправь его слова для моего уха.

- Он зовет тебя на единоборство.

То, что вражеский вождь вызвал главу племени Прама­тери на поединок, исключало теперь перемирие, на которое так надеялся Высокий Орел. Предложение мира  будет неправиль­но понято даже своими соплеменниками. Поэтому Высокий Орел гордо шагнул вперед. Почти вместе с ним выступило несколько прославленных воинов, не отстал и Упорный Медведь. Но Высокий Орел легонько отстранил его:

- Для такой битвы у тебя еще не  окрепли кости.

- Но у нас-то кости крепкие, - возразили воины. - Нельзя Высокому Орлу, который носит на своих плечах столько прожитых лет, биться с молодым. Это несправедливо.

- Все рассудит смерть. Она вольна в выборе и не смотрит на возраст. Высокий Орел будет драться с этим крикуном и убьет его. Дайте мое копье с костяным наконечником. Оно на­дежнее, чем с каменным.

Копье было подано, и противники начали сходиться. Вождь людоедов, видя перед собой старика, вновь что-то прокричал. Его соплеменники ответили смехом. Упорный Медведь вздрогнул от смертельной обиды. Вождь людоедов сказал, что у врагов уже не осталось настоящих мужчин, раз они прикрылись дедушкой.

Высокий Орел верил в свое искусство владения копьем. Раньше ни один воин его племени не мог устоять перед ним. Но он знал и то, что долго против молодого и сильного про­тивника не продержится, поэтому без долгой разведки нанес обманный удар в левое бедро людоеда. Тот махнул копьем влево-вверх, отбивая укол, и когда оружие должно было скреститься, Высокий Орел мгновенно перевел острие и ударил в грудь. Костяной наконечник с хрустом вошел в тело, но не так глубоко, как ожидал вождь. Это яви­лось полной неожиданностью для старого воина.

"Ушла сила из рук!" - подумал он с острой горечью. Его противник схватился левой рукой за копье Высо­кого Орла,  и пустил в ход своё оружие. Вождь попытался, было, остановить удар, но острие, проскользнув между пальцами, пронзило бок. Вождь людое­дов издал радостный вопль и упал замертво. Высокий Орел, зажал рану левой рукой, правой выдернул свое копье из груди поверженного врага, и потряс им в воздухе.

Началась битва. Вначале противники осыпали друг друга стрелами. Женщины той и другой стороны подбирали их и по­давали воинам. Появились первый раненые. Противники распаля­лись.

Упорный Медведь с друзьями вывел отца из свалки, женщины понесли его в сельбище.

Сын вождя вскочил на Белолобого, взял палицу, и помчался к Детям Земли. Те на мгновение растерялись. Этого было достаточно, чтобы  врезаться в их ряды и начать раздавать удары направо и налево. За ним устремились остальные.

Дети Земли сломали строй и стали в панике разбегаться, прыгать с обрывистого берега. Но видно не все враги потеряли голову от страха. Стрела с кремневым наконечником вонзилась в спину юноши. Он припал к гриве Белолобого и тот, почуяв неладное, вынес седока из боя.

Упорный Медведь потерял сознание и соскользнул на землю. Белолобый остановился, нагнулся к хозяину, обнюхал его и призывно заржал. Но сородичи Упорного Медведя были заняты разгромом врага. Даже женщины включились в преследование и добивали раненых. Только Мутная Вода заметил, что Упорный Медведь в беде. Он воровато оглянулся и с копьем наперевес, направился к раненому. Белолобый насторожился, прижал уши, замотал своей большой, нескладной головой и грозно пошел навстречу Мутной Воде. Тот попытался, было отогнать жеребчика, и только мгновенный бросок на землю спас человека от смерти: Белолобый развернулся и ударил задними копытами, чего никогда до этого не делал.

Мутная Вода отполз подальше, встал на ноги и заковы­лял за сородичами.

Белолобой вернулся к Упорному Медведю и стал подтал­кивать его мордой, заметив стрелу, торчащую в спине, схватил её зубами и дернул. Наконечник сломался и остался в ране.

 

         Глава 22. СМЕРТЬ УТРЕННЕЙ ЗВЕЗДОЧКИ  И  ВЫСОКОГО ОРЛА

             У одной из землянок Главного сельбища стоял караул. В ней были пленник Сильным Гром с Утренней Звездочкой - любимой де­вушкой Упорного Медведя.

Сильный Гром пытался захватить Утреннюю Звездочку и бе­жать к своим сородичам. Он связал ей руки, заткнул рот, и толь­ко бдительность часовых предотвратила побег. Тогда Сильный Гром забрался в землянку и объявил, что убьет девушку, если кто-либо тронет полог, заменяющий дверь и требовал свободно пропустить их.

Великий вождь с тяжелой раной лежал в племенном святили­ще, но ему, чтобы не расстраивать, ничего не говорили. И вот в такой момент к сельбищу прибрел Белолобый с хозяином на спине. Когда жеребчик сломал древко стрелы, то от резкой боли Упорный Медведь очнулся. Увидев Белолобого,  взял его за ухо и потянул к себе. Белолобый неловко потоптался и лег возле человека. Упорный Медведь с трудом взобрался на жереб­чика и обхватил его шею руками. Белолобый осторожно встал и медленно направился к центральному поселению.

Упорного Медведя бережно сняли с жеребчика и занесли в Главное святилище. Высокий Орел приподнялся, но, увидев, что сын жив, упал на шкуры. Главный шаман разрезал одежду и осмотрел рану. Наконечник сидел в теле юноши, и требовалось его срочно извлечь.

Главный шаман дал Упорному Медведю отпить из горшочка какого-то варева и кликнул воинов. Те осторожно ступили в помещение.

- Придержите ему руки и ноги, - приказал шаман.

Упорный Медведь лежал на животе. Воины подошли, чтобы исполнить приказ.

- Не надо. Упорный Медведь выдержит боль.

Шаман махнул рукой. Воины вышли.

Небесная Кара достал из кожаной сумки, кремневый нож, пучки сухого мха, придвинул поближе горшочек с серым, останав­ливающим кровь и заживляющим рану порошком, и сделал первый надрез. Упорный Медведь закусил губу и сжал кулаки. Вскоре шаман вытащил обломок наконечника и отдал Упорному Медведю, промыл рану холодной кипяченой водой, присыпал порошком и, наложив пучок мха, примотал широким ремнем.

Из нижней губы Упорного Медведя капала кровь, кровь капала, и из ладоней, куда впились ногти - настолько сильно были стиснуты пальцы.

Совсем недолго пролежал спокойно Упор­ный Медведь. Ему сказали о попытке бегства Сильного Грома и, он, с трудом поднявшись, пошел к охраняемой землянке. Шаман посидел, подумал и отправился следом. Они подошли к землянке одно­временно.

- Выпусти нашу девушку! - потребовал шаман. - Иначе умрешь лютой смертью!

- Сильный Гром любит Утреннюю Звездочку и никогда от нее не откажется. Даже мертвая она его. Сильному Грому уже нечего терять. Вы истребили его племя!

- Не мы хотели войны. Не мы первыми напали на сородичей Сильного Грома, - ответил шаман. - Ты жил среди нас, ты стал одним из нас. Ты не помнишь добра. Неблагодарный ребенок куса­ет грудь матери.

Землянку обступали воины. Многие из них были ранены, а тяжело увечные лежали в Главном святилище, Трусливый Заяц, Туманное Облако, Меткая Стрела целыми и невредимыми находились в толпе. Туман­ное Облако знал, что Сильному Грому давно нравится Утренняя Звездочка, и тот не раз пытался увлечь её, когда юноши прохо­дили инициацию. Но девушка отвергла домогательства чужака. Об этом поведали Туманному Облаку его вездесущие братья.

О поползновениях пленника будущий шаман  Упорному Медведю не говорил, щадя чувства друга.

- Слышите, вы, недочеловеки? Сильный Гром даже один не боится вас всех. Сильный Гром любит эту женщину. Она не дос­танется другому. Нож Сильного Грома быстрее ваших ног.

- Упорный Медведь тоже любит Утреннюю Звездочку, но хочет, чтобы она жила и поэтому,  пусть уходят с миром.

Произнесенное Слово, что пущенная стрела - назад не возвра­щается. Шаман ничего не сказал, повернулся и пошел в святи­лище. Толпа расступилась. Из землянки вышел Сильный Гром, ведя за волосы Утреннюю Звездочку. Нож был приставлен к её горлу.

Туманное Облако краем глаза заметил, что Меткая Стрела осторожно вытащил стрелу из колчана и положил на тетиву. Туманное Облако не мог позволить, чтобы Слово Упорного Мед­ведя было нарушено. Поэтому он подтолкнул руку.

Стрела попала  не в висок, как было задумано, а, скользнув по черепу, ушла в небо. В следующий миг Сильный Гром полоснул ножом по горлу Утренней Звездочки. Упорный Медведь вскрикнул и потерял сознание. Вторым ударом пленник перерезал горло себе.

Трусливый Заяц бросился к Упорному Медведю, сшибая всех, как весенние сосульки. Когда начался бой с людоедами он не смог догнать, а потом и вовсе потерял друга, и считал, что он один виноват в его ранении.

Богатырь бережно, словно ребенка, поднял своего худоща­вого приятеля и понес в Главное святилище.

Высокий Орел беспокойно заворочался на ложе, но Небес­ная Кара, осмотрев юношу, успокаивающе махнул рукой. - Ему нужно отдохнуть, - сказал шаман и выпроводил пришедших.

Высокому Орлу становилось все хуже и хуже. И он вызвал к себе «Лицо племени». Пришли и вожди Озерных людей.

- Чтобы досадить Высокому Орлу его жена, друзья и ровес­ники давно ушли в иной мир. Но пусть они не радуются, что про­вели Высокого Орла. Скоро он отправится вслед за ними и тог­да им не поздоровится, особенно его старухе, - сказал Верховный вождь. Даже перед смертью он шутил.- Высокий Орел хочет попрощаться с вами. Он не помнит зла и просит извинить его, если он причинил обиду. Вы знаете наши заветы. Вы живы, пока есть единство. Свою боевую палицу и жезл я оставляю Упорному Медведю. Но на Совете племени вы окончательно решите, достоин ли он звания вождя.

Небесной Каре я поручаю своего сына. Будь ему опорой, остереги от ошибок, замени отца, пока он сам не пойдет твердым шагом.  Мне не жаль уходить. После Высокого Орла остается Упорный Медведь, остается Небесная Кара. Сделай все согласно обычаям, согласно заветам предков. Не скорбите. Смерть старика - это ра­дость, ибо остаются жить молодые. Только жаль, что не смог Высокий Орел вернуть племя на его прежние земли. Быть может, это удастся вам...

Пленных собери и не убивай. Весной отпусти, если захотят уйти. Хватит крови. Наше племя, когда оно бежало с прародины, было в таком же положении, что и эти несчастные... - Высокий Орел говорил все невнятнее, а потом потерял сознание. Ночью он скончался.

Наутро его обмыли, одели в лучшие одежды и отнесли на то место, где им была получена смертельная рана, где духи дали знать, что пришло время Высокого Орла. Там уже был при­готовлен погребальный костер. Верховного вождя с оружием возложили сверху. В руках он держал палицу и костяной жезл, за поясом торчали костяной и кремневый кинжалы, справа покоилось копье, а слева - лук со стрелами. Костер обступили соплеменники. Не было Озерных людей - не полагалось по ритуалу.

Главный шаман подошел к костру, взял из мертвых рук Верховного вождя боевую палицу и жезл вождя, и передал их «Лицу племени», женщины затянули погребальный плач.

Главный шаман своей рукой поджег костер с четырех сто­рон, начиная с Западной стороны. Когда костер догорел, это место посыпали красной охрой, которая обеспечивает покойному дальнейшую жизнь в царстве мертвых, а сверху насыпали небольшой холм. Очистившись в огне, Верховный вождь Высокий Орел улетел в иной мир.

 

         Глава 23. ВЫБОРЫ ВЕРХОВНОГО ВОЖДЯ.

НАКАЗАНИЕ ПРЕДАТЕЛЕЙ.

           Отполыхали погребальные костры на месте боя с Детьми Земли. Многие соплеменники покинули в пламени этот мир, многие землянки остались без главы очага. В сельбищах стояли плач и стенания. Но утешало то, что не грозила больше смерть, не томила неизвестность перед будущим.

Ожидание опасности всегда страшнее, чем сама опасность. Выполняя последнюю волю Высокого Opлa, пленников не убили. Их разобрали по сельбищам. На самом берегу Белой воды, невдалеке от главного поселения сожгли Утреннюю Звездочку. Тело Сильно­го Грома не бросили в реку, а отдали его сородичам. Эта была последняя дань уважения храброму воину.

Племя начало готовиться к выборам Верховного вождя. Назывались разные кандидатуры, но большинство хотело видеть во главе племени Упорного Медведя. Только Одинокая Утка, вместе со смертью многих мужчин, окончательно потерявшая на­дежду разжечь новый совместный очаг с кем-либо из них, по своему обыкновению ходила из землянки в землянку и порочила Упорного Медведя. - Он еще не созрел для Верховного вождя, слишком молод для этого. Не лезть бы ему вперед, когда рядом стоят старшие - говорила она. Но даже её злой язык ничего более худого об Упорном Медведе сказать не мог. Люди любили его за открытое сердце, готовность помочь и поделиться последним. Поэтому от слов Одинокой Утки отмахивались, как от назойливых мух.

Другой недоброжелатель Упорного Медведя - Мутная Вода держался в тени.

Прошел положенный срок - полная луна со дня смерти Высокого Орла и племя собралось на Совет. На нем присутствовали и вожди Озерных людей. От­правив домой большинство своих воинов   с телами погибших и раненными, они остались, чтобы лично участвовать в таком важном собрании.

Согласно обычаям, на Совете присутствовали только мужчины достигшие совершеннолетия, прошедшие инициацию, и все были без оружия.

Первым ваял слово Главный шаман.

- Наш Верховный вождь покинул нас, защищая честь своего народа и, сразив в поединке полного сил мужчину, хотя держал на своих плечах много прожитых лет. Это смерть дос­тойная воина. О его подвиге матери будут рассказывать детям у семейных очагов.

Сейчас племя осталось без головы. Как тело без головы умрет, так и племени нельзя без Верховного вождя. Им должен стать сын Высокого Орла Упорный Медведь. Это ничего, что он молод: Племени долго не надо будет беспокоиться о новом вожаке. Перед Советом я всю ночь беседовал с духами предков, обращался и к Праматери и все они согласны. А что скажете вы?

Воцарилось долгое молчание. И хотя все уже фактически было предрешено, обычай соблюдался. Наконец, тоже по обычаю, слово взял представитель самых младших, недавно прошедших инициацию воинов, Меткая Стрела.

-Мы за то, чтобы Упорный Медведь стал Верховным Вождем. -    Раздались одобрительные выкрики.

Совет ещё выслушал   мнения представителей среднего и старшего поколений. Они тоже поддержали Упорного Медведя. И тогда Главный шаман сде­лал знак. К нему подошли два старых прославленных воина.

Один из них нес боевую палицу, а другой жезл Верховного вождя. Они направились к Упорному Медведю, одиноко сидевшему в отдалении, и вставшему при их приближении. Небесная Кара взял из рук стариков жезл и вручил его Упорному Медведю. Тот принял его с преклоненным коленом. После этого Главный шаман вложил в левую руку нового Верховного вождя боевую палицу. Это имело смысл: кто держит жезл вождя, должен при­менять сначала ум, а только потом, силу.

После этого к Упорному Медведю подошли его сверстни­ки и на своих плечах отнесли в Главное святилище.

Вожди Озерных людей засобирались домой. Им устроили прощальное угощение и подтвердили, что договор о свадьбе детей племени, остается в силе. Но исполнение его отклады­валось на два года - нужно было залечивать раны. Уже перед уходом Крепкий Гарпун, отозвав в сторону нового Верховного вождя, сказал, что один из его людей, раненый в битве видел, как Мутная Вода пытался убить Упорного Медведя, когда он ле­жал без сознания. И только Белолобому он обязан своей жизнью. И, что Одинокая Утка и её старший сын, стоящий на пороге инициации, не участвовали в битве, а прятались в овраге.

Обвинения были серьезными. Нарушены заветы, что жизнь соплеменника священна, и, что благополучие племени - залог благополучия каждого её члена. Но Упорный Медведь не стал немедленно учинять разбирательства. Нельзя, чтобы чужие видели внутренние свары. Они не будут уважать таких людей.

Упорный Медведь проводил гостей на день пути, и только вернувшись в сельбище, вызвал в святилище Мутную Воду и 0динокую Утку с детьми.

Юноша впервые в жизни занимал возвышение, на котором раньше сидел его отец. По правую руку от него был Небесная Кара, за ним Туманное Облако. Слева расположились наиболее уважаемые соплеменники и вожди.

Среди них не было Седой Совы - мудрого и строгого нас­тавника молодежи в период инициации. Он погиб в битве, омочив копье в крови нескольких врагов.

Трусливый Заяц и Меткая Стрела привели Мутную Воду и поставили в центре святилища.

Первое дело касалось Упорного Медведя, поэтому вопро­сы задавал Небесная Кара.

- Как ты мог, сын нашего племени, пытаться убить своего раненого и беспомощного брата? Один раз мы тебя уже простили. Но, верно, говорят, что не разогнешь того, кто сгорбился душой. Ты можешь убежать от Небесной Кары, но от его проклятий тебе не уйти. Мы тебя слушаем.

Мутная Вода знал, что спасения ему нет. Его или убьют и бросят в реку, или  изгонят из племени. А это тоже верная, только мучительная, долгая смерть. Поэтому он угрюмо молчал, понимая бесполезность любых слов. Поступку его оправдания не было. И не имеет значения, что попытка не удалась. Подумать - это уже наполовину сделать.

Упорный Медведь тоже знал дальнейшую судьбу Мутной Воды. Законы племени суровы, но справедливы, но ему стало жаль этого несчастного человека, и он сказал:

- Месть всегда рождает двойню. У худого человека худые помыслы. Обделенный - завистлив. Тот, в чьей жизни было много несчастий,  становится желчным, нетерпимым к добру и счастью других. Слова Седой Совы всегда в сердце Упорного Медведя и он прощает Мутную Воду, наказавшего себя сильнее, чем мы можем это сделать. 

-Упорный Медведь волен, прощать свои обиды, но не обиды племени! Человек, нарушивший одно из пяти основных табу, а именно четвертое, на которых держится жизнь народа, не может оставаться с нами. Но я обещаю, что мы Мутную Воду не тронем и пальцем. Он умрет сам, он хорошо знает, что заслужил смерть. Небесная Кара насылает на тебя, Мутная Вода порчу. Ты умрешь в страшных муках еще до ухода Глаза Дня, и он увидит весь твой позор. Даже собаки будут рады, что они собаки, а не Мутная Вода. Го­товься к смерти, скоро ты почувствуешь боли в животе. Иди.

Мутная Вода посерел и, шатаясь, вышел из святилища. Вскоре возле куч домашнего мусора и золы послышались его стоны, а затем и вопли. Через некоторое время он испустил дух.

Привели Одинокую Утку с детьми. Упорный Медведь был в большом затруднении. Если он накажет виновную, она пой­мет это как месть. И он попросил Лицо племени решить судьбу несчастной женщины.

Старейшины лишили Одинокую Утку своего очага, а детей её приказали разобрать по семьям заслуженных воинов, чтобы они воспитали их настоящими мужчинами.

Поступок Одинокой Утки -  предательство. Такая мать ничему хорошему своих детей научить не сможет.

Её отправила в дальнее сельбище, запретив появляться в Главном поселении и встречаться с детьми. Отныне она будет скитаться меж чужих огней.

             Глава 24. РОЖДЕНИЕ  КОННОГО  ОТРЯДА.

НАЧАЛО  ПОИСКОВ  ПРАРОДИНЫ.

             Весна пришла дружная, дождливая. Трава пошла в рост. Стада животных возвращались на прежние земли. И все чаще жеребчик Упорного Медведя призывно ржал в сторону степи.

Однажды он понесся к косяку диких лошадей, неосторожно приблизившемуся к Главному сельбищу. Навстречу Белолобому выскочил хозяин табунка, крепкий светло-гнедой жеребец.  Он шел навстречу чужаку, высоко поднимая ноги и  чеканя шаг,  взметнув голову и отставив хвост. Белолобый сделал то же самое и в такой горделивой позе они сблизились до длины пяти копий, повернулись друг к другу боком, чтобы  показать свою мощь и устрашить соперника. Никто из них не отступил, и тогда они стали метить территорию  фекалиями, оставаясь в  той же позиции. После опорожнения желудка каждый из них повернулся к своим испражнениям, чтобы понюхать,  оставляя  хвост задранным. Хозяин гарема устрашающе заржал,  но Белолобый не отступил, и они стали сближаться для боя, который должен был стать для одного на них последним. Уши  плотно прижаты, головы опущены и пригнуты к земле, шеи изогнуты, хвосты трубой, тела напряжены, под кожей видно каждую жилочку, не животные, а воплощение ярости. С храпом  кинулись они  друг на друга и начали драку.

Жеребцы вставали на дыбы и били передними копытами, кусались, лягались, боролись шеями. Жаркая кровь текла из ран, но сражение стано­вилось ожесточенней.

Упорный Медведь хотел, было уже вмешаться, опасаясь, за жизнь любимца, как Белолобый изловчился и, закусив  переднюю правую ногу врага, скручивающим рывком бросил того на землю. Не успел противник опомниться, как Белолобый зубами  вырвал у него яички.

Предсмертное ржание разнеслось над степью, ему вторило ликующее - Белолобого. Он поднял хвост и размашистой рысью собрал лошадей. Таковы  законы дикой жизни, что продолжателем рода может стать только сильнейший.

Белолобый вел табунок к сельбищу, но они пугались, - слишком хорошо знали, какую опасность для всего живого пред­ставляет человек.

В тот же день был построен большой и высокий деревянный загон. Его обваловали и загнали туда животных. Помогло  то, что лошади держались вместе, словно связанные невидимым ремнем, а кинься они врассыпную – изловить их поодиночке было бы невозможно.

Упорный Медведь давно мечтал о конном отряде. И восхищенно провожая глазами несущихся в грохоте копыт и волнах пыли животных, летящих над землей, расправив хвосты, играя могучими мускулами, не раз спрашивал себя: «Что  за чудо? Откуда взялись эти властители пространства, что за Прародитель создал такое волшебное творение – соперника степных неукротимых ветров?» И понимал, что мечта его сбудется, если только удастся поймать достаточное количество лошадей и  добиться полной власти седока. Он получил рану в бою с людоедами, потому что  не может пока  быстро менять по желанию направление движения и резко останавливаться. И это с Белолобым. А что будет, если сесть на дикое животное? И он, как только оправился от травмы,  смастерил  методом проб и ошибок простейшую уздечку. Ему удалось сделать из кости и кожаных ремней  устройство, с помощью которого приобреталась большая власть над головой Белолобого.

Пойманные лошади не давались в руки и не  разрешали садиться верхом. Среди них оказалось несколько трехгодовалых особей совсем неукротимых и  диких. Они бросались на человека, стоило только зайти в загородку. Таких пришлось убить. Было четыре  головы двухлетнего молодняка, пока ещё глупого и любопытного, пять голов годовалых  и  пять кобылиц с жеребятами. Ещё одна кобылица запоздало готовилась стать матерью, имела большой треугольный живот, но остальные признаки близкой выжеребки пока ещё не появились: не набухло вымя и половые органы. Мамаши отличались большой злобой, но были оставлены в живых для дальнейшего  приручения. Упорный Медведь и здесь нашел выход. Он взял крепкую, длинную березовую жердь, закрепил  на ее конце ремень с удавкой, скользящей по дереву. Теперь нужно было испробовать приспособление. Он осторожно накинул на голову выбранного животного ремень. Кобылица дернулась,  затянула петлю, начала брыкаться, но, едва не задохнувшись,  присмирела, и больше не вырывалась. Упорный Медведь с помощью друзей надел на неё уздечку и вскочил верхом. Проскакав по степи, пока лошадь не вы­дохлась и не стала послушной,  он вернулся в сельбище. Его примеру последовали сверстники, ранее пробовавшие ездить на Белолобом. Удалось приучить к верховой езде всех двухлеток и четырех ожеребившихся кобылиц, а одна оказалась настолько бешеной, что её пока оставили в покое. На удивление легко смирилась со своей участью кобыла, ожидающая приплода: то ли боялась потерять своего отпрыска, то ли  характером удалась.

Из молодняка двое оказались будущими жеребцами.  Их конечная учесть была предрешена - в  одном косяке  два продолжателя рода не уживутся. Но, подумав, Туманное Облако предложил их кастрировать и сам взялся это проделать. Операции прошли удачно…

После того, как начало конному отряду было положено, не составило большого труда поймать недостающих животных. На этот раз старались пленить двухлеток, легче  привыкающих к человеку, чем старые особи. Молодняк догоняли на лошадях, накидывали на шею петлю-удавку и смиряли под угрозой удушения. Затем  обязательно «обкатывали» животное, чтобы приучить к верховой езде.

Трусливый Заяц долго искал подходящую лошадь - под его могучее тело годилась не всякая. Наконец, он выбрал себе под стать  спокойную, крепкую кобылу, с толстыми ногами и могучим крупом, взнуздав проехал верхом и они быстро нашли общий язык. По примеру Упорного Медведя остальные тоже стали подкармливать своих питомцев толченым мясом.  Вскоре у пле­мени было два десятка всадников и  несколько запасных лошадей.

По ходу дела пришлось решать проблему с водопоем. Сначала пытались носить животным воду в кожаных мешках - бурдюках,  но лошади пугались, сторонились людей, и пить не подходили. Положить мешок на землю и уйти, значит,  пролить воду, да и побрезгуют они, никогда не утолявшие жажду из таких приспособлений,  Выпускать пленников из загона боялись, чтобы не  растерять, и кормили сеном, срывая или срезая траву в пойме реки кремневыми ножами. Упорный Медведь начал было делать водопойное корыто из большого ствола дерева, выжигая и выдалбливая емкость, но работа шла медленно, лошадей мучила жажда, и он рискнул выгнать их из загона под присмотром Белолобого. И не прогадал.

В ходе лошадиной эпопеи люди стали  с интересом приглядываться к жизни степных созданий, и впервые не с целью охоты, а для совместного дальнейшего существования. И оказалось, что они  многого не знали об их жизни. К примеру,  молоденькие жеребята голенасты и неуклюжи, похожи на кузнечиков и с трудом справляются со своими длинными ножками, но от матери не отстают, и, если приходится спасаться бегством, будут тянуться за взрослыми на протяжении многих полетов стрелы. Тело их покрыто волнистыми мягкими волосами, грива еле видна, но тоже волниста, а на хвосте растут курчавые волосы. Табу на убийство самки с детенышем охраняло их от более близкого знакомства с человеком…

Поза и действия взрослой лошади, то есть её «язык движений» ясно  оповещают окружающих. Если лошадь, прижав уши и пригнув голову, пятится, значит, она хочет ударить задними ногами. Агрессия выражается и в  движении с прижатыми ушами, раздутыми ноздрями,  оскаленным ртом в сторону  недруга. Это поза угрозы.

У кобылиц более мягкие черты, чем у жеребцов, они тяжелее, форма тела квадратная или вытянута несколько вперед, и в драку вступают  тоже иначе. Они не теряют времени на всякие ритуальные церемонии,  и после принятия позы угрозы тотчас переходят к конкретным действиям – укусам, ударам. Особенно злые кобылы, имеющие новорожденных жеребят,   в этот период они становятся первыми в иерархии табуна, и даже жеребец уступает им дорогу. Кобылы в драке применяют все формы борьбы, что и самцы, кроме вставания на дыбы и  чаще используют задние ноги.

У животных трое  основных вида активности: пастьба, передвижения, отдых. Но есть ещё игры, ухаживания, драки, туалет,  и т. п. Всё зависит от сезона года, рельефа местности и пастбища, погоды. Летом в ясный солнечный день они пребывают в основном на одном, ими облюбованном  месте, а пастись начинают в сумерках. В пасмурную же погоду животные деятельны, молодняк играет и резвится, взрослые пасутся, выясняют отношения, исследуют незнакомый объект и т. д. А дождь только усиливает голод, и они с жадностью поедают мокрую траву. В зной, когда одолевают крылатые насекомые, лошади предпочитают стоять или идти «на ветер», выбирая возвышенные места. Это при среднем ветре. Сильный же ветер, обычный в степи в межсезонье, заставляет их двигаться лицом к нему, подыскивая по пути укрытия, а  при сильном ветре с дождем поворачиваются  к  нему задом. Лошади коллективные животные, они, как и люди, привыкли к жизни в сообществах. Это помогает обеспечивать размножение и выживаемость, осваивать новые места, защищаться от хищников, неблагоприятных климатических потрясений. В разные периоды года численность косяков бывает различной. В период гона они небольшие, семь-десять голов во главе с жеребцом, а к осени собираются в более крупные табуны.

На водопой лошади приходят ночью или ранним утром, и вечером в сумерках, задерживаются там недолго, и тут же выстраиваются в походную колонну одна за другой. Они на опыте поколений познали, что  у воды опасно! У них привычка ходить гуськом, отсюда глубокие тропы и  огромные кучи навоза близ них, и там, где не кормятся.

Зрение у животных отменное, ночью тоже видят очень хорошо. Пешего человека замечают на расстоянии трех-четырех полетов стрелы, а в высокой траве можно подобраться к ним  на выстрел только при благоприятном стечении обстоятельств. Глаза приспособлены обозревать весь горизонт вкруговую, к одинокой особи можно подкрадываться только сзади, когда она пасется. Но она часто поднимает голову и осматривается.

Слух у животных намного лучше, чем у человека, уши  подвижны, всегда настороже,  и могут поворачиваться  в разные стороны.

Обоняние очень развито. Без него нельзя учуять воду, зеленую поросль, запах врагов. Оно требуется и внутри стада: у каждого животного свой запах, и его нужно  различать. По запаху жеребец определяет самку, готовую к спариванию или подрастающего соперника, которого уже пора изгонять из табуна, находит границы своего участка, места водопоя, отдыха,  которые он отметил своими фекалиями. По запаху мать и жеребенок ищут друг  друга в совокупности с внешним видом и голосом. Даже запахи и поведение главного и подчиненного жеребцов различны, и это помогает избегать лишних  раздоров.

Заметив опасность, лошадь замирает на месте, шея стоит почти вертикально, голова поднята параллельно земле, широко раскрытые глаза направлены в сторону источника беспокойства, уши торчком, хвост остается неподвижным. Затем начинают проявляться признаки беспокойства: резкие взгляды по сторонам для выбора путей отхода или в поиске другой опасности, хвост начинает хлестать по бокам, ноги нетерпеливо переступают, готовясь к бегству. С самого первого проявления её бдительности это замечают другие особи, настораживаются, передавая сигнал другим. И с побега одной лошади начинается общий «горный обвал». Но если они видят на бегу другую товарку, лениво бредущую по своим  делам, или стоящую на месте, они направляются к ней. Успокаивает  их вид, кормящих, катающихся по земле или  пасущихся лошадей.

Когда одна лошадь хочет подружиться с другой или пригласить её к взаимному уходу за кожей, она медленно тянется к ней головой с расслабленными ушами и  полузакрытыми глазами. Иногда уголки губ оттянуты назад, а оголенные зубы издают клацающие чередующиеся звуки. При выражении удовольствия эта поза может перейти в другую: голова вытягивается с шеей в одну линию, уши опускаются, а верхняя губа задирается вверх и трепещет вместе с ноздрями.

Если  лошадь лениво обмахивается хвостом -  всё спокойно, замрет – внимание, нетерпеливо хлещет бока – беспокойство, хвост оттопыривается и торчит дугой -  готовность к драке.

Общий набор звуков, которые могут издавать лошади, велик, но, в то же время, животные очень молчаливы - это  для защиты  от врагов. Жизнь в сухом пустынном климате выработала у них сумеречный тип активности, периоды отдыха дважды  в сутки – днем в жару и ночью, когда перед утром на степь опускается туман. Все взрослые спят стоя, ослабляя нагрузку на одну из задних ног,  и чуть её сгибая – нужно быть в постоянной готовности. Голова при этом опущена, глаза полузакрыты, в движении лишь уши, да хвост дергается в сторону севшей мухи.  Ложатся жеребята, реже – молодые несовершеннолетние особи, беременные самки и старые животные, а поднимаются сначала на передние ноги, затем рывком встают на задние.  В солнечную и жаркую погоду собираются в плотную кучу, головами внутрь, или разбираются парами «хвост к голове», взаимно друг друга обмахивая. И чем больше корма, тем дольше отдых. А пасутся они очень экономно и организованно. Старшие  кобылы выбирают направление движения исходя из ветра, времени суток, сезона года и состояния растительного покрова. И тогда лошади  растекаются по степи, сохраняя с соседями соответствующее расстояние,  и могут образовать круг, полукруг, клин, шеренгу. Но не будут пастись, если их что-то беспокоит.

У каждой лошади есть свое место в стаде, и её поведение соответствует установленному рангу. Эти ступени каждая лошадь проходит на протяжении всей своей жизни, и они определяются её индивидуальными качествами. Особенно большое значение имеют возраст и родственные связи. Группа жеребят погодков самая низкоранговая, но и там есть главари, закрепляющие свое положение сначала среди равных, а затем и среди взрослых особей. А табунный жеребец -  безраздельный властитель. Он наводит порядок, наказывает строптивых, пресекает стычки, подгоняет отстающих, переводит табун на новое место,  защищает  семью, изгоняет других самцов и  чужаков. Помогают жеребцу кобылы головной группы, самые высокоранговые и опытные. Без вожака табун теряется, мечется из стороны в сторону. А по своим личным качествам все лошади делятся на тех, кто лучше приспосабливается к неволе, и кто хуже. Первые – характером более мягкие, идущие на общение с человеком, на подчинение, а затем и приручение. Вторые – дикие, неукротимые, самостоятельные и агрессивные.

Все бы хорошо, да езда верхом так отбивала седалище, что оно кровоточило и, сойдя с лошади, всадник ходил с трудом. Шкуры, подстилаемые под себя, на скаку слетали. Но тут нашел выход Трусливый Заяц. Он изрядно претерпел от лоша­диной спины, и это  подвинуло его  заняться изготовлением седла. Он пыхтел несколько дней. Его творение состояло из двух слоев прямоугольный, хорошо выделанной шкуры с густым мехом. Шкура к спине лошади притягивалась двумя ремнями. Передний ремень с двух сторон имел по петле, куда вдевались ноги всадника. Чтобы шкура не сползала назад, её и грудь лошади захватывал еще один ремень. За него можно было держаться.

Трусливый Заяц с гордостью водрузил своё изделие на лошадь и припустил по степи. Но случился конфуз. Один из ремней лопнул, и Трусливый Заяц грохнулся на землю, подняв тучу пыли. Но это его не остановило. Усилив ремни, он достиг своей цели.

Под носом у него уже не прыгали предательские комочки слизи, да и не всякий бы отважился, как прежде, обозвать его мокроносым. Трусливый Заяц по-прежнему обожал Упорного Мед­ведя и был готов  ради него на все. Он и остальные юноши, вместе проходившие испытание, составляли опору Верховного вождя. Их сближало  большее, чем формальные родственные узы - сообща перенесенные опасности.

Упорному Медведю запали в душу слова отца, сказанные перед смертью, что племени нужно вернуться на свою Прародину.

И он поделился думами с Небесной Карой. Главный шаман тоже мечтал об этом, но он не мог вот так, сходу вести людей неведомо куда. Поэтому Небесная Кара сказал, что сначала Прародину надо найти, разведать пути до неё и только потом, наверняка, предпринимать далекое путешествие, которое будет нелегким. Неизвестно еще, кто сейчас живет на тех землях, бескровным будет ли переход, да и нужно время, чтобы подросли дети на смену своим погибшим отцам.

Небесная Кара стал ежедневно повторять Упорному Медведю легенды, в которых хоть что-нибудь говорилось о землях, через которые прошло племя по пути сюда. Особо Небес­ная Кара указывал, что Полярная Звезда - путь Небесного божества - должна оставаться сзади - слева.

После долгих обсуждений решили идти на поиски Праро­дины конным отрядом. Это давало быстроту в передвижении, делало немногочисленный отряд, недосягаемым для пеших про­тивников и была надежда, что посланники вернутся до начала зимы. Перед уходом в далекий путь Упорный Медведь решил до­быть племени достаточно пищи. Теперь это большого труда не составило. Вначале конники, нагрузившись кремнем, съездили к Озерным людям и обменяли его на соль. Потом облавой пригнали к обрыву много животных. Племя надолго, обеспечило себя мясом. Его насушили и для отъезжающих. Был также сделан изрядный запас заготовок кремневых наконечников стрел и копий для пополнения оружия в пути, а если случится и для обмена с другими племенами. В заботах и хлопотах прошел год, наступила следующая весна.

Небесная Кара не хотел отпускать от себя Туманное Облако: день становления его шаманом был не так уж и далек, но друзья уговорили старика, ссылаясь на то, что Туман­ное Облако будет глазами Главного шамана.

Племя проводило своих посланцев торжественно. Был устроен прощальный пир.

Ранним утром маленький отряд всадников ушел, чтобы найти Прародину.

 

 

             ЧАСТЬ-2

             Глава 1.  У  ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ.

Прошла одна полная луна, как конный отряд покинул свои земли. В долгом пути пришлось делать несколько остановок, чтобы подкормить животных и дождаться, пока окрепнет и сможет следовать за матерью детеныш – одна из подсобных кобылиц ожеребилась. Все радовались прибытку и норовили поиграть с маленькой лошадкой, которая не дичилась и доверчиво тянулась к людям. Нескладная, длинноногая, с большими заячьими ушами, она стала общей любимицей. Вскормленницу стали сразу же приучать к толченому мясу с жиром, что наряду с материнским молоком служило хорошим подспорьем для растущего организма. И, не сговариваясь, все нарекли её Зайчонком.

Белолобый зорко сторожил свой косяк, не позволял разбредаться на остановках и не допускал своеволия. И потому хозяевам не приходилось тратить много сил на охрану -  за них это делал вожак табуна.

Чтобы пополнять запасы пищи, молодые воины охотились, но делали это попутно. И мало какой живности удавалось ускользнуть от быстрых копыт, даже несколько волков было настигнуто и  убито в пылу  азарта и желания блеснуть удалью. Юноши настолько освоились с верховой ездой, что могли на полном скаку подбирать с земли камешки. Единственным, кто не пытался этого делать, был Трусливый Заяц. Он опасался, и не без основания, что ремни могут не выдержать его могучего тела. Люди настолько срослись со своими питомцами, что на отдыхе даже короткие расстояния норовили преодолеть верхом, чтобы подвезти воду или топливо. Но Упорный Медведь запретил это делать, сказав, что животным надо пастись и набираться сил, а не исполнять прихоти злых хозяев. А Туманное Облако в свою очередь подкрепил слово вождя, наложив табу. И добавил, что, не совершая усилий, человек может обессилеть и стать легкой добычей врагов.

За всю дорогу разумные существа отряду не встречались: то ли всадники были слишком заметны, то ли людей на этом отрезке пути действительно не было.

Наконец сородичи подъехали к местности, которая резко понижалась. Внизу - вдали змеилось русло реки, и блестели  частые озерные вкрапления, и гладкие и поросшие густым камышом. Крутые скаты  уходили влево и вправо извилистой линией, а горизонт впереди скрывала серая мгла.

Из древних преданий молодые охотники знали, что племя когда-то с большими трудностями преодолело густонаселенную Страну озер. «Это, наверное, она и есть», – решили посланцы и съехали вниз по долгому пологому спуску.

Глаз Дня был на самом верху Небесной Чаши, когда в пойме реки им встретились невиданные ранее участки возделанной земли. На них что-то росло. Путь отряда лежал через эти посевы, но Упорный Медведь отвернул в сторону.

-Раз с землей работали, значит, это кому-то нужно, - сказал он. – Чужой труд надо уважать, как и свой.

Вскоре показались прямоугольные жилища, сложенные из дерна и крытые камышом. Их окружал земляной вал. На гребне насыпи толпились жители селения, вооруженные копьями с роговыми наконечниками, палицами, луками и, совсем редко, каменными топорами.

Защитники были озадачены и напуганы – они поначалу приняли отряд за стадо невиданных зверей.

Упорный Медведь велел своим оставаться на месте, а сам с Туманным Облаком выступил вперед и подъехал к воротам, сплетенным из ивняка.

От толпы жителей селения отделилась кучка людей. Они продвигались с опаской, с настороженными луками и остановились за добрый десяток шагов, по ту сторону преграды.

-Мы – дети Праматери. Мы ищем свою старую родину, - произнес Упорный Медведь.

Но незнакомцы переглянулись и отрицательно покачали головами, а один из них, по виду главный, сказал на языке Детей Земли -  разгромленных врагов племени Праматери.

-Пришельцы – недочеловеки, раз не говорят по-нашему.

На что Туманное Облако, хорошо понимавший бывших недругов, ответил со смехом:

-Можно быть человеком, но иметь другой язык. Чем гости хуже хозяев? Так почему хозяева их оскорбляют? И неизвестно ещё, кто больше человек, то ли Дети Праматери, то ли они, Земляные Черви?

Старший из поселенцев смутился и в оправдание сказал, что вовсе не хотел никого обидеть, слова выскочили нечаянно, и он за них просит извинить, потому что вернуть назад эти слова он теперь не в силах. И, раз путники явились с добрыми намерениями, то их просят быть гостями селения. Пришельцы не стали топтать посевы и этим показали  миролюбие, хоть и управляют такими чуткими и быстрыми животными, которых не в силах догнать ни одно существо в мире, кроме волков. И то, если их будет много, а Гривастый одинок и болен. Видно, не простые они скитальцы, хоть и не понимают людского разговора. И не пустая блажь, а большая необходимость оторвала их от родных очагов?

Упорный Медведь коротко рассказал, кто они и зачем они здесь. Затем попросил указать место, где странники могли бы расположиться на отдых, желательно вне сельбища – их питомцам надо пастись, и тесноты они не любят.

Путники не думали надолго задерживаться у Земляных Червей – так по меткому выражению будущего шамана окрестили хозяев.

Им выделили площадку поодаль от селения, рядом с пресным озером. Жители последовали за ними и первыми были, конечно, вездесущие мальчишки. Они кружили возле всадников, просили разрешения проехать верхом. Но навострил уши и стал проявлять беспокойство Белолобый – чужие люди вели себя слишком уж шумно и назойливо. И после того, как несколько надоедливых и неосторожных сорванца были укушены Белолобым и ещё двумя молодыми  кобылицами, мальчишки отступили на почтительное расстояние, но в отместку обозвали лошадей «Кусачими». Им не удалось потрогать  жеребенка. Кобылица – мать тревожно заржала, и Зайчонок почти забилась ей под брюхо, а Белолобый    пустил в ход зубы…

          Путники развьючили подсобных животных и вместе с верховыми отпустили пастись. Но за ними приглядывали дозорные на двух дежурных лошадях, так, на всякий случай.

Были выкопаны земляные очаги, и юноши занялись приготовлением ужина. Но из селения прибыли посланцы с приглашением отведать пищи.

Упорный Медведь оставил пять человек в лагере и с остальными проследовал в становище земледельцев. Их провели в большую прямоугольную землянку, которая исполняла роль племенного святилища, дома собраний и местного самоуправления. Там их встретил давешний седой старейшина. Он держал в руках длинный посох. Наверху посоха был надет костяной диск с отверстием в центре и с десятью овальными прорезями по кругу, из которых свешивались ремешки с амулетами. Свой символ власти старейшина держал в правой руке. Рядом с вождем горбился седой старик с множеством костяных фигурок, нашитых на кожаную куртку. «Шаман», - определил Туманное Облако и стал краем глаза следить за своим собратом по будущей профессии, а сам представил своих спутников. В ответ старейшина назвался Обильным Урожаем, сказал, что он глава  рода, а рядом с ним шаман и зовут его Тень Возмездия. Назвал он и других соплеменников, присутствовавших на церемонии, но имена их Упорный Медведь не запомнил, кроме Дара Земли – крепкого мужчины средних лет, который с большой доброжелательностью улыбнулся гостям. Упорный Медведь тоже ответил улыбкой и прижал правую руку к сердцу. Дар Земли кивнул и повторил жест молодого вождя. Так, совсем не зная человека, по одному только взгляду можно обрести друга или почуять врага. А в шамане земледельцев и Упорный Медведь и Туманное Облако сразу же ощутили недруга и терялись в догадках о причине ненависти, которую излучал старик. Открыто, казалось бы, неприязнь не проявлялась, но, как ни странно, друзья  угадывали её всем своим естеством.

Старейшина, шаман и с ними ещё пять человек из числа хозяев расположились у дальней от входа, «почетной» стены землянки. Справа от них усадили гостей, а слева устроились остальные сельчане, допущенные к трапезе. И сразу же внесли три скатерти из выделанных шкур: одна покороче и две длинные и расстелили перед сидящими, короткую – перед вожаками рода, а длинные уложили по бокам. Молодые парни по проходу, оставленному  в середине, пронесли и расставили деревянные продолговатые долбленые блюда с вареной рыбой, дичью и с каким-то светло-коричневым варевом, обильно сдобренным жиром, разбросали ни на что не похожие сероватые куски с подгоревшей корочкой.  Были поданы и горшочки с питьем, «отнимающим разум».

Упорный Медведь и его соратники подождали, пока не начнут трапезу хозяева. Те сначала потянулись к сероватым ломтям, откусили, а затем стали выбирать из блюд золотистую рассыпчатую массу, и отправлять в рот. Гости последовали их  примеру. Все ели руками, время от времени лакомясь кусками рыбы и дичи.

И невиданные ранее серые куски, и варево из горшочков Упорному Медведю понравились. Как потом узнали путники, это были хлеб и каша. Юноша понял, что они приготовлены из семян какого-то неизвестного растения, вероятно, того, что росло на возделанных  участках земли.

После того, как первый голод был утолен, старейшина взял в руки горшочек с хмельным напитком и обратился к посланцам племени Праматери.

-Мы, селение Чистого Родника рады приветствовать у себя Детей Праматери и надеемся, что два народа, хоть и разделяет их несхожесть языка, всё же станут друзьями. Мы восхищены вашим умением подчинять себе животных, которых никому и никогда не удавалось догнать. Вы -  властелины Гривастых, посланы самим Создателем всего сущего, чтобы помочь в тяжкое для нас время. Мы уже несколько лет враждуем с другой общиной из-за того, что одна из наших девочек при рождении была засватана за их мальчика. У нас так принято. Сразу после рождения для девочки выбирают жениха, происходит сватовство, после чего близкие жениха и невесты должны неукоснительно следовать договору. В ожидании зрелости будущих супругов, их родственники общаются, делают взаимные подарки. Часто договор о браке заключается на обменной основе – сестра или племянница жениха становится женой брата невесты. Вот и в данном случае, когда наша девочка была засватана за их мальчика, дочь брата жениха стала женой одного из наших мужчин. А вот свою невесту мы выдать замуж не успели – её украли в другой род. И вот теперь разгорелась вражда и с теми, кому мы должны отдать девушку, и с теми, кто её у нас украл. Мы не раз вызывали на бой обидчиков и защищались от обиженных. И потому наша община постоянно убывает, и скоро некому будет возделывать землю и отвечать на вызовы. Мы слабеем и недалек тот день, когда враги перемелют нас, как семя, попавшее между двумя камнями зернотерки. В последнее время вызовы на битву мы стали отвергать и получили прозвище «Трусливые». Над нами смеются все окрестные селения, весть о нашей боязливости достигла Диких – тех, кто живет в лесу, и даже Опасных, обитающих ещё дальше. Мы заперты в домах и боимся обрабатывать поля, боимся в одиночку переступать границы общины. Мы горим от стыда, но ничего поделать не можем. Но у нас появилась надежда! С вашей помощью мы вернем пропажу, соединим её с законным мужем и накажем обидчиков! И в знак того, что слова мои не пустые, я выдам свою дочь за тебя, молодого вождя с большим будущим, которое видится в твоих глазах и  в твоем поведении. Моя дочь свободна, я оберегал её для важного дела, и вот оно пришло. Других детей у меня нет, и тот, кто женится на моей кровинушке,   станет вождем клана. Я буду рад назвать тебя, молодой вождь, своим сыном. Моя Белая Перепелка достигла возраста, когда может разжечь совместный очаг с мужчиной. Я жду твоего согласия, мой будущий сын!

При этих словах глаза шамана, сидящего рядом со старейшиной, полыхнули черным огнем, а лицо скривила злобная гримаса. Чтобы скрыть это, он быстро нагнулся и протянул руку за куском рыбы. Это заметил Туманное Облако, и ему стали понятны причины ненависти Тени Возмездия – тот имел свои виды на вождя и его наследницу. Остальные представители хозяев встретили слова старейшины с большим одобрением, а Дар Земли даже захлопал в ладоши от радости. Он потерял в стычках старшего сына и дочь и боялся, что единственного оставшегося потомка постигнет та же участь. У народа-земледельца в битвах участвовали не только мужчины, но и женщины. Они начинают сражение, выступая в единоборстве на палицах, затем на поединках бьются мужчины, и после этого начинается общее побоище.

Старейшина отпил из горшочка и вопросительно посмотрел на Упорного Медведя. Сородичи вождя тоже приложились к хмельному питью, но гости к нему даже не притронулись. На недоуменные взгляды хозяев Туманное Облако пояснил, что в их племени существует строгий запрет на употребление вещей, отнимающих разум, и нарушить это табу они не в силах. Хозяева такое объяснение приняли, и настаивать не стали.

 Упорный Медведь оказался в большом затруднении. Жениться на дочери вождя – значит, нарушить договор между его племенем и Озерными людьми. Всё упиралось в то, что Красная Искорка должна была стать его первой, старшей женой и только потом он может привести в дом другую женщину, иначе союзники будут кровно обижены. Поэтому Упорный Медведь сослался на то, что они направлены Лицом Племени отыскать Прародину, и должны исполнить их волю в первую очередь. И только после того, как посланцы вернутся к родным очагам, Упорный Медведь может подумать о женитьбе, но не раньше, ибо будет строго наказан. К тому же он ещё не видел дочери вождя. Может, она уродлива, может, она против этого брака, может, он ей не понравится – она ведь тоже не видела Упорного Медведя. Давать пустых обещаний он не может – это не к лицу мужчине.

Старейшина сделал знак одному из прислуживающих юношей, и тот через совсем короткое время привел молодую девушку. Она была коренастой, плотного телосложения, которое в будущем обещало  перерасти в полноту. Но лицом она была пригожа, и  вызвала симпатию Упорного Медведя.

«Старейшина заранее подготовил дочь к смотринам. Она неплоха и может украсить любой очаг», - подумал Туманное Облако.

-Вот она, моя Белая Перепелка. Она свободна и не имеет преград к замужеству. Скажи, моя дочь, ты согласна стать женой молодого вождя пришельцев?

-Как решите, родитель. Я подчинюсь вашей воле, - ответила девушка, не поднимая глаз, и лицо её стало красным. Но Туманное Облако заметил, что при входе она украдкой  и с любопытством стрельнула глазами в сторону Упорного Медведя, и сразу отвела взгляд, в котором не появилось разочарования. «Девушке Упорный Медведь пришелся по сердцу. Она стыдлива, и это очень хорошая черта», - отметил про себя Туманное Облако.

И тут заговорил местный шаман – Тень Возмездия.

-Не стоит торопить с женитьбой, словно мы стараемся поскорее избавиться от своего дитяти. И потом, отдавать её в неизведанную даль – это значит потерять навсегда. А она нам дорога. Посланцы племени Праматери выехали на поиски своей старой родины. Вот, пусть они сперва её найдут, пусть исполнят наказ старейшин и вернутся назад. И, когда их племя станет переселяться, они непременно пройдут через нашу землю. Тогда и можно соединить наших детей.

При этих словах многие из земледельцев задумались, но, видно, вождь для себя уже всё решил. Он отверг предложение шамана.

-Испокон веку принято, что родственники должны помогать близким. И этот закон исповедуется всеми. Сейчас мы пришельцам  чужие, проливать кровь ради нас, они не будут. Но если мы породнимся, тогда всё изменится. От этой свадьбы больше выигрываем мы, чем они. Союз больше нужен нам, а не им. И не забывайте, что враги скоро сотрут нас в труху, если  не найдем себе могучего союзника. У меня ничего нет, кроме дочери, и я отдаю её, как залог нашего родства. С помощью Конелюдей мы вернем причину раздора, и воцарится мир.

-Вашу женщину увели по  доброй воле? – спросил Упорный Медведь.

-В том то и дело, что её умыкнули насильно. И этим нанесли большое оскорбление, заставили враждовать с другой общиной, - ответил старейшина.

-Вы все говорите на одном языке?

-Да, мы все говорим на одном языке.

-У вас есть верховный вождь? Почему он не решает такие споры?

-Верховного вождя у нас нет. Каждая община, каждое селение живут сами по себе. Оттого много стычек, беспорядков и кровопролития. Никто никого не слушает, каждый тянет в свою сторону.

-Много у вас поселений?

-Около двадцати.

-А Дикие и Опасные – они тоже говорят, по-вашему?

-Дикие живут в лесу и нас понимают. С Опасными  общаться не можем. Они едят людей!

-Чтобы выручить  родственницу, надо знать, куда идти. Нанесите на выделанную шкуру лик ваших земель, покажите озера, реки, леса, расположение селений, особенно того, где живет женщина раздора.

-Завтра шкура будет готова, но вы помогите нам,  мы не знаем, как и что рисовать. Ты, молодой вождь, согласен взять в жены мою дочь?

-Вернуть женщину раздора мы попытаемся.  Белая Перепелка не сможет следовать за нами, а жена всегда должна быть с мужем. Ваша дочь достойна украсить любой очаг. Но только всё следует обговорить наедине, а затем объявить совместное решение.

С этим предложением старейшина согласился, и трапеза продолжалась уже без обсуждения проблем. Хозяева не забывали подливать себе из большой чаши хмельного напитка, и к концу пиршества многие из них опьянели. Таких под руки уводили из землянки те, кого назначили бдеть и обслуживать застолье.

 

Глава – 2.  ПОХОД ЗА ПОХИЩЕННОЙ НЕВЕСТОЙ.

Сразу же после общей трапезы, Упорный Медведь попросил старейшину запретить соплеменникам покидать поселение, а на другой день приступил к составлению карты. С его участием в рисунок вносились всё новые и новые дополнения, пока местность не стала для него ясной, как своя ладонь.

Решили, что в освобождении невольницы будут участвовать и её сородичи. Они сядут позади всадников, и тогда объединенные силы составят около сорока человек. Такому отряду враг не страшен, тем более что невиданные люди-лошади ужаснут любого противника. А в селении Упорный Медведь оставлял трех соратников под началом Острого Кремня – одного из тех, кто проходил  с ним инициацию. Острый Кремень отличался бдительностью, мог думать и за себя и за противника. Провести его было трудно, благодаря природной недоверчивости. В своё время он много общался с пленником из племени Детей Земли и понимал их речь. И потому разговор хозяев был ему не в диковинку. Но это, по совету Туманного Облака, скрывалось от местных жителей.

К общине, намеченной для похода, были заранее высланы конные разведчики с проводниками, а глубокой ночью в расположение гостей пришел старейшина в сопровождении Дара Земли. Как оказалось, он приходился двоюродным братом вождю.

-Перед отъездом надо обо всем условиться, чтобы потом не сожалеть. Я пришел тайно, ибо в нашей семье разлад, - сказал он Упорному Медведю и Туманному Облаку.

-Это мы поняли, потому что выкрасть женщину без её согласия можно только с помощью местных людей. Кто-то из ваших был здесь глазами, ушами и руками недругов, - ответил Упорный Медведь. Но старейшина, словно не поняв намека, заговорил совсем о другом.

-В том селении, куда вы идете, заправляет всем Долгий Ливень, а общается с духами шаман Быстрая Змея. Они могут потребовать, чтобы спор решался по обычаю – единоборством. У них есть отменный боец и на копьях, и в стрельбе, и в борьбе голыми руками. Зовут его Одинокий Волк. Он быстр, как хорек и хитер, как старый лис. Но вы на поединок не соглашайтесь – за вами сила и правда, требования наши законны и освящены веками. Чтобы не было всяких кривотолков, завтра утром, перед всеми, я передам власть тебе, как своему наследнику и мужу моей единственной дочери. Иначе противник может отказать тебе в притязаниях, а нас ославит, как мерзавцев, которые, не имея мужества самим решить спор, нанимают чужаков. У нас считается великим бесчестьем звать на помощь кого-то со стороны.

Вам лучше явиться туда перед рассветом, когда сон особенно сладок, а дозорные клюют носами, вернуть нашу дочь и потребовать ещё одну девушку, как плату за оскорбление. Вас сопроводит Дар Земли, он и подскажет всё о наших обычаях и отношениях. Ты возглавляешь и наших людей, но к голосу Дара Земли всё же прислушивайся. Он худого не посоветует. Если надо будет пролить кровь – проливай. Такие споры без крови не решаются…

-Не надо крови! Как потом родниться с ними, когда между вами будет стоять смерть?

-Хорошо. Смотрите  сами. Но твою жалость они могут принять за трусость и проявить неуступчивость. И тогда ты потеряешь Лицо, и потом никто тебя, как вождя, всерьез принимать не будет. Тебе ещё надо сотворить свой образ, и первый неверный шаг может его погубить, - сказал старейшина и замолчал.

Туманное Облако сделал знак и Трусливый Заяц и ещё несколько юношей принесли и поставили перед гостями угощение. Им особенно понравилось молотое мясо, обильно сдобренное жиром. Тело Трусливого Зайца при свете костров закрывало полнеба, и при его приближении старейшина невольно отодвинулся.

После трапезы ночные посетители так же тихо и незаметно отправились домой. Их сопроводили до защитного вала и подождали, пока те не скрылись в своих жилищах.

Ранним утром, при всём народе старейшина передал посох и власть  вождя Упорному Медведю, назвал его сыном и пожелал благополучного похода. При селении оставлялись три дежурных всадника во главе с Острым Кремнем и кобылица с Зайчонком.  При отъезде Белолобый заржал, призывая покинутых подруг, но его погнал вперед Упорный Медведь (он ехал один), и жеребец смирился, наддал шибкой рысью.

Конный отряд пошел по большой дуге, сверху, отступив от края низменности, чтобы тайно подобраться к нужному месту. Продвигались осторожно, выдвинув вперед и по бокам дозорных, держась низин, поросших густой травой и кустарником. В заранее условленной точке их встретил один из  разведчиков. Остальные наблюдали за селением и стерегли  посыльного, который пытался пробраться к недругам и предупредить о приходе соплеменников. Но пленник не назвал имени того, кто отправил его с поручением.

Перед рассветом отряд в пешем порядке, с лошадьми в поводу, приблизился к поселку и расположился так, чтобы ветер дул со стороны жилищ и собаки их не почуяли. Обитатели селения спали, только в центре, на площадке, горел костер, и возле него клевали носами несколько сторожей.

Привели пленника. Им оказался Острая Мотыга, близкий родственник шамана.

-Можешь ничего не говорить. Я будущий шаман, и мне мои духи сообщили, что ты послан Тенью Возмездия. Это предательство. Но вдвойне предательство то, что ты помог украсть невесту на выданье и этим рассорил три общины. И ссора эта унесла жизни  многих людей. И не остановится, пока не придет справедливость. А справедливость в том, что и ты, и тот, кто тебя отправил, должны умереть. Сначала умрешь ты, а когда вернемся домой, умрет и шаман. Сейчас наш могучий воин свернет тебе шею. Мучиться не будешь. Нам недосуг возиться с тобой, впереди у нас битва и каждый человек на счету. Ничего нового ты не скажешь, я всё о тебе знаю.

-Напугай его, - шепнул Туманное Облако Трусливому Зайцу. – Пусть подумает, что ты на самом деле хочешь сломать ему позвоночник.

Верзила подошел к пленнику, схватил его в охапку и прижал к себе.

-Не надо!- заверещал Острая Мотыга. - Я не хотел, но меня под страхом смерти отрядил к местному шаману Тень Возмездия. Если оставите мне жизнь, я сообщу великую тайну.

Туманное Облако сделал знак, и Трусливый Заяц выронил пленника. Острая Мотыга на коленях пополз к «своему спасителю».

-Я скажу это только тебе.

Туманное Облако наклонился, и пленник что-то быстро-быстро зашептал ему на ухо.

Туманное Облако отозвал в сторону Упорного Медведя.

-Шаман намеревался послать ещё одного человека в другое селение и тоже к служителю культа. И пока мы в отъезде, те должны умыкнуть твою невесту, считай, жену, Белую Перепелку. Шаман давно замыслил похитить дочь старейшины, но помешал наш приезд.

-Можно отправить человека с сообщением, но он не успеет. Перед отъездом Острый Кремень был предупрежден, чтобы задерживал до нашего возвращения всех, кто прибывает в селение или покидает его. Надеюсь, что человек шамана уже пойман, - ответил Упорный Медведь. - Острый Кремень чуткий, осторожный и надежный охотник. Он не подведет. Не будем дробить силы.

И они занялись подготовкой предрассветного столкновения. Пять конников было оставлено в резерве, ещё пятерых отрядили перекрыть пути бегства до ближайших кустарников и водоемов. Чуть отступив от входа в селение, земледельцы построились в две линии, держа наготове оружие. За ними разместились верховые сородичи Упорного Медведя, а сам он и Туманное Облако заняли место впереди всех. Пока совершались эти маневры, всполошились собаки, жители поселка с оружием в руках высыпали из землянок и поспешили к проходу через вал. Но, увидев всадников, бочком-бочком, оглядываясь, начали скрываться в своих прямоугольных жилищах. Старейшина, шаман и несколько их приближенных стали криками и угрозами выгонять людей из укрытий и, наконец, им удалось собрать нестройную толпу у плетеных ворот.

Вперед выступил Дар Земли и присоединился к Упорному Медведю и Туманному Облаку. С противной стороны подошли вождь Долгий Ливень и шаман Быстрая Змея, но проход не открыли.

-О, вы, умыкатели чужих невест! Ко всему прочему вы ещё и трусы! Вы боитесь выйти за дверь и, словно собаки, жметесь к своим норам. Мы пришли вернуть свою дочь. Меня вы знаете, я брат Обильного Урожая. Справа от меня зять, муж дочери вождя и новый вождь Упорный Медведь. Перед походом сюда Обильный Урожай собственноручно вручил свой посох – символ власти, нашему гостю и зятю. Слева от меня тоже гость и друг нового вождя, Туманное Облако. Он будущий шаман, но духи уже давно посещают его, он общается с ними по своему желанию, они оказывают ему покровительство во всём. Верните нашу дочь, а за нанесенную обиду в придачу отдайте девушку-невесту. И тогда мы уйдем, и мир воцарится в селениях. Если же вы откажетесь выполнить эти условия, мы сожжем ваши дома, убьем мужчин, стариков и старух, а женщины станут нашими наложницами. Нам помогают люди-лошади, и каждый из них стоит десятка ваших воинов. Вы хорошо знаете, что требуем мы согласно обычаям, ставшим законом, и нарушать законы не дано никому. Если у нашей родственницы есть дети, мы примем их в свой род и будем только рады пополнению.

После этих слов противная сторона зашевелилась, зашумела, плетеные створки распахнулись и вперед вытолкнули молодую женщину с грудным ребенком на руках. Ещё один мальчик полутора-двух лет держался за подол её грубого платья.

-Здравствуй, Красная Бабочка. Мы пришли за тобой, - сказал Дар Земли.

-Здравствуй, дядя, - ответила женщина. – Вы опоздали на несколько лет. Я полюбила своего мужа, и он меня любит. Уходить от него я не хочу. Мы останемся здесь.

При этих словах Дар Земли озадаченно захлопал глазами, но быстро нашелся.

-Тогда пусть они вернут вместо тебя девушку на выданье и другую в счет уплаты за обиду.

-Твоя просьба будет исполнена, если возьмете верх в единоборстве. Твой молодой вождь должен сразиться с нашим Одиноким Волком. Всё решит поединок, - ответил Старейшина.

-Вы виноваты в том, что украли нашу родственницу, поэтому ни о какой просьбе нет и речи. Мы требуем. И не к лицу вождю биться с простым земледельцем. Пусть выходит ваш Долгий Ливень против нашего Упорного Медведя. На иное мы не согласны, - ответил Дар Земли.

Жители озадачено замолчали и стали оценивающе поглядывать то своего вождя, то на предводителя пришельцев. Сравнение было явно не в пользу старика. Да он и не собирался противостоять молодому воину, а Упорный Медведь в свою очередь решил не  позорить старческих седин. Но Одинокий Волк уже горделиво расхаживал перед толпой своих соплеменников. Подвеска в виде ожерелья из множества человеческих зубов, просверленных у корня, спускалась с его левого плеча до пояса. Это были зубы противников, убитых им на единоборствах.

По правилам соперники должны были находиться в одинаковых условиях, потому битва всадника и пешего исключалась. А победы дали Одинокому Волку роковую самонадеянность вопреки пословице: «Не считай себя умнее всех, ибо всегда найдутся умнее тебя. И не думай, что ты сильнее всех, ибо встретится сильнее тебя». Вызов бросил Одинокий Волк, а противник имел право выбрать оружие.

Упорный Медведь подозвал Трусливого Зайца:

-Будешь с ним бороться без оружия.

А Туманное Облако сказал вождю земледельцев:

-Мы не будем убивать тебя, ибо схватка с молодым, полным сил юношей – это смерть для старого и немощного. Но мы хотим проучить наглеца. Против вашего бойца выйдет наш человек, равный ему по положению. Они сойдутся без оружия.

-Я буду драться до полной победы! – заносчиво прокричал Одинокий Волк, выслушав слова своего вождя, и передал подвеску-ожерелье старшей жене.

-Это значит, что Одинокий Волк собирается убить вашего товарища, - предупредил Дар Земли.

Упорный Медведь сказал об этом Трусливому Зайцу и посоветовал быть осторожным – убежденность врага должна же на что-то опираться. Но, видно, не встречались Одинокому Волку достойные соперники, и он привык к легким победам над мирными земледельцами. Но пару ударов кулаком он Трусливому Зайцу нанести успел, пока не попал в руки богатыря. Охотник поднял противника на вытянутые руки и грянул об землю. Ноги Одинокого Волка подломились, он упал, откатился в сторону, вскочил и попытался ударить растопыренными пальцами в глаза. Но руку его перехватил Трусливый Заяц и рванул в сторону. Одинокий Волк улетел в ров, вылез оттуда с роговым стилетом и пошел на соперника, норовя пырнуть в живот. Охотник на подлую выходку ответил единственным ударом по голове – кулаком сверху. Одинокий Волк упал замертво с раздробленным черепом и выбитыми шейными позвонками.

К удивлению пришельцев сородичи встретили гибель собрата с радостью и криками одобрения приветствовали победителя. Гости поняли, что мастер единоборства от своего мнимого всемогущества возгордился, стал презирать и унижать соплеменников, чем и заслужил их ненависть.

Тем временем, пока происходил поединок,  гости взяли в кольцо вождя с шаманом и оттеснили от остальных сельчан, и, когда Одинокий волк был убит, руководство племени оказалось в руках истцов.

-Вели исполнить уговор! - потребовал Дар Земли. Старейшина прокричал имена и две молодые девушки отделились от общей толпы, и подошли к нему.

-Вели принести их приданое, - напомнил Дар Земли. Старейшина подозвал родителей названных девиц и распорядился собрать дочерей в будущее супружество.

Вскоре утварь, одежда и постели были доставлены и сложены на всеобщее обозрение. Даже прощаясь со своими детьми надолго, если не навсегда, каждая семья из чувства соперничества старалась перещеголять другую и снабдить дочерей богатым приданым, а сами, возможно, лишились последнего, что было в доме. Но если невесту выкрадывали, то таких проблем с её приданым уже не возникало.

Туманное Облако велел навьючить вещи, самих девиц усадил верхом и приставил караульных, а вождь Долгий Ливень и шаман Быстрая Змея на правах почетных пленников должны были отправиться в селение Чистого родника. Быстрая Змея попытался, было, взбунтоваться, но его быстро усмирил Туманное Облако – на глазах у всех оглушил, связал и перекинул через седло. Авторитет служителя культа был  повергнут.

Отряд уже собрался выступить в обратный путь, как к нему присоединились пять жен Одинокого Волка. Они и  десяток их детей были навьючены домашним скарбом и пристроились за лошадью Трусливого Зайца.

-Зачем это? – спросил Упорный Медведь у старейшины.

-По нашему обычаю жена убитого на единоборстве врага становится собственностью победителя. Поэтому эти женщины перешли к вашему великому воину. Сейчас самая старшая из них передаст ожерелье-подвеску и голову их бывшего мужа, чтобы его зубы добавились к общему счету побежденных врагов. Считается, что ваш великан убил их всех, раз осилил виновника смерти остальных.

Когда ему перевели слова вождя,  Трусливый Заяц растерялся, умоляюще посмотрел на Упорного Медведя.

-Мы не можем тащить с собой эту ораву. Пусть они остаются на месте и ждут нашего возвращения. А там решим, что с ними делать, - сказал молодой вождь, а Трусливый Заяц облегченно вздохнул.

Туманное Облако сказал об этом решении бывшим женам Одинокого волка, но те наотрез отказались исполнить повеление, ибо их покойный муж принес много зла сородичам, и сейчас, когда его нет, обиженные начнут мстить, и первыми падут дети, а они, жены, будут ютиться у чужих очагов, как рабыни. Поэтому они  ради жизни своих детей последуют за новым мужем хоть на край света. Он могуч, и силы его хватит на всех жен, это они чувствуют. Они пойдут пешком, ибо боятся этих кусачих  созданий.

И тут старшая из женщин, не красавица, но приятная на вид, кряжистая и мускулистая подала Трусливому Зайцу ожерелье-подвеску и кожаный мешок. Тот не знал, что ему делать, но подсказал Упорный Медведь:

-Хоть и мерзко это, но подвеску прими, а с головой пусть разбираются сами. Раз у них такой обычай, не будем его нарушать.

Трусливый Заяц взял ожерелье и спрятал в свой дорожный мешок, а  женщины  отошли в сторону и  с плачем и причитаниями стали доставать зубы Одинокого Волка. Сделав это, они присоединили голову к туловищу и закопали то, что когда-то считалось непобедимым бойцом.

После этого караван выступил в обратный путь, но на этот раз двигались не таясь, по кратчайшему направлению, сверяясь с начерченной картой. И соратники всю дорогу потешались над Трусливым Зайцем, нежданно-негаданно ставшим отцом большого семейства и мужем пяти жен. Заботливо советовали не перетруждаться -  раз у него уже есть дети, к чему лишние усилия?

 

Глава-3.  О СОБЫТИЯХ  ПОСЛЕ ОТЪЕЗДА И ВОЗВРАЩЕНИЯ ОТРЯДА.

Когда отряд убыл, Острый Кремень и два молодых охотника начали  нести в селении круглосуточное дежурство. Днем на пост заступал, как сейчас сказали бы, «жаворонок», а ночью не смыкал глаз «сова». А старший группы, Острый Кремень, совершал регулярные объезды.

В первый же вечер посыльный от шамана принес дозорным кашу в глиняном горшке. Острый Кремень выпроводил сельчанина, сказав, что они будут подкрепляться позже, а сам скормил часть варева пробегавшей мимо собаке. Та вскоре занедужила. Острый Кремень спрятал горшок, как доказательство вероломства Тени Возмездия и наказал своим усилить бдительность. И не зря. Уверенный, что молодые охотники маются животами, или уже мертвы, шаман отправил в одну из соседних общин своего человека. Но того перехватили, и при строгом допросе гонец во всём признался. Он шёл сообщить роду Красных Улиток, что они должны ночью следующего дня забрать дочь вождя, пока гости и  сторонники старейшины в отъезде. Связанную девушку выведут за восточную сторону вала.

Острый Кремень прокрался в жилище вождя и рассказал ему о происках Тени Возмездия: о том, что их пытались отравить, и что собираются выкрасть Белую Перепелку.

-Я знаю, почему шаман это затеял. Он давно хочет сместить меня. И чтобы сделать это по обычаю, моя дочь должна выйти замуж за его ставленника, и тогда тот отберет  власть. Бог не дал сына, и это самая большая моя беда. Ты предупредил и этим меня вооружил. Я соберу надежных сородичей, и мы устроим на всякий случай засаду – возможно, пойманный вами не единственный посланец. Вскоре отряд вернётся, и тогда будем судить воров и главного виновника наших бед. Перед твоим приходом один из моих верных людей сообщил, что ещё в ночь перед выступлением наших мстителей шаман отправил одного из помощников в селение Глубокого озера сообщить о предстоящем походе. Как бы ни случилось беды.

-Ты знаешь, что раньше на один день туда ушли разведчики. Наши охотники не должны проворонить человека, если только тот не летает по воздуху. Но и тогда его собьют стрелой. Так что не беспокойся, прислужники твоего недруга до нужного места не доберутся, - успокоил его Острый Кремень.

-Я терпел всё это время, чтобы не разжигать вражды. Есть люди, которые поддержат меня, но есть и такие, кто станет на сторону шамана. И тогда неизбежна усобица внутри рода, и я не мог её допустить. Но сейчас, когда пришли вы, и есть доказательство вины Тени Возмездия, надо, наконец, решить все каверзы раз и навсегда, и этим избавиться от долгого противостояния. Все наши беды происходят от наших же дочерей. Выдать замуж девушку – значит обнищать всей семьей, собирая приданое. Даже установилось соперничество – кто лучше снарядит невесту. Но находятся и такие, кто не прочь, чтобы его дитя украли… Они идут к шаману, и тот «помогает», имея за это свою мзду, - поведал старейшина.

-Почему же вы не соберётесь и не решите на общем племенном сходе эту проблему? – спросил Острый Кремень.

-Теперь попробуем, но на это нужно время. С вашей помощью расстояния сократятся в несколько раз, и появилась возможность быстро собрать представителей от всех селений. Кроме  сложностей, связанных с замужеством, имеются трудности с переменой мест проживания. Земля через какое-то время истощается, и мы вынуждены менять посевные поля. Бывает и так, что в селении начинают болеть и умирать люди. Тогда мы тоже ищем новое пристанище. Но часто оказывается, что какой-то род уже присмотрел эту землю для себя. Начинаются споры, поединки и побоища. Об этом тоже надо будет говорить на общем сходе, - ответил Обильный Урожай.

И тут в большую прямоугольную землянку, разделенную на комнаты циновками, вошел молодой земледелец. Он поклонился и вопросительно посмотрел на старейшину. Тот кивнул головой, и юноша сказал, понизив голос.

-Тень Возмездия о чём-то шептался со своими людьми в родовом святилище. Они приходили по одному, и всего их побывало там пятеро. А ещё он бил там одного из своих помощников, того, что носил пищу чужакам.

-Чужаки – наши друзья, - уточнил старейшина.

- Носивших пищу нашим друзьям, - поправился юноша. – И готовит новое варево, но на этот раз собирается сам отнести еду нашим друзьям и подождать, пока они её не съедят. Я понял, что пища будет отравлена. А вот о чем он говорил с теми пятерыми, я не знаю – вокруг жилища стояли люди.

-Найди сына Дара Земли и с ним вместе зайдите сюда после захода солнца. Возьмите с собой оружие. Я надеюсь на тебя Крепкая Мотыга.

Юноша выскользнул за кожаный полог, заменяющий дверь, а Острый Кремень отправился к себе и рассказал друзьям о намерении шамана.

Вскоре появился сам шаман  и подсел к костру. В руках у старика был горшок, укутанный в меховую накидку. Удивительно вкусный запах защекотал ноздри молодых охотников.

Шаман торжественно извлек посудину, поставил её перед собой и забормотал проклятия. Он считал, что пришельцы его не понимают, и потому в выражениях не стеснялся.

-Вам, бродячим дикарям, нужна только такая еда. Ужритесь ею, и я сегодня же брошу ваши трупы в реку, а Гривастых отпущу на волю и скажу, что вы сбежали. – А сам при этом кривился самой милой улыбкой, на которую был только способен.

Острый Кремень на языке хозяев ответил шаману:

-Сейчас мы скормим тебе твою отраву, а труп бросим туда, где ты собирался утопить нас. Ешь, иначе я насильно затолкаю варево в твою глотку!

Шаман озадаченно захлопал глазами, но тут же нашелся.

Я же пошутил, и заодно хотел проверить ваше знание языка. Теперь я вижу, что вы, по крайней мере, ты, юноша, можешь общаться с нами без всякого затруднения. Это очень хорошо…

Не дав старику закончить свою речь и объяснить, что же хорошего он видит в этой ситуации, Острый Кремень связал его руки и ноги, погрузил  на свою лошадь и отвез в заросли кустарника, где уже томился гонец, пытавшийся пробраться в селение Красных Улиток. Чтобы пленники не смогли позвать на помощь, в рот каждому засунули кляп. Допрашивать шамана и не пытались – тот исходил злобой и не сказал бы ни слова.

После этого дозорные проскользнули в жилище старейшины и сообщили о местопребывании  шамана. В землянке кроме вождя находилось ещё пять верных ему людей. Все они были вооружены копьями с костяными наконечниками и роговыми  стилетами. Некоторые имели каменные топоры, дубинки и только у одного из них за спиной висели колчан со стрелами и лук.

-Надо устроить засаду и поймать тех, кто попытается украсть Белую Перепелку и тех, кто, может быть, придет за нею из селения Красных Улиток, - предложил старейшина.

-Может, лучше, чтобы не устраивать кровопролития, объявить заговорщикам, что намерения их раскрыты, а шаман пленен? Тогда они растеряются и не станут выполнять намеченное. Нам надо продержаться только одну ночь, а завтра к вечеру все будем в сборе, - сказал Острый Кремень.

-Хорошо. Так и сделаем, - согласился вождь. - Ты, Крепкая Мотыга, пойди в родовое святилище и скажи, что шаман в наших руках, и он выдал план похищения, назвал соучастников, и его ждет праведный суд. Белая Перепелка находится под охраной Детей Праматери, и каждый из них стоит десятерых земледельцев. Пусть злоумышленники будут благоразумными, и тогда грехи им простятся. Это обещаю я, Обильный Урожай. И кто сейчас меня поддержит, тот будет жить и дальше спокойно и уверенно за свой завтрашний день.

Крепкая Мотыга отправился выполнять поручение, а Острый Кремень поехал в объезд селения и заметил, что из родового святилища стали разбегаться неясные тени и скрываться в своих жилищах. «Слова дошли до назначения», - отметил дозорный.

И середина ночи, и  время до рассвета прошли спокойно. Никто не попытался напасть на Белую Перепелку или освободить пленников. Утром Острый Кремень велел перевести их в землянку старейшины, с наказом  зорко стеречь шамана, в разговор с ним не вступать, а его помощника отпустить с миром. Чтобы охрану несли исправно, старейшина стал  коротать время вместе со сторожами.

Ближе к вечеру вернулся сводный отряд. Белая Перепелка вся зарделась при виде вереницы людей и животных, и выбежала навстречу, отворив плетеные ворота. На правах жены она взяла под уздцы Белолобого, и степенно провела к центральной площадке. Там караван остановился, и жители селения обступили прибывших. Вышел встречать нового вождя и старейшина. Он был очень доволен, что разом решились все проблемы: причина раздора возвращена, в их руках оказались главари противной стороны, и внутренний, самый страшный враг. Теперь селение Чистого родника окрепнет и его авторитет, упавший в последнее время, возродится! Но глаза старейшины округлились при виде пяти жен Трусливого Зайца с десятком их детей. Он не ожидал такого пополнения и сначала растерялся, но быстро взял себя в руки и распорядился выделить женщинам половину большой землянки. И те  занялись устройством быта на новом месте. Первой углом обзавелась главная жена, за ней, по установленному среди них рангу, устроили свои комнатки и остальные супруги Трусливого Зайца, отделяя циновками собственные закутки.

Ещё утром старейшина велел жителям приготовить угощение для встречи посланцев. Пир проходил в общей землянке, но на этот раз почетные места занимали сам старейшина, Упорный Медведь, Туманное Облако, Трусливый Заяц и Дар Земли.

После того, как с пищей было покончено, перешли к обсуждению насущных дел. Теперь, когда за ними стояла сила в лице двух десятков всадников, селение Чистого родника получало право выступить с предложениями ко всем жителям Долины озер. И даже самые застарелые противники теперь будут вынуждены прислушаться к словам благоразумия. Но сначала надо было разобраться со своим ближним врагом, и шамана привели в родовую землянку. Жилище оцепили сторонники вождя и охотники.

-Я, Обильный Урожай, обвиняю тебя, Тень Возмездия в том, что ты стал врагом своему народу, продаешь его дочерей и тайно переправляешь на сторону. И так было много раз. Но те оказии кончались благополучно, а вот последний случай привел к смерти многих наших собратьев и  чуть не закончился гибелью и исчезновением всего нашего рода. Ты хотел украсть мою Белую Перепелку, выдать её замуж за своего ставленника и лишить меня власти. Но это привело бы к дроблению и вражде кланов. Община и так раскололась на моих и твоих приверженцев, а если вождем станет твой чужак - это и вовсе разожжет пламя междоусобицы. И тогда мы начнем убивать друг - друга. Этого я допустить не могу.

Ты, шаман, строил козни не только против меня. Замыслив умыкнуть Белую Перепелку, ты покусился на жену молодого вождя. Эту смертельную обиду он простить не сможет. Наши сородичи боялись тебя, но на гостей твои злые чары не действуют. Их молодой шаман сильнее тебя во всём, и может без особого труда заколдовать и лишить жизни любого противника. Мы слушаем, говори в своё оправдание, - закончил свою обвинительную речь старейшина.

-Те невесты, что исчезали из нашего села, уходили по согласию их отцов и матерей, не имевших возможности собрать достойное приданое. Поэтому о воровстве идти речь не может. Родители пропавших девушек это могут подтвердить.

-Но ты брал за это мзду! Верни её по доброй воле, иначе мы обыщем твою землянку.

-Ищите. Что найдете, то ваше будет.

-Признаешь ли вину, что хотел умыкнуть Белую Перепелку?

-Я виноват не перед тобой, а перед главарем этих степных бродяг. Вот пусть он и предъявляет мне претензии. – Шаман попытался противопоставить своих сородичей пришельцам, опираясь на тот формальный факт, что Белая Перепелка уже стала считаться женой Упорного Медведя.

-Моя дочь ещё не  жена молодого вождя. Они пока не разожгли совместный очаг в своем жилище, не получили от меня родительского благословения и приданого, согласно обычаю. Приданое я выделю полной мерой, и не попрошу тебя, шаман, украсть своё дитя, - съязвил старейшина. – А то, что я отдал  жезл правителя, так это для того, чтобы община Глубокого озера признала претензии Упорного Медведя законными. Все эти правила тебе известны, уловка твоя раскрыта. Ты зря пытаешься выставить наших гостей чужаками. И зря ты вызвался на единоборство с вождем охотников!

-Я твоего зятя на единоборство не вызывал! – заволновался шаман. – Ты неправильно истолковал мои слова. Я вижу, что твой зять – человек добрый, - польстил шаман Упорному Медведю.

Но в эту словесную перепалку вмешался Туманное Облако.

-Ты, шаман, пытался дважды отравить наших братьев. Вы постоянно враждуете между собой, а у нас этого нет! У нас – один за всех и все за одного. В единстве -  наша сила. Мы не ждем ударов исподтишка и не терпим предателей. Покуситься на жизнь любого из нас – это посягнуть на всё сообщество. И ты, шаман, это сделал. Выбирай. Или единоборство с нашим Острым Кремнем, которого ты хотел отравить, или со мной. Но я подхожу больше, я будущий шаман. Есть ещё один выход. Ты уходишь в добровольное изгнание, возвратив мзду, полученную от родителей невест. Если же ценности не вернутся к владельцам, то, значит, ты выбрал поединок со мной или с Острым Кремнем.

Тень Возмездия задумался, бросая косые взгляды то на Туманное Облако, то на Острого Кремня, затем полез за пазуху, достал кожаный мешочек с блестящими и круглыми камешками, что иногда попадаются в двустворчатых раковинах пресных рек, и бросил его на середину. Старейшина сделал знак и один из молодых земледельцев подал ему сокровища шамана. Вождь при всех пересчитал жемчужины. Их оказалось двадцать штук.

-Сейчас никто точно не скажет, откуда камешек попал к шаману. Здесь и плата семей за украденную дочь и плата чужаков за полученную жену. Поэтому будет лучше, если вы употребите на общее благо то, что собрал шаман, - предложил Упорный Медведь.  Все выразили молчаливое согласие.

Тень Возмездия и его старуху-жену выпроводили, разрешив забрать с собой домашний скарб и припасы. И они ушли к покинутым селениям, где уже долгое время никто не имел пристанища. А на место изгнанного шамана заступил один из его помощников, дальний родственник старейшины по имени Тучное Поле. И по родственным отношениям, и по возрасту, он не стал бы затевать козни, и вождь получил необходимую поддержку от тех незримых, но могущественных сил, что правят миром.

Новый шаман и совершил все необходимые обряды, после которых Упорный Медведь и Белая Перепелка становились законными супругами. Юноша пытался, было, отказаться, но Туманное Облако, более практичный и искушенный в житейских вопросах, уговорил пойти навстречу надеждам старика и обеспечить ему уверенную старость.

Белая Перепелка с помощью отца должна править родом, пока Дети Праматери ищут прежнюю Родину. Путь назад обязательно пройдет через общины земледельцев, и лучше оставить в тылу друзей, а не врагов. И если племя решит переселиться, то союз с Озерными людьми окажется ненужным – они-то уходить не собираются. Но даже если родство с Озерными людьми и состоится, женитьбу на Белой Перепелке можно объяснить острой необходимостью. Чтобы выполнить поручение Лица Племени нужно обязательно заручиться помощью и поддержкой земледельцев, и не восстанавливать их против себя. И другие не прочь бы жениться на дочери вождя, но Белая Перепелка выбрала Упорного Медведя и любит его. Это было заметно при встрече даже самому тупоголовому из простаков. Да и Упорному Медведю по сердцу эта девушка, а вот дочь вождя Озерных людей ему не нравится. В общем, Упорный Медведь поддался уговорам друга…

Тот же новый шаман сочетал браком Трусливого Зайца с его пятью нечаянными женами. И он делил с ними ложе, ночуя у каждой по очереди, а днем женщины так и вились возле своего повелителя, упреждая каждое его желание. Остальные  охотники тоже были не прочь породниться с земледельцами, да и пример вождя был у всех на виду и манил ему последовать. Туманное Облако встревожился: дело шло к тому, что вскоре все обзаведутся семьями, осядут у Земляных Червей и не выполнят приказа Лица Племени. И он сказал об этом Упорному Медведю. Тот застыдился и велел собираться в дорогу. Но тут вмешался старейшина, попросил подождать, пока не будет проведен общий сход земледельческих поселений. Да и Белая Перепелка не хотела отпускать от себя милого сердцу человека. И Упорный Медведь смирился. Его конные гонцы с провожатыми за какой-то десяток дней объехали все селения и назначили собрание к рождению нового месяца. Должны были прибыть главы общин и наиболее уважаемые жители со своими запасами провизии.

В установленный срок людей собралось даже больше, чем предполагалось, потому что все хотели своими глазами посмотреть на диковинных всадников и поближе  с ними познакомиться.

Как инициатор общего сбора, председательство взял на себя Обильный Урожай и представил всем нового шамана, Тучное Поле, назвал вопросы, требующие обязательного разрешения. Предлагалось избрать Высший совет Долины озер. Он будет заниматься выделением площадей под новые поселения и при замене истощившихся земель. Из-за того, что назрела настоятельная необходимость, предлагалось изменить обычаи, а именно: не засватывать девочку ещё с младенческих лет, не соревноваться в обеспечении приданым, а снабжать только самым необходимым на первое время. Молодоженам следует трудиться и самим создавать свой быт, а не почивать на готовом. Родичи жениха, если нет свободного жилья, обязаны общими силами построить его для молодой семьи. Должен быть наложен запрет на умыкание невест, а нарушителей ожидать суровая кара, вплоть до смертной казни. Но если молодые люди соединили свои жизни по обоюдному согласию, то они заслуживают прощения, потому что любовь убивать нельзя – она направлена на продолжение рода.

После нескольких дней споров утвердили новые обычаи и избрали постоянного Верховного вождя и Совет, состоящий из старейшин. Он будет собираться раз в три месяца. Верховный вождь занимается текущими делами, а Совет утверждает уже принятые решения и разбирает тяжбы между общинами.

Верховным вождем стал Обильный Урожай, одновременно он оставался и вождем своего рода. Многие желали бы породниться с пришельцами, но за этим ревниво следил новый Верховный вождь – ему не хотелось делиться силой и влиянием, и он сказал об этом Упорному Медведю. Но тот и сам торопился увести своих людей, чтобы они не успели обзавестись здесь семьями. Соратникам будет весьма трудно покидать молодых жен, а брать женщин в большой поход нельзя – они  только свяжут руки и отряд потеряет боеспособность. Поэтому дальнейшее семейное устройство было отложено до возвращения, и Упорный Медведь назначил день отъезда. Белой Перепелке он оставлял жезл вождя, чтобы правила родом до его возвращения. А Обильный Урожай и Тучное Поле  будут помогать в руководстве, и надзирать за всеми общинами Долины озер.

Жены Трусливого Зайца провожали его плачем и стенаниями. Охотник от слез растерялся, успокаивая, гладил женщин по волосам, обнимал детей, к которым успел привязаться. Перед выступлением он в присутствии Упорного Медведя взял слово с Белой Перепелки, что семья его не будет знать нужды и притеснений. А старшая жена многозначительно пообещала надзирать за поведением младших товарок…

Сельчане довели отряд до границы земледельческих общин, и наотрез отказались её переступать – дальше лежали земли Диких, живущих в лесу.

 

             Глава – 4.  ЛЕСНЫЕ  ЛЮДИ.

Дальше лежали земли Лесных людей, которых земледельцы называли «Дикими». Но почему жители леса получили такое прозвище, на это земледельцы ответить не смогли – их родовая память ничего по этому поводу не сохранила.

Вскоре пошли деревья, вначале редкие, они постепенно сгустились и кроны могучей дубравы стали закрывать небо. Изредка попадались тропинки, проложенные зверьем, но вели они, в основном, в сторону реки, истоки которой начинались у земледельцев.

Упорный Медведь ехал впереди, и, занятый воспоминаниями об оставленной жене, не принял элементарных мер предосторожности: не выслал передовых и боковых дозоров, потерял бдительность и сам за это поплатился. Белолобый, что спокойно шёл по тропинке, вдруг заартачился, стал топтаться на месте. Седок нетерпеливо, ударами пяток погнал его вперед. Жеребец шагнул, начал оседать, в последний миг оттолкнулся задними ногами и прыгнул, но перескочить ловушку не смог. Лишь передние копыта зацепились за край, а задние провалились в яму. От рывка ремень лопнул, и Упорный Медведь упал вниз. На дне, как обычно, были вкопаны колья. К счастью, Белолобый при падении сокрушил копытами два из них, но при этом процарапал на левой задней ноге длинную рану, а седок напоролся плечом на острый обломок. Через мгновение Трусливый Заяц был уже внизу, поднял и передал вождя подбежавшим сородичам, а жеребца выволок за хвост и гриву. Туманное Облако осмотрел руку, укоризненно почмокал губами и принялся за дело. Когда с лечением было покончено, дошла очередь и до Белолобого. Рана его оказалась неопасной, но жеребец на десяток дней выбывал из строя.

Пока занимались первой помощью, сородичи вспомнили, что они охотники, прочесали окрестности и захватили группу из трех человек, вооруженных луками и дротиками. При виде всадников те остолбенели, дали себя разоружить, и были доставлены к раненому вождю. Язык пленников оказался близким к языку земледельцев, немногим от него отличался, и общаться можно было вполне сносно, помогая себе жестами, которые имели множество условных знаков. При этом в «разговоре» участвовали пальцы, мимика, телодвижения,  сигналы эти часто использовались на охоте и при обмене тайными сведениями между членами группы. Конечно, у каждого народа вырабатывался свой «язык жестов», но основные понятия оставались неизменными, особенно имитация повадок животных и человека.

При виде раненых чужаки, которые назвались «достойными людьми», ещё больше сникли. Они опасались мести – это их деревня выкопала яму-ловушку. Но Упорный Медведь велел вернуть им оружие и предложил провести к селению, где можно было переждать, пока Белолобый поправится. «Достойные люди» повели гостей не самыми удобными тропами, избегая как открытых мест, так и узких проходов, и через короткое время дым  и лай собак известили, что впереди находится становище. Один из «диких» был заранее отправлен предупредить о приходе гостей, и их появление почти не вызвало страха, особенно у вездесущей детворы. И здесь повторилось то же самое, что и у Земляных червей – слишком назойливых сорванцов отогнал Белолобый. Сегодня он был особенно не в духе.

Встречали путников всем селом. Взрослые мужчины были вооружены луками и   дротиками и окружали седобородого старца. Рядом с ним в островерхом колпаке и в кожаном одеянии с множеством амулетов стоял шаман, он же знахарь.

Упорный Медведь велел своим спешиться, и с Туманным Облаком выступил вперед. Вожаки селения в свою очередь вышли из общей массы и двинулись навстречу, выставив вперед ладони рук, словно показывая, что в них нет оружия. Увидев это, Упорный Медведь и Туманное Облако в свою очередь повторили жест Лесных людей.

Приблизившись, и вождь, и шаман обеими руками пожали правые руки гостей, но в глаза при этом они почему-то смотреть избегали. Упорный Медведь  произнес на понятном для встречающих языке:

-Дети Праматери рады приветствовать Лесных людей, называющих себя Достойными. Моё имя Упорный Медведь, я Верховный вождь, а моего друга и будущего шамана кличут Туманным Облаком. Лицо племени отправило нас на поиски Прародины, покинутой давным-давно. Путь наш лежит через ваши земли, но на них мы не претендуем и просим пропустить, чтобы мы смогли выполнить приказ старейшин.

-Зовут меня Меткий Глаз. Мы приветствуем вас и просим не держать обиды за то, что ты, молодой вождь,  попал в ловчую яму. Она готовилась на зверя, а не на тебя, человек-лошадь. Наш знахарь, Гибель Врагов, окажет вам нужную помощь, - ответил вождь, а знахарь кивнул головой.

От предводителей селения веяло доброжелательностью и чувствовалось, что между собой они ладят.

Как и у Земляных червей, путники расположились особняком, установив легкие переносные жилища, и сразу же появился знахарь с кожаной сумкой с множеством карманов. Он осмотрел рану Упорного Медведя, а Туманное Облако ревниво следил за действиями чужака. Но знахарь остался доволен осмотром, удовлетворенно покивал головой и сунул Туманному Облаку маленький горшочек с какой-то мазью и посоветовал использовать её для предупреждения нагноения и отпугивания насекомых от раны жеребца. Сам он приблизиться к животному не решился.

Будущий шаман передал посудину Упорному Медведю и тот собственноручно смазал больную ногу Белолобого. Даже Туманное Облако старался лишний раз не беспокоить жеребца, чтобы не провоцировать того на укусы. А зубы пускал в ход Белолобый не задумываясь, но никогда не делал этого всерьез, а только предупреждал. Этого оказывалось достаточно, чтобы образумить самого нахального и докучливого.

Вечером в стан детей Праматери пришла вереница молодежи во главе с Метким Глазом и Гибелью Врагов. Они принесли богатое угощение. Как только пища была доставлена, часть носильщиков убыла, а вместо них явился десяток людей пожилого и зрелого возраста. Это были наиболее уважаемые и достойные люди селения.

Так как местные жители оказались как бы в гостях у своих гостей, их усадили на самые почетные места, но ухаживали за едоками специально оставленные для этого люди. Они подавали блюда, разносили и разливали веселящий напиток и простую воду.  Но Дети Праматери к хмельному не притронулись. Это заметили хозяева, удовлетворенно покивали головами  и не пытались навязчиво напоить гостей тем, чего они не желали употреблять.

Когда обед закончился, молодежь удалилась домой, а «Лицо селения» осталось. Во время трапезы оно с большим любопытством искоса поглядывало на гостей, избегая прямого взгляда, который здесь, оказывается, означал угрозу. Но Детям Праматери привычка хозяев прятать глаза сначала не понравилась, они приняли это за сокрытие злых умыслов, пока старейшина Меткий Глаз, догадавшись, не предупредил гостей, и не предостерег от опрометчивых выводов. Ещё старейшина сообщил, что пойманная гостями группа из трех охотников намеревалась найти и убить человека по имени Красная Белка из другого селения, который наслал порчу на их брата. К счастью брат перед смертью успел сообщить, кто виновен в его болезни и гибели. Теперь родичи умершего должны поквитаться с Красной Белкой. Если же виновный в их руки не попадется, можно убить любого выходца из его рода. Те, конечно, попытаются ответить тем же… Гостей нельзя привечать в селении, когда там лежит покойник. Сегодня ночью месть должна свершиться, а завтра утром труп можно предать земле. Чужим присутствовать на этой церемонии не возбраняется.

Поведав это «Лицо селения» заторопилось домой, чтобы подготовиться к похоронам, встретить отряд своих мстителей и другой отряд, посланный за много полетов стрелы за  красной охрой – непременной принадлежностью погребального обряда.  Делать запасы краски нельзя – можно накликать повальный мор. Охра должна доставляться по каждому отдельному случаю.

Наутро раздался звук барабана, его сопровождали женские крики и стенания. Большая процессия вынесла погребальные носилки за ворота, повернула направо и приблизилась к подготовленной яме, рядом с селением. Возле неё уже ожидали вождь, знахарь и несколько пожилых людей. Шаман устлал дно могилы красной охрой, затем туда уложили мертвое тело и тоже густо посыпали краской, опустили оружие, сосуды с водой, пищей и закрыли всё шкурами животных, затем яму засыпали. После похорон знахарь, он же шаман пояснил, что красная охра – это символ жизни и обеспечивает воскрешение покойника в сообществе мертвых.  Без краски оживление невозможно, поэтому обиженный мертвец нашлет на своих сородичей страшные проклятия и погибель. Охра священна, посланцев за ней никто не имеет права тронуть, иначе все беды падут на тех, кто помешал ходокам выполнить святую обязанность.

Оказалось, что мстителям удалось вечером подкараулить и убить возвращающегося с охоты «виновника» смерти сородича, но при этом один из них был ранен. Утром рука распухла, и знахарь сказал, что её начал пожирать внутренний огонь, потому что в поврежденное место проник злой дух. Теперь же изгонять его слишком поздно, и, если конечность не отрезать, человек умрет. И надо торопиться пока дух не добрался до локтевого сустава…

Знахарь начал готовиться к операции: напоил больного каким-то отваром, после чего тот потерял сознание, и велел вскипятить горшок жира и несколько горшков воды. Помощники шамана связали раненого, удалили из землянки посторонних, но разрешили остаться Туманному Облаку. Далее знахарь перетянул больную руку выше локтя, накручивая на палочку ременную петлю, над пламенем огня прокалил свои кремневые ножи и несколькими быстрыми движениями отхватил предплечье по локоть и сунул культю в горшок с кипящим маслом. Больной дернулся, но в себя не пришел. Знахарь обильно смазал рану густой пахучей массой, надел на неё кожаный колпак и закрепил. Помощники  с отрезанной конечностью пошли к свежей могиле показать покойнику, что сородичи ради него  принесли большие жертвы, и  там же эту конечность закопали.

У Лесных жителей, которые называли себя Достойными людьми, любая смерть, кроме естественного угасания стариков и гибели в бою, считалась действием враждебных сил, магией, насылаемой другим человеком, и требовала обязательного отмщения.

Вредоносный магический обряд можно было совершить через предметы утвари жертвы, или её кукольную копию, и тот, узнав об этом, должен был умереть, если только не пускал в ход ещё более могущественное чародейство, или не совершал ритуальную церемонию, чтобы защититься от злого духа. Здесь мог помочь только шаман, он же и знахарь, который владел колдовством, излечивал болезни, выявлял причины смерти, занимался предсказаниями.  Если же жертва не знала о сотворенном против него колдовстве и умирала внезапно, то виновника  смерти мог назвать близкий родственник или же шаман.

После похорон в селении наступило настороженное ожидание. Знахарь был занят совершением магических обрядов против возможных зловредных происков  своего собрата по профессии из неприятельского лагеря,  а старейшина в тот же вечер пришел в становище гостей, долго сидел молча, вороша концом посоха костер, затем, как обычно, не глядя в глаза, попросил помочь в отражении неминуемого нападения. Упорный Медведь уточнил, какую именно помощь они надеются от них получить. Оказалось, что старейшина воевать не собирался, он только хотел защитить своих людей от мести соседей, которых они сами же на это и спровоцировали, и просил сопроводить его всем отрядом на переговоры с потерпевшей стороной. Тогда те станут более сговорчивыми, больших претензий выдвигать не будут и согласятся на мирный исход дела. Гости могут обдумать его предложение до завтрашнего утра. Если гости откажутся, то хозяева не обидятся, они понимают, что рисковать жизнями ради чужих людей никто не будет. Но что мешает им породниться? Жаль только, что невест на весь отряд не хватит, но половина гостей женами будет обеспечена. А остальные поддержат своих соплеменников…

В глазах старого вождя светилась надежда и он, забыв про обычай, уже не отводил умоляющего взора от молодых воинов.

-Ты дал нам срок до утра, мы подумаем. А пока, чтобы уберечься от внезапного нападения, наши всадники будут объезжать окрестности.

-А если начнется битва?

-Мы постараемся её не допустить, - ответил  Упорный Медведь.

Старейшина ушел.

 -Что будем делать? Эта взаимная вражда у Диких никогда не закончится. Они постоянно подбрасывают дрова в костер войны, и обид у них накопилось предостаточно. Представителей всех лесных общин нам и за год не собрать, и при этом потеряем половину людей - твой пример говорит об этом. Нам с ними не сладить и обычаи не переделать, - посетовал Туманное Облако.

-Надо уезжать и как можно скорее. Если мы согласимся  сопровождать вождя, мы тем самым дадим согласие и на женитьбу. Когда половина наших друзей обзаведется семьями, следовать дальше мы не сможем – по себе знаю, как трудно покидать молодую жену. И тогда наказа старейшин не выполним, вернуться назад не осмелимся, растворимся среди чужого для нас народа, оставим своих в тяжкое для них время. Этого сородичи не простят, проклянут и забудут наши имена. Да мы и сами будем проклинать себя до конца своих дней. Надо назначать срочный отъезд, Белолобого будем вести в поводу, а я пересяду на вьючную лошадь, - принял решение Упорный Медведь.

Ранним утром, едва только солнце взошло, отряд был готов к походу. Пришел Меткий Глаз.

-Мы вынуждены продолжить путь, чтобы выполнить приказ Лица племени. Времени остается мало, мы должны вернуться до наступления зимних холодов, а впереди ждет неизвестность. Просим не таить обиду, - на родном языке Диких сказал Упорный Медведь.

-Я понимаю тебя, молодой предводитель. Вам несподручно вмешиваться в чужую свару. Можете ехать спокойно. Насылать вослед колдовство шаман не будет, - заверил старейшина.

-Чужое волшебство на Детей Праматери не действует. У нас есть свой колдун, и он ни в чем не уступает вашему. Мы тоже обещаем, что ничего замышлять не будем, - ответил Упорный Медведь

-Проводить гостей невозможно, потому что придется ступать на чужие земли. Да и вам  лучше объехать лес стороной. После него пойдут владения «Опасных». Будьте осторожны – они едят людей, - напутствовал вождь на прощание.

Упорный Медведь подал знак. Отряд тронулся, чтобы продолжить поиск Прародины.

 

Глава-5.  ВСТРЕЧА  С «ОПАСНЫМИ».

Отряд последовал совету Меткого Глаза и продолжил странствие по краю леса. Путь их несколько удлинился, но предводители пошли на это, ибо самая короткая дорога часто приводит к смерти. А неоправданный риск – признак глупости, так же, как и неуместная щедрость. Эти наказы Упорный Медведь помнил хорошо.

Через несколько дней дубрава осталась позади,  и началась степь, поросшая редкими березовыми и осиновыми рощами, а затем пошла всхолмленная равнина.

В один из дней, перед остановкой на привал у пресного озерка, отряд оказался свидетелем неравной битвы. Около двадцати вооруженных людей теснили горстку воинов, и те, защищаясь, вошли по пояс в воду, ощетинились копьями, прикрылись щитами и стойко оборонялись. Двое из них были ранены и едва стояли  на ногах. Положение было безнадежным, дело близилось к концу, но, к счастью, судьба послала на выручку Детей Праматери.

При виде конников агрессоры оторопели и кинулись врассыпную, но двоих успели изловить. А спасенные вышли на берег, пали ниц перед всадниками и замерли в ожидании своей участи.

Упорный Медведь пытался поговорить с незнакомцами с помощью двух известных ему наречий, но никто  на слова не отреагировал. Тогда пошел в ход язык жестов. С его помощью удалось установить, что те, кто боролся за  свою жизнь, были из рода Лисицы и относили во враждебное селение рода Змеи, в соответствии с ритуалом, горшок, надетый на боевую палицу. Противник на перемирие согласился, при них разбил посудину и возвратил дубину, но поступил вероломно – они догнали и напали на вестников замирения, охраняемых законом о полной их неприкосновенности.

Оказалось, что среди членов рода Лисицы есть люди, понимающие язык Лесных жителей. Так что была возможность прямого словесного общения.

Туманное Облако осмотрел раны. У одного из гонцов наконечник стрелы застрял в бедре, у другого была перебита кость предплечья. Будущий шаман оказал первую помощь, и все проследовали в деревню нечаянных союзников. Один из них поспешил вперед с доброй вестью, иначе могла возникнуть паника.

Принимать гостей вышли все поголовно. Даже немощных стариков и калек привели под руку – так взбудоражило жителей известие о невиданных доселе всадниках.

От толпы встречающих  отделились  четыре человека:                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    двое пожилых и один молодой, полный сил мужчина с быстрым и острым взглядом. Сзади них, чуть сбоку, шёл ещё один человек средних лет.

Упорный Медведь и Туманное Облако спешились и передали поводья друзьям. Вызволенные не замедлили смешаться с сородичами и стали оживленно рассказывать о своих злоключениях, а пленные ежились в середине колонны под надежной охраной.

Не доходя нескольких шагов, встречающие остановились, и заговорил самый старший из них. Тот, что стоял сзади, начал переводить речь вождя на язык Лесных людей.

-Я, старейшина рода Лисицы, и зовут меня Осмотрительным. Справа от меня тот, кто общается с духами и лечит людей. Его зовут Попечитель, а слева стоит походный вождь Разящий. Все мы происходим из народа Рожденного духом, которого Лесные люди прозвали Опасным. Мы благодарны за помощь нашим сородичам, их чуть было не захватил род Змеи. Теперь этот род за нарушение закона, который гласит, что вестники войны и мира неприкосновенны, будут презираемы всеми. Мы просим отдать нам ваших пленников – они должны получить по заслугам за своё коварство и вероломство. Но сначала представители остальных кланов удостоверятся, что слова наши правдивы. И тогда мы сообща накажем зло. На счету рода Змеи наибольшее число принесенных в жертву,  поэтому они считают,                                                                                                                                                                                                                что заручились безусловной поддержкой Верховного божества. Но Духу Смерти нужно не количество, ему нужны только те, кто нарушил наши общие табу и этим выразил неуважение к нему. Напрасные жертвы только отвращают божий лик. Верховное божество любит справедливость и не терпит бессмысленных и ненужных смертей. Своими выходками род Змеи только умаляет само понятие закона, уничтожает запреты. А без них жизнь наша невозможна. Если каждый будет творить всё, что ему вздумается, если станут отбирать жён и пищу у слабых, если жизнь не будет охраняема запретом на убийство другого человека -  такой народ вскоре сам себя уничтожит. Мы боремся с этим злом, хотим искоренить лиходейство, ввести общие для всех правила. Нас поддерживают многие кланы. Но род Змеи, чтобы рассорить единомышленников, незадолго до вашего появления сообщил, что послы убиты людьми из рода Кабана. И будто бы они были этому свидетелями. А сами в это время, оказывается, пытались лишить жизни наших людей, а оружие использовали с метками рода Кабана.

Вы предотвратили подлое преступление, не дали расколоть единство. А это значит, - не дали погибнуть чужому для вас народу. Мы, род Лисицы, славимся тем, что так же, как и лисы, отличаемся юркостью, быстротой и чуткостью. Люди наши защищены и живут в тепле и благополучии, как в лисьем меху. Вокруг нас собираются недовольные, и если падем мы, остальные кланы пойдут за кровожадными убийцами. Но мы не хотим упокоиться в желудках победителей, потому и выступаем против.

Войны между нами происходят оттого, что какой-то род пленит и приносит в жертву Верховному божеству члена другого рода. Обиженные начинают мстить за своего собрата. Но бывает и так, что сородичи, чтобы не оскверниться убийством близкого по крови человека, сами тайно просят чужаков покончить с тем, который не хочет жить с остальными в ладу, ворует, отбирает пищу, бесчестит женщин. От этого отношения между кланами запутываются, возникают необоснованные обиды. А вот мы, если сородич нарушает общие для всех установления, усмиряем его сами, других не просим.

Чтобы не было раздора из-за женщин, мы ввели следующий обряд сватовства. Два раза в год, весной и осенью, в назначенный день и  в назначенном месте собираются мужчины и незамужние женщины в сопровождении своих близких. Мужчины приглядываются к невестам, и, высмотрев, объявляют о своей избраннице. Но если невесту наметил и другой претендент, то между ними назначаются состязания на меткость в стрельбе из лука, в бросании дротика, и завершается всё борьбой. Но схватка должна быть бескровной, без нанесения увечий сопернику. Нарушителя ждет поражение. Затем победитель должен догнать свою избранницу. Она сама устанавливает расстояние между ними, с которого будет начинаться бег. И если жених ей не нравится, то и промежуток будет соответствующим… А пробежать надо только два полета стрелы. И наоборот, если мужчина по сердцу женщине, то и бег они могут начать с одного и того же места. И тому остается только протянуть руку… Этим мы исключаем соперничество между мужчинами.

Женщина должна идти замуж по доброй воле, тогда семья будет крепкой и надежной. Раньше у нас один мужчина мог иметь одну женщину. Но сейчас, когда в бесконечных стычках и жертвенных закланиях мужское население уменьшается мы, чтобы восполнить людскую убыль, ввели разрешение иметь до четырех жен. Кроме того, незамужняя женщина может сама в любое время вызвать милого её сердцу человека на состязание по бегу. Это означает, что мужа себе она выбрала…

Чтобы не возникало раздоров из-за пищи, мы распределяем её между всеми жителями селений. Добыча охотников сдается в общий котел, никто не имеет здесь никаких преимуществ.

За убийство сородича виновный обязательно умерщвляется. Мы закапываем его  отдельно от кладбища, лицом вниз, со связанными руками и ногами, и не даем в последний путь ни оружия, ни пищи. Имя его предается проклятию и больше никогда не упоминается, чтобы не призывать духа злого человека.

Если же мужчина позарился на чужую жену, или она сама допустила вольность, то такие нарушители лишаются семьи на длительный срок.

Если же такое деяние вызвало большой раздор и повлекло плохие последствия, то виновный может быть изгнан из рода.

Через три дня представители многих селений соберутся здесь, чтобы обсудить, как жить дальше. С приглашением и просьбой на перемирие ходили те, кого вы спасли от неминуемой гибели. На этом собрании мы расскажем о коварстве рода Змеи, и это укрепит нашу решимость остановить бессмысленное взаимное истребление.

Будьте нашими гостями, поучаствуйте в собрании и тогда многое для вас станет понятным. Я дам человека, чтобы мы могли общаться  через язык Лесных людей. А пока располагайтесь в удобном для вас месте.

Упорный Медведь поблагодарил вождя, велел своим людям отдать хозяевам пленников из рода Змеи, и как обычно попросил выделить им стоянку отдельно от селения. Старейшина наклонился к походному вождю, о чем-то пошептался, и тот, взмахом руки подозвав молодого сородича, сделал нужные поручения. Проводник присоединился к гостям и  повел их к месту отдыха.

 

Глава – 6.  СОБРАНИЕ   СОЮЗНИКОВ.

Через три дня, как и говорил старейшина, посланники обособленных племенных групп стали прибывать к главному становищу. Первыми явились союзники из рода Кабана, кряжистые, плотные, с маленькими поросячьими глазками и белесыми ресницами. Их походный вождь, очень похожий на   матерого кабана-секача, сразу же занялся устройством бивака, а старейшина, уже начинающий усыхать мужчина, и шаман проследовали в селение.

Не успели люди из рода Кабана расположиться на отдых, как подоспели и представители других кланов. Им тут же отводили места стоянок, а предводителей сопровождали до землянки-святилища. В хлопотах прошел целый день. К вечеру подошли и те, кто проживал в наиболее отдаленных местностях, но никого из рода Змеи так и не дождались. Это было дурным знаком.

С восходом солнца, посыльные разнесли по лагерю воду и топливо для приготовления пищи и тут же задымили десятки земляных очагов. И, когда с завтраком было покончено, на большом открытом пространстве образовалось два людских круга. Малый круг составляли старейшины, шаманы, походные вожди, а за их спинами, во внешнем кольце, чтобы слышать переговоры, толпились остальные участники схода. Как инициатор общего сбора, слово взял Осмотрительный.

-О, люди! У  нас сейчас все воюют со всеми, многие кланы распадаются и разбегаются, куда глаза глядят. Народ вымирает, и, если не остановить взаимное истребление, то очень скоро мы убьем сами себя. Наше спасение в том, чтобы обуздать звериные порывы отдельных злодеев, которые вносят в нашу среду насилие и раздоры. Отобрал или изнасиловал чужую женщину, отнял у другого пищу, убил человека – значит, пошел против всех, нарушил общее благополучие. И такой преступник должен понести неминуемую кару. Эти положения должны стать для нас законом. И никто, ни вождь, ни любой другой, не смеют нарушать их безнаказанно. В нашу жизнь должны войти новые обряды сватовства и создания семьи, которых стали придерживаться мы, чтобы не допускать соперничества и вражды. Мы знаем, что неугодные из нашей среды тайно устранялись через другие племенные кланы. От этого возникали кровная месть и путаница. Отныне каждый род должен сам ставить на место своих зарвавшихся детей. Надо покончить с ритуальным съедением людей и сообща наказывать нарушителей.

Мы собрались сюда, потому что понимаем – так дальше жить нельзя! Но есть и противники, есть ещё те, кто желает своему народу смерти, а не процветания. Это род Змеи. Наши люди обошли все селения с предложением об общем сходе. С незапамятных времен установлено – кто передает вести о войне и мире, являются неприкосновенными. Но род Змеи подло напал на посыльных, и чуть было не убил их. К счастью, вмешалось Верховное божество и послало им на помощь людей-всадников. Они спасли наших детей от  съедения. Значит, Дух Смерти не хочет гибели своего народа, и он решил остановить бессмысленные убийства! А воля Верховного божества для нас священна! Никто не смеет ему перечить и нарушать установления. Потому и не помогли роду Змеи его хитрость и коварство, не смогли они столкнуть нас  на  поле брани с родом Кабана!

У всех нас один язык. Это значит, что был и общий родитель. Мы все братья! С братоубийством пора покончить!

То, что род Змеи замышлял против всех, подтвердят пленники, захваченные всадниками. Подать сюда злодеев из рода Змеи! – отдал приказ старейшина.

Большой круг расступился, и ввели двух представителей враждебного клана. Руки у них были связаны за спиной, а синяки на лицах говорили, что с ними не очень-то и церемонились.

С места встал походный вождь Разящий, подошёл  к пленным и, ткнув пальцем в старшего по возрасту, коротко бросил: «Ты!». Тот замялся, переминаясь с ноги на ногу, но после толчка в спину начал говорить.

Крики возмущения несколько раз прерывали его исповедь, но старейшина Осмотрительный тут же добивался тишины, поднимая вверх руку с раскрытой ладонью, что на «языке» жестов означало - «внимание».

Когда член рода Змеи закончил свои признания, все примолкли, пораженные ужасом того, что их ожидало, сумей род Змеи воплотить свои  коварные замыслы. Но видно они имели поддержку в некоторых других кланах – поднялся старейшина рода Дикого Кота.

-Как проживёшь эту жизнь, так проживёшь и в следующей, после смерти. Лучше умереть в зрелом возрасте, когда есть ещё сила в руках и всё тебе доступно, чем в старческом. Старость – дряхлость, детство – неумение, и всё это -  бессилие и неисполнимость желаний. Жили мы до этого по прежним обычаям, оставленным нам теми, кто уже улетел на небо. Чем мы лучше их, что хотим отказаться от прежнего наследства? А этих двух горемык надо лишить жизни и всем отведать их мяса, чтобы умилостивить Духа Смерти. Пленникам очень повезло! Здесь собралось очень много людей, поэтому принесенные в жертву обязательно в добром здравии воскреснут в другой жизни.  Но я не верю словам этого забитого змеёныша. Их вид говорит, что они подвергались пыткам, а под пыткой скажешь всё, что нужно мучителю.

Слова вождя рода Дикого Кота не встретили криков одобрения. Даже сородичи поддержали своего предводителя всего несколькими возгласами, которые потерялись в общем шуме. И тут вскочил с места походный вождь рода Кабана. Крепко сбитый, с белесыми ресницами круглых глаз, он поднял боевую палицу и заговорил низким, грудным голосом. Но мгновенно установившаяся тишина позволяла слышать боевого предводителя знаменитого клана, славившегося своей спаянностью, единством и взаимовыручкой. Нельзя было безнаказанно обидеть кого-нибудь из рода Кабана – на защиту сородича поднимались все, от мала до велика. Даже женщины их наравне с мужчинами участвовали в боях, показывая исключительную доблесть и отвагу. Все члены сообщества безоговорочно подчинялись вождям, крепко соблюдали дисциплину и установленный порядок. А вожди, в свою очередь, были подотчетны Совету, составленному из стариков, овеянных славой ратных подвигов, и пользующихся уважением. Совет мог смещать не оправдавших доверия военных вождей и вождей мирного времени. Выбывшие члены Совета пополнялись на общих собраниях взрослого мужского населения. Другие кланы старались породниться с родом Кабана, взяв их женщину в жены, но это было почти невозможно. Девушки их оставались, как правило, в своей среде, но близкородственных скрещиваний не допускалось. За этим строго следил Совет старейшин, ведя учет родословных и определяя девушку в другой подрод, чтобы общая разница со стороны будущего мужа и будущей жены составляла не менее семи поколений. Но женитьба на представительницах других племенных групп всячески поощрялась…

Когда-то давно два человека из рода Кабана были убиты и съедены родом Змеи, но вражда не утихала до сих пор. Род Кабана при каждом удобном случае не упускал возможности поквитаться с обидчиками, количество потерь от кровной мести со стороны рода Змеи намного превысило потери рода Кабана, но мстители не унимались, чтобы и другим неповадно было их трогать.

-С родом Змеи у нас давние счеты! – начал походный вождь. – Со многими остальными кланами мы живем мирно, никого не обижаем, но и не прощаем чужих обид. Мало того, что подлый род Змеи напал на вестников мира, он ещё хотел поссорить нас с родом Лисицы, который давно выступает миротворцем среди нашего народа, раздираемого войной и взаимным уничтожением. Присутствующие здесь, как и мы, услышали их слова вразумления, раз пришли на это собрание. Но, видно, не все согласны с необходимостью перемен, раз вождь из рода Дикого Кота ратует за сохранение старых обычаев. Как раз старые обычаи и привели нас к пропасти, да такой, что ужаснулся сам Дух Смерти и остановил подлых убийц, не дал свершиться неправедному делу. Вы слышали всё, что сказал человек из рода Змеи! Род Змеи хочет править нашим народом, хочет по своему выбору убивать и съедать нас, словно мы животные, а они – охотники. Но я не буду сидеть, и ждать, пока очередь дойдет до меня, я пойду и разгромлю Змеиное гнездо, сожгу его в очищающем огне, а оставшихся в живых членов зловредного сообщества раздам по другим селениям. И со мной пойдут многие! Настала пора действий, промедление приведет к смерти! Род Змеи замыслил убить многих людей после завершения собрания, когда мы будем расходиться по домам. Он хочет воспользоваться моментом и одним махом обезглавить наш народ. Предлагаю создать сводный отряд и первыми напасть на гаденышей, пленить рядовых членов, а вождей привести сюда. Пусть они перед всеми дадут нерушимое слово прекратить убийства и съедение людей. Нам могут помочь всадники, если породниться с их руководством и знатными воинами. Для этого две дочери рода Кабана станут женами их походного вождя и  будущего шамана.

-Лучше, если женой вождя станет наша девушка. Ведь именно наших сородичей спасли пришельцы, именно к нам направил их Дух Смерти! – вмешался Осмотрительный.

-Да, ты прав, пусть будет так. Но женой шамана должна стать наша дочь. А вторая достанется их знатному воину. И тогда люди-лошади по-родственному помогут нам дать укорот роду Змеи.

-Давайте послушаем гостей. Может, у них дома положение намного хуже, чем у нас, - подал голос походный вождь рода Дикого Кота.

Головы сидящих тут же повернулись в сторону Упорного Медведя. Осмотрительный опасливо посмотрел на молодого вождя, но тот кивнул ему и встал. Наступила такая тишина, что слышен был стрекот кузнечиков.

-У нас все родовые колена подчиняются Совету, мы его называем Лицом Племени, и Верховному вождю. Они ведают всеми брачными делами, распределением охотничьих угодий, подготовкой молодежи ко взрослой жизни, хранят в своей памяти легенды, предания, общие законы-установления и доводят их до сородичей, следят за исполнением запретов – табу. Решение Лица Племени не может отменить даже Верховный вождь. За убийство единоплеменника – смерть, и помиловать злодея не может никто. Нарушение пищевого и полового табу, непочтение к старшим, унижение младших, неисполнение решения Совета карается изгнанием из племени. И никто не осмелится оказать таким помощь, иначе будет удален и сам. Смертью или изгнанием карается также оставление сородича в беде – всё зависит от тяжести последствий такого поступка. Родовые ответвления нашего племени участвуют в совместных загонных охотах и ловле рыбы, сообща выступают  против недругов.

У нас ведется меновая торговля с соседними племенами. Мы им даем кремень, а они нам взамен отпускают соль, которой у нас нет.

На первом месте в нашем племени стоят интересы сообщества и кровного родства, мы не даем воли зверю, который прячется в каждом человеке. За этим строго следит система запретов-табу, охраняющая общее благополучие. Лучше вовремя остановить одного человека, чем погубить всех. Безнаказанность развращает и подвигает на худшие преступления. В единстве – сила. Это залог процветания племени. Каждый палец в отдельности слаб, кулак же обретает мощь. Эти и другие непреложные истины мы усваиваем с детства и в период прохождения инициации – проверки человека перед вступлением его во взрослую жизнь. Для этого наши юноши под началом взрослых наставников живут подолгу отдельно, в специальных лагерях и усваивают накопленную мудрость, учатся беспрекословному повиновению. Для нас поедание человека – дело немыслимое, будь то даже иноплеменник, не то, что сородич. Нам уже встречался народ, имевший такой же обычай, как  у вас, но он плохо кончил, и сейчас его нет, он съел сам себя.

Каждое племя должно лично решать свою судьбу. Перед вами пока есть выбор, надо только отказаться от таких нравов, которые не идут на общее благо.

Мы очень торопимся исполнить наказ Лица Племени и отыскать Прародину. У нас нет свободного времени, задерживаться мы не можем и   не знаем, сколько продлится наше путешествие. На обратном пути наша тропа должна пройти через ваши земли, и только тогда мы будем в силах оказать  помощь, но не раньше. Иначе на нас обрушится гнев Лица Племени. Поэтому взять в жены ваших дочерей мы пока не можем. В пути они будут обузой, отряд потеряет в скорости и боеспособности.

При этих словах Упорного Медведя старейшина и шаман рода Лисицы переглянулись, и Осмотрительный что-то сказал походному вождю Разящему. Тот выскользнул из круга и смешался с сородичами, стоящими за их плечами, и  отдал какое-то распоряжение. Несколько человек тут же бросились к селению. «Что они задумали?» - подумал Упорный Медведь, и пока он размышлял, Осмотрительный  повернулся к Туманному Облаку.

-А что скажет гость, знающийся с духами?

Будущий шаман встал. Он давно уже поглядывал на небо, которое стало заволакиваться грозовыми тучами. Но их не видели собравшиеся, всецело поглощенные происходящим. Чтобы усилить эффект от своих слов, Туманное Облако проделал несколько магических пассов, чем насторожил остальных служителей культа – они сами применяли что-то подобное при отправлении священных обрядов. Затем Туманное Облако приложил правую руку к уху и потянулся вверх, будто бы внимая едва слышному шепоту, доносящемуся с неба. И тут раздался рокот далекого грома, который приближался, приближался и вдруг грянул над самой головой. Многие в страхе повалились на землю, а Туманное Облако воскликнул:

-Вы слышали?! Вы слышали?! Дух Смерти сказал мне, что требует перемен. До этого вы все неправильно понимали и исполняли его волю! Если вы не примете слова назидания вождей рода Лисицы и будете жить по-старому, Дух Смерти нашлет повальный мор, прогонит зверей, сделает бесплодными ваших женщин.

Человек, приставленный к гостям, тут же перевел слова Туманного Облака соплеменникам. Те, пораженные могуществом пришлого шамана, молчали в большом замешательстве - они своими ушами уловили сердитый глас Верховного божества.

Первым, видимо, опомнился военный вождь Разящий, ибо в спешке провел через внешний круг толпу молодых женщин. Они приблизились к людям-всадникам и, по обычаю,  ударами по плечу вызвали каждого на состязание по бегу, что означало желание замужества. Только Туманное Облако и Острый Кремень не получили приглашения – они были  оставлены для дочерей рода Кабана, согласно предложению их походного вождя.

-Подождите! Подождите! Я не успел сказать всего того, что передал мне Дух Смерти! – закричал Туманное Облако. Он запретил до нашего возвращения связывать нас семейными узами! Иначе у нас и у вас не будет удачи! К тому же здесь нет женщин из рода Кабана, а это оскорбление для ваших союзников. Дух Смерти наказал крепить единство этих двух родов, на которых держится благополучие всего народа!

Руководство рода Лисицы в досаде переглянулось, а разочарованные женщины покинули собрание. Не менее разочарованными казались и соплеменники Упорного Медведя…

 

Глава-7.  БЕГЛЫЕ  ЛЮДИ.

Ещё в ночь перед сходом племени Упорный Медведь и Туманное Облако провели с соратниками Совет, где обсуждался только один вопрос: «Что делать дальше?» Природа не ждет, надвигается осень, за нею придут холода, выпадет снег. А у отряда нет ни припасов, ни теплой одежды, ни жилья. Если остаться на зимовку, где гарантия, что Дети Праматери не будут вынуждены воевать на чьей-то стороне, и не понесут потерь? Но, самое страшное, - они не выполнят наказ Лица Племени, которое надеется и ждет. Сородичи, конечно, отправят людей на поиски, но они в низинной стране могут завязнуть в стычках. Единственный выход – это немедленно продолжить путь, чтобы успеть вернуться до наступления морозов. Нельзя более задерживаться ни на один день, они и так по глупости припозднились, вмешиваясь в дела, которые их не касались. Не годится принимать участия в чужих межродовых сварах и ставить под удар поручение,  рискуя застрять на чужбине надолго, если не навсегда.

Никто из сподвижников против этого решения открыто не выступил, но некоторые прятали глаза, и Упорный медведь понял, что медлить с отъездом нельзя. Тем более что слухи, будто свободные женщины рода Лисицы собираются за гостей в замужество, подтвердились в ходе собрании. И конный отряд  в спешке  отправился в путь.

Через несколько дней низменность осталась позади, и началась всхолмленная равнина. Изредка попадались озера с пресной водой, трава вокруг них почти скрывала всадников, так что пищи лошадям хватало. Зайчонок росла и бодро следовала за путниками. Часто она стремглав уносилась вперед, а потом либо паслась, поджидая, пока путники поравняются с ней, либо скакала обратно, игриво взбрыкивая от избытка энергии.

Однажды Зайчонок манерным галопчиком, задрав хвост, обогнала караван и затерялась в степном мареве, но спустя короткое время испуганно примчалась обратно. Упорный Медведь насторожился и отправил вперед разведку. Она вернулась быстро и сообщила, что замечена группа из трех человек, одетых, как и члены племени Духа Смерти. Незнакомцы спрятались в камышах топкого озера.

После этого случая им ещё несколько раз попадались немногочисленные бродячие группы, робкие и пугливые. Они либо таились в зарослях, либо бросались в воду и  уплывали прочь.

Вскоре у речушки путники наткнулись на маленькое поселение. Людей в нем не было, но очаги ещё дымились. На другой стороне протоки лежало несколько плотов – на них жители поселка и уплыли, чтобы не встречаться с неведомыми людьми-всадниками.

Упорный Медведь запретил что-либо трогать, и так как близился вечер, выбрал место стоянки в некотором отдалении от брошенных в спешке жилищ.

Стали располагаться на отдых. И, когда поили лошадей и набирали воды для приготовления пищи, обнаружили затон, в котором плавало много отловленной впрок рыбы. В этом месте речка подмыла берег, образовав маленький заливчик, его перегородили кольями, вбитыми в дно, а колья оплели прутьями и камышом. Рядом с затоном лежала сеть, сделанная из ивового лыка. Поплавками служили крупные куски сосновой коры, грузилами были камни. Их или оплетали ивовым лубом, или сверлили, или делали кольцеобразные углубления. Неподалеку валялись верши из гибких тонких хлыстов, связанных между собой и  покрытых сетью. Их тянули с плотов или лодок. Кое-где пестрели россыпи битой керамики.

Переправиться на другой берег и перегнать плоты не составило большого труда, попутно были найдены две долбленые лодки. Их тоже на время позаимствовали у хозяев, чтобы поставить сеть и несколько раз пройти с бреднем. Рыбу из затона не трогали, наоборот, туда добавили остатки улова, не использованного в пищу. После этого плоты и лодки отправили на прежнее место.

С рассветом их разбудили крики. Около десятка людей стояли на противоположном берегу и показывали руками, что хотят перебраться через реку. В ответ гости, тоже жестами, дали своё согласие. Шестеро местных обитателей сели в две лодки и пересекли русло. Остальные остались ожидать своих сородичей. Все они были без оружия. И язык, и одеяние незнакомцев оказались такими же, как и в племени Духа Смерти.

Сначала в ход пошёл Язык жестов, но затем местные заговорили на ломаном языке Детей Праматери! После расспросов удалось выяснить, что жители селения покинули свой народ, спасаясь от каннибализма, сами отказались от человеческих жертвоприношений, организовались в новое родовое сообщество с выборным вождем. Но из родимой стороны делаются частые облавы, беглецов норовят захватить и  принести в жертву кровожадному божеству. Поэтому им, и многим другим вновь родившимся кланам, приходится уходить всё дальше и дальше от прежних мест. Но там, у предгорий, обитают чуждые люди, которым не нравится продвижение пришельцев на свои земли. С аборигенами удалось пока организовать товарообмен и добиться добрых отношений, но могут начаться территориальные ссоры не только с ними, но и с теми, кто живет в горах. У тех и у других единый язык, и на этом языке ведутся сейчас переговоры с гостями. А это означает, что и пришельцы, и жители предгорий, и жители гор когда-то были единым народом… Здесь слышали, что род Лисицы встретил и подружился с воинами, обуздавшими диких лошадей, и с их помощью хочет разгромить враждебный род Змеи, чтобы занять главенствующее положение и указывать народу, как ему жить дальше. Вчера отряд напугал жителей, и все поспешили скрыться. Но когда гости не разорили жилье, ничего не тронули, не взяли рыбы из затона, стало понятно, что явились они с добрыми намерениями. И, главное, с ними нет никого из рода Лисицы или Змеи. Конные прошли через угодья нескольких кланов беглых поселенцев и их не обидели. Об этом здесь уже знают, ибо вести передаются быстро, в этом залог общей безопасности. Если гости пожелают, могут пока пожить здесь, а спустя несколько дней, в специально назначенное для этого место, придут люди предгорий и  жители гор. Они доставят для обмена изделия из камня: оружие, украшения, а взамен получат сушеную рыбу, коренья, вяленое мясо, выделанные шкуры, светильники, гончарные изделия. Сами жители предгорий каменным оружием не пользуются. Для охоты на зверей какого-либо вида им нужны наконечники копий и стрел из костей животных того же вида, а каменные наконечники применяются только для военных действий. Гостей проведут туда, где состоится обмен товарами, и там они узнают всё, что их интересует.

Когда все жители селения переправились на свой берег, начались хлопоты по достойному угощению гостей. Местных оказалось немного, и подчинялись они выборному вождю по имени Рассудительный. А вот шамана у нового клана пока не было – не каждый может занять это священное место.

 

Глава-8.  У  ЖИТЕЛЕЙ  ПРЕДГОРИЙ.

Путники поняли, что наконец-то почти достигли Прародины и вскоре встретятся с частью своего, единого когда-то, народа. И, чтобы предстать перед сородичами не кучкой заморышей, а бравыми и достойными посланцами, ибо по виду прибывших будут судить и о самом племени, стали срочно приводить себя в порядок. Пришлось чинить и одежду и конскую сбрую, выкупать лошадей, расчесать шерсть. Только Зайчонка оставили в прежнем виде – она и так смотрелась премило.

На всякий случай отложили часть взятого с собой кремня, перебрали и подсушили лекарственные травы и коренья для возможного обмена. Но секретный лечебный бальзам Туманное Облако убрал подальше – у каждого должны оставаться свои тайны, и только дурак будет бегать с душой нараспашку. Душу проветривать нельзя, она не сыреет и не сохнет, как кожа.

Выборный вождь Рассудительный подсказал, что лучше выступить на день раньше, чтобы успеть обустроиться на месте, познакомиться с населением поселка, изучить обстановку. Там почти в любом доме можно остановиться на постой, получить еду и питьё. За это благодарят, кто как может.

Рано утром следующего дня Упорный Медведь произвел смотр отряду. И седоки и лошади выглядели достойно. Зайчонок щеголяла бубенцами из беличьих хвостов – их кто-то повесил ей на шею. Заскучавший было из-за разлуки со своим многочисленным семейством Трусливый Заяц, воспрянул духом. Да и остальные соратники взоров не прятали, были взволнованы предстоящим свиданием с единокровцами.

К концу смотра к ним присоединились проводники и попутчики из беглого клана во главе с Рассудительным. Люди его были нагружены товарами. Часть их ноши Упорный Медведь разрешил навьючить на свободных лошадей. По дороге ещё несколько групп с поклажей пристроились в хвост отряда, и образовался большой, многолюдный караван.

Торговый поселок стоял у пресного озера, невдалеке протекала река, берущая начало в горах, так что питьевой воды было в достатке. Хватало и топлива – среди буйной травяной растительности зеленели частые осиновые, березовые и смешанные колки.

По раз и навсегда установленному порядку отряд расположился на некотором удалении от десятка прямоугольных землянок. Их дерновые, заглубленные в землю стены были обмазаны озерным илом, свежий слой глины покрывал двускатные крыши из камыша.

Прибывших встречало всё население. Даже дети, держась за матерей, пришли поглазеть на диковинных конелюдей, о которых уже были наслышаны, но видели впервые. Большая толпа окружила всадников, но держалась поодаль, опасаясь зубов и копыт.

Упорный Медведь разрешил своим людям располагаться на отдых, а сам  с Туманный Облаком, Трусливым Зайцем, Меткой Стрелой отправился к главе селения. Тот и ещё трое его приближенных нетерпеливо переминались у крайних домов, поджидая гостей. У стен строений лежало несколько собак совсем незнакомой породы. Были они длинноногими и несуразными, с согнутым туловищем и короткой шерстью. Казалось, их тощие животы прилипли  к спинам, они не обращали на людей никакого внимания, были безучастны к происходящему.

Не доходя нескольких шагов, Упорный Медведь и его товарищи остановились и приветствовали встречающих. Им ответили почти на их родном языке с некоторыми несоответствиями в произношении и окончаниях. Но общаться можно было вполне сносно.

-Гости понимают и могут говорить по-нашему. Это их родной язык? – спросил седобородый старец.

-Слова этого языка мы впитали вместе с молоком матери, - ответил Упорный Медведь.

-Кто ты? – задал вопрос старец.

-Я Верховный вождь племени Праматери. Зовут меня Упорный Медведь.

-Уж больно ты молод для этого, - усомнился старец.

-После гибели отца в битве с людоедами племя поставило меня впереди всех. Рядом со мной будущий шаман Туманное Облако, Меткая Стрела и Трусливый Заяц. Только пусть не вздумают смеяться над именем моего большого друга. Он может обидеться и вызвать на единоборство. А тягаться с ним я никому не советую, - и Упорный Медведь указал на великана. – Он осилил в поединке прославленного бойца, Одинокого Волка, убившего на единоборствах людей больше, чем есть пальцев на руках и ногах двух человек.

-Нет, смеяться мы  не думаем, – нельзя потешаться над гостями, иначе они ославят своих обидчиков, и мало кто захочет иметь с нами дело. А это повредит торговле. Торговля же лучше вражды, мы это хорошо понимаем. Прошу пройти с нами в гостевой дом, где вы отдохнете с дороги, покушаете и поведаете нам о причинах вашего появления здесь. Ваши люди тоже не будут забыты, о них позаботятся наши сельчане, - сказал старец и пошел к селению. Его свита пропустила вперед гостей и последовала за ними.

-Не назовет ли уважаемый вождь своё имя, чтобы знать с кем приходится общаться? – спросил Упорный Медведь в большой, просторной землянке.

-Моё второе имя Долгая Жизнь, первое же знаю только я, и знали родители. Но они давно ушли в мир иной, и теперь я один властен над собой.

-Этого обычая придерживаемся и мы, что ещё раз подтверждает близость двух народов.

-Среди нас сохранилось предание, что когда-то наше племя подверглось нападению многочисленных и свирепых чужаков. Под их ударами многие погибли, оставшиеся распались на несколько осколков, словно горшок  от удара палкой. Одна крупица народа исчезла в необозримых земных просторах, бежав на северо-запад. Другая часть – это мы, - ушли в горы и тем спаслись, и постепенно стали занимать предгорные земли и вновь осваивать их. Но многие пока предпочитают оставаться в горах для лучшей безопасности…

Согласно предсказанию те, кто ушел далеко, вернутся и принесут с собой то, чего нет у других, и займут среди нас главенствующее положение. Пророчество начало сбываться – далёкие сородичи, кажется, нашлись, и у них есть то, чего остальные не имеют – лошади. После того, как вы совсем переселитесь сюда, предвещание исполнится полностью…

-Всё покажет время. Оно даже, оказывается, способно менять языки. Недалеко от нас живут Озерные люди. И как я сейчас понимаю, они в своё время отделились и остались на озерах, приспособились к жизни на воде, а мы пошли дальше и расселились у реки. У Озерных людей язык все же отличается от нашего, хоть мы и обитаем по - соседству, а что говорить о вас, разделенных  с нами необозримыми просторами?  Вас понимать сложнее, но всё-таки общаться  можно вполне свободно.

Я хоть и Верховный вождь, но ведает всем Лицо Племени – наиболее уважаемые и заслуженные воины, поседевшие от прожитых лет. Они и направили нас три луны назад, исполняя завет, передающийся из поколения в поколение, что народ должен найти Прародину, а затем и вернуться к своим истокам. Теперь, когда мы обрели вас, своих единокровцев, мы должны обо всём доложить Лицу Племени. Но сначала хотелось бы ознакомиться с бытом, встретиться с вашим Лицом Племени, обсудить условия перехода и узнать, где мы можем получить землю для проживания и охоты, и какова будет её площадь. У нас до десятка отдельных родовых кланов и всех их надо расселить. Мы не хотели бы, чтобы наше возвращение ущемляло местных сородичей. У вас есть Верховный вождь, с кем мы могли бы согласовать все свои действия?

-Нет. Общего главы над жителями предгорий и жителями гор у нас нет. Я руковожу низинными людьми, но скоро должен прибыть один из старших вождей горцев. У вас всё племя конное? Я, почему спрашиваю? Для пастьбы  нужно много земли. На ней разбежится вся живность и для охоты ничего не останется, - пояснил старый вождь.

-Да, земли надо будет много, но то, что мы распугаем, уйдет к соседям, и от этого вам только польза, а не вред. И потом, мы используем загонную охоту, для нас ничего не стоит собрать  животных в одно место, и там, сколько нужно, отобрать на убой. Да и лошади наши тоже хранители пищи. Я думаю, что сюда мы переберемся не скоро – потребуется несколько лет подготовки. Путь опасен и долог. Долгий же путь имеет много неожиданностей. Всего предусмотреть нельзя, но мы должны сделать всё, чтобы переселение племени совершилось с наименьшими бедами. В этом наша главная цель.

Отличаются ли чем-то от вас горные жители? Кто этот вождь, который вскоре сюда прибудет, и почему он только «один из старших»?

-Мы, низинные, когда-то были с горцами единым народом, и у нас нет никаких различий ни в языке, ни в чём-либо другом. Только у них вождей больше, чем у нас, там в каждом селении свой старейшина, общего руководства нет. Есть только родовое управление, несколько селений могут составлять один род, но также род может иметь только одно селение. Всё зависит от его численности. Многолюдностью отличается род Праматери, у него шесть поселений. Старейшины этих поселений подчиняются Главному вождю по имени Горный Снег. Он и должен сегодня появиться здесь с людьми. С ними будет и тот, кто знается с духами. Его зовут Гнев Небес.

-А где ваш человек, близкий к таинственным силам? – спросил Туманное Облако.

-Он тяжело болен. Зовут его Ясный Свет. Не сможете ли вы чем-то помочь моему другу? А то шаман рода Праматери недавно осматривал больного, пытался лечить, но не смог изгнать недуг.

-Я сделаю всё, что в моих силах, - ответил Туманное Облако.

-Как я понял, ваш самый крупный род называется родом Праматери? А какие имена носят остальные кланы, живущие в горах? – спросил Упорный Медведь.

-Они величают себя каждый по-своему. Все они выходцы из большого рода Праматери, но каждый сейчас имеет своего отдельного вождя. Такая самостоятельность следствие того, что их селения расположены в труднодоступных местах на большом удалении друг от друга.

-Откуда происходят жители предгорий?

-Из рода Праматери. Но отделились мы давно, и сейчас от них не зависим. В случае опасности, и если зима слишком суровая и снежная, мы перебираемся под защиту скал. Там есть наши запасные зимние жилища. Расположены они в укромных долинах и распадках, вдали от нескромного взгляда. Если вы, сородичи, переселитесь сюда, всем придется потесниться: и нам, и горным, и даже беглым, что прибились к окраинам наших земель. Но их, в крайнем случае, можно прогнать назад.

-Мы пересекали земли, откуда они ушли. Там живут людоеды, и если им вздумается прийти сюда, будет лучше, если между нами и ими окажутся те, кто хорошо знаком с нравом пожирателей человечины. Беглые первыми примут удар и предупредят нас.

-А не войдут ли они в союз со своими сородичами, чтобы заслужить прощение? Они с людоедами одной крови…

-Крови-то они одной, да на разных берегах реки стоят. Их разделяет смерть, которой они пока избегли, и если будут настигнуты, участи их не позавидуешь. Людоеды, в первую очередь разделаются с ними, и только потом повернутся к нам. Так что трогать беглых не выгодно, наоборот, с ними надо объединиться.

В землянке стоял полумрак. Маленькие продолговатые оконца под самой крышей и два керамических светильника с узким горлышком, куда был вставлен фитиль изо мха, скрученного в шпагат, не смогли осилить темноты. Несмелые язычки пламени дрожали от самого легкого движения воздуха. От этого по фигурам и лицам сидящих людей скользили неясные блики, и даже открытая дверь – полог не очень-то и прибавляла света.

-Сегодня вечером, или же завтра утром состоится что-то вроде совета племени. Там, конечно, будем в первую очередь говорить о вас, и, наверное, пригласим, чтобы огласить решение.

-Мы разве не будем допущены на собрание? Нам хотелось бы послушать, как будет решаться вопрос о переселении племени на свою прародину.

-Я посоветуюсь с Горным Снегом и  Гневом Небес, и, может быть, так и сделаем, как вы просите. Конечно, лучше быть там, где говорят о тебе, чтобы не смели говорить неправду. Из горцев пока никого нет. Как только они появятся, я вам сообщу. А сейчас помогите моему другу. Ясный Свет лежит у себя в землянке и к нему вашего лекаря проведут.

-У меня есть ещё один вопрос. Я видел у вас собак неизвестной мне породы. На что они способны?  Я понял, что они не сторожевые.

-Это наши охотничьи собаки. У нас укоренился обычай применять  против зверей оружие сделанное из костей животных того же вида. А кремень только для боевых столкновений с неприятелем. Когда-то такое  табу было наложено, и мы не смеем его нарушить. Отсюда постоянная нехватка охотничьих наконечников, и чтобы их заменить мы развели ловчих собак. Они  добывают  нам   зверей, даже приносят  их хозяину.

-Нельзя ли выменять  у вас несколько таких собак, или щенят?  Они бы очень помогли  в загонной охоте с лошадьми. А то наши псы за нами не поспевают. Они сторожевые, а не гончие.

-Отчего же, можно. Но щенят нужно сначала обучить, и как это делать хорошо знает наш шаман. Он и может поделиться с вами секретами собачьей послушности.

Туманное Облако в сопровождении провожатого отправился к больному, а остальные вернулись к отряду.   

 

Глава-9.  ПОДСЛУШАННЫЙ  РАЗГОВОР.

Проводник довел гостя до  землянки с узкими длинными оконцами под самой крышей. Вход располагался в средней части строения, дверью служил меховой полог. Местный житель, изрядно не доходя до жилища шамана, махнул рукой, предлагая следовать дальше, а сам удалился, боязливо оглядываясь.  Туманное Облако поднял опущенную завесу и вошел. Он очутился в средней комнате, которая была чем-то вроде кухни, а слева и справа от неё располагались ещё две комнаты.

Юноша в нерешительности остановился, но тут с левой стороны послышались кашель и стоны, и будущий шаман шагнул за высокий порог.

В низком помещении царил легкий полумрак, как и в жилище вождя. Но здесь глиняные светильники соседствовали с каменными. Они были округлыми и плоскими,  имели в середине углубление с боковым желобком, куда заливался животный жир и вставлялся фитиль из сухих веточек хвойных деревьев, мха или лишайника, скрученного тонким жгутом. Их слабые язычки пламени трепетали от самого легкого движения воздуха.

Больной полулежал на груде шкур, откинувшись к стене, и тяжело дышал.  Рядом с ним на коленях стояли два молодых помощника и стерегли каждое движение наставника. При виде чужака они вскочили на ноги и встали у  входа.

-Побудьте пока под солнцем. Понадобитесь – позовем, - услал их шаман. – А ты, гость, садись поближе. У меня осталось совсем мало сил, чтобы тратить их на громкий разговор. Расскажи о себе. Расскажи и о том, скольких людей ты вернул к жизни, и кто был твоим наставником?

-Я – Туманное Облако. Являюсь помощником Главного шамана по имени Небесная Кара. Он с Верховным вождем по имени Высокий Орел руководил нашим народом. Но Высокий Орел погиб в схватке с врагом, и его место по воле Лица Племени  -  племенного совета, -  занял  Упорный Медведь, сын погибшего вождя. Сейчас по приказу Лица Племени ищем Прародину. Но и Лицо Племени в свою очередь выполняет наказ, оставленный предками, согласно которому мы должны вернуться туда, откуда ушли, как солнце возвращается в свой дом. Воля предков священна, и, по мнению Лица Племени, настало время её воплотить.

Мой наставник, Небесная Кара, пока ещё не возвел меня в звание шамана. Посвящение состоится после нашего возвращения, после чего я займу его место. Мне приходилось много раз помогать в лечении больных, и самому оказывать им помощь.   Если Ясный Свет расскажет о своём недуге, я сделаю всё, что в моих силах.

-Меня одолевает слабость, а на ноге не заживает застарелая рана. Она превратилась в язву. Моё умение оказалось бессильным для меня самого. Не помогло и лечение шамана Горных жителей. Его имя Гнев Небес. Наверное, моё время заканчивается…

-Нельзя настраиваться на худшее, и этим обрекать себя на плохой исход. Если побежден дух, ослабнет и тело. И тебе, как шаману, это известно. Помоги мне тебя вылечить!

-Как же я тебе помогу? Ага! Понял. Я поверю в своё выздоровление, Ты это имел в виду? 

-Да.

После осмотра больного, Туманное Облако кликнул помощников, а сам  вернулся в лагерь за нужными травами и своим секретным бальзамом.

Стоянка обустраивалась, горели костры, но лошади оставались под седлом и ели свежескошенную траву. Её подносили дежурные, они же караульные. Упорный Медведь стоял в центре лагеря среди легких переносных жилищ, вокруг него толпились сородичи, которые не были заняты приготовлением пищи из охотничьих трофеев, добытых в пути. Дивный аромат жареного мяса щекотал ноздри, и Туманное Облако ощутил голодные спазмы желудка.

-Всем быть наготове, тюки не развязывать, не разбредаться, держаться вместе. В лагерь никого из посторонних не пускать, ни под каким предлогом. На нас могут совершить нападение жители гор, которые вскоре прибудут в селение. Об этом под большим секретом мне сказал один из местных жителей, наш доброжелатель. Его недавно сильно обидел вождь Главного рода горцев по имени Горный Снег. Но, может, это напрасная тревога, может, «доброжелатель» хочет рассорить… Этого тоже нельзя исключать. Но лучше предостеречься, чем потом горько сожалеть. Приготовьте оружие, но на виду не держите. Хоть и запрещено поднимать руку на сородича, но этого местные жители, возможно, не знают. А нам никак нельзя дать себя убить, пусть даже дальним родственникам. Так что будьте наготове, но скрывайте это от местных жителей, - давал наставления молодой вождь. – Заметив друга, Упорный Медведь повернулся к нему.

-Лучше тебе не ходить в селение. Туда вскоре заявятся горцы. И, если ты окажешься у них в руках, они могут заставить нас следовать своей воле.

-Шаман низинных жителей, Ясный Свет, ждет помощи. К тому же, я вижу, что он человек без второго лица. Я всё-таки пойду к нему, а ты дай одного человека, чтобы помог донести лекарства и инструменты, - попросил Туманное Облако.

-С тобой пойдут двое: Трусливый Заяц и  Меткая Стрела. Они на лошадях сопроводят до нужного места, и там подождут. Когда закончишь лечение – вернётесь в лагерь. На всякий случай, недалеко от жилища шамана будут дежурить ещё три человека. Двое из них  вмешаются при наступлении опасности, а один прискачет с вестью. И тогда двинемся все…

Видя, что Упорный Медведь и остальные соратники взволнованы, и их переубедить не удастся, Туманное Облако пешим пустился к селению. За  ним на лошадях потрусили Меткая Стрела и Трусливый Заяц. Оружие их, притороченное к седлу, в глаза не бросалось, но в любой миг могло быть пущено в ход.

У землянки шамана никого не было, но  в центре селения толпились  только что прибывшие люди. Друзья остались ждать, а Туманное Облако с бальзамом и травами отодвинул полог и шагнул внутрь. И сразу же услышал незнакомый голос, который что-то тихо внушал больному. Туманное Облако невольно застыл на месте и прислушался.

-…С детства мы слышали предсказание, что отколовшаяся часть племени вернется и займет главенствующее положение. А это значит, что ни мне, ни тебе, ни нашим вождям ходу не будет. Нами станут помыкать сопливые мальчишки, у которых на уме детские потехи, а не забота о своём народе. И, чтобы этого не произошло, нам надо сделать так, чтобы конники домой не вернулись. Напасть на них здесь не удастся. Они никуда из лагеря не выходят, лошадей не выпасают, ведут себя бдительно. Это может быть их обычным правилом, но может быть, дали повод мы. Гадать не будем. Надо усыпить бдительность гостей, устроить празднество, обласкать и одарить, заставить поверить, что мы ничего злого против них не замышляем. После торжества позовем в горы, и там пленим или убьем, заперев в каком-нибудь ущелье. На этом настаивает один из наших вождей, по имени Ветроногий. Всадники сильны на открытом месте, а среди теснин и валунов им придется худо.

Я слышал, что тебя взялся лечить пришлый шаман. Как ты можешь доверить свою жизнь какому-то мальчишке, если я, овеянный славой, не смог ничем тебе помочь? Ты что, усомнился во мне, в своём единокровце, которого знаешь с малых лет? Неужели чужак успел стать тебе ближе?

-Только потому, что ты не смог мне ничем помочь, я обратился к чужаку. Хотя, какой он чужак? Он такой же сородич, как и ты, как другие жители низин и гор. Когда жизнь твоя держится только на кончике игольного острия, будешь хвататься за всё, чтобы  кончик иглы не обломился. И не надо меня за это осуждать. Я против того, что вы собираетесь сотворить с гостями. Позор вероломства будет сопровождать нас повсюду, нас перестанут уважать, и дурная слава разойдется окрест на много дней пути. Никто не захочет иметь с нами дело. И, если случится беда, мы останемся с ней один на один – протянуть руку помощи будет некому. Ты ещё ни с кем из них не говорил, они ничего тебе плохого не сделали. Как ты можешь, не зная людей замышлять зло? И потом, не забывай, что нас связывает закон гостеприимства. Человек, вкусивший из твоих рук пищу и ночующий под твоим кровом должен пользоваться покровительством и защитой. Ты это знаешь не хуже меня. И, если мы, стоящие на защите обычаев, будем нарушать их, то очень скоро никто нас уважать не будет.

-Я не хочу, чтобы гости взяли над нами верх. Исполнилась первая часть пророчества – они принесли то, чего нет у других -  приехали на лошадях, теперь непременно сбудется и остальное.

-Земля большая, места всем хватит. С приходом сородичей мы станем сильнее, жизнь станет безопаснее, пищи будет вдоволь. И никто претендовать на верховное владычество не собирается. Я говорил об этом с их шаманом. Как мы жили до этого, так и жить будем. Не надо ради каких-то предположений портить то, что имеем, или будем иметь очень скоро. А будем иметь безопасность. К чему верховенство, если нет уверенности в завтрашнем дне? Ты меня знаешь не один год. Мы росли и мужали вместе, между нами есть главное – доверие. Мы вместе с вождями несем ответственность за своих людей и не хотим им вреда. Поверь мне, чужаки не хотят нам зла, с их прибытием выиграют все: и они -  наши сородичи, и жители предгорий, и жители гор. Прошу тебя, убеди своего вождя, что нам лучше жить с пришельцами в мире. Через бездну лет и расстояний они не забыли своих истоков и стремятся соединиться с нами. Они пришли  с верой и надеждой, и не след отвечать подлостью. Горный Снег должен это понимать, он же неглупый человек.

-Твои слова зародили во мне сомнение, но я ещё для себя ничего не решил. Когда решение созреет во мне, тогда я буду  действовать.

-Я ничем гостям не обязан, лечения пока не получил. И, если я за них заступаюсь, то только потому, что вижу выгоду от общего союза. У каждого народа будет свой вождь, а молодость - не порок. Если предводитель конников уже сейчас способен управлять племенем, то, возмужав, он станет только лучше. К тому же они не употребляют веселящего напитка...

-Я пошел. Надо обдумать твои слова, - сказал незнакомый голос, и послышались легкий шорох и кряхтенье.

Туманное Облако скользнул назад, приподнял полог и сделал вид, что входит в землянку. Из соседней комнаты, заполнив собой дверной проем, вывалился дородный пожилой мужчина. Он ревниво посмотрел на юношу. Туманное Облако приветствовал старшего, выказав все знаки почтения, но шаман только кивнул в ответ и важно прошествовал к выходу.

Туманное Облако застал больного в сильном волнении, но задавать вопросов не стал – причины и так были ясны. В душе он был очень благодарен старику за мудрые слова.

Помощники Ясного Света сидели у входа. Туманное Облако попросил их убрать дверной полог и  раздеть больного. Юноши вопросительно посмотрели на своего наставника, тот кивнул головой, и вскоре всё было исполнено. Затем Туманное Облако дал им приготовленные травы и  велел вскипятить на медленном  огне, а сам занялся язвой. В ход пошёл особый бальзам.

Когда обработка раны была завершена, поспели и отвары. Ими он напоил больного и тот уснул, расслабленно и безмятежно, впервые за много дней.

Наказав не тревожить старика, пока он сам не проснется, Туманное Облако ушел, пообещав прибыть утром следующего дня.

 

            Глава – 10.  ДОГОВОР  С  МЕСТНЫМ  ВОЖДЕМ.

Вернувшись к своим, Туманное Облако рассказал о нечаянно подслушанном разговоре. Из него выходило, что опасность пришлым угрожает не здесь, а в горах. Но, если удастся избегнуть нападения в этот раз, враждебно настроенная верхушка Горных людей  может строить козни и дальше,  даже если их шаман  поддержит мнение Ясного Света.

Чтобы события не свернули в нежелательную сторону, нужно было, по мере сил, направлять их. И Упорный Медведь в одиночку собрался к главе жителей предгорий Долгой Жизни, чтобы поговорить наедине. Против такого поступка соратники были против, но молодой вождь убеждал, что о тайных вещах лучше говорить без лишних свидетелей. К тому же пусть все видят, что  гости не заячьей натуры. Показать местным неуверенность, значит, самим подтолкнуть их на соответствующее обращение. С трусами не церемонятся, их не уважают. Твою мягкость и деликатность могут неправильно понять… Самим нарываться на ссоры не след, но и спускать пренебрежение к себе нельзя.

Надо обязательно оказаться на встрече глав низинных и горных жителей. Решать чужую судьбу через голову они не должны. И, чтобы заключение совета оказалось благоприятным, надо искать союзников. Туманное Облако сторонника нашел в лице местного шамана, и тот, возможно, сумеет урезонить шамана горцев. Но если поддержит ещё и местный вождь, то перевес обеспечен.

Такие доводы убедили остальных соратников, но не Туманное Облако.

-Когда я отправлялся лечить больного, ты выделил для моей охраны пять человек, лучших бойцов. Сейчас собираешься идти один. Одного тебя я не отпущу, пойду с тобой! – настаивал Туманное Облако.

-Ты хочешь разом обезглавить отряд? – спросил Упорный Медведь.

-Тогда возьми с собой Трусливого Зайца. Он один заменит  пятерых, - предложил Туманное Облако.

При этих словах великан встрепенулся и гордо оглядел товарищей – похвала пришлась ему по сердцу.

-Конечно, я пойду с тобой! – прогудел он с радостью.

-Хорошо, - был вынужден согласиться молодой вождь. -  Но вы здесь не расслабляйтесь. И, чтобы мои слова нашли уши Долгой Жизни, я подарю ему одну из тех маленьких и блестящих штучек, что отобрали у шамана, продававшего своих дочерей. Часть этих камешков, вы знаете, почти насильно, вручили жители селения перед нашим отъездом. Тот, кто занимается торговлей, должен знать цену таким вещам… Надо встретиться с местным вождем до начала совета. Опоздание может дорого стоить.

Упорный Медведь в сопровождении Трусливого Зайца отправился для переговоров с Долгой Жизнью. Оружия с собой они не брали, кроме обычных кремневых ножей, подвешенных к поясу в кожаных  чехлах.

У землянки вождя им навстречу вышел молодой мужчина, выслушал и скрылся в помещении. Вскоре он появился, откинул полог и знаком пригласил войти.

Долгая Жизнь сидел в правой от входа комнате и встал навстречу гостям, под руку провел молодого вождя на почетное место. Рядом с ним, но ниже устроился Трусливый Заяц.

-В этом большом селении мы никого не знаем, кроме вас и больного шамана. Человек, встретившийся первым, всегда ближе остальных, особенно, если человек этот тебе приятен. У меня осталось самое хорошее впечатление от разговора с вами, и мы пришли, чтобы продолжить это удовольствие.

Трусливый Заяц с удивлением посмотрел на друга – он никак не ожидал, что Упорный Медведь способен на такую утонченную лесть. А Долгая Жизнь даже зажмурился от приятных слов, настороженность исчезла, и он уже с большим расположением отдался общению с гостями.

-Нам очень запомнились ваши слова, что, проживая на границе, надо иметь надежных союзников. Ваши люди постоянно находятся под угрозой нападения людоедов, которых с каждым годом становится всё больше и больше, и вскоре они хлынут сюда. Горцам что? Они обитают под защитой скал и  всегда могут скрыться, а вот вам, в случае чего, придется худо. Намерение найти единомышленников говорит о заботе над  своим народом. Не каждый человек способен так глубоко мыслить и так далеко смотреть вперед! Мы восхищены вашим здравомыслием, и уверены в вашей способности направлять советами всех жителей округи. И кто этого не понимает, или не хочет признавать, тот тайный недоброжелатель, который спит и видит себя властителем остальных. Вы сами говорили, что торговля лучше вражды. Чем больше людей, тем спокойнее жизнь. Вы, в отличие от других, это хорошо понимаете. Я отдаю дань вашей мудрости, и уверен, что она в полной мере проявится на общем совете, где мы тоже должны присутствовать. Не то получится, что «без нас  оженят нас», а мы и знать ничего не будем. И в знак нашего особого расположения, мы хотим подарить вам одну вещь, которой в нашей стороне отмечают выдающихся людей. Вещь эта и красивая, и редкая, имеет большую ценность. Примите же этот знак, особо выделяющий его владельца. Помните, что своему хозяину жемчужина дает и здравие и долголетие, но вызывает зависть недостойных.

С этими словами Упорный Медведь подал вождю драгоценный перл. Тот взял круглую горошину, посмотрел на свет. Жемчужина ему понравилась, и Долгая Жизнь залюбовался её блеском,  даже вознамерился попробовать на зуб. Но Упорный Медведь вовремя предостерег от  необдуманной затеи, сказав, что тогда жемчуг потеряет свои волшебные свойства. Наоборот, его  надо всячески оберегать от вреда, без нужды                                                                                  окружающим не показывать, чтобы не завидовали черной завистью, и никому другому не передавать. Не знает ли уважаемый, когда намечено совещание глав низинных и горных жителей, и где оно состоится?

Долгая Жизнь ответил, что совет состоится завтра в полдень, в его жилище. А пока прибывшие горцы отдыхают в гостевых домах.

Упорный Медведь выразил сомнение – поддержат ли Долгую Жизнь остальные руководители кланов? Но вождь заверил, что о мнении местных вождей он позаботится, и  приложит все силы для завершения совета с выгодой для гостей - нельзя обижать таких приятных, уважительных  и умных людей. После этого он подозвал молодого мужчину и велел принести угощение.

После трапезы гости, и старейшина расстались, довольные друг другом.

 

 

Глава - 11.  ТОРГОВЫЙ  СОВЕТ.

С рассветом следующего дня Туманное Облако осмотрел своего собрата по ремеслу. Старик выглядел бодрым, язва стала затягиваться, нагноение прекратилось. Но юноша ещё раз добротно обработал рану, смазал её своим тайным бальзамом и дал выпить больному укрепляющей настойки. В конце пользования шаман сказал, что он получил весть от Гнева Небес. Горный шаман поддержит друга детских лет, будет стоять за переселение сородичей и постарается отвратить вождя от причинения вреда гостям. Но и гости должны достойно показать себя на торговом совете, который состоится сегодня в полдень, и повернуть лики других вождей в свою сторону, особенно из жителей гор. За низинных же распорядителей кланов поручился Долгая Жизнь. И, если зависимые от Горного Снега вожаки проявят нерешительность и колебания, Верховный вождь ничего сотворить в одиночку не сможет. И ему придется смириться. К тому же шаман, Гнев Небес, не самый  последний человек на свете, с его мнением считаются многие…

В общем, положение для пришельцев стало клониться к лучшему.

Незадолго до полудня Упорный Медведь, Туманное Облако, Меткая Стрела, Трусливый Заяц и Острый Кремень были у  жилища Долгой Жизни. Их встретили и провели в правую большую комнату, где уже находились представители горных и низинных жителей. Почетное место у стены противоположной от двери занимали Долгая Жизнь и Горный Снег. Последнего Упорный Медведь и его товарищи до этого не видели. На первый взгляд неприязни тот не вызывал и с любопытством смотрел на пришедших.

Дети Праматери, согласно обычаю, на совет оружия не взяли, оставили даже неизменные кремневые ножи. А  перед местными и  горцами лежали и дубины, и каменные топоры,  на поясах в ножнах висели обоюдоострые кинжалы, копья и луки со стрелами были прислонены снаружи у входа. Топоры у горных сородичей были особенными - поражали гладкой поверхностью и блеском. «Наверное, людям больше делать нечего, раз могут тратить время на внешнюю обработку, которая не дает таким орудиям никакого преимущества, разве что красоту», - подумали юноши.

Долгая Жизнь на правах хозяина дома ладонью показал Упорному Медведю  слева от себя и  подвинулся. Упорный Медведь сел. Его друзей поместили у боковой стены, и всем пришлось потесниться, чтобы определить Трусливого Зайца.

Чуть ниже главных вождей и по правую руку от них расположились шаманы: Ясный Свет и Гнев Небес. Ясный Свет настоял, чтобы его доставили на руках -  ходить сам он пока не мог. Но по внешнему виду было ясно, что лечение пошло ему впрок.

Постепенно шум в помещении стих, и взоры присутствующих обратились в сторону главных вождей. Горный Снег толкнул локтем хозяина землянки. Долгая Жизнь встрепенулся и начал говорить.

-В этот раз наше собрание не совсем обычное. Кроме торговых дел мы должны обсудить вопрос о переселении сюда когда-то потерянных и вновь обретенных собратьев. Может, мы сначала послушаем гостей, а потом каждый поделится своими думами?

-Я хочу первым сказать своё слово, - вмешался Горный Снег. – И продолжил, не дожидаясь ответа. – Прошло много-много лет, как враг раздробил когда-то единый народ. За это время мы и наши беглые сородичи стали совершенно чужими друг другу. Изменился язык, и, главное, обычаи и верования. У нас сложился культ Медведя, мы ему поклоняемся, как нашему родоначальнику, от кого зачала и родила нас общая Праматерь. Мы воздаем почести Медведю и чтим Праматерь. А они Медведя своим отцом не признают. Как можно родниться с теми, кто не уважает своего родителя?

Не забывайте, что с прибытием большого числа людей потребуется много земли,  много пищи. Начнется голод, голод вызовет споры, наступит соперничество, которое перерастет во вражду за охотничьи угодья. Все вы слышали с детских лет сказку, как глупый сурок пустил лису пожить в своей норе. А лиса взяла и съела сурка! Так и мы, пустив сюда людей, ставших для нас чужими, рискуем своим благополучием и  своими жизнями. Кто может  утверждать, что пришельцы в будущем не выступят против, не сгонят нас  с насиженных мест, или не убьют всех поголовно? Они превосходят во всем, им служат дикие лошади. Будет лучше, если наши беглые сородичи останутся жить там, где живут сейчас. Долгий путь опасен, придется делать много переходов с женщинами, детьми, домашним скарбом и припасами. И сколько из тех, кто отправится в неведомое, прибудет сюда? Сколько погибнет от рук неприятеля, от болезней и прочих напастей?  Но даже если и  доберется до наших мест какая-то часть народа, их надо определить. Свободных земель нет. Придется тесниться, прогонять назад беглых, затевать с ними войну, или же отдавать пришлым свои дома. Мало кто из нас на это согласится! По всему выходит, что переселяться  нашим сородичам пока рано. Я сказал всё.

Долгая Жизнь на несколько мгновений задумался, но потом встрепенулся и  посмотрел в сторону шаманов, словно искал поддержки. Но так оно и было на самом деле.

Ясный Свет сидел, опираясь спиной о стенку, но выпрямился и заговорил тихим, надтреснутым голосом.

-Как должен развиваться народ? Только общаясь с другими насельниками, перенимая у них лучшее, но не плохое. Что мы видим у вновь обретенных сородичей? Они приручили лошадь! У них даже молодой юноша способен управлять племенем! У них до сих пор сохранилась инициация – подготовка молодежи к взрослой жизни, обучение их охотничьим и боевым навыкам, испытание готовности быть наравне со всеми. Даже краткое общение с пришельцами дало  понять, что они чтят старших, исполняют их наказы и следуют древним заветам. Каждый из них готов пожертвовать жизнью ради сородича! В них мы видим только пример для подражания.  Даже вдали они всегда помнили о своей родине и рвались сюда душою, мечтали встретиться с нами. Они верят в нас, и обмануть их будет истинным предательством. Не будем же отталкивать руку, которая просит помощи. Два человека всегда весомее, чем один, а три весомее, чем два. Давайте станем большим народом, способным противостоять любому недругу! Это сам Создатель привел их сюда! Нельзя идти против его воли! Наши братья нуждаются в нас так же, как и мы в них. Я всё сказал.

Его почти в таких же словах поддержал и Гнев Небес.

Горный Снег с беспокойством посмотрел на Долгую Жизнь. От него сейчас зависело очень многое. Но старый вождь, как и шаманы, стал на сторону гостей, и Горный Снег остался в одиночестве. Теперь взоры всех обратились к Упорному  Медведю.

Молодой вождь оглядел присутствующих. Сквозь длинные поперечные оконца падали узкие лучи солнца. Но их было достаточно, чтобы увидеть  у окружающих жгучее ожидание, граничащее  с нетерпением. И если до совета они ещё в чем-то и колебались, то мнения одного вождя и двух шаманов помогли определиться, смягчили взоры, в них появилось сочувствие. И они ожидали в словах молодого вождя  истины, способной окончательно укрепить их в своем решении.

-Братья! – начал Упорный Медведь. – Не пустая блажь погнала нас так далеко от родного дома. Это зов крови привел нас сюда, и он не ошибся, не заблудился, а отыскал вас, наших сородичей. Значит, так нужно было Верховному божеству! Он сделал всё, чтобы мы не затерялись в безбрежном пространстве, и соединились вновь!

Кто из нас способен противостоять воле провидения? Никто! Ибо только оно властно над всем сущим, над жизнью и смертью каждого человека. И чтобы легче было исполниться его воле, Создатель позволил нам приручить лошадь. Эти животные – хранилища пищи, их можно разводить и этим увеличивать численность, значит, обеспечить себя постоянным пропитанием. Но, кроме того, Создатель на пути сюда свел нас с племенем, которое своими руками обрабатывает землю, высаживает семена и через три-четыре луны собирает урожай. Этим зерном они питаются, и выглядят здоровыми и сытыми уже много лет. Им нет нужды в большой и частой охоте, еда их поспевает на полях. Мы захватили с собой зачатки этого растения, вызнали, как обрабатывать землю, как высаживать семена, собирать урожай и перерабатывать плоды для употребления в пищу. Но зерно можно кушать и так, только его следует поджарить, и тогда получается дивная и сытная еда.

В нашем племени за нанесение вреда сородичу полагается смерть. За соблюдением обычаев свято бдит Лицо Племени, состоящее из наиболее уважаемых людей, достигших старческого возраста. Их решение для нас – закон. Мы  пришли сюда безоружными ради уважения к нашему общему Совету…

От нашего переселения выиграют все. Мы станем сильнее, не будем бояться ни людоедов, ни любых других врагов. На верховенство мы не претендуем, решать дела будем сообща, как и сегодня. Но только  у нас сначала дают слово самым молодым, имеющим пока незначительный вес, а старшие и уважаемые говорят в конце, чтобы их мнение не повлияло на мнение младших.

С нашим приездом расстояния уже не будут преградой. Мы можем помочь в торговле с народами из Страны озер, через которую прошел наш путь. У них нехватка кремня и шкур. Шкуры мы добудем облавной охотой. Я слышал, что в горах водятся дикие козы и бараны. Почему бы не приручить их, как мы сделали с лошадью? И тогда у нас будет то, чего пока нет у других людей. Наши силы соберутся в несокрушимый кулак, и страх за завтрашний день навсегда покинет  жилища, в них поселится благополучие. И тогда освоить новые земли не составит никакого труда. Единство – основа жизни! Братья! Мы надеемся на вашу мудрость!

Чтобы избегнуть всяких неожиданностей со стороны горного вождя, Упорный Медведь решил незаметно взять руководство над ходом совета на себя. Сначала он обратил внимание всех, что оба шамана и вождь низинных жителей за то, чтобы переселение состоялось. Об этом мечтают и Дети Праматери. Таким образом, большинство за то, чтобы народ воссоединился. А то, что появились различия в определении общего предка, то эти различия на самом деле не такие большие, как кажется Горному Снегу. Все признают Праматерь, давшую  жизнь, и это главное. Праматерь была вольна выбирать себе продолжателя рода. На то она и Праматерь. Конечно, кто-то должен быть  отцом. А почему тогда не Медведь? Он не самый худший из зверей, по преданию был когда-то человеком, знает человеческую речь, и если не говорит, то только потому, что не хочет. Некоторые его людские повадки не исчезли до сих пор, хотя и прошло много лет, как он облачился в медвежью шкуру.

По возвращении мы доложим Лицу Племени, какие здесь достойные люди, как  хорошо встретили и приветили  своих сородичей.  Общие надежды будут  исполнены, и переселение состоится как можно скорее.

Теперь можете переходить к торгово-обменным делам. Главный вопрос мы решили, - завершил свое выступление Упорный Медведь и откинулся к стенке.

Выходило, что это он руководил советом и разрешил продолжать обсуждение, что было отмечено всеми сидящими.

После того, как остальные вопросы были рассмотрены, слово взял Долгая Жизнь.

-В честь наших обретенных братьев, через три дня состоится Корробори -  празднество, где покажут своё искусство певцы и музыканты,  а вместе с ними борцы и бегуны, стрелки из лука и метатели копья. Победителей ожидают награды. Мы ждем от гостей, что они примут участие в празднике. Готовьтесь все!

 

Глава-12.  КОРРОБОРИ.

Корробори – это музыка и пляски, не связанные с сакральными действиями, легенды и предания, переложенные в песню, веселье ради самого веселья.

Корробори – это сценические представления в виде имитации явлений природы, различных событий, повадок животных.

Освобождаясь от бремени культовых обрядов, человек искал и находил множество простых радостей, скрашивающих повседневную тяжкую обыденность и поднимающих настроение. Жажда торжества бытия находила отражение в музыке и плясках, не стесненных рамками церемонии.

Музыка, как для корробори, так и для ритуалов исполнялась простыми, подручными средствами. В ход шли и бубны, и барабаны, и боевой лук, и свирели, изготовленные из полых растений, и напевные причитания самих участников.

У низинных и горных жителей поэты-песенники, исполнители собственных сочинений были уважаемыми людьми. Они брали за основу известные всем мелодии и подбирали к ним слова. Но особо высоко ставили тех, кто был способен сочинить не только слова, но и собственное музыкальное сопровождение, мелодичное и приятное для слушателей.

Дети Праматери, воспитанные в строгом почитании священных сказаний, считали святотатством вольное обращение с дошедшими до них мифами, все их песни и пляски были обрядовыми. Поэтому поначалу они были смущены условиями празднества, считая, что проигрыш в певческом искусстве им обеспечен. Но Упорный Медведь, краснея и пряча глаза, сказал, что давно сочинил песню и помнит её наизусть, но, боясь насмешек приятелей, не решался в этом признаться. А мелодия пришла сама собой, словно кто-то напевал ему в ухо.

Друзья попросили спеть свою песню. Упорный Медведь отказался, пообещав, что услышат её на состязании.

Но Туманное Облако продолжал настаивать. И привел в качестве довода, что если песня понравится им, то она должна понравиться и  местным жителям. Но для этого нужно, чтобы они, самые близкие товарищи оценили творение первыми, иначе можно опозориться перед не совсем доброжелательно настроенными людьми. И Упорный Медведь был вынужден выставить на суд соратников своё, так долго и тщательно скрываемое детище:

Кто Небесным творцом рожден,

Кто вырос на молоке Праматери,

Кто умеет сдержать себя,

Когда говорят старшие,

Кто верит в них и в разум,

Кто в словах не ищет плохого,

Кто может ужиться с тем,

Кто в племени лишним кажется,

Кто невестку брата почтит,

И не увидит в ней женщину,

Кто чужого сына возьмет,

И человека из него сделает,

       Тот мужчина!

Кто других не выносит удачу,

Кто завидует общему,

Кто считает каждый кусок,

Кто не может быть ровней равному,

Кто не любит других – лишь себя,

Кто бросается словом злобным,

Кто священный огонь осквернит,

Кто не может и свой разжечь,

Кто не хочет в горе помочь,

Кому жалко и слов привета,

Кто свою попирает честь,

И считает, что все такие,

      Тот не мужчина!

Тишина взорвалась криками одобрения.  И только  караульные с большим сожалением поглядывали в сторону друзей, сгрудившихся вокруг вождя. Слов они не слышали, но понимали, что сородичи не будут по пустякам так бурно выражать свою радость – их воспитали в сдержанности, привили самообладание.

Утро следующего дня началось с призывной дроби сигнального барабана. После скорого завтрака Дети Праматери оставили в лагере пять человек для охраны и  ухода за лошадьми, а остальные отправились в центр поселения, где уже начинала собираться толпа низинных и горных жителей.  

Суетились распорядители, расставляя людей  в большом хороводе, в центре которого готовилась группа исполнителей основного представления. Загрохотали, примолкшие было барабаны, загудели бубны, затренькали боевые луки. И хоровод закружился вокруг тех, кто играл роли лошадей и всадников: один человек, держа перед собой надетое на палку чучело головы дикой лошади, находился впереди, а другой, накрытый шкурой, стоял в согнутом положении, ухватившись сзади за его поясной ремень. И таких «лошадиных фигур» было четыре. Они скакали, взбрыкивали, становились на дыбы и разыгрывали целое представление. Все их выходки встречались одобрительными возгласами.

Когда лошадиная эпопея закончилась, исполнители присоединились к хороводу, а на их место заступили другие лицедеи. На этот раз они «показали»  охоту на горных зверей, затем их сменили равнинные добытчики, «идущие по следу и скрадывающие животных». Завершение каждого представления сопровождалось бурными продолжительными криками.

После  зрелищных постановок  наступила пора целой череды состязаний. Первыми начали соревноваться стрелки из лука. Они должны были с расстояния в тридцать шагов пятью стрелами поразить пять неподвижных мишеней: на шесты в рост человека были надеты меховые головные уборы.

С этой задачей справились пять стрелков от горных, два стрелка от низинных жителей и все свободные от дежурства по лагерю Дети Праматери.

Чтобы выявить окончательных победителей, специально назначенные люди стали бросать в воздух круглые мишени, сделанные из грубых шкур. На поражение их тоже давалось пять стрел. На этот раз только один стрелок из горных охотников поразил три мишени, остальные и горные и низинные участники сбили кто по одной, кто по две мишени. А вот результат у всадников оказался намного лучше. Меткая Стрела подбил все пять мишеней, а остальные кто две, кто три, а два человека попали четыре раза. Это были Упорный Медведь и Острый Кремень. Туманное Облако торжествовал три раза, но Трусливый Заяц попал всего два раза и очень переживал за свою оплошность. Но его успокоил Упорный Медведь, сказав, что время силача ещё придет в борцовском споре и в метании копья. И оказался прав. Копье Трусливый Заяц забросил намного дальше своих соперников, а в борьбе все противники кроме первого отказались от схватки. Живой пример, когда  на глазах у претендентов  один из них был подмят, словно ребенок, отбили у остальных охоту тягаться с великаном.

В беге победил Туманное Облако, а Упорный Медведь в других видах состязаний, кроме стрельбы, уже не участвовал, оберегая авторитет вождя. Но ему по настойчивым просьбам участников торжества пришлось показать искусство езды на лошади. Туманное Облако привел Белолобого, и  Упорный Медведь на всем скаку поднял с земли каменный топор, поразил цель одной стрелой, и в завершение преодолел с Белолобым преграду, сооруженную из копий.

Низинные и горные жители в большом изумлении взирали на коня и всадника, дивились умению человека подчинить себе дикое создание. Но горный вождь в досаде кривил губы при каждой удаче пришельцев, и после триумфа Упорного Медведя что-то шепнул своему сыну, который был примерно одного возраста с  молодым вождем, но отличался массивным сложением и высоким ростом. Звали его Могучий Тополь. В соревнованиях он не участвовал и сидел рядом с родителем, с интересом взирая на происходящее. Приказ старого вождя застал его врасплох, он попробовал, было, что-то  возразить, но Горный Снег цыкнул на сына. Могучий Тополь нехотя встал и громко закричал, добиваясь внимания. Постепенно всё стихло.

- Они что-то задумали! – шепнул Туманное Облако. – Наши успехи, как колючки в обуви горного вождя.

Будущий шаман оказался прав.

-Я вызываю главу приблудных родственников на боевое единоборство! – выкрикнул Могучий Тополь.

-Оскорбляют из-за злоязычия или зависти. И чаще всего так поступают вздорные женщины. Не к лицу Могучему Тополю, будущему вождю, так себя позорить. Но что сказано, то сказано, слов назад не вернуть. Я принимаю твой вызов. Но только объясни, что такое боевое единоборство? Если это связано с причинением телесного вреда, то наше племенное табу запрещает кровавое противостояние между сородичами. Я согласен бороться без причинения вреда сопернику. Но чтобы вы не думали, что мы не знакомы со смертельными и увечными действиями, мы можем показать их после нашей с  тобой схватки, - ответил Упорный Медведь на неучтивые слова своего ровесника.

Могучий Тополь смутился, оглянулся на отца, но тот взмахом руки послал его вперед. Из толпы вырвались возгласы осуждения и ропот. Старый вождь встал:

-Мой сын молод и горяч. Конечно, борьба будет вестись честная, калечить друг друга сородичам нельзя. В этом наши гости правы. Могучий Тополь не так выразился. Он хотел сказать не «боевое единоборство», а «безопасное единоборство». Но давайте условимся так. Если победит мой сын, наши вновь обретенные родственники сюда не переселятся. Если победит молодой вождь, переселение состоится. Согласны ли гости бороться на таких условиях, или сразу же признают своё поражение? Чтобы исключить случайность, противники будут сходиться до трех раз. Это справедливо! Мой сын – будущий вождь, против молодого вождя. Послать вместо себя своего Великого бойца гость не может. Это тоже справедливо!

-А как же тогда решение совета вашего племени о нашем переселении? Или для тебя совет и его решения ничего не значат?-  громогласно спросил Упорный Медведь.

-Я пошутил, - был вынужден поправиться Горный Снег, когда людской ропот перерос в крики осуждения.  - Я хотел проверить по-настоящему ли они хотят вернуться на родину?

-Могучий Тополь телом удался, но оно у него рыхлое. Измотай его на расстоянии, и он твой! – напутствовал Туманное Облако, когда все успокоились.

-Давай выйду я и вгоню его по колени в землю! – порывался Трусливый Заяц.

-Нельзя. Есть дела, которые должны решать только равные с равными, иначе осуждения не избежать, - пояснил Упорный Медведь.

Сбежался народ. Образовалась круглая площадка, передний ряд сел на землю, второй встал на колени, третий, самый многочисленный, оставался на ногах.

Могучий Тополь виновато улыбался и нерешительно переминался на месте. Он смотрелся внушительно по сравнению с худощавым, но жилистым Упорным Медведем. И, если бы не настойчивые призывы отца, не стал бы он меряться силой с молодым вождем, к которому испытывал симпатию.

Наконец, Могучий Тополь словно очнулся и двинулся вперед, стремясь задавить массой. Но и сам не понял, как очутился на спине с сидящим на груди противником – Упорный Медведь уложил его броском через голову.

Упорный Медведь встал с соперника, а старый вождь закричал, что это случайность, что его сын даже не успел приготовиться, и что по условиям надо бороться до трех раз.

Борцы сошлись вновь. Но на этот раз Могучий Тополь вперед не пошел – урок пошел ему впрок. Он осторожно закружился вокруг Упорного Медведя, выжидая удобного момента, и делая несмелые попытки захватить противника. Но Упорный Медведь легко ускользал, в руки не давался и вскоре Могучий Тополь задышал с надрывом, пот заструился по его телу. Когда он основательно устал, Упорный Медведь захватил  левой рукой за запястье правой руки противника и дернул на себя.  Могучий Тополь инстинктивно подался  назад, и в такт его движению Упорный Медведь провел заднюю подножку. Могучий Тополь грохнулся на спину, встал, и, не смотря на крики отца, взял правую руку Упорного Медведя и положил её себе на голову, признавая полное поражение.

После окончания схватки соперников поневоле, начали показывать своё искусство певцы. Когда  низинные и горные жители исполнили свои творения, взоры всех устремились к пришельцам. Вперед выступил Упорный Медведь. Слова назидания, заключенные в песне молодого вождя заставили многих призадуматься. И долго ещё люди безмолвствовали, запоминая текст, затем послышались возгласы, перешедшие в сплошной рев.

Наступил черед награждения победителей. Во всех видах соревнований первыми были гости. В борьбе – Трусливый Заяц, в стрельбе – Меткая Стрела, в метании копья – Трусливый Заяц, в беге – Туманное Облако,  в исполнительском искусстве – Упорный Медведь. Всем им вручили шитые бисером одежды из выделанных шкур и шлифованные каменные топоры. Затем вперед выступил распорядитель и с таинственным видом объявил, что предводителя гостей ожидает особый приз, и посмотрел в сторону Горного Снега. Тот торжественно провозгласил, что отдает свою дочь, Цветок Радости, замуж за Упорного Медведя. Это известие Могучий Тополь встретил ликованием. В заключение Горный Снег объявил, что снабдит дочь великим приданым, которое включает переносное жилище из шкур, постель, посуду, одежду, оружие, запасы провизии, и, как игрушки для будущих детей – россыпи цветных блестящих камешков.

Упорный Медведь оказался в большом затруднении. Отказаться от «особого приза» - кровно обидеть влиятельного человека. Жениться – его уже ждет  Белая Перепелка у «земляных червей» и невеста – дочь Озерных людей.

-Действительно ли девушка является «Цветком Радости»? Я-то её не видел. Может, она страшилище, и вы, чтобы отделаться, решили подсунуть её мне, не показав даже издали, - засомневался Упорный Медведь.

-Да ты что?! – обиделся Горный Снег. – Ну-ка приведите мою дочь сюда, -  и посмотрел на сына. Тот с готовностью выбрался из толпы и  вскоре появился с юной красавицей, при виде которой сердце Упорного Медведя екнуло и сладко защемило. Он был сражен наповал, в смятении встал, но не смог сказать ни слова, и только согласно кивнул головой. Цветок Радости, как две капли воды оказалась похожей на его первую юношескую любовь, Утреннюю Звездочку, убитую чужаком!

 

Глава-13.  ТАЙНОЕ  СВИДАНИЕ.

Старый вождь объявить-то объявил, что выдает свою дочь за Упорного Медведя, но вот когда и как это произойдет, сказать «забыл». А жених обращаться при всех с уточнениями постеснялся, посчитал, что негоже вождю показывать своё нетерпение.

Корробори закончилось полным успехом гостей, люди стали расходиться по своим селениям, ушли в свой лагерь и Дети Праматери. Но взоры Упорного Медведя и его друзей, то и дело, обращались в сторону поселка – они ждали вестей от вождя Горных людей. Но тот почему-то медлил.

Наступил вечер, а затем пришла ночь. Дети Праматери, кроме часовых, легли спать. Но в середине ночи дозорные остановили, а затем провели к вождю человека. Это был Могучий Тополь.

-Я пришел тайно, - сказал он. – Моя сестра ждет тебя на краю селения. Нам надо вместе обсудить будущее.

Новый месяц только народился, поэтому стояло что-то среднее между мраком и сумерками. Похолодало, но не настолько, чтобы парило дыхание, но всё же свежесть уже стала забираться под одежду и лизать щеки. От легкого шума проснулся Туманное Облако, а за ним и остальные товарищи Упорного Медведя. Узнав  в чем дело, они не решались отпускать молодого вождя одного, но Упорный Медведь незаметно от посланца невесты укоряющее покачал головой, и друзьям пришлось смириться.

Могучий Тополь шел впереди по дну извилистого лога, который тянулся в сторону селения. Лог порос густым кустарником и совершенно скрывал людей.

Не доходя около ста шагов до селения, они наткнулись на  неясную тень. Меховая накидка с капюшоном делала фигурку девушки бесформенной и толстой, но Упорный Медведь знал, что это не так, что она стройна, как молодая березка. Сердце юноши заколотилось, кровь бросилась в щеки, они покраснели, как вареные раки, и Упорный Медведь был рад, что темень скрывает эти предательские знаки.

Первым заговорил Могучий Тополь.

-Моя сестра о своих чувствах к тебе расскажет сама. А я хотел предупредить о той вражде, что возникнет между тобой и  походным вождем одного из горных селений. Его на празднестве не было, ты его не видел. Зовут его Ветроногий. Когда-то отец пообещал за него мою сестру, но она его не любит. Но Ветроногий так просто всё не оставит и попытается вам помешать. Поэтому тебе в горы лучше не ходить. Ещё отец хочет женить тебя только после вашего переселения сюда. Этим он не порывает окончательно с Ветроногим и предупреждает его враждебные действия. Но за то время, пока вы вернетесь, многое может измениться. Соперник попытается забрать  невесту, в крайнем случае, нашлет на неё порчу, или ещё что предпримет…

Сестра когда-то меня предупредила, что убьет себя, чтобы не стать женой нелюбимого. Ветроногий ей почему-то противен до рвоты. А вот ты ей сразу понравился, словно она всю жизнь носила в себе образ будущего супруга и примеряла к нему всех вероятных женихов. Ты сразу подошел к этой внутренней мерке. Но ты и мне понравился, и я буду рад назвать тебя своим зятем и братом. Я отойду в сторонку, посторожу, а вы поговорите.

Могучий Тополь отступил назад и  растаял в сумраке. Цветок Радости распахнула полы накидки и села, сделав приглашающий жест. Упорный Медведь уже начал было успокаиваться, но сердце его вновь бешено заколотилось от  близости желанного человека.

-Мой отец, как сказал Могучий Тополь, намеревается соединить нас только после вашего окончательного переселения. Если ты уедешь без меня, я знаю, я потеряю тебя навсегда. За это время обязательно случится то, что разлучит нас. Поэтому я сбегу с тобой! – и она прислонилась головой к его  плечу. – Я всё продумала. Завтра вы должны  отправиться в обратный путь ближе к полудню,  немного удалиться и стать на ночлег. А к ночи ты вернешься сюда, я буду тебя ждать, и мы уедем. Откладывать побег нельзя – отец собирается идти домой послезавтра.

-Но мы  обещали побывать в вашем горном селении. Я не могу говорить дважды!

-Если ты пойдешь к нам, Ветроногий обязательно вызовет на единоборство. Он походный вождь, много раз участвовал в поединках и по сравнению с тобой выглядит матерым волком, а ты пока волчонок. Не обижайся на мои слова. И боюсь, что он может победить… Прошу тебя, не ходи в горы. Давай уедем. Утро уже близится…

-Я должен поговорить с твоим отцом. Пусть обо всём он скажет мне сам, и тогда я решу, что делать дальше. А вот тебе я обязан что-то сообщить, чтобы потом это не оказалось неожиданностью…

-Что? – выдохнула она в самое ухо юноши.

-Я уже женат. И это случилось по пути сюда. В селении народа-земледельца меня ждет Белая Перепелка. Я был вынужден её взять – так сложились обстоятельства. И не буду врать, к ней я отношусь хорошо. Но вот с тобой – совсем другое дело. Тебя я полюбил с первого взгляда. 

( Упорный Медведь, сам не зная почему, скрыл от девушки, что она напоминает ему первую юношескую любовь. Наверное, не хотел обидеть).

-Такой видный и знатный человек, привлекает многих: и тех, кто тебя любит, и тех, кто ищет от тебя выгоды. Мне, конечно, жаль, что не я стала твоей первой суженной. Я знаю, что у вас прибегают к многоженству, чтобы восполнить людские потери от постоянных войн и стычек. У нас делают то же самое… И я согласна стать твоей второй женой, потому что ты мне по сердцу, ты мне мил. Тебя я видела в своих девичьих снах. Это правда! Сны оказались пророческими. Если вы так хотите, мы потом переселимся сюда. Но не сейчас, не скоро…

-Когда умрет твой отец и брат станет вождем?

-Нет. Когда умрет Ветроногий, - едва слышно выдохнула она.

-С рассветом я встречусь с твоим отцом. И оттого, что я услышу, будут зависеть  дальнейшие  наши действия.

Раздался писк потревоженной птахи.

-Брат подает знак, Мне надо идти, - встрепенулась девушка.

-Связь будем держать через Могучего Тополя, - прошептал Упорный Медведь и поцеловал невесту в губы. Она робко и неумело ответила, порывисто обняла за шею и сделала попытку встать. Упорный Медведь вскочил на ноги, поднял девушку, ещё раз поцеловал и с сожалением отпустил её плечи.

Цветок Радости бесшумно растаяла в темноте, а юноша застыл на несколько мгновений, прислушиваясь, затем отправился в лагерь.

 

Глава – 14.  ПРИЗНАНИЕ  СТАРОГО ВОЖДЯ.

Едва наступил рассвет, Упорный Медведь наскоро позавтракал и собрался к будущему тестю. Его сопровождали Туманное Облако, Трусливый Заяц и Меткая Стрела.

Старый вождь сидел с сыном в большой комнате и трапезничал. Им прислуживала Цветок Радости. При виде гостей она покраснела и выскочила за дверь. Хозяева встали, по-родственному обнялись с вошедшими и усадили на почетные места. Вскоре девушка вернулась с кусками холодного мяса и съедобными кореньями.

Когда с едой было покончено, Горный Снег откинулся к стенке и вопросительно посмотрел на Упорного Медведя, знаком руки отправив дочь за порог.

-У меня есть несколько вопросов, - начал Упорный Медведь.

-Говори, - ответил вождь.

-Свободна ли девушка? По вашему обычаю её могли сделать нареченной невестой ещё при рождении.

-Цветок Радости свободна не совсем. Тебе придется отстоять её перед вождем другого рода. Его зовут Ветроногим. Победив, ты утвердишься во всем племени.

-Была ли она твердо предназначена Ветроногому? Отдал ли он выкуп за неё? Если отдал, тогда он имеет на невесту все права. А вы обещали свою дочь мне…

-Цветок Радости пригрозила мне покончить с собой, если я соединю её с Ветроногим. Самоубийство – у нас неслыханное и позорное дело! Наложив на себя руки, моя дочь осрамит семью, и это бесчестье будут помнить много поколений наших потомков. Я мог бы отправить дочь с вами, но тогда оскорбленный жених начнет мстить. Тем более, что он давно хочет взять в племени верх. У него десять братьев. Они запугали остальной люд, не чтят обычаев, не считаются с сородичами. Опасаясь вас, новоприбывших родственников, он перед моим отправлением сюда склонял к союзу, и замышляет всяческие козни. Он нагнал страху на народ, утверждая, что теперь все попадут к вам в  кабалу.

Сам Ветроногий – могучий боец, и у нас нет табу на убийство соплеменника. Они убьют и меня, и моего сына, наш род будет мстить, и начнется междоусобная война, начнется взаимное истребление. А я этого допустить не могу. Но я знаю свою дочь, знаю, что она исполнит  угрозу, и мне её жаль! Она влюбилась в тебя, молодой вождь, с первого взгляда, и это по её настоянию я предупредил  всех, что ты станешь её мужем.

-Дело, оказывается, намного сложнее, чем я думал. Выхода нет, Мне надо идти с вами в горы и там встретиться с соперником. Поединок решит всё, - ответил задумчиво Упорный Медведь. – И всё-таки, вручил ли Ветроногий  выкуп за невесту?

-Нет. Никакого выкупа получено не было. Я, как мог, оттягивал это, и оказалось не напрасно. Мне словно кто-то подсказывал, что торопиться не надо. И когда я увидел вас,  у меня мелькнула мысль, что с вашей помощью можно спасти и дочь, и сына, и своих людей. Вы сила, с которой нужно считаться. И любой много раз подумает, прежде чем выступит против Повелителей лошадей. Теперь вы – моя единственная надежда. Я теперь хочу, чтобы быстрее сбылось наше древнее пророчество…

-Раз не было выкупа, уговор не имеет полной силы. В таком случае мы не идем против обычаев, правда за нами. Это придаёт уверенности. Когда вождь собирается отправиться домой? Можно ли там свободно продвигаться на лошадях? Где находится сельбище рода Ветроногого? Свободны ли туда подходы? Не может ли вождь начертить на выделанной шкуре дороги и селения горных жителей?

-К нашим жилищам проехать на лошадях можно свободно, а вот селение Ветроногого верхом недоступно. Изображение земель племени хранится у меня дома. Это сделано для того, чтобы вестовые не сбивались с пути при доставке сообщений. На месте я всё тебе покажу и разъясню. Лучше, конечно, явиться к нашим жилищам в полном составе, чтобы все видели вашу мощь. Тогда, возможно, Ветроногий одумается и умерит свои требования. Но ехать верхом к нему  не следует – можно попасть в засаду. Да он и сам пожалует, чтобы посмотреть на соперника. Тогда можно познакомиться поближе…

Домой мы отправимся завтра утром, а сегодня обменяем то, что у нас есть, на то, чего у нас нет. Ты прости старика, что заставил бороться с моим сыном. Я хотел проверить  сможешь ли противостоять в единоборстве  Ветроногому? Ты легко одолел Могучего Тополя, ты ловок и быстр, но в силе с Ветроногим тебе пока тягаться рано – твое тело ещё не набрало положенного мяса. Каков будет твой ответ?

-Я не могу уехать и оставить вас наедине с бедой. Я пойду с вами и встречусь с соперником. За свой Цветок Радости я готов сразиться с любым противником. Затем мы уедем, и ты отпустишь свою дочь со мной. О переселении сюда будет решать Лицо племени. Возможно, что этого не произойдет никогда, возможно, что потребуется несколько зим. Всё решат старшие. Согласен ли ты отпустить со мной Цветок Радости после моей победы?

-Да. Я отпущу свою дочь с тобой, когда Ветроногий будет укрощен, и дам обещанное великое приданое.

 

             Глава-15. В  ГОРНОМ  СЕЛЕНИИ.

             В поход всадники отправились всем отрядом, чтобы быть вместе, если придется идти в обратный путь другой дорогой, минуя главный поселок низинных жителей. Осень всё больше оттесняла лето, наступила облачная, дождливая погода с пока несмелыми ещё похолоданиями. На остатки товарного кремня Туманное Облако выменял взрослую гончую собаку с выводком из шести щенят и около десятка щенков разного возраста. По паре разнополых щенят подарили гостям вождь и шаман. Весь собачий молодняк поместили в переметных сумках, а взрослая особь следовала за своим выводком. Шаман Ясный Свет подробно проинструктировал собрата по ремеслу о разведении и воспитании  охотничьих помощников. Он же  подбирал животных, происходящих от разных родителей,  чтобы  избежать в дальнейшем близкородственного скрещивания.

Путь до селения Горного Снега занимал два дня, но уже при втором рассвете им навстречу попался посыльный из рода Ветроногого. Он принес весть, что его вождя задрал медведь, и раненый нуждается в срочной помощи Гнева Небес. И было бы неплохо, чтобы пострадавшего попользовал и шаман гостей, ибо  о его лекарском умении прослышали на  самых отдаленных горных вершинах.

В полдень Гнев Небес и Туманное Облако отделились от основного состава и свернули в сторону селения Ветроногого.  Им в помощь Горный Снег выделил трех человек, а Упорный Медведь отправил Меткую Стрелу и Острого Кремня, с наказом не вступать в конфликты. Оружие они с собой взяли, но лошадей оставили из-за труднопроходимых скальных круч.

Главное сельбище рода Праматери прилепилось на склоне горы. Жилища были сложены из камня и крыты жердями,  камышом и травами, а сверху на плоские крыши был уложен слой глины.

Встречать гостей высыпали все от мала до велика. Но держались они на почтительном расстоянии, опасаясь  кусачих созданий. Вернувшиеся сородичи рассказали, что Белолобый  на их глазах не раз наказывал  любопытных и назойливых.

Как  будущему зятю старый вождь предложил Упорному Медведю остановиться у него, но юноша отказался и занялся обустройством лагеря. Они расположились у бурного ручейка, справа их прикрывала отвесная скала, сзади защищала стена, сложенная местными жителями, впереди был водный поток, и только с левой стороны можно было проникнуть в расположение лагеря. Густая трава по-над ручьем уже начала увядать, но её вполне хватало для прокорма животных.

Вечером вереница людей во главе с Могучим Тополем принесла полные горшки съестного, словно собирались накормить не мене сотни едоков. Проголодавшаяся молодежь набросилась на угощение. Трусливый Заяц трудился за троих – его аппетит разыгрался не на шутку при виде такого изобилия.

После  ужина, Упорный Медведь вместе с Могучим Тополем отправился навестить старого вождя. У входа в жилище стояла Цветок Радости. Она на мгновение прижалась к юноше и отступила в сторону, и тот, зазевавшись, едва не споткнулся о высокий порог.

В центре помещения горел очаг, а по три стороны от него располагался сплошной  настил, сделанный из жердей на высоте колена взрослого человека. Дым уходил в отверстие, оставленное в потолке.

Горный Снег лежал, закутанный в шкуры и при виде гостя  с кряхтением сел.

-Дорога меня совсем измотала. Старость дает о себе знать. Груз прожитых лет давит на плечи и сгибает спину. Ты знаешь, что пришли хорошие для тебя и нас вести. Наш прародитель, Медведь, решил отомстить Ветроногому за его гордыню. Братья пострадавшего еле отобрали его у зверя, которого пришлось убить. Хуже того, череп зверя раздроблен ударом, и теперь дух его обречен на вечные скитания, а голову нельзя будет поместить в  святилище. За это он может наслать на нас несметные беды. Вина за это ложится на весь род пострадавшего вождя.

Завтра мы пойдем в нашу священную пещеру и там совершим все положенные обряды. Теперь ничто не мешает соединить твою жизнь  с жизнью моей дочери. Но нужно вручить приношение хранителям племенных святынь.

-По пути в горы я убил косулю, и её принесу в дар.

-Вот и хорошо, что подношение добыто лично тобою. Такой подарок обязательно зачтется божеством  и вызовет ответную милость. Завтра должны вернуться наши шаманы-лекари. Они и расскажут все подробно.

-Я ухожу. Доброй ночи. Буду здесь завтра утром, - сказал Упорный Медведь и вышел вместе с Могучим Тополем. Тот заторопился по своим каким-то срочным делам, а юноша остался наедине со своей возлюбленной. Не успел он даже взять её за руку, как донеслись кряхтение, старческий надтреснутый кашель и вождь позвал дочь. Она поцеловала юношу и юркнула в дверь, а Упорный Медведь с большим сожалением отправился к себе в лагерь. Там было всё как обычно: бдела охрана, лошади хрустели свежескошенной травой, а остальные соратники крепко спали.

 

Глава – 16.  ПЛЕМЕННОЕ  СВЯТИЛИЩЕ.

Ранним утром Упорный Медведь и Трусливый Заяц уже ожидали у жилища вождя. Немного погодя он появился в сопровождении сына и дочери, и все они стали подниматься по узкой тропинке. Трусливый Заяц в заплечном мешке нес разделанную и круто посоленную тушу косули. Могучий Тополь тоже был нагружен съестным, а Упорный Медведь и Цветок Радости с двух сторон поддерживали старика, чтобы он не оступился на крутом склоне.

Когда солнце прошло примерно четверть своего пути, им навстречу попался один из горных жителей. Он возвращался к себе, доставив жрецам пищу. Сородич поведал, что  хранителям святынь было видение, и они знают, что к ним придут и старый вождь, и молодой предводитель гостей.

Вскоре тропинка уперлась в едва заметную расселину. Она была высокой и сужалась кверху.

-Мы на месте, - сказал Горный Снег.

Он громким кашлем подал о себе весть и ступил в пещеру. За ним протиснулись и остальные. Больших трудов стоило это Трусливому Зайцу. После долгих и безуспешных попыток, пришлось ему встать на четвереньки, заползти вовнутрь и там только выпрямиться во весь рост.

Через трещину сверху неплохо освещалась входная часть, но в глубине пещеры было темно. Посетителей встречало три человека в меховых одеждах. Старший из них стоял в центре.

-Здравствуйте! Мы прибыли поклониться святыням и получить благословение, - произнес старый вождь.

-Здравствуй, Горный Снег. Долго же мы тебя не видели! Я уже стал думать, что ты перестал в нас нуждаться. Когда человеку хорошо, он забывает обо всём, и приходит в себя, когда жизнь начинает его бить. Что привело тебя на этот раз?

-Я не имел возможности часто посещать святилище, потому что делать это мне с каждым разом становится труднее. Мы с тобой одногодки, и ты знаешь, что старость не щадит никого. Надо укорять не меня, а мою немощь, которая всё сильнее забирает в свои объятия. Но люди с пропитанием приходили сюда исправно, и ты это знаешь…

Этот молодой человек – вождь наших обретенных братьев. Зовут его Упорный Медведь. Имя говорит само за себя. Они, как и мы, чтят медведя, и считают его нашим прародителем.

Рядом с юным вождем могучий боец и соратник, друг с детских лет, Трусливый Заяц. Но наперекор своему имени, он имеет отважное сердце и непобедим в схватках. Остальные члены отряда остались в нашем селении, кроме троих, которые с их шаманом и с Гневом Небес пошли на помощь Ветроногому. Молодой шаман и лекарь гостей, Туманное Облако, прославился тем, что вылечил повелителя духов у жителей предгорий по имени Ясный Свет.

Предводитель наших обретенных сородичей пришел с достойным подношением и ждет, когда ты обратишь на него внимание.

-Мы, хранители святынь, легенд, преданий и истории своего народа приветствуем вас, наших единокровцев, у себя! Объединившись, народ обретет силу, и ему уже не будут страшны поползновения враждебных соседей. Уверенность и спокойствие навсегда поселятся в наших селениях, и не в меру властолюбивые выскочки не смогут претендовать на первенство, не давая взамен мирной и счастливой жизни. Мы знаем, что Горный Снег хочет породниться с тобой, а через тебя и со всем твоим народом. Перед останками нашего прародителя я совершу священный обряд твоего бракосочетания с  Цветком Радости. Идите за мной.

Старший жрец направился вглубь пещеры. Помощники зажгли факелы, и пошли за ним. Упорный Медведь пропустил вперед будущего тестя с сыном, взял за руку невесту и медленно двинулся следом. Сзади раздавалось сопение Трусливого Зайца.

При тусклом, неверном свете горящих факелов молодой вождь разглядел множество оскаленных медвежьих черепов, уложенных в нишах и каменных ящиках. В самой большой нише хранился череп огромного размера, оставшийся с незапамятных времен. Он принадлежал пещерному медведю. В глазницы были вставлены камни-самоцветы, и блики играли в них, словно это были живые вежды. Невдалеке слышался плеск воды.

Старший жрец запел древний священный гимн и, не прерывая его, взял правую руку Упорного Медведя, уколол ладонь острым кремневым  шилом и выдавил кровь. То же самое он проделал с правой рукой девушки, затем вложил её ладонь в ладонь юноши и крепко прижал.

-Теперь вы одной крови, вы одно целое, вы один человек! Но даже если одни из вас умрет, он будет существовать в другой своей половине…

Обряд закончился тем, что жрец дал испить воды молодым супругам из маленького горшочка, специально предназначенного для таких дел, и на прощание сказал:

-Мы предупреждали, что древнее пророчество рано или поздно сбудется, потерянные сородичи вернутся к своим истокам. Мы предупреждали, что тех, кто противится воссоединению народа, постигнет кара. Так и случилось. Создатель решил наказать отступника и  поквитался с Ветроногим, замышлявшим зло единокровцам. Это суровое предостережение всем, кто сомневается в предсказании или не хочет ему следовать. Ветроногий боялся потерять влияние и поплатился за свою гордыню. Мы знаем, что он искалечен, и только помощь нашего и  вашего шамана способна вернуть его к жизни. Но пострадавший уже не сможет жить без посторонней помощи и будет как малый ребенок. А вы, посланцы своего племени, когда вернетесь домой, скажите, что мы ждем собратьев с нетерпением. Да будет легким ваш путь! Прощайте!

 

Глава – 17. ОТЪЕЗД  ОТРЯДА.

Упорный Медведь и Трусливый Заяц возвратились в лагерь вместе с молодой женой вождя. Люди, ходившие для оказания помощи Ветроногому, уже вернулись, и Туманное Облако рассказал, что пострадавший получил тяжелейшие раны. У него почти содрана кожа с головы, вытек глаз, порваны мышцы и сухожилия. Но Ветроногий, однако, сознания не терял, и перед уходом лекарей попросил передать Упорному Медведю, что просит у сородичей прощения, за то, что замышлял против них и  склонял к этому других вождей. Но вмешалось Провидение и  через Прародителя наказало за злые умыслы, чтобы не возникло вражды между сородичами. Теперь ни братья Ветроногого, ни его род не могут претендовать на верховенство в племени, ибо нанесли непоправимый вред черепу медведя – исполнителя воли божества. И в этом они каются.  Ещё Ветроногий просит Упорного Медведя не приходить к нему -  не хочет, чтобы его бывший соперник узрел его в таком плачевном виде, и послал в подарок всё своё боевое снаряжение – теперь оно ему не нужно, но может пригодиться молодому вождю. Среди обычного оружия есть одно, невиданное – праща.  Она намного удлиняет бросок камня, как удлиняет полет дротика копьеметалка. Один конец ремня надевается на запястье, в среднюю часть, расширенную  и сделанную в виде кармашка, вкладывается камень, а другой конец ремня зажимается в кулаке. Раскрутив пращу в воздухе и выбрав цель, свободный конец ремня отпускаешь, и камень летит туда, куда его направили. Но это оружие пешего воина, конникам оно будет несподручным.

Когда Туманное Облако окончил свой рассказ, Упорный Медведь начал разговор о неотложных делах.

-Надо собираться в обратный путь. Скоро грянут холода, ляжет снег и затруднит возвращение. Соратники соскучились по своим семьям, а Трусливому Зайцу не хватает его жен. Не мешало бы подумать о женитьбе и остальным членам отряда.

-Запасемся провизией и можно выступать. Но сейчас надо сходить к Горному Снегу и объявить о своем решении, - предложил Туманное Облако.

-Пойдем сейчас. Чем скорее мы устраним трудности, тем раньше уедем обратно, - ответил Упорный Медведь и друзья отправились к старому вождю. Цветок Радости осталась в лагере – негоже жене посещать родительский кров сразу же после замужества.  

У Горного Снега их уже ждали. Вождь объявил, что обещанное большое приданое сейчас доставят в лагерь. Принесут также запасы провизии, чтобы хватило не обратный путь не только отряду, но и посланцам горных жителей, которые пойдут вместе с конниками. Они, по обычаю, проводят невесту к её новому жилищу. Могучий Тополь хотел сам сопроводить сестру, но ему скоро предстоит возглавить племя. Вместе с Цветком Радости пойдут пять человек – две девушки и трое юношей. И вождь не будет против, если они там обзаведутся семьями, потому что перемена народом места жительства – это нелегкая вещь, на подготовку и исполнение  уйдет немало времени. Дочь вождя будут сопровождать ближайшие родственники, чтобы вдалеке от отчего дома она не чувствовала себя одинокой, и эти же люди станут залогом возвращения далеких сородичей.

-Мы пришли сказать, что нам пора отправляться в дорогу.  Назначенных вами людей, мы возьмем с собой и благодарим, что даете запасы пищи. Самим добыть съестное, у нас не хватает времени, - ответил Упорный Медведь.-  Теперь мы сможем выступить послезавтра, с восходом солнца, а пока займемся подготовкой к походу и  укладкой вьюков.

Друзья отправились в лагерь, а за ними принесли приданое и обещанные запасы провизии.

В назначенный день отряд убыл, с трудом поместив кладь на волокуши и,  усадив на лошадей родственников молодой супруги.  Особенно пришлось повозиться с женской частью. Девушки боялись даже приближаться к животным, не то, что ехать на них, и только окрики старого вождя заставили их преодолеть первобытный страх.

 

Глава-18.  ЙАУСА.

             Известно, что путь домой и скорый и легкий, чем из дому. И чтобы до предела поторопить передвижение, было выбрано самое прямое направление, без всяких   объездов.  И где-то на четвертый день отряд заночевал на открытой местности, вне селений, но уже во владениях земледельцев. День заметно убавился, вскоре он сравняется с ночью,  а затем и вовсе станет коротким как птичий клюв. Вечером, с уходом Глаза Дня, свежеет, при полной тьме одолевает прохлада, а перед утром и вовсе пробирает дрожь.

Как обычно, дозорные несли службу, сменяя друг друга, поделив ночь на три части. Самый тяжкий период достался Трусливому Зайцу. Это -  предрассветная пора, когда сон опускает веки, хоть подпорки ставь, тело слабеет и жаждет покоя, и только долг заставляет бодрствовать. И когда стало уж совсем невмоготу, Трусливый Заяц встал, чтобы размяться и  прогнать дремоту, обошел лагерь, проверил лошадей. Всё было в порядке. Великан взошел на холмик, прислушался к ночи и заметил далекие огоньки нескольких костров, которые мерцали не менее, чем в десяти полетах стрелы по направлению их дальнейшего движения. Сами они из предосторожности огня на ночь не оставляли.

С рассветом Трусливый Заяц доложил об увиденном, и его же Упорный Медведь отрядил на разведку вместе с Меткой Стрелой.  Юноши сели на лошадей и отправились в путь, а отряд выступит несколько позже, завершив сборы и осмотрев стоянку, чтобы ничего не потерять.

Глаз Дня только начал свой поход по Небесной чаше, степь просыпалась, холодная роса мигом вымочила и лошадей и человеческие ноги,  животные шли бойко, на ходу срывая густую и высокую траву. Как только Трусливый Заяц решил, что они преодолели достаточное расстояние, он отдал поводья напарнику, а сам осторожно пошел вперед. Меткая Стрела тоже  спешился и остался поджидать друга, но по привычке осматривал окрестности и прислушивался.

Прошло совсем немного времени, как там, где скрылся Трусливый Заяц, послышались женские вопли и крики. Они стали приближаться, и вскоре показался улепетывающий  великан, а за ним гналась толпа голых женщин. Там были и толстые, и стройные, высокие и низкие, красивые и уродливые. Даже костлявые и косматые старухи старались догнать парня. А тот не давался и чесал напролом, часто оглядываясь. И в очередной раз, неудачно посмотрев назад, он споткнулся и упал, а женщины мигом насели горой и  принялись срывать с него одежды. Великан поднялся, стряхнув их, как букашек, но они вцепились в руки и ноги, сорвали куртку, обнажили торс, и уже добирались до мужских причиндалов.

Меткая Стрела не мог допустить, чтобы его друга изнасиловала толпа похотливых самок, вскочил верхом, издал воинственный клич, отвлекая внимание, и устремился к месту свалки. Трусливый Заяц  тем временем освободил руки, откинул от ног, онемевших в испуге насильниц, и бросился навстречу своей лошади. А женщины, на этот раз с воплями ужаса, припустили обратно. Осталась только одна, совсем молоденькая, потерявшая сознание, когда великан отшвырнул её, как  щенка.

Трусливый Заяц перекинул голую женщину через круп лошади, и они повернули назад, навстречу отряду. В пути девушка очнулась, попыталась соскользнуть, но седок прижал её коленом и она притихла.

Караван уже спешил на помощь, заметив непонятную голую толпу. Впереди были основные силы, груз и сопровождающие лица находились в середине, а тыл прикрывало несколько всадников.

Меткая Стрела встретил караван со ртом, разинутым до ушей. Он еле сдерживал смех, тужился остановить рвущиеся позывы, наконец, захохотал, ударяя себя по бедрам. Подъехал Трусливый Заяц. Он ослабил колено, и пленница упала на землю. Подошли подруги жены вождя, и укутали  её меховой накидкой.

Упорный Медведь вопросительно смотрел на прибывших разведчиков. Меткая Стрела толкнул Трусливого Зайца и тот начал свой рассказ.

-Я оставил лошадь и скрытно пошел вперед. Через два-три полета стрелы увидел женщин, что-то срезающих с поля и  собирающих снопы. Мужчин не было, одни женщины. Я вспомнил, что земледельцы засевают земли какими-то семенами, осенью собирают урожай во много раз больше посеянного, а затем едят его, сварив или поджарив. Таким варевом нас угощали не раз, и оно мне понравилось. Я вышел на открытое место, чтобы поздороваться, пожелать быстрого завершения работы и большого урожая. Но женщины словно взбесились, словно сошли с ума, начали срывать с себя одежды, оголяться и подступать ко мне с дурными намерениями. Даже уродливые старухи не отставали от молодых и красивых. А зачем они мне? У меня есть жены, и не одна, а целых пять и куча детей. Так что мне не до баловства, а они стали приставать, пытались раздеть, как ребенка, пытались залезть в штаны. Я и побежал назад. И упал, а они забрались на меня и уже добирались до тела, но выручил напарник. А эту я невзначай пришиб, когда освобождался,  не рассчитал…

Великан умолк и с жалостью посмотрел на девушку. Упорный Медведь заговорил с пленницей на её языке. Оказалось, что женщины их деревни занимались сбором посевов, и по обычаю йауса в этот период сохраняется строгое половое табу. И длится оно, пока не уберут весь урожай. Мужчины из их деревни не имеют права приближаться к работающим женщинам. А женщины могут нападать на любого мужчину не из их села – на них половое табу не распространяется. И если забредет такой неосторожный, все оголяются и набрасываются на чужака, подвергают насилию и  совершают массу непристойных действий. Таков обычай йауса, и они ему следовали. И жалеют, что большой человек от них ускользнул…

-Старейшина ничего не сказал о таком обычае. Наверное, постеснялся. А зря. Тогда мы не попали бы в эту дурацкую историю. Как вернуть им теперь женщину? -  посетовал Туманное Облако.

-Спроси у неё самой, - подсказал Упорный Медведь.

После объяснения, будущий шаман сказал, что она сама найдет дорогу домой, а путникам надо объезжать десятой дорогой работающих в поле, иначе неприятностей не миновать. Они уже слышали о конелюдях, но воочию ещё не видели, поэтому испугались.

После этого дозорные держались настороже, никому не показывались, обходили стороной работающих женщин и вели отряд по свободному пути. Это замедлило движение, но всё же, наконец, они достигли селения Чистый Родник. И там их ждали новые неожиданности.

 

Глава-19. В СЕЛЕНИИ  «ЧИСТЫЙ РОДНИК».

А неожиданностей оказалось несколько, и самая главная из них заключалась в том, что Белая Перепелка, жена Упорного Медведя, была беременной. Об этом сообщил с великой радостью её отец, когда встречал вереницу навьюченных лошадей. Старейшина словно помолодел и сиял, как полная луна  в безоблачную ночь и твердо верил, что родится внук – продолжение его линии жизни. Но когда заметил, что людей намного прибавилось, и что среди них есть и женщины, с тревогой посмотрел на зятя. И тому пришлось признаться, что привез жену, полученную  в качестве приза. Отказаться от женитьбы – значило кровно обидеть найденных сородичей, а  земледельцы это понимают как никто другой.  Жена и сопровождающие её родственники являются залогом переселения племени. И заверил, что старшая жена так и останется старшей и права её незыблемы.

Белая Перепелка попросила показать соперницу, та вышла вперед, и женщины встретились глазами. Ничего сказано не было, да и не поняли бы они друг друга на словах, но взгляды поведали намного лучше слов. Сравнение было не в пользу дочери местного вождя, и это вызвало ревность. На правах хозяйки, и чтобы не допускать чужих в их семейные неурядицы, Белая Перепелка пересилила себя, подошла к сопернице, обняла её и повела  к жилищу. Цветок Радости оглянулась на Упорного Медведя, тот кивнул, и она нехотя подчинилась, и шла, будто её тянули силой.

Земледельцы удивленно цокали языками при виде невиданной породы собак, сравнили их со своими, и решили, что непривычные создания никуда негодные сторожа и защитники: ни мощи, ни злобы.

Трусливого Зайца встречало только четыре жены, но дети были все. Он приласкал их и вопросительно посмотрел на старшую супругу. Но та взяла повод и пошла к их общей обители, и ему ничего не оставалось, как последовать за ней. Остальные пристроились в хвост, и к Большой землянке прибыла целая процессия. Первая жена передала лошадь младшей, Пятой товарке и потянула мужа за собой. Они обошли строение и Трусливый Заяц увидел глубокую яму, а  в ней свою Третью жену. Она сидела, скрючившись, и прятала голову между колен, не смея поднять глаз. Трусливый Заяц изумился, хотел было вытащить супругу, но Первая отрицательно помахала рукой,  подала ему гибкую тонкую палку и показала, что женщину нужно избить. Трусливый Заяц изумился ещё больше и  так как языка земледельцев он не понимал, отправился на поиски Туманного Облака, чтобы тот объяснил ему что происходит.

Но помощник шамана сам спешил навстречу. И вот что он рассказал.

Через какое-то время после отъезда отряда Старшая жена углядела, что Третья товарка заинтересовалась одним из «Земляных червей». Да и он был не против близкого знакомства. Тем более, что приближалась пора полового табу, которое вводится не с началом уборки урожая, а на одну луну раньше и длится до полного завершения осенней страды. Вездесущие дети увидели, как их Третья мать прокралась на свидание и доложили Главной супруге. Та возглавила остальных жен и  старших детей,  застукала парочку на месте преступления и лишила земледельца его мужского естества, а изменницу посадила в заточение. Неудачливый любовник умер от потери крови и сильной боли, а жена погибшего боится мести  и умоляет определить её с детьми в семью Великого воина, чтобы служить ему верой и правдой, раз они виноваты перед таким достойным человеком.

Ни один ребенок,  из доставшихся Трусливому Зайцу вместе с матерями, не родился от Одинокого Волка. Тот стал  обладать ими после победы на поединках, и дети, конечно, любви к убийце своих отцов не питали. Потому и не остались женщины на прежнем месте, а последовали в неизвестность за Великим воином. И они, и их дети приняли богатыря, как родного и берегли его честь. Любовью, добрым отношением приобрел Трусливый Заяц это уважение. И ещё воинской мощью и отвагой. И теперь великану предстояло решить судьбу изменницы. О её детях позаботилась Старшая жена, они были с ней и нужды ни в чем не знали, были сыты, одеты и обуты и  вместе со всем семейством участвовали в сборе пропитания, и никто их не унижал за проступок матери.

Трусливый Заяц хотел было простить Третью, но этому категорически воспротивилась Старшая супруга. «Какой пример ты подашь другим? Прощением ты поселишь у  женщин надежду на благополучный исход предательства, ты откроешь дорогу неверности, и все обманутые мужья будут тебя проклинать. Разве ты этого хочешь?» - спросила Первая. За измену, согласно местным обычаям полагалась смерть или изгнание. Да и в племени Праматери тоже не жаловали легкомысленных супружниц,  там наказание было  даже более суровым.

Ещё Первая сказала, что она знала Третью как  ветреную особу, и она ещё до Одинокого Волка многое себе позволяла и это ей как-то сходило с рук. Затем она попала к Одинокому Волку, очень его боялась, вела себя тихо, ибо тот  прикончил  бы её, не задумываясь.  А теперь  вероломная бабенка хочет воспользоваться добротой хорошего человека и опозорить навеки. Нельзя предавать доверие. Кто изменил, тот будет и дальше это делать, и с каждым разом всё с  большей легкостью. Такая женщина ненадежна, она может и убить ради сокрытия своих грехов. Супружеская неверность по обычаю допускается только в период действия полового табу, и то с мужчиной из другого селения, а в остальное время это деяние осуждается и строго наказывается.

Пока Трусливый Заяц мучился в большой нерешительности, пришел старейшина Обильный Урожай. Он мялся, не зная с чего начать, и всё вглядывался в лицо Трусливого Зайца, чтобы определить меру его возмущения. Затем с помощью Туманного Облака передал обманутому супругу:

-Член нашего рода совершил злодеяние, но он наказан вашими женами и умер, и нам теперь судить некого, мертвого не осудишь. Я прошу сменить гнев на милость, не лишать нас своего покровительства. Мой зять очень уважает своего Большого друга и, конечно, поддержит его во всём. Поэтому я и пришел к  тебе, и к тебе, Туманное Облако, чтобы вы не таили на нас зла и отвратили моего зятя от большой розни. Моя дочь носит в  себе сына вашего вождя. С его рождением мы станем и ближе и роднее, я обрету уверенную старость, наши селения ждет процветание. Но это возможно, если только Белая Перепелка останется со мной ожидать вашего возвращения. Поговорите со своим другом.  Зачем ему лишние склоки? Тем более, что дома  предстоит ещё одна женитьба. А здесь Белая Перепелка скрасит мою жизнь, а всем недругам будет напоминанием о вашем скором возвращении, значит, и о вашей поддержке. Незримо вы будете здесь и ваш авторитет, ваша сила будут мне опорой. Помогите старику, вас двоих мой зять послушает, вы его самые близкие друзья. И вы сами понимаете, что везти двух жен с собой ему не резон. Все лошади  у вас уже загружены, у моей дочери богатое приданое, свободных мест нет, а пешие будут только задерживать движение, и к себе вы до зимы не доберетесь. Тогда остается только два выхода: уехать без Белой Перепелки, или зазимовать здесь. На второе вы не согласитесь. Значит, лучшим решением будет оставить здесь мою дочь.

Вождь смотрел так умоляюще, и так был по-старчески беспомощным, что друзья сжалились и  решили замолвить за него словечко. И сказали об этом Старейшине. Тот от радости чуть не запрыгал на месте, но спохватился и  принял серьезный вид.

-Теперь нужно решить совершеннейший пустяк, - продолжил Старейшина. – Как вы поступите с семьей оскорбителя? Я понял, что наказывать их Великий воин не собирается. Тогда, может быть, он примет её с детьми к себе? Мужа она потеряла, а детей выкормила  бы с нашей помощью, но подрастающие должны видеть перед собой мужской пример, чтобы ему следовать во взрослой жизни. И такой Великий воин подходит лучше всех. Мы хотим, чтобы наши дети многое  у вас переняли,  росли такими же дружными и смелыми. Ты согласен Великий воин взять жену оскорбителя вместо неверной жены, которую согласно обычаям ожидает смерть?

Трусливый Заяц даже отшатнулся, когда Туманное Облако передал ему предложение Старейшины.

-Тогда что он собирается делать с изменницей? – не отставал Старейшина. Туманное Облако ответил, что дело очень серьезное, решается судьба человека и двух её детей, и надо сильно подумать, прежде чем определить меру наказания.

-Вы правы, - ответил Старейшина. -  Дело серьезное. По нашим обычаям, как я сказал, предательнице полагается лишение жизни или изгнание, что тоже неминуемая гибель от дикого зверя, голода и холода, ибо ни одно селение её к себе не примет, а  детей с ней  на смерть никто не отпустит. А как делают в таких случаях там у них, откуда она родом?

-Там тоже изменниц не жалуют.

-Когда вы собираетесь поговорить с моим зятем? Я в нетерпении и хочу, чтобы все решилось, и я успокоился.

-Обязательно поговорим. Только пусть он отдохнет с дороги, поест и придет в благодушное настроение, - ответил Туманное Облако.

-Сегодня вечером на площадке перед Большой землянкой я даю угощение по случаю вашего возвращения. Было бы неплохо, если мой зять объявит о своем решении при всём народе.

-Так и сделаем, - заверил Туманное Облако. – Но вам придется самим позаботиться о семье нашего оскорбителя. Найдите женщине мужа, а детям отца. Мы не можем их брать с собой. Ты сам сказал, что наши лошади  перегружены.

-Хорошо. Мы всё устроим, - и  Старейшина ушел довольным.

-Что будем делать с женщиной? – спросил Трусливый Заяц.

-Давай спросим у твоих жен. Пусть они решат её судьбу, а ты утверди  их решение.

Трусливый Заяц показал Старшей, что нужно собрать остальных товарок. Та послала одного из детей, и вскоре женщины стояли перед ними  и прятали глаза, хоть и не были виноваты. Но, возможно, они боялись наказания за самоуправство, и после визита Старейшины решили, что он на них пожаловался?

-Ваш муж спрашивает, как ему поступить с неверной женой? Сначала выскажется самая младшая, Пятая жена, и так по порядку и последней послушаем Первую, а мой друг примет потом решение. Начинай, Пятая.

Самая младшая супруга, тонкая в кости, стройная, как березка, залилась красным румянцем, на мгновение подняла глаза на мужа и  сказала:

-У Одинокого Волка мне было хуже, чем собаке, да и не только мне, а всем нам. Мы терпели побои, всю еду отдавали ему, и он по своей прихоти оделял ею нас и детей. Жили впроголодь, всё ему да ему, только ему! А наш новый повелитель не такой, он сам не поест, а накормит детей,   никогда не бьет, даже не посмотрит строго. Вот изменница и решила, что его можно обмануть, что с ним можно не считаться. А это подло! Нельзя на добро отвечать злом. У такой отступницы,  у её детей не будет удачи и счастья, раз попрала доверие и  опозорила достойного человека. А его направил к нам сам Создатель всего сущего, чтобы  освободить  из неволи, и он сделал это, он убил ненавистного нам человека, он дал осознать, что мы не созданы для чьих-то грязных утех, что нас нельзя унижать. Я за то, чтобы неверную  по нашему обычаю закопать в землю по самое горло, и чтобы собаки отгрызли ей голову. Это отвратит других от легкомысленных поступков, позорящих честь семьи.

Примерно так же высказались и Четвертая и Вторая жены, а Первая ещё и предложила дать их Большому мужу другое прозвание и величать его именем побежденного врага, Одинокого Волка. Зваться Трусливым Зайцем никак не подходит Великому воину. И тогда даже недруги не смогут найти и малейшей причины насмехаться над  славным человеком.

Трусливый Заяц был  в большом затруднении и предложил послушать виновницу.  Но ничего весомого в свое оправдание она сказать не смогла, и почти каждое её слово сопровождалось криками возмущения товарок. Туманное Облако посоветовал дать волю женам в деле наказания изменницы. Раз у них такой обычай, от него нельзя отступать, иначе одним необдуманным решением можно пошатнуть устои, на которых до сих пор держалось благополучие народа. И худой пример будет заразителен, ибо даст надежду другим вероломным подругам на благополучный исход предательства.

И Трусливый Заяц передал свое право решения Старшей жене, и та привела  приговор в исполнение. В той же яме связанную женщину и  прикопали и притоптали землю, чтобы не вылезла. И через ночь всё было кончено, собаки завершили казнь.

А по замене имени Туманное Облако подсказал назваться Большим Волкодавом, ибо не хотел, чтобы имя недруга продолжало жить после смерти его прежнего владельца. Его поддержали жены, и  вечером на празднестве было объявлено, что отныне Великого воина зовут Большим Волкодавом. Ещё Упорный Медведь сообщил, что выполняя просьбу Старейшины, он оставляет здесь Белую Перепелку, до своего возвращения. И на это время она и её отец, Обильный Урожай, подменят его в управлении народом.  И что отъезд состоится через два дня.

 

 

             ЧАСТЬ – 3.

             Глава – 1.  НЕЧАЯННАЯ  ЗАДЕРЖКА.

Дни пролетели в суматошных сборах, подгонке конского снаряжения, ремонте оружия, устройстве волокуш и носилок для перевозки людей и груза. Неизвестно, как это получилось и откуда что взялось, но отряд оказался завален добром. Животные потеряли свой пригожий облик, превратились в бесформенные кучи клади, откуда торчали человеческие и лошадиные головы. Караван лишился боеспособности и маневренности, поэтому Упорный Медведь решительно и без сожаления велел оставить большую часть поклажи Белой Перепелке на сохранение, взять только пищу и оружие. Но и тогда дружина не утратила громоздкости, и пришлось урезать запасы съестного в надежде на попутную охоту. Из-за этих промедлений смогли выступить только на четвертый день. Упорный Медведь был уверен, что ничего не забыли, ничего не упустили, и с легким сердцем дал команду трогаться. Но когда они удалились на двадцать полетов стрелы, раздались крики среди семейства Большого Волкодава – так отныне все звали Трусливого Зайца. Но он пока не привык к новому прозвищу и часто откликался с большим запозданием. Караван остановился. К вождю примчалась Старшая жена великана. Она объявила, что потерялся сын Второй супруги по прозвищу Проныра. Его настоящее имя все забыли, была в ходу только кличка, которую мальчик получил заслуженно. Был он проворным, бойким, и этим превосходил сверстников, любил всюду совать свой пытливый нос. Ему не было равных в ловле мелкой живности, он мастерски ставил силки, настораживал легкие самострелы и показывал большую склонность к охоте. Он подружился с гончей, и хотя ему никто ничего не подсказывал, успел обучить её некоторым командам. Ещё он лучше других подростков освоил пращу и мог подбить на лету птицу, чего не удавалось даже Меткой  Стреле. Это он, вездесущий, увидел, как Третья мамаша, воровато оглядываясь прокралась на свидание, смекнул, что дело нечисто и сообщил Старшей. И этот пройдоха сумел потеряться. Пока Упорный Медведь раздумывал, как поступить, к каравану прибежала гончая. В зубах она держала суслика и направилась к лошади, которая везла в корзине её щенков. Отстав от собаки на несколько полетов стрелы, неслись две фигурки, одна поменьше, другая покрупнее. В маленьком бегуне все узнали Проныру, а другой был незнаком, плотно скроен, крепок телом и обещал со временем быть под стать Большому Волкодаву.

Мать Проныры подскочила к сыну и с ходу отвесила несколько затрещин. Но тот только утерся, подождал своего спутника и подвел его к вождю.

-Это Крепкий Барсук. Он мой друг и хочет с нами.

-Мы не можем взять его с собой без разрешения родителей.

-У него их нет.

-Пусть расскажет всё сам. Или он не может говорить?

При этих словах Проныра плутовато улыбнулся, повернулся к товарищу и подтолкнул вперед. Тот смело посмотрел в глаза Упорному Медведю и сказал:

-Я – Крепкий Барсук. Мой отец погиб от ярости медведя. Отчим меня не признал, знался только со своими детьми. Мать моя совсем недавно умерла от родов. И отчим меня прогнал. Я хочу с вами. Мне Проныра рассказал, какие вы хорошие люди, и какой у него славный отец, смелый и  могучий воин, и как он хорошо обращается со своей семьей. Я сильный, я буду делать всё, что прикажете. Я вам пригожусь. Не прогоняйте, мне идти некуда. Если прогоните, всё равно буду бежать за вами.

-Вождь селения знает, что ты ушел к нам?

-Знает твоя жена, Белая Перепелка.

-Она согласна?

-Нет. Она была против. Но я сказал, что уйду всё равно. И она промолчала.

-Ты честный малый. Ты сказал правду, хотя мог и соврать. Но надо спросить отца Проныры, согласен ли он на увеличение своей семьи?

Упорный Медведь не успел повернуться к Проныре, а тот уже летел к Большому Волкодаву. Подбежав, обнял ногу и потянул за собой. Великан слез с лошади, мальчик взял его за руку, и они вместе поспешили к вождю. За ними потянулось и всё семейство. По пути Проныра поведал отцу причину задержки, и тот по-родственному положил свою могучую ладонь на плечо Крепкого Барсука и повел за собой. Обошлось без лишних слов. Новичка окружила орава детей, кто совал кусок съедобного корня, кто сушеного мяса, кто поджаренных зерен – семья приняла сироту.

 

Глава-2. АМАЗОНКИ.

Караван снова тронулся в путь. Дорогу домой неоднократно обсуждали и сами, и среди земледельцев, выбирая наиболее удобный маршрут. Но «земляные черви» - народ осёдлый, далеко от селений не удалялись, и посоветовать ничего дельного не могли. Поэтому с общего согласия пошли не по своему старому следу, а напрямую, срезая дугу. И где-то на десятый день наткнулись на сплошные болота. Вождь разослал три парных дозора для поиска троп и разведки окрестности, и велел разбить лагерь. Не остались в стороне и дети. Они начали шнырять у края болота, которое тянулось и вправо и влево на много полетов стрелы.

Лагерь обосновался на возвышенном месте, поодаль от  трясин, чтобы не беспокоили и запах и насекомые. Возводились легкие шалаши, собиралось топливо, готовилась пища, снимались вьюки, чтобы накормить животных. К этой работе привлекли детей, и они успевали  рыскать по округе и носить корм лошадям.

Проныра и Крепкий Барсук держались вместе. Проныра срезал траву, а приносил её в лагерь Крепкий Барсук. И вот в очередной раз, доставив большую охапку свежескошенного сена, Крепкий Барсук доложил, что они нашли замаскированную тропу, которая ведет вглубь топи. Сами они туда идти не решаются. Вечерело, и поход в болото был отложен назавтра. Вскоре вернулись  дозорные и сообщили, что они нашли водораздел, идущий в нужном направлении. Он находится правее, примерно в десяти полетах стрелы.

Утром, чуть свет, лагерь был на ногах. Наскоро позавтракали, завьючили лошадей, и две группы:  одна пешая, под началом Туманного Облака пошла осматривать тайную тропу. Другая во главе с Упорным Медведем поскакала к водоразделу. Перед отъездом договорились встретиться, когда Глаз Дня достигнет верха Небесной чаши, а в случае срочной необходимости связь держать через посыльных, специально выделенных для каждой группы. Основные силы отряда остались в лагере.

Упорный Медведь велел спутникам не терять бдительности и примечать следы. И вскоре они были найдены в большом количестве – по крайней мере, пятьдесят человек углубились в болото. Они крались, выслав дозорных и, стараясь не выходить на возвышенные места, держались кромки суши и зарослей камыша и  густой болотной травы.

Через десяток полетов стрелы увал стал поворачивать влево. Вождь распорядился спешиться, оставил двух человек с лошадьми, а сам с остальными осторожно пошел вперед. Им очень не понравилось поведение незнакомцев – те собирались на кого-то напасть. Значит, кто-то живет среди воды, грязи и трясин, и сейчас они в опасности.

Но ввязываться в чужую свару им не с руки – можно понести бессмысленные потери. И только Упорный Медведь хотел дать приказ на возвращение, как появился посыльный из лагеря. Он сообщил, что из замаскированной тропы прямо на стан вышла большая группа вооруженных женщин с детьми. Они спасаются от враждебного племени, которое перебило их мужчин, живших отдельно согласно обычаю. Из мужского лагеря осталось в живых всего несколько человек, они сумели добраться до женщин и предупредить о бедствии. И те в спешке бросили поселение. Туманное Облако просит срочно вернуться, чтобы собрать силы в единый кулак. Есть опасность, что по следу беглецов из зарослей вскоре появятся преследователи.

Упорный Медведь оставил двух человек с гончей стеречь увал – собака была захвачена для связи. Через неё передадут рисуночное письмо, если появится неприятель, а сами будут следить за чужаками, чтобы знать их дальнейшие намерения. Остальные отправились к месту стоянки.

У лагеря молчаливой толпой стояли женщины, вооруженные копьями, дротиками, дубинками, луками и пращами. Мамаши, имеющие грудных и малолетних детей, находились в центре орды, там же толпились подростки и несколько раненых мужчин. Болотные Амазонки с опаской поглядывали в сторону лошадей, а увидев приближающихся конников, пришли в сильное волнение. Но их успокоил Туманное Облако, и вместе с женщиной-вождем повернулся к Упорному Медведю. Предводительница Амазонок была средних лет, коротконогой и  мускулистой, с хорошо развитыми бицепсами и бедрами. Торс стягивал широкий пояс-юбка с  косыми лямками через плечи. На ремне висели несколько кожаных сумок и  кинжалы: костяной и кремневый, в руках копье и два дротика.

Конники спешились, лошадей увели, а Упорный Медведь внимательно оглядел толпу. Чувствовали они себя неуверенно, очутившись меж двух огней, и не знали, чего можно ожидать от повелителей дикой живности. Сзади же подкрадывалась смерть.

Женщина-вождь бросила оружие, подошла к Упорному Медведю и припала к его ногам. Следом за ней стала на колени и вся орда, даже дети и подростки.

Женщина-вождь продолжала обнимать ступни Упорного Медведя, пока он, устыдившись, не поднял её. Но остальные её сородичи продолжали оставаться в позе покорности, и только после взмаха руки Упорного Медведя, встали на ноги.

Язык Амазонок оказался близок к языку земледельцев, и общаться можно было вполне сносно, иногда прибегая к жестам. Женщина-вождь назвалась Полной Луной и объяснила, что испокон веку у них принято, чтобы мужчины и женщины жили врозь весной, летом и осенью, и только зимой они собираются в общем сельбище. Малые дети растут с матерями, достигнув тринадцати лет,  мальчики уходят к отцам, а девочки остаются в орде. На болотах есть несколько поселений родственного им народа, пути к ним запутаны и неведомы, и только осенью, перед зимовкой племена должны  сходиться в одном месте, чтобы женить мужчин, достигших совершеннолетия, и выдать замуж созревших дочерей. Их мужчины ведут, в основном, кочевой образ жизни, но имеют несколько стойбищ, в которых иногда останавливаются. Женщины же обосновались на болотных островах, занимаются рыболовством, охотой, собирательством. Без мужской опоры, защиты и покровительства они сделались воинами и могут постоять за себя, и свободно пользуются  оружием. А мужья им глубокой осенью доставляют и кремень, и шкуры, и сушеное мясо, и другие необходимые продукты, а с собой забирают посуду, сети, сушеную рыбу. Но сейчас женская орда спасается от страшного врага. Он внезапно напал и разгромил мужское стойбище, спаслось всего несколько раненых сородичей, они и принесли страшную весть и привели врагов за собой. Но стражи вовремя увидели неприятеля, и племя успело уйти, чтобы перебраться на другое место, тоже среди топи. А тут незнакомцы, оседлавшие диких лошадей… Дорогу через болота показать нетрудно, но тогда они останутся один на один с безжалостными Красными собаками. Те живут далеко, но с каждым годом придвигаются всё ближе и ближе и охотятся на женщин в детородном возрасте, чтобы молодых и здоровых сделать своими женами, а старух и мальчиков убить. За счет этого быстро растут численно, сил  у них постоянно прибывает. Они согнали со своих мест людоедов, и те ушли на север, и вот теперь очередь дошла до них, жителей болот. Им удавалось до сих пор скрываться в укромных местах, но и враг не дремлет, разведывает, вызнает, и им приходится постоянно менять становища. Но таких скрытых мест остается всё меньше и меньше…  Женщины видят, что здесь только малая часть конных людей, и поняли, что после длительной отлучки они спешат к себе на родину. А там, конечно, их ожидает могучий народ. И этому народу ничего не стоит сломать хребет Красным собакам и отбить  охоту посягать на чужих жен. Сейчас одна их группа идет по следу, а другая где-то плутает по болоту, и тоже может нагрянуть в любое время. Всем лучше уйти отсюда и как можно быстрее.

Пока женщина-вождь объясняла ситуацию, прибежала гончая собака, но без рисуночного письма,  а вслед за ней прискакали и разведчики. Они сообщили, что преследователи выходят из болота в сильном расстройстве и направляются в эту сторону. Но пока задержались, собирая плутающих сородичей.

Времени на раздумья не оставалось. Отряд мог бы свободно уйти от неприятеля, но тогда придется бросить женщин и детей на произвол судьбы. И. коротко посовещавшись, Упорный Медведь принял решение пока соединиться с нежданными союзницами, осмотреться, разведать обстановку. И сказал об этом женщине-вождю. Полная Луна подозвала помощниц, отдала распоряжение и  орда тронулась по-над болотом в сторону от противника. За ней последовали конники. Через много полетов стрелы беглецы вытянулись в затылок друг - другу и вошли в топь по едва приметной  тропинке. Вскоре она потерялась под водой и  появилась вновь через сотню шагов среди кривых берез и другой растительности. Конникам пришлось спешиться и вести лошадей в поводу. Даже Зайчонок, словно чувствуя беду, присмирела и всюду следовала за матерью. Когда последний человек вошел в болото, несколько женщин хорошо замаскировали следы, будто и не проходили здесь и люди и животные.

Через пять-шесть полетов стрелы по кочковатой и залитой водой почве впереди показался островок, заросший густой травой и деревьями. И там же виднелось с десяток больших землянок.

-Их мы построили в прошлом году, на всякий случай, и вот теперь они пригодились. Если только останемся живы… И запасы провизии имеются, и топливо, и зимняя одежда, и оружие. Отсюда можно ускользнуть по другому проходу. О нем знаем только я и те, кто строил эти жилища. Но их уже нет в живых. Мои товарки, что остались заметать следы, будут наблюдать за неприятелем. Он, скорее всего, подумает, что прошел табун диких лошадей, а где лошадь, там нет людей. И нас по их следу искать не будут. Нет ли среди вас лекаря – надо попользовать раненых мужчин. Их осталось всего три человека и с десяток подростков. Нам грозит вымирание! Я в ответе за свой народ и хочу, чтобы он выжил.

-Почему же вы не изменили свои обычаи перед лицом смерти и не соединились со своими мужчинами и с другими болотными племенами? Тогда вы смогли бы сообща противостоять врагу. А вы – каждый сам за себя и каждый ещё и слаб вдвойне – мужчин-то с вами нет.

-Никто не осмелится нарушить древнее установление, а на общий сход собрать людей всех становищ невозможно. Из-за нашествия Красных собак мы уже который год не можем женить своих сыновей и отдать замуж дочерей. Каждое племя скрывает место своего обитания, и найти его непросто. Вот и гибнем поодиночке. О нас идет слава, как о женщинах- воительницах, мы не уступаем мужчинам в единоборстве и стойко держимся в обороне, когда защищаем своих детей. Вот эта молва и стала причиной беды – Красные собаки хотят получить через нас потомство, отличное и храбростью и воинственностью. Помогите нашим раненым. Они еле держатся на ногах.

Туманное Облако выступил вперед. Полная Луна отправила с ним одну из молоденьких девушек. Она сильно отличалась от других товарок, была женственной, стройной, удалась ростом и приятной наружностью. Застенчивость то и дело проступала румянцем, а длинные пушистые ресницы обрамляли омуты её больших черных глаз. В них и утонул Туманное Облако, будущий шаман, хранитель обычаев и страж нравов.

-Как тебя зовут? – спросил Туманное Облако и нечаянно коснулся её руки. Оба покраснели разом, а девушка ответила, потупив взор:

-Стройна Береза. Меня зовут Стройная Береза. А как тебя?

-Туманное Облако.

-Ты лекарь?

-Пока да. Но по возвращении стану шаманом.

-А шаманам можно жениться?

-Можно.

Было видно, что девушка вздохнула с облегчением. Раненые лежали и сидели под деревом. Туманное Облако осмотрел их и ничего опасного для жизни не нашел. Но на всякий случай смазал раны живительным бальзамом, предписал покой и обильную еду. Их жены и дочери бросились исполнять повеление. Они были счастливы, что смерть упустила их родных.

Будущему шаману очень не хотелось расставаться с девушкой, и он спросил её, нет ли других больных, раненых или нуждающихся в помощи? Стройная Береза направилась к одной из землянок. Их уже обживали поселенцы, а одно из жилищ было оставлено для гостей. Его приводили в порядок с десяток молодых и пригожих девиц. И Туманное Облако заподозрил неладное. Сам он уже очутился в сетях любви, как неосторожная птаха, и не хотел, чтобы его сородичей постигла та же участь. Тогда, точно, зимовки вдали от родины не миновать.

Стройная Береза вывела мальчика. Тот прижимал руку к животу и не разрешал кому-либо её трогать, верещал почем зря. Туманное Облако завел с ним отвлекающий разговор, покрутил перед собой и спросил девушку, что случилось? Стройная Береза ответила, что он неудачно упал, когда убегали из старого сельбища. «Вывих, или перелом?» - задумался будущий шаман и велел держать ребенка. Тот попытался удрать, но его остановила Стройная Береза и кликнула товарок, убирающих гостевое жилище. Те навалились гурьбой, распяли мальчика, нечаянно дернули за больную руку, она хрустнула, и вывих сам собой вправился на место.  Блаженство разлилось по лицу плаксы, он утер слезы, пошмыгал, покрутил рукой. Но Туманное Облако отрицательно помахал пальцем, ребенок кивнул в знак согласия и улыбнулся.  Он оказался братом Стройной Березы, и звали его Камышовым Котом, и было ему лет десять от роду.

Делать здесь было больше нечего, и Туманное Облако поспешил к стоянке, чтобы рассказать вождю о своих подозрениях. Тот помолчал, подумал, кивнул головой и  сказал:

-Ночевать в землянке не будем. Сегодня переговорим с Полной Луной, а завтра утром уйдем или по старому следу, или они нам покажут проход. А пока я накажу всем никуда не отлучаться, с женщинами не общаться, быть готовыми к отражению нападения.

-Только вот беда…

-Какая? – спросил Упорный Медведь.

-Я полюбил девушку. Полюбил с первого взгляда. И я ей, кажется, тоже нравлюсь. Женщина-вождь специально подсунула, похоже на это. А к тебе им не подобраться – рядом любимая жена. Вот они и начали с меня. А к Трусливому, то есть, к Большому Волкодаву им вообще приближаться опасно, жены надзирают и бдят, и с любой поступят не хуже, чем с несчастным земледельцем. Они даже здесь, в нашем стане отгородили своего повелителя и на всех косятся. И дети их держатся наособицу. Посоветуй, что мне делать? Если уедем, то я потеряю Стройную Березу навсегда. Они в орде остались только вдвоем с братом, я ему сегодня пытался вправить вывих.

-Почему – пытался? Не смог что ли?

-За меня это сделали девицы, что готовят нам жилище. Я попросил их подержать трусишку, а они нечаянно и вправили. Ты не смог бы поговорить с их Главной, чтобы она отпустила Стройную Березу и её брата с нами? Я возьму их на свою лошадь.

-Поговорю. Но ты постарайся встретиться со своей возлюбленной и узнай, будет ли она на это согласна? А то получатся пустые хлопоты.

-Я знаю, она согласится. Я понял это по одному её вопросу. Но всё же увижусь и условлюсь, чтобы потом, когда будем стоять перед женщиной-вождем не получилось заминки.

И друзья пошли в разные стороны. Вождь отправился с наказом к  соратникам, а Туманное Облако – на поиски Стройной Березы. По пути ему попался Камышовый Кот. С ним будущий шаман послал весточку, что ждет девушку у самой воды возле большой березы, и попросил сказать об этом ей на ушко, а не кричать на всё поселение. Особенно, чтобы об этом не услышала Полная Луна.

Мальчик умчался, а Туманное Облако пошел к назначенному месту. Через самое короткое время прибежала Стройная Береза. Увидев юношу, остановилась, потупилась и стала медленно приближаться. Туманное Облако шагнул навстречу, взял девушку за плечо и завел за дерево. И оно скрыло их от нескромного взгляда.

-Мы завтра уедем. Ты пойдешь со мной, чтобы стать моей женой?

-А мой брат?

-Мы его возьмем с собой.

-Я пойду за тобой до самой смерти. Ты мне мил. Я буду тебе верна, буду опорой, буду матерью твоих детей.

Послышался тихий шорох. Туманное Облако раздвинул ветви и увидел Камышового Кота. Он крался на цыпочках, вытянув голову и повернув ухо на звуки разговора. Когда его глаза встретились с глазами Туманного Облака, мальчик замер, хотел было сбежать, но его поманил юноша. Мальчик подошел с опаской, ибо ожидал выговора за свой проступок.

-Объясни ему всё, - попросил Туманное Облако.

-Ты уже большой, почти взрослый и всё понимаешь. Мы с этим дядей полюбили друг друга. Он хочет взять нас с собой, и меня, и тебя. Завтра они уедут. Ты согласен уйти с Конелюдьми вместе со мной? Тогда он будет тебе и за отца, и за старшего брата, а я заменю тебе мать. У них мужчины и женщины круглый год живут вместе. Ты согласен?

-Куда ты, туда и я. А дядя мне понравился, он может лечить людей. И он добрый, я это чувствую. И все они хорошие воины, раз смогли приручить диких лошадей. Я тоже буду такой, как они! Я тоже буду ездить на лошади! А у меня будет своя лошадь?

-Обязательно будет, но попозже, когда вернемся на родину. А пока поедешь со мной. Мы трое  вместе поедем, лошадь у меня крепкая. Только кормить надо будет её обильно, чтобы не уставала.

-Я видел, как вы режете траву. Я тоже буду резать траву, и носить нашей лошади. Ведь она теперь наша?

-Наша. Конечно, наша. И моя, и Стройной Березы, и Камышового Кота. А потом у тебя будет своя лошадь. Но сначала тебе нужно  стать мужчиной, пройти инициацию.

-Что это такое?

-Это подготовка к взрослой жизни, это проверка, как ты усвоил всё, чему тебя учили наставники, это значит стать членом нашего племени. Только после этого ты будешь равный с равными. Только после этого тебя будут считать мужчиной.

-А ты прошел эту самую инициацию?

-Да, мы все её прошли и стали взрослыми. Без инициации ты всегда будешь оставаться незрелым, никто с тобой считаться не будет. Разве слушают несмышленых детей?

-Я тоже хочу стать уважаемым человеком.

-Ты, я вижу, настоящий мужчина, из тебя получится хороший воин и надежный товарищ. Вождь пошел договариваться о нас  к вашей Главной женщине. Она должна вас вызвать. И ты скажешь ей то, что сказал мне?

-Конечно, скажу! Я от тебя не отстану, и сестру одну не отпущу. Как вы будете там без меня, а я без вас?!

-Тогда иди и будь недалеко от Полной Луны, и чтобы она тебя видела. Когда она захочет нас позвать, ты это сделаешь. Проваливай, нечего нас выслеживать, - с шутливой строгостью сказала Стройная Береза и легонько подтолкнула брата. Тот с улыбкой умчался прочь. Через самое короткое время мальчик прибежал обратно.

-Идите, вас ждут вожди.

Туманное Облако взял Стройную Березу за руку, и они пошли к центру поселения. Там клубилась толпа женщин. Она расступилась перед молодой парой и вновь сомкнулась за ними. В центре, на маленькой площадке, стояли Упорный Медведь и Полная Луна. Тут же были Большой Волкодав, Проныра с Крепким Барсуком, Меткая Стрела и Камышовый Кот.

-Мне вождь Конелюдей сказал, что будущему шаману и лекарю, человеку могущественному понравилась наша девушка, Стройная Береза. Но выбор твой не очень хорош. Посмотри вокруг, юноша, сколько здесь молодых женщин-бойцов, которые не уступят мужчине ни в силе, ни в боевом умении. А ты присмотрел особу слабую и никудышного воина. Может, ты передумаешь и возьмешь ту, которая может постоять за свой очаг и, если случится, и за тебя самого?  Ты и твой вождь жидковаты телом, но наши воительницы могут это восполнить. Подумай.

-Я уже подумал и другой женщины мне не надо. Я выбрал, и она меня выбрала. Отпусти её со мной, и брата её отпусти.

-Я спрошу у них. Ты хочешь, Стройная Береза, взять в мужья Туманное Облако?

-Да, я хочу взять в мужья Туманное Облако.

-А ты, Камышовый Кот, согласен уйти с сестрой?

Мальчишка вынырнул из-за спины Большого Волкодава и звонко дал своё согласие.

-Вы оставляете нас в тяжкое время. Мы не знаем, что принесет завтрашний день. Мы лишились мужчин. От них, правда, было мало проку, но мы хоть знали, что они где-то есть. А теперь племя вымрет без нарождения детей. Скоро зима – пора совместного проживания, а жить не с кем. Вы, Конелюди, остаться не хотите. Уйти с вами мы не можем – дети не выдержат долгого пути, зимой и без пищи. Спасибо за советы и за то, что поведали нам про свои обычаи и обычаи других племен. Жаль, что не стали вы нашими мужьями. От вас пошло бы достойное ратное потомство.

При этих словах взоры многих женщин с острым вожделением остановились на фигуре Большого Волкодава, а Проныра вскинулся и куда-то шмыгнул. И вскоре толпу расколола группа жен и детей Большого Волкодава во главе со Старшей женой. Была она под стать местным воительницам: такой же кряжистой, мускулистой и широкой кости. Пробившись к мужу, они оцепили его, злобно скалясь на соперниц и поигрывая костяными кинжалами. Даже дети не отставали в этом от своих матерей.

Большой Волкодав всё понял, обнял семейство, повел его в сторону лагеря, а воительницы проводили великана сожалеющими глазами.

-Мы покажем тебе проход через наши болота. Идти придется не менее десяти зовов. Я сама это сделаю. Завтра. А пока отведайте наше прощальное угощение, - сказала Полная Луна и протянула руку в сторону гостевой землянки.

-Что означает «десять зовов»?

-Один зов – это расстояние, на которое слышен крик, когда ты зовешь другого человека. По вашему – это около трех полетов стрелы. У нас свой способ измерения расстояний.

Упорный Медведь хотел было послать Проныру за своими соратниками, но его остановил Туманное Облако, отозвал в сторону и тихо-тихо сказал:

-Нам не следует вкушать их пищу. Она с дурманом. Поев, мы все надолго заснем, и потом будем ходить несколько дней больные и слабые. Об этом мне шепнул Камышовый Кот. И ещё он сказал, что женщина-вождь не совершила положенного при замужестве обряда со Стройной Березой и держит её в плену. 

-Я сейчас отведу Полную Луну в сторону, будто для разговора, а ты скажи Большому Волкодаву, чтобы своими людьми окружил нас, и мы вместе пойдем к нашему стану. А там уже посмотрим.

Упорный Медведь сделал знак женщине-вождю, поманил её в сторону, и тут их окружило семейство богатыря. Старшая супруга полуобняла Полную Луну и показала жестами, что нужно пройти к ним и сначала отведать их угощение. Сзади подпирали другие жены, рядом стояли  человек-гора и Верховный вождь Конелюдей, и ей ничего не оставалось, как последовать в указанном направлении.

В своем расположении Упорный Медведь завел главу Амазонок в легкий переносной шалаш, за ними зашел Туманное Облако, а Большой Волкодав остался снаружи, и его могучее тело полностью закрывало входной проем. Кругом были свои соратники, занятые обычными делами, в том числе и охраной стана. Несколько оседланных лошадей всегда стояло наготове, так, на всякий случай.

Упорный Медведь без обиняков сказал:

-Мы пищу болотных женщин есть не будем, она отравлена, чтобы навсегда оставить здесь гостей. Дети Праматери понимают опасение Полной Луны о будущем своего народа, но вероломства простить не могут. Из-за этого помощь, которую мы хотели впоследствии оказать болотным людям, может, теперь не состоятся. Сейчас мы снимемся и уйдем вместе с тобой до границы трясин, затем отпустим. Вели освободить Стройную Березу, и пусть она придёт сюда. Передаст твою волю Камышовый Кот. И пусть  твои товарки не вздумают мешать нам. Это для вас гибель. Мы можем навести на ваше становище Красных собак, если попытаетесь принести нам вред, а ты умрешь первая. Зря ты обидела шамана, зря ты против него замышляла, его могущество так велико, что он может из тебя прямо сейчас сделать древнюю старуху. Ты этого хочешь?

Полная Луна упала ниц перед Туманным Облаком и обняла его ноги.

-Прости неразумную женщину! Я пеклась о своем народе. Никто из вас не лишился бы здоровья, через пять-шесть дней вы были бы такими же сильными и удалыми.

Она вынула костяной кинжал и протянула его Камышовому Коту, когда тот заглянул в шалаш.

-Пусть освободят Стройную Березу, и вы вместе с ней придите сюда. Покажи охране кинжал, но не отдавай. Пусть все остаются на своих местах. Пира и угощения не будет Пищу утопить в трясине.

-Ты не совершила Стройной Березе положенный при замужестве обряд! Когда она придет, выполни это, - сурово произнес Упорный Медведь.

Мальчик отправился выполнять поручение. Собеседники вышли из шалаша и стали ждать. Возле гостевой землянки послышались возгласы разочарования, но они быстро стихли. Появилась Стройная Береза с братом. Их никто не сопровождал. Мальчик отдал кинжал Полной Луне. Та наколола до крови правые ладони Стройной Березы и Туманного Облака и соединила их для рукопожатия. Отныне они стали мужем и женой.

-Я покажу вам дорогу. Но дайте мне надежду, что вы примете нас весной, когда я приведу свой народ.

-Мы примем вас. Но вам придется отменить обычай раздельного проживания мужчин и женщин.

-Я согласна на все, лишь бы уцелели мои люди. А там поступайте, как будет лучше и для вас и для нас. Камышовый Кот, пойди, позови мою первую помощницу, Злую Волчицу.

Помощница оправдывала своё имя. Мускулистая, поджарая, быстрая и ловкая в движении, она улыбалась. Но улыбка скорее смахивала на волчий оскал. Не зря улыбка – это показ зубов. Она в ожидании остановилась перед Полной Луной. Женщина-вождь сказала, обращаясь к Упорному Медведю и Туманному Облаку:

-Простите, что замышляли дурное, не таите зла. Вы для нас – надежда на возрождение племени. Весной мы покинем нашу родину, и, надеюсь, пригодимся в войне с Красными Собаками. Они выжили людоедов, и теперь взялись за нас. Отсюда недалеко и до ваших мест… Наши поселения гибнут в одиночку. Найти их очень трудно, и менять древнее табу не всякий осмелится. Мы же сделаем это из-за гиблого положения, и на вашем примере.

-Почему ваших врагов называют Красными собаками? – спросил Туманное Облако.

-У них обычай мазать лица красной охрой, - ответила Злая Волчица. – Если бы краска давала ещё и силу, и воинское умение. Наша одна воительница стоит двух Собак, но они берут числом, коварством и змеиной хитростью. Окружив одно какое-либо наше сельбище превосходящими силами, когда сопротивление бесполезно, они грозят перебить всех, если не сдадимся, в том числе и детей. Затем отделяют их и женщин с грудничками от остальных и держат в заложниках. Ради жизни детей мы вынуждены им подчиниться. Уже несколько женских сельбищ попало к ним в руки. От этого они быстро растут численно и ставят в боевые ряды  пленниц, а сами прячутся за их спинами. И получается, что мы воюем сами с собой.

Помощница замолкла. Женщина-вождь с надеждой посмотрела на Упорного Медведя.

-Может, останетесь на ночь и плотно покушаете перед трудной дорогой? Пища будет чистой, я клянусь! – сказала Полная Луна.

-Нет. Дольше оставаться нельзя. Мы и так задержались. Проведи нас, а на границе болот мы укажем направление, но только ночью, когда небо рассыплет звезды, чтобы по ним вы запомнили дорогу и не сбились с пути.

Караван давно построился вереницей и был готов к отправке. Упорный Медведь, Туманное Облако и Полная Луна прошли вперед. И медленно, словно длинная змея, люди и лошади втянулись в узкие проходы…

 

Глава – 3.  ВСТРЕЧА С СОПЛЕМЕННИКАМИ.

Полная Луна провела караван до границы болот. С ней было несколько товарок, молчаливых, настороженных и готовых к бою. Переночевали на клочке суши, прямо у края трясин, среди зарослей камыша и болотной растительности, чтобы с рассветом тронуться в путь. Лошадей не отпускали, кормили их срезанной травой, дали и молотого мяса, перемешанного с жиром. Правда, это угощение нравилось не всем, но основная часть животных питательную массу проглотила. Ночью Упорный Медведь и Туманное Облако по звездам указали нужное направление для весеннего перехода Амазонок. На прощание Полная Луна ещё раз заручилась обещанием вождя принять женскую орду в своё племя. Упорный Медведь подтвердил уговор с условием, что воительницы будут жить по законам и обычаям детей Праматери. Ещё Полная Луна попросила прощения за попытку одурманить гостей. Но было непонятно: то ли она раскаивалась в содеянном, то ли сожалела, что попытка не удалась. И всё это время жены Большого Волкодава стерегли каждое движение соперниц и облегченно вздохнули, когда караван тронулся в путь, а провожающие исчезли в болотных лабиринтах.

Дальнейшее странствие было благополучным, и за несколько дней до своих земель Упорный Медведь отправил двух гонцов предупредить Лицо Племени о скором прибытии. Уже явственно пахло зимой, по ночам землю устилал иней, с каждым днем холод набирал силу, часто шли дожди, которые в любой миг могли обернуться снегом. Но лошади каким-то образом чувствовали, что долгий путь близится к концу, и шли ходко, без понуканий, а люди повеселели. Надежды на попутную охоту оправдались, и отряд недостатка в съестном не испытывал. Вскоре пошли знакомые места и, когда  до точки встречи осталось меньше половины дневного перехода, сделали стоянку, чтобы привести в порядок себя, снаряжение и животных и предстать перед Лицом Племени в подобающем виде. Маленькое озерцо в русле древней и давно исчезнувшей реки даровало странникам воду и  богатую растительность. Упорный Медведь вместе с отцом уже был  здесь, когда они шли к Озерным Людям, и хорошо запомнил окрестности. Водовместилище расположено недалеко от Макушки Страха, а там и до Главного сельбища рукой подать.

Остаток дня и следующее утро пролетели мигом, но зато отряд был готов достойно предстать перед Лицом Племени.

Встреча состоялась у обмелевшего водоема «Отнявшее жизнь». Но сейчас оно было полно воды. «Прошли обильные и затяжные  дожди», - отметил Упорный Медведь.

Кроме Лица Племени присутствовало почти всё Главное сельбище, даже женщины и дети оказались допущены к торжеству. Дымились костры, вкруговую стояли легкие переносные палатки,  а центральную площадку устилал толстый слой камыша и осоки, а поверх него были положены шкуры. На них и разместилось Лицо Племени. Напротив них было приготовлено место для возвратившихся сородичей.

Караван остановился, все спешились, а Зайчонка заинтересовало большое скопление народа. Она, было, сунулась вперед, но затем испугалась и стремглав вернулась обратно – собаки с лаем выскочили навстречу. Но их отогнали, а гончая даже не повернулась на шум – она была занята своими щенятами, выпущенными на землю. Лошадей придержали коноводы, а остальные начали пристраиваться за Упорным Медведем, Цветком Радости. Туманным Облаком и Стройной Березой. Жены Большого Волкодава по старшинству поместились за своим супругом. Когда все определились, двинулись к Лицу Племени. Не доходя нескольких шагов, молодой вождь поприветствовал старших, прижав правую руку к сердцу, и низко поклонился. Это проделали  его спутники.

За прошедшее лето шаман Небесная Кара сильно сдал, но поднялся на ноги, шагнул навстречу и обнял сначала Упорного Медведя,  а затем Туманное Облако, показал им место напротив себя, а сам опустился на прежнее место. Молодой вождь и будущий шаман сели, а остальные путешественники, в том числе и жены Упорного Медведя и будущего шамана, остались стоять в знак уважения к Лицу Племени. И оно одобрительно покачало головой. Сородичи прибыли живыми - здоровыми, возмужавшими, не потеряв ни одного человека, и даже умудрились вырасти численно. Кое-какие вести Лицо Племени от гонцов сумело получить, хотя они были настрого предупреждены придерживать языки и оставить вождю честь доклада старейшинам.

-Приветствуем вас с возвращением, наши дети, наши посланцы! Хотим знать, как вы нашли Прародину, кто там сейчас живет, и готовы ли они принять нас? И кто эти люди, прибывшие с вами? Изложи всё, что заслуживает внимания и пойдет на пользу нашему народу, - сказал Небесная Кара.

-Стоит рядом со мной моя жена. Зовут её Цветок Радости. Она дочь вождя рода Праматери. Её отца зовут Горный Снег. С ней пять её сородичей. А рядом с Туманным Облаком – его жена по имени Стройная Береза, из Амазонок. Она с братом, которого зовут Камышовый Кот. Трусливый Заяц сейчас Большой Волкодав. Его окружают четыре жены и десять их детей. Кроме того он усыновил мальчика из земледельцев по имени Крепкий Барсук. Мы знаем, что женитьбы наши недействительны, пока не исполнен священный ритуал, но надеемся, что обряд вскоре свершится.

И Упорный Медведь изложил историю поиска Прародины в том порядке, в каком они знакомились с жизнью и бытом народов: Земледельцев, Лесных жителей (Диких), Опасных (людоеды), Беглых, насельников предгорий и Горных жителей. И отметил, что две последние народности и есть их  родственники, близкие им по крови и языку. Особо Упорный Медведь остановился на умении земледельцев выращивать еду на специально возделанных полях. Доложил, что привез семена нужных растений, и что их надо сеять на плодородных почвах, периодически меняя делянки. Рассказал о Корробори – празднике ради праздника и веселья. Но более всего настойчиво Упорный Медведь стал убеждать Лицо Племени, что нужно перенимать хорошие обычаи других народов. Например, такой, когда спутницу жизни, продолжательницу рода можно фактически выбрать по любви, чтобы не тяготить друг друга всю жизнь, не мучиться и не поглядывать с тоской на ту, которая тебе мила, и ты ей по сердцу, но ты с ней сойтись не можешь, ибо её предназначили другому. Чтобы этого не было, надо взять пример у Опасных (Людоедов), где дважды в год, весной и осенью,  в период равноденствий собираются в назначенном месте холостые мужчины и незамужние женщины в сопровождении своих близких. Они присматриваются, знакомятся, но может, и раньше были знакомы, затем объявляют о своем выборе. Если женщина нравится и другому претенденту, то между женихами назначаются состязания в стрельбе, бросании дротика и завершается всё бескровной борьбой. Затем победитель должен догнать свою избранницу. Она сама устанавливает расстояние между ними, с которого будет начинаться бег. И. если она не хочет его, то и промежуток будет соответствующим. А пробежать надо всего один-два полета стрелы. И наоборот, если жених по сердцу, то мужчине остается только протянуть руку. Женщина должна идти замуж по доброй воле, тогда и семья будет крепкой, надежной, без измен. Кроме того незамужняя женщина может сама в любое время вызвать милого её сердцу человека на состязание по бегу. Это означает, что мужа она себе выбрала. У «Опасных» разрешается иметь до четырех жен.

Далее Упорный Медведь показал Лицу Племени гончую собаку и объяснил, для чего она предназначена, и что теперь надо следить за сохранением породы, и не допускать скрещивания с местными псами.

Очень удивилось Лицо Племени блестящим шлифованным топорам, недоуменно качало головами – зачем тратить столько сил и времени на отделку оружия, если оно не улучшает его боевых качеств? Но Упорный Медведь пояснил, что используются они для особо торжественных случаев, а в обыденной жизни почти не применяются. Иметь такой топор – знак отличия от остальных соплеменников, это не оружие, а престижная вещь, которая возвышает своего хозяина. Такими топорами торгуют, их обменивают на другие изделия, и ценятся они очень дорого. Лицо Племени вынесло приговор, что шлифованные топоры – это ненужная роскошь, и не к лицу она людям племени. Но раз топоры очень дорогие, то пусть будут у Небесной Кары вместе со священной статуэткой Праматери и другими святынями, а  также с драгоценными камешками, привезенными из путешествия.

И в завершение Лицо Племени услышало об Амазонках, и что они прибудут весной, спасаясь от Красных собак. Так их назвали за обычай мазать перед боем лица красной охрой. Красные собаки скоро доберутся и сюда и войны тогда не миновать. Это они согнали со своих мест людоедов, и те ступили на земли племени. И чем это кончилось, все хорошо знают. Надо собирать силы в один кулак, договориться с Озерными людьми, принять Амазонок и увеличить численность конского поголовья, чтобы создать конное войско. Преимущество конного перед пешим налицо. За летнее время пройдена бездна пространства, найдена Прародина, и отряд вернулся живым и здоровым, и даже с большим пополнением.

Единственно, чего не рассказал Упорный Медведь, так это об йауса – обычае безнравственном и вредном. Он постеснялся выкладывать перед уважаемыми людьми, что женщины чуть не изнасиловали скопом Большого Волкодава. И только его необыкновенная сила спасла от бесчестья. Не рассказал, чтобы соплеменники не знали о непотребном деле.

Но он посоветовал Лицу Племени наряду с измерением расстояния количеством полетов стрелы (150-200 шагов), перенять у Амазонок их метод определения дальности зовами – то есть слышимостью крика человека, когда он зовет другого человека. А это около четырех полетов стрелы (750-800 шагов).

Когда Упорный Медведь закончил своё сообщение, Лицо Племени разрешило всем отдыхать, а Упорный Медведь и Туманное Облако были оставлены для пояснений, если будет нужно. Совещались долго и, наконец, пришли к заключению, что прибывших надо срочно женить – возраст позволяет, инициацию они давно прошли, обретенной Прародиной доказали, что являются достойными сынами своего народа, его не посрамили, из всех переделок и испытаний вышли с честью. Кроме того надо, чтобы племя росло численно перед будущими испытаниями, и не след двум десяткам молодых и здоровых мужчин стоять от этого дела в стороне. Почему бы и не перенимать  хорошее, если оно пойдет на пользу тебе? Но смена обычаев не должна подрывать устоев, на которых держится общее благополучие. А что касается Упорного Медведя, то он обязан сначала жениться на дочери вождя Озерных  людей. Уговор надо исполнять, тем более, что он нужен для безопасности двух народов. И раз священного обряда разжигания совместного  огня не было, женитьбы Упорного Медведя, Туманного Облака и Большого Волкодава пока считаются недействительными. После того, как молодой вождь  соединится с женщиной Озерных людей согласно племенному обычаю, дойдет очередь  до жен и его и его соратников. Но не раньше. Как можно быстрее Упорный Медведь должен вновь принять обязанности Верховного вождя и отправиться к Озерным людям, чтобы исполнить соглашение, заключенное  его отцом, и привезти жену в родовое сельбище.

 

Глава – 4.  ВОЗВРАЩЕНИЕ К ОБЯЗАННОСТЯМ.

Вечером того же дня, когда конный отряд и Лицо Племени достигли Главного поселения, в Большой землянке состоялось собрание. На нем, кроме старейшин присутствовали все  родовые вожди и знатные воины. Упорный Медведь был на месте Верховного вождя, справа расположилось Лицо Племени, слева – родовые вожди, прославленные охотники и члены конного отряда. Но они уместились не все – один Большой Волкодав занимал место трех человек, и пришлось остальным, словно малым детям, заглядывать в двери и в  оконца.

В центре комнаты горел очаг, огню постоянно подбрасывали  пищу, чтобы он давал тепло и свет. Горело ещё около десятка глиняных светильников, заправленных жиром. Небесной Кары пока не было – он в другом отделении готовился вынести символы власти. Жезл Верховного вождя и боевая палица хранились наравне со святынями племени и сейчас должны будут переданы владельцу.

Наконец шаман в сопровождении двух помощников вышел из каморки. Помощник с левой стороны нес боевую палицу, а помощник справа – жезл. По центру большой комнаты, но не переступая через очаг, они подошли к возвышению на котором сидел Упорный Медведь и  остановились. По правую руку от юноши на вкопанном столбе стояла статуэтка женщины, закутанной в меха.

Упорный Медведь спустился с возвышения и принял сначала жезл, затем боевую палицу.

-Перед лицом нашей Праматери возвращаю тебе знаки Верховного вождя. Правь своим народом справедливо и долго, - провозгласил шаман. - Мы не ошиблись в тебе. Ты достоин своего отца, и кое в чем его даже обогнал. Но так и положено: чтобы народ процветал, каждый новый правитель должен превосходить предыдущего.

Пока ты отсутствовал, я, чтобы поспеть везде, создал и привлек к повседневной работе Совет из состава Лица Племени. Он не собирается от случая к случаю, а постоянно находится здесь, в Главном поселении. Каждый член его отвечает за свое поручение: за сбор и расход топлива, за добычу и хранение пищи, за питание людей, за охрану сельбищ, за оружие, его постоянную исправность и наличие и  прочее.  Ещё двадцать восемь наших детей прошли инициацию и стали взрослыми. Теперь я большое бремя со своей спины переложил на твои молодые плечи.

Небесная Кара торжественно сел с правой стороны вождя, а помощники отправились к себе.

-В помощь членам Совета я выделю конных связных – исполнителей, - сказал Упорный Медведь. Они будут передавать распоряжения, и надзирать за их реализацией. Они будут достойными, чтобы потом принять на себя обязанности вождей и  членов Совета. Рядом с Лицом Племени они научатся организовывать и распоряжаться, предвидеть и предугадывать. Им потом будет по плечу любое дело.

Весной мы добудем новых лошадей, обучим верховой езде и уходу за животными других сородичей и создадим конное войско. Будет чем встретить Красных собак. И в первую очередь притянем к этому делу молодежь.

Мы привезли невиданное оружие: камнеметалки. Надо, чтобы управляться ими могли все люди в племени, способные держать оружие, даже женщины. И нас этому делу обучит сын Большого Волкодава по имени Проныра. Он может из пращи сбить на лету птицу. Такое даже не всякому лучнику по плечу. Ещё надо принять Амазонок. Но до этого следует сделать попытку связаться с их остальными товарками и с попавшими в плен подругами, и договориться о переходе на нашу сторону. Это лучше всего получится через тех женщин, что прибудут к нам весной. Лошади сократят расстояния и подарят нам время, поэтому успеем предупредить до их переселения. Тогда, возможно, они приведут с собой и остальных воительниц. На встречу надо отправляться пока не выпадет много снега, который  затруднит передвижение. По пути к ним мы поселим у Озерных людей пятерых конников. Они будут обеспечивать связь и с нами и с Амазонками. Прародину-то мы нашли, но переселиться в ближайшее время не сможем. Пешком такое расстояние можно одолеть только за полгода, и то, если  не встретим врагов.  Карту мы нарисовали, с народами по пути познакомились, и о себе оставили хорошее мнение. Везде нас встретят достойно, зла не умыслят. У земледельцев меня дожидается супруга, она же дочь вождя племени и будет править вместе с отцом до моего возвращения. От неё у меня будет дитя, наверное, сын. Зовут пока незаконную супругу Белой Перепелкой. Её отца зовут Обильным Урожаем, он очень пожилой и упросил оставить свою дочь. Народ этот мирный, кормится работой на земле, сеет злаки и через три четыре месяца получает урожай. Об этом я уже говорил при возвращении. Мы привезли семена и весной найдем подходящие места, обработаем почву, посеем, будем пропалывать всходы, то есть рвать сорные растения, чтобы не мешали нашим, а осенью соберем много зерен. Но до весны мы должны изготовить роговые мотыги для рыхления земли, летом сделать серпы для уборки урожая, а до осени – зернотерки. Образцы этих орудий мы привезли с собой.

Весной попробуем провести корробори – веселье ради веселья. К этому приурочим  выборы невест, создание семей, и разные состязания: гонки на лошадях за много полетов стрелы, стрельбу и  поражение чучел стрелами и палицей на скаку, и другие виды воинского искусства. Об этом подумаем в своё время…

-Упорный Медведь хочет ввести все эти новшества для блага племени, это мы понимаем. Но он упустил ещё одно важное обстоятельство, - начал Небесная Кара.

-Какое же, - встрепенулся вождь.

-Мне с каждым днем всё труднее исполнять свои обязанности, и скоро, чувствую, я не смогу подняться на ноги. Верни мне Туманное Облако. Близится его время вступления в шаманство, а он и не думает об этом, всё своё время проводит с  тобой и в конном отряде.

Упорный Медведь вопросительно посмотрел на друга. Тот едва заметно кивнул головой.

-Отныне Туманное Облако будет в твоем распоряжении, пока не передашь ему свой шаманский бубен, - объявил вождь.

Небесная Кара удовлетворенно кивнул головой.

-Нам нужно для общего блага, кроме Лица Племени, кроме родовых вождей-  старейшин избрать из молодых и прославленных охотников военных вождей – предводителей боевых отрядов. Гибель моего отца – это предупреждение, что не следует старым и немощным возглавлять людей в бою. Старшим подобает делиться своей мудростью с молодыми и подрастающими, улаживать споры, следить за порядком, а не сражаться. Дело молодых совершать ратные подвиги. Пусть на общих сборах каждого рода выдвинут по два человека, а мы эти предложения рассмотрим и утвердим на Совете, или даже на  собрании Лица Племени. Так будет вернее. Это новый, но полезный обычай, наряду с другими, о которых я говорил. Военные вожди будут водить сородичей в битву, обучать владению оружием и отвечать за их боеспособность. Мы должны быть готовы достойно встретить врага. Когда покушаются на нашу жизнь и хотят уничтожить племя, не должно быть колебаний и сомнений. Осторожность  и предусмотрительность избавят от позора и мучений!

 

Глава-5.  НА ПОРОГЕ  ШАМАНСТВА.

Хоть и надвигалась неумолимо старость, но шаман Небесная Кара всё никак не мог решиться отойти от дел и передать кому-либо свои обязанности. Человеку, привыкшему к ежедневным заботам и  хлопотам, даже и помыслить было нелепо, что он может вот так, вдруг, оказаться в стороне от жизни племени. Ему казалось, что с его уходом всё рухнет и пойдет прахом. И чтобы как-то обезопасить свой народ от потрясений, если он перейдет в иной мир до возвращения Верховного вождя, Небесная Кара создал постоянно действующий Совет из состава Лица Племени. И это пошло только на пользу. Когда обязанности закрепились между членами Совета, отпала нужда хвататься за всё сразу, появилось время заниматься своими непосредственными делами. А дел у шамана в избытке! Он лечит людей, гадает по разным поводам, предсказывает погоду, предрекает результаты охоты и промыслов, отыскивает пропажу, находит воров, мирит повздоривших. И ещё много чего делает шаман, чтобы человеческое сообщество могло жить слаженно и развиваться без потрясений и вражды, как единое целое.  Но вот Туманное Облако пока не выказывает намерения занять в племени место второго лица, которое зачастую не уступает первому, а иногда и превосходит его.  Туманное Облако словно забыл о своем особом предназначении. Следует напомнить ему об этом! И Небесная Кара высказал своё пожелание на собрании Лица Племени.

Юноша явился в тот же вечер и застал шамана лежащим под грудой шкур. В центре комнаты горел земляной очаг, дым выходил сквозь отверстие в потолке, а продолговатые оконца под самой крышей были заткнуты, чтобы не нанесло снега. Горели две плошки – светильника, но даже при их неверном свете и тусклом отблеске костра было заметно, как сильно сдал старый наставник. Морщины глубже врезались в лицо, избороздив его бугристыми складками. Худые руки бессильно лежали поверх постели, но пальцы непроизвольно скребли шкуру. При виде помощника старик приподнялся, Туманное Облако помог ему прислониться спиной к стенке жилища.

-Когда ты проходил инициацию, ты узнал, что Великий Создатель сотворил мир из трех частей. Мы живем в средней части, а наша вновь найденная Прародина является её центром. Верхнюю часть населяют боги и священные духи, нижняя часть – это Страна предков. Степи её покрывают тучные стада, там не знают голода и войн. Там живут без всяких забот и волнений, живут, а не выживают, как мы. Я скоро уйду в Страну предков. Я не вечен, и хочу, чтобы оставшиеся дни ты был рядом со мной. Ты получил во сне Духа Покровителя и заручился его поддержкой. И он должен был передать тебе и своих духов помощников. Ты почти вошел в шаманство и должен занять моё место. Очень хорошо, что ты дружен с Упорным Медведем. Значит, вы будете выступать всегда и во всём заодно, как и мы с Высоким Орлом. А если и будет между вами какие-нибудь разногласия, то вы их быстро уладите без взаимных обид и упреков. Это тоже на пользу племени. Вы будете вдвоем отвечать за свой народ. В помощь вам, юным, я привлек Лицо Племени. Оно -  ваша верная опора и всегда поправит в случае ошибок. Это тоже на пользу народу. Но перед тем, как покинуть вас, я возведу тебя в шаманское достоинство. А теперь о тебе. Как часто ты общаешься со своим духом покровителем? И что с его духами – помощниками? Они служат тебе?

-Тот удар вражеской палицы, когда я попал в плен к людоедам для меня не прошел даром. Часто случались головные боли, потом стали мерещиться какие-то бесплотные призраки. Они разговаривали со мной, я их пугался, но затем привык, понял, что это являются духи - помощники. Их много, целая толпа, некоторых я помню по именам, но много и безымянных.

-Ты должен сделать себе столько амулетов, сколько у тебя духов – помощников. Готовь шаманский костюм, пришей на него амулеты. Твой час близится. Помни, что общаться со сверхъестественными силами ты можешь по-разному: либо твоя душа во время камлания покинет тело и будет встречаться с другими духами, либо в твое тело вселится твой Дух Покровитель, либо духи будут являться и пребывать рядом с тобой. Твоя душа во время странствий может принимать облик разных животных и совершать разные действия. У меня самого душа то странствует по другим мирам, то в меня вселяется мой Дух Покровитель и руководит камланием, то духи слетаются ко мне. И так даже лучше, что каждый раз всё происходит иначе – вернее будет результат. Пока вы странствовали,  я взял себе несколько помощников. Но ни один из них не стоит тебя, шаманов из них не получится, но ты можешь и дальше держать их своими помощниками, пока не присмотришься и не подберешь достойных. Надо всё готовить заранее, как я готовил тебя, и сейчас я без опасения могу уступить своё место.

-Я сделаю всё, что ты скажешь!

-Это хорошо. А то я стал подозревать, что ты передумал быть шаманом. Но этого не допустят твой Дух Покровитель и духи помощники. Они замучают тебя, они нашлют душевную болезнь, и тогда наступит безумие. А это хуже смерти.

С этого дня Туманное Облако стал большую часть времени проводить с Небесной Карой, но ночевать уходил в свою землянку.

 

             Глава-6.  У ОЗЕРНЫХ  ЛЮДЕЙ.

Оказывается, в Главном сельбище всё предусмотрели заранее, и для скитальцев приготовили отдельное поселение: с десяток жилищ  с большим запасом топлива и загоны для лошадей. Так что проблем с размещением не возникло. Большому Волкодаву и его семейству дали землянку, и вскоре его супружницы и дети под руководством Старшей жены начали хлопоты по устройству общего семейного очага. Упорный Медведь, Цветок Радости и её сородичи, Туманное Облако и Стройная Береза с братом, Камышовым Котом, тоже разместились обособленно. Но очагов в новых жилищах пока  не разжигали – обходились кострами у порогов.

Долго почивать от дел не было времени, и уже на третий день пятнадцать всадников отправились к Озерным людям. В дорогу тоже оказалось всё подготовленным: и провизия, и теплая одежда, и подарки, в том числе оружейный кремень. Отряд ехал по тому же пути, которым проходил несколько лет назад Упорный Медведь. И минувшие годы сейчас виделись десятилетиями – так давно это было, и как многое вместили! И так же, как когда-то его отец, молодой вождь рассказывал своим спутникам о путевых достопримечательностях.

-Вот это маленькое, давно высохшее озерцо называется «Отнявшее жизнь». В нем сумел утонуть один неосторожный человек, имя его успели забыть, и только озеро является напоминанием об этом, давно случившемся несчастье. А вон те три дерева вдали. Видите? Из-за этой местности когда-то повздорили два наших клана. С тех пор сторона проклята, там нельзя селиться или охотиться, и называется она «Обида родов». Про Макушку страха вы все знаете. В этом большом холме на границе наших земель есть тайная пещера. Мы обязательно найдём её, приедем специально, как только выберем время.

…Четырех - пятидневный пеший путь был пройден за день, и уже к вечеру отряд достиг Главного поселения Озерных людей. И всю дорогу естество Упорного Медведя противилось встрече с невестой. И будь его воля, он остался бы дома. Но благополучие сородичей зависело от межплеменного союза и женитьбы, которой он не хотел всем сердцем, но ничего не мог изменить. И ехал, как на казнь.

Как и в прошлый раз, специальный гонец загодя сообщил о приезде Верховного вождя племени Праматери. И отряд встречало почти всё население Озерных людей – каждому хотелось воочию увидеть легендарных конников. На удивление, частично заросшее и сильно обмелевшее озеро, сейчас наполнилось водой, и лодки едва проходили под настилом. А на берегу клубилась толпа народа, собаки были привязаны, чтобы не тревожили гостей. В центре стояла группа старейшин, а впереди всех – вождь Большой Челнок и его младший брат Крепкий Гарпун.

Огненно – рыжую бороду Большого Челнока время успело наполовину охватить сединой, а черные – черные, почти лиловые глаза были печальными и потухшими. Невесел был и его младший брат.

Отряд остановился, коноводы собрали лошадей, а Упорный Медведь и другие сородичи направились к Озерным людям. Как и полагается при встрече, вожди пожали друг другу руки, обнялись и потерлись носами. Из толпы встречающих раздались женский плач и причитания. Упорный Медведь знал, что вопленицы не в чести у здешних насельников, поэтому удивился и вопросительно  посмотрел на Большого Челнока. Тот отвел взгляд, неопределенно махнул рукой  и показал в сторону лодок – катамаранов. Но Упорный Медведь пожелал вначале устроить лагерь и  накормить притомившихся животных. Большой Челнок что-то сказал брату, и тот начал отдавать распоряжения. Мигом появились переносные утепленные жилища, запылали костры, с десяток человек засновали между берегом, где были сложены копны сена и лошадьми. Но сами давать корм не решались, складывали всё чуть поодаль, и уже коноводы кормили подопечных.

Упорный Медведь, Большой Волкодав и  Меткая Стрела подождали, пока всё наладилось с обустройством лагеря и питанием, и сели в приготовленные лодки. (Туманное Облако остался с шаманом в Главном сельбище.) Толпа Озерных людей тем временем потихоньку рассосалась: кто ушел по берегу озера, кто уплыл на лодке, а некоторые подступили к животным. При виде чужаков жеребец тревожно всхрапнул, лошади насторожились, прижали уши, и это было правильно истолковано зеваками. Да и коноводы решительными взмахами рук и криками отогнали ротозеев на почтительное расстояние. Лошади успокоились и стали утолять голод.

На этот раз плыли без всяких петляний среди камыша и пристали к краю общей площадки – платформы. Через тайную дверь прошли к центру поселения, и там устроились на приготовленных циновках и шкурах. Везде толпились люди, кому не хватило места на площадке, те зашли в комнаты и выглядывали из окон и дверей.

-Мы слышали, что вы совершили конный поход и нашли свою Прародину. Расскажите об этом, - попросил Большой Челнок.

-Сдается мне, что наша Прародина является и вашей! Если не так, то почему  у нас единый язык? Мы друг друга понимаем, свободно можем общаться. Что вы на это скажете? Я думаю, что давным-давно мы откололись от одного народа. Возможно, ушли вместе. Вы по пути осели на озерах, приспособились к жизни на воде. А мы пошли дальше и расселились у Белой воды. Но, может, мы выделились в разное время? Сначала мы, а затем – вы. Но это не столь важно, кто, когда ушел. Главное, что мы с вами дружим, сообща выступаем против врагов. Главное, что мы обрели своих сородичей, нашли общую Прародину, и, думаем, туда переселиться, чтобы исполнить заветы предков. А что говорят ваши заветы? Что из них известно о нашем с вами родстве? – спросил Упорный Медведь.

-Наши истоки затерялись в глубине времени. И мы не так строго хранили свои предания. Как сложится с самого начала, так оно и будет в дальнейшем. Возможно, наши вожди не уделили сказаниям должного внимания, возможно, что народу было не до этого.  Кто знает? Но и мы кое-что помним. Мы тоже, как и вы, когда-то откололись от своего племени, возможно, из другого рода, чем вы, и из других мест. И шли мы порознь, иначе наша родовая память, да и ваша тоже, об этом должна бы помнить. Но мы этого не помним. Нас одолевают сплошные беды. Моя дочь и твоя невеста Красная Искорка умерла, летом. Её ужалила змея, в голову, спасти не удалось.  Сейчас Красная Искорка покоится на дне озера. Ни у меня, ни у моего брата больше дочерей нет. Исполнить договор и скрепить наш союз браком мы не в силах.

Упорный Медведь с момента прибытия с каким-то необъяснимым опасением искал глазами Красную Искорку и боялся её увидеть. Но когда услышал о смерти нареченной невесты, то почувствовал облегчение, почти радость, и очень этому устыдился. И, чтобы не выдать себя, перевел взгляд на циновки и шкуры.

-Видимо создатель всего сущего не хочет этого брака,  - сказал Большой Челнок. – Но это может заменить клятва на крови. Если, конечно, вы не будете против.

-Мы затем и ехали сюда, чтобы сродниться. Выражаем своё соболезнование. Смерть отбирает близких, не считаясь с нами, с нашей любовью. Но жизнь продолжается, вождь в ответе за своё племя пока жив. С вождя берут пример люди, на него смотрят, на него равняются. И, если видят, что Глава стал на колени перед бедой, то народ потеряет уверенность, блеск в глазах, согнется душой. Ты – Глава, и обязан вынести горе, не роняя себя в глазах других. Прости, что поучаю, хоть и молод годами. Но судьба твоего народа отразится и на моей судьбе и на моем народе. Мы – народы братья. Мы согласны исполнить любой обряд, идущий на общую пользу.

-Время обряда ещё придет, а пока поведайте нам о путешествии в поисках Прародины, - попросил Большой Челнок. И Упорный Медведь начал подробный рассказ о землях, где они побывали, о людях, их обычаях, верованиях. Повествование так затянулось, что хозяева прервали его обильным ужином, здесь же, на общей площадке. После еды Упорный Медведь продолжил свой сказ, и завершил его глубокой ночью. Он поведал о земледелии – выращивании еды на специально обработанной земле, о породе гончих собак, о корробори, о невиданном обряде женитьбы, когда нужно догонять невесту. И о шлифованных топорах, о положении на прежней родине, которая сейчас разделилась на низинных и горных, о мирных и военных вождях и их обязанностях, и о многом другом, что пришлось увидеть и испытать в поисках Прародины. Особо Упорный Медведь остановился на встрече с Амазонками, и о Красных собаках, о том, что они прибирают к рукам чужие земли. Рано или поздно Красные Собаки придут сюда, и не след ждать, когда это случится, когда будет поздно что-либо предпринимать, а загодя спланировать совместные действия. После этого их отвели в комнату, растопили там огонь, дали меховые полсти, чтобы укрыться – близкая зима давала о себе знать.

На следующий день на берегу вспыхнуло множество костров – готовилась пища для общего пира. И к полудню вновь собралась толпа Озерных людей. Перед началом обряда Упорный Медведь вручил подарки вождю, его брату, главным старейшинам. Приношения состояли из полного комплекта меховой зимней одежды, сшитой по образцам племени Детей Праматери. А Большого Челнока одарили ещё и шлифованным топором, доставленным  из странствия. Тот долго рассматривал оружие, крутил в руках, гладил пальцами, дивясь сверкающей чистоте камня. Подарок ему очень понравился, а когда Упорный Медведь пояснил, что такими топорами на общей Прародине отмечают людей знаменитых, печальное лицо вождя расплылось в довольной улыбке.  В завершение люди Упорного Медведя принесли и развернули три тюка с кремневыми заготовками. Раздались возгласы радости – кремень здесь был редкостью, а костяные наконечники не всегда могли заменить природную крепость и остроту камня.

Растроганный Большой Челнок задумался, затем встрепенулся и что-то шепнул брату. Крепкий Гарпун встал, поискал глазами помощника, поманил  к себе, отвел в сторону и отдал какое-то распоряжение. Тот бросился бегом к берегу, прыгнул в лодку и погреб к свайному поселению. Немного погодя вернулся с большими луками и колчанами, полными стрел, и положил перед Большим Челноком. Тот выбрал один лук и протянул Упорному Медведю.

-Это мой личный подарок тебе. Наше дальнобойное оружие для того и предназначено, чтобы издали поражать врага, пока он не достиг поселения и не бросился на штурм, или не подпустил огня. Этими луками мы не только убиваем врага, но и топим его лодки зажигательными стрелами. Чтобы удостовериться в правдивости моих слов, пусть твой лучник попадет вон в ту лодку, что стоит на якоре вдали от берега. Потом это сделает мой стрелок из нашего оружия.

Упорный Медведь повернулся к Меткой Стреле, но тот отрицательно покачал головой: «Моя стрела не достанет, а из лука, что тебе подарили, попробовать можно». Молодой вождь протянул оружие Меткой Стреле. Тот несколько раз вхолостую натянул лук, наложил стрелу и отправил её в цель. Она впилась в  борт суденышка.

-Этот лук составной, он собран из нескольких частей. Как вам это удалось?  - спросил Меткая Стрела.

-Мы склеиваем их. Клей получаем из рыбы. У нас есть люди, которые занимаются изготовлением луков. У них свои секреты, и даже я их не знаю. Но от друзей секретов нет. Если хотите, мы обучим ваших людей искусству изготовления дальнобойного оружия. Но надо, чтобы они жили здесь и работали вместе с нашими оружейниками. Иначе ничего путного не получится.

Упорный Медведь с этим согласился.

-А сейчас, дорогие гости, мы должны исполнить обряд братания двух народов. Это заменит женитьбу, - сказал Большой Челнок.

-Я готов, - ответил Упорный Медведь.

Большому Челноку подали небольшой горшок с водой. Он вытащил  костяной нож с кремневыми вкладышами, надрезал свою правую ладонь и выдавил кровь в сосуд. Затем протянул горшочек Упорному Медведю, и тот в свою очередь, проделал то же самое и отдал сосуд Большому Челноку. Вождь взболтал содержимое, сделал несколько глотков и протянул молодому вождю. Отпил из горшка и Упорный Медведь. Остатки были вылиты в костер, чтобы огонь освятил братание.

Присутствующие приветствовали ритуал громкими криками одобрения. Затем началось празднество. Расстелили кожаные скатерти, разнесли еду, поставили горшочки с веселящим напитком. Но гостям не предлагали, ибо знали, что они откажутся. В конце застолья Большой Челнок обнял Упорного Медведя и горько заплакал.

-Не смог я назвать тебя своим сыном. Но зато нашел брата. Красная Искорка была моим утешением, моим отцовским счастьем после гибели жены. А теперь я его лишился. Прости, брат, мою слабость, но я не пьян. Наверное, старею. Я передам когда-нибудь племя Крепкому Гарпуну. Он будет свято чтить законы нашего родства, и на него можешь так же надеяться, как на меня самого.

-Я уверен в вашей доброй воле. Племя Праматери всегда будет надежным союзником Озерных людей. Впереди зима, чтобы подготовиться к нашествию неприятеля. Весной мы устроим ловлю диких лошадей, их приручение для организации конного войска. Но ваши дальнобойные луки тоже пригодятся, их нужно как можно больше. Мы вооружим ими наших конников, и тогда никакой враг нам не страшен. Мы же в свою очередь научим вас обращению с пращей, которая может заменить стрелы, когда  они кончатся, или когда их мало. Нужны будут лишь камни, много камней.

-Как действует праща? – спросил Большой Челнок.

Для показа камнеметалки в действии был специально взят Крепкий Барсук. Он ненамного уступал своему другу Проныре в искусстве владения пращей, и продемонстрировал её возможности, сбивая на лету подброшенные предметы, и попал камнем в ту же лодку, что и Меткая Стрела из лука. Это означало, что по дальности действия праща не уступает луку. Такое оружие должно использоваться в деле, превосходство оружия имеет решающее значение наряду с боевым духом воинов. Это вожди понимали.

-Ты можешь дать нам для образца такую штуку? Мы их сделаем и начнем тренировать людей. Но эта вещь для открытых пространств, в наших строениях не больно-то и размахнешься. И всё же когда-нибудь пригодится, найдет применение.

-Для нас важно поддерживать постоянную связь. Поэтому, если вы не против, как только у нас пройдет обряд разжигания совместных очагов, я пришлю сюда пять конников для обеспечения связи и для работы с вашими оружейниками. С конниками будут жены. Их нужно устроить на берегу, построить жилища, обеспечить топливом и пищей. А пока я оставлю у вас нашего пращника. Он обучит обращению с новым оружием и будет  работать с вашими оружейниками над изготовлением дальнобойных луков. Их нам нужно будет много.  Может, у вас есть какие-либо просьбы, пожелания? –  сказал Упорный Медведь.

-Мы пока обдумаем всё. А в день вашего отъезда сообщим наши мысли, - ответил Большой Челнок.

-Мы уезжаем завтра. На носу зима, снег может лечь в любое время. Надо торопиться, нас ждут другие неотложные дела, - уточнил Упорный Медведь.

Наутро гостей провожали жители Главного поселения. Большой Челнок после утренней трапезы заверил Упорного Медведя, что их договор одобрен всем племенем Озерных людей и будет неукоснительно соблюдаться. Подросток – пращник очень кстати,  будут рады принять связных и обучить их изготовлению оружия. А на прощание пусть гости возьмут в подарок пятнадцать  дальнобойных луков – на каждого по одному, и по колчану стрел с костяными наконечниками.

По щедрости Большого Челнока Упорный Медведь стал обладателем двух луков.

 

Глава – 7. РАЗЖИГАНИЕ  СЕМЕЙНЫХ  ОЧАГОВ

Лицо Племени специально отложило обряд разжигания семейных очагов до возвращения Упорного Медведя с невестой. С ней, первой, он должен создать семью, и только потом, поочередно может назвать женой и Белую Перепелку, и  Цветок Радости.

Когда молодой вождь доложил о смерти девушки, предназначенной ему в супруги, и о том, что взамен женитьбы совершено братание, Лицо Племени изрекло, что Создатель всего сущего не хочет брака, но не против сближения двух народов. Действия Упорного Медведя были одобрены. Теперь ничто не мешало детям племени, прошедшим инициацию, обзавестись собственными домочадцами. И Лицо Племени назначило этот день.

Упорный Медведь попытался убедить старейшин оженить своих детей по новым правилам, но они заявили, что нельзя вот так, сходу, ломать то, что уже давно сложилось и не мешало народу жить и развиваться. Но раз Верховный вождь настаивает, то можно новый обычай ввести частично. Например, позволить тем юношам, которым претит выбор Лица Племени, отказаться от предназначенной ему жены и заявить свои притязания на ту, кто ему по сердцу. Если она уже уготовлена в жены кому-то другому, и тот, другой, не желает с ней расставаться, то можно переходить к соревнованиям между женихами. Бескровное единоборство в конце окончательно решит, кому  невеста достанется. Если женщина не занята, то юноша имеет право взять её в жены. А «догонялки» сейчас устраивать нельзя. Не след самим расшатывать порядок. Вседозволенность опасна хаосом и раздорами, и вызовет разлад в племени. Не зря считается, что главными виновниками ссор являются женщины, дети и собаки. И Лицо Племени объявило, кто с кем будет разжигать семейный очаг. К чести старейшин протестующих среди мужской части не оказалось, даже женская половина осталась довольной. Не зря умудренные жизнью старцы присматривались к детям, вызнавали их чувства и взаимное расположение, учитывали личные качества.

В ночь перед днем, назначенным для совершения обряда выпал снег. Он покрыл землю довольно толстым слоем, пушистым, мягким и летучим.  «Это добрый знак», - отметило Лицо Племени.

Дым валил из отверстий в крышах землянок Главного сельбища, а в Новом поселении огня пока не разводили, ждали шамана с кожаной сумкой. В ней кусок железного колчедана, кремень и  трут. С их помощью когда-то были получены Священный огонь племени и его родовые огни. Даже огонь каждого нового жилища должен родиться из этого заветного источника, иначе не будет считаться принадлежащим племени. Замшевая сумка шамана всегда находится в Большой землянке и охраняется наравне со статуэткой Праматери. Эту сумку и принес Небесная Кара в Новое поселение. С ним пришла и большая часть Совета Лица Племени. Начали с землянки вождя и будущего шамана. Обитатели жилища встречали гостей у входа, легкий парок клубился от дыхания.

В комнатах каждого нового семейства были приготовлены земляные очаги с сухим топливом. Шаман Небесная Кара и дюжая часть Совета спустились по крутым ступенькам в жилище Верховного вождя и будущего шамана. Неясный свет через продолговатые оконца под самой крышей и  дымоходы в потолке едва освещал каморки, разделенные камышовыми циновками. Упорный Медведь поддержал под локоть Небесную Кару, когда тот сходил по земляным ступенькам и провел к себе. Подошли и члены Совета. Небесная Кара, бормоча какие-то заклинания, достал из кожаной сумки необходимые принадлежности. Положив трут на землю, шаман начал высекать искры из колчедана, ударяя по нему кремнем. Искры посыпались на трут, старик подул на него, помахал в воздухе и, когда трут затлел, поднес к растопке. Сначала несмело, затем всё уверенней, пламя начало пожирать топливо. А Упорный Медведь и  Цветок Радости с двух сторон дули в очаг, помогая своему огню.

Вскоре очаг запылал в полную силу, шаман прочитал полагающиеся заклинания  и  перешел в комнату Туманного Облака. Такая церемония была проделана и во всех остальных жилищах. Быстрее всех огонь разгорелся в семье Большого Волкодава. Его четыре жены так хорошо приготовили очаг и так помогали своему мужу, что пламя мигом охватило предусмотрительно политую жиром растопку.

Поселение вождя несколько дней принимало гостей из Главного сельбища и  других племенных колен. Они приходили  поздравить с  рождением новых  семейных союзов и пожелать, чтобы стены жилищ вскоре наполнились веселым  детским смехом.

 

Глава – 8.  ВСТРЕЧА  С  АМАЗОНКАМИ.

Нельзя давать инициативу неприятелю – можно и не успеть с ответными шагами, лучше предвидеть и предупреждать события. Раз Красные собаки рано или поздно пойдут в северную сторону, в самый раз известиться  о них  как можно больше. А кто их лучше знает, как не враги, и бывшие и настоящие?  Врагами Красных собак в своё время было разгромленное племя людоедов. Выполняя последнюю волю смертельно раненного Верховного вождя, оставшихся Детей Земли не убили, а разобрали по сельбищам. И победители и побежденные со временем притерлись друг к другу, усвоили языки. Чужакам поручали самую тяжелую работу, но никто их особо не притеснял. Старших пленников и вытребовал в Главное сельбище Упорный Медведь. Связные – исполнители мигом передали приказ, и уже в середине второго дня распоряжение было выполнено. После обстоятельного разговора с ними выяснилось следующее. И Дети Земли и Красные собаки долгое время жили по соседству в мире и дружбе, пока шаман Детей Земли не изрек, что Дух смерти требует в жертву Верховного вождя Красных собак. Вождя изловили с несколькими помощниками и съели во славу кровожадному Духу. Красные собаки долго искали пропавших сородичей, пока не дознались в чем дело и кто виноват. Всё могло кончиться миром, выдай Дети Земли виновников этого злодеяния. Но шаман имел слишком большое влияние, его боялись и не осмелились выполнить требование истцов. В итоге пострадало всё племя. Красные собаки начали мстить, и вскоре всё так запуталось, что заключить мир стало невозможно. Зачинатель вражды давно покинул этот мир через желудки своих родных и близких, а народу по его вине было уготовлено пережить и голод, и холод, и бегство с обжитой Родины, и разгром, и полурабское существование. Хоть и была оставшимся в живых предложена свобода, как приказал Высокий Орел, но что с ней делать, со свободой? На воле их ожидает ещё худшая участь, чем в плену. Сейчас они хоть защищены и сыты, а без племени Праматери их может обидеть всяк, кому взбредет в голову. Про Амазонок они знают, пришлось пару раз столкнуться в бою. Но до сих пор не понимают причину их ненависти. Женщины очень скрытны, чужих не жалуют, держатся наособицу. А вот с Красными собаками Амазонки отношения поначалу поддерживали, но затем у них что-то разладилось. То ли Красные собаки захотели взять их в жены, а те не согласились, то ли ещё какая причина привела к ссоре, точно не скажут.

Красные собаки многочисленны, хитры, крепко чтят  кровную месть, не приносят человеческих жертв, любят таскать из костра головешки чужими руками, нападают, если имеют явное преимущество. Вооружение: копья, дротики, обычные лук и стрелы, пращи, боевые палицы, костяные и кремневые ножи. Копьеметалок у них нет. Но в защите они преуспели – каждый воин имеет круглый щит, сплетенный из ивняка и обтянутый толстой кожей. Это защищает от стрел и ударов палицей, даже копье может остановить. Но это смотря какой наконечник – костяной надежней, чем кремневый.

Упорный Медведь поручил сделать щит, применяемый Красными собаками. И пленники его изготовили. Щит был опробован. Стрелы обычного лука в нем застревали, а вот дальнобойный лук пробивал его насквозь. Не выдерживал заслон копья и дротика, пущенного из копьеметалки.

Если  щит обтянуть двумя слоями кожи, а в наиболее опасных местах нашить костяные пластинки, то это должно усилить защиту. Оружейники изготовили второе изделие по задумке Упорного Медведя, и оно оправдало себя, выдержало все атаки успешно.

Раз у Красных собак нет дальнобойных луков, копьеметалок и улучшенных щитов, нет конного войска, то преимущество Детей Праматери должно обеспечить благополучный исход возможного соперничества. То, что Дети Земли сами оказались виноватыми во вражде между племенами, давало надежду на мирное сосуществование с Красными собаками. И, если они узнают, кто разгромил их кровных врагов, то и относиться к Детям Праматери станут, возможно, по-другому. Худой мир всегда лучше войны. Надо выиграть всего несколько лет, пока конников не окажется достаточно, чтобы заставить считаться с собой любого многочисленного неприятеля -  явное превосходство удержит его от необдуманных поступков. А неявное преимущество в вооружении лучше скрывать.

Красные собаки живут правее Амазонок, тоже в озерно-болотистой местности, занимаются рыболовством, охотой, в том числе и загонной,  собирательством. Врагами их в настоящее время являются Амазонки. Жена Туманного Облака и её брат Камышовый Кот в основном подтвердили сказанное старшими представителями разгромленного племени Детей Земли. И рознь с людоедами объяснили тем, что Красные собаки уверили их, будто уничтоженные мужские лагеря – это дело рук Детей Земли. И женщины выступили на стороне подстрекателей. Но потом выяснилось, кто на самом деле виноват в смерти мужчин, и тогда отношения разладились. К тому же Красные собаки старались ставить в первых рядах союзниц, а сами прятались за их спинами. Да и покушаться стали на  женскую честь, пытались разобрать женские орды по своим общинам.

Упорный Медведь решил попробовать встретиться с  вождями Красных собак. Но себя они называют  не Красными собаками, а Потомками Вепря. Их племя испытывает постоянную нужду в кремне, но не признает костяных наконечников. На это имеется древнее табу. Но до сих пор никто не осмелился отменить его. Возможно, по этой причине они стараются воевать чужими руками? То, что Красные собаки вероломно стравили Амазонок и людоедов, говорит о том, что  слову Потомков Вепря доверять нельзя.

За сбором сведений о Красных собаках (Потомках Вепря), опробованием, а затем изготовлением щитов прошло несколько дней. В это же время из имеющегося числа лошадей отобрали тех, что могут поглощать молотое мясо, сдобренное жиром. Таких оказалось семнадцать голов. Они и пойдут в зимний поход к Амазонкам. В кожаные мешки было уложено пропитание и для людей, и для животных, и запасы сухого топлива. Несколько легких переносных жилищ обогреют озябших и защитят от непогоды. Дальнобойные луки, усовершенствованные щиты, копья, дротики, палицы, кинжалы  (костяной и кремневый) – таким оружием снабдили каждого всадника. И, наконец, наступил день отъезда в долгий зимний путь. В семействе Большого Волкодава стояли плач и стенания – жены и дети не хотели разлучаться со своим  мужем и отцом. Они оберегали его от Амазонок, они ревновали его к женщинам в сельбище, и несколько их, с интересом посмотревших  на великана, лишились зубов, ходили с синяками и ссадинами. Но идти к вождю домочадцы Большого Волкодава не решились и подговорили жену Упорного Медведя походатайствовать, чтобы он взял с собой одного из старших сыновей.  Цветок Радости, краснея и запинаясь, изложила просьбу жен Большого друга вождя. Упорный Медведь категорически отказал – не хватало ещё таскать с собой детей – надзирателей, и этим ослаблять отряд. Одна уступка пустой блажи может дорого обойтись в будущем. Тогда и лошадей не напасешься, если каждого будут сопровождать жены. И он сказал об этом Большому Волкодаву. Тот вроде бы принял доводы вождя, но оказалось, что его семья не совсем отступилась от своей задумки. Большой Волкодав чуть погодя посетовал, дескать, неплохо бы иметь с собой подростков для исполнения мелких, надоевших всем забот, таких, как разжигание костра, приготовление пищи. Уход за лошадьми считался главной обязанностью, и не мог быть передоверен не прошедшим инициацию. Упорный Медведь заверил друга, что задумка эта, возможно, когда-нибудь и  воплотится, но сейчас нереальна – нет запасных лошадей. Каждая из них на счету, и загружать их лишней тяжестью нельзя. Путь неблизкий, наступили холода, лошадям требуется много корма, добыть его из-под снега и насытиться будет трудно, потому и берется дополнительная пища – молотое мясо с жиром. Лучше везти лишний мешок еды, чем прислугу, которая будет к тому же объедать и людей, и животных. Большой Волкодав этим объяснением удовлетворился и больше не заводил таких разговоров.

Выступили, когда Глаз Дня ещё  не проснулся и не окрасил края Небесной чаши в красноватый цвет. Стояли предрассветные зыбкие сумерки. С момента возвращения в сельбище лошадей хорошо кормили, и они успели округлить бока и нагулять кое-какой жирок. Туманное Облако остался с Небесной Карой, а в дорогу был взят Камышовый Кот – брат жены будущего шамана.

К вечеру отряд достиг главного поселения Озерных людей. На берегу стояло несколько землянок, возле них было сложено топливо и рядом возведены заслоны из камыша для лошадей. Чуть поодаль торчали копны сена. Озеро замерзло, и к поселению можно было пройти по льду. Но к гостям уже спешили хозяева свайной деревни. Большой Челнок выступал впереди, справа шел его брат, Крепкий Гарпун, слева – Крепкий Барсук, а сзади несколько уважаемых жителей поселка. Опять был исполнен ритуал встречи, и все направились к вновь возведенным землянкам. Большой Челнок с гордостью показывал построенные его людьми жилища, топливо, состоящее из навоза, собранного на местах водопоя животных, хвороста, сухого камыша,  валежника, и сено. А Крепкий Барсук прилип к Большому Волкодаву, ухватил за руку и  всюду следовал за отцом. Попутно он хвастался своими успехами в  изготовлении составных луков. Его услышал Большой Челнок и подтвердил слова подростка. «Из него выйдет хороший мастер. Он пытлив, усидчив и совестлив. Достойная смена растет у вас, надежная», - похвалил вождь. Крепкий Барсук с гордостью посмотрел на отца и тот погладил своей могучей ладонью мальчика по густым  светлым  волосам.

Упорный Медведь расселил своих остающихся людей, назначил старшим Острого Кремня, человека не раз проверенного, осторожного и надежного, и при всех наделил его властью военного вождя. Подробные наставления Острый Кремень получил ещё дома. После этого все были приглашены в свайное поселение на трапезу. После позднего ужина Упорный Медведь обрисовал Большому Челноку и его брату сложившиеся отношения между Красными собаками, Амазонками и разгромленным племенем людоедов. И что последние сами во многом виноваты в кровной вражде. Большой Челнок подивился круглым щитам, признал их целесообразность, и один получил для образца. И в свою очередь заверил, что люди, оставленные Упорным Медведем, полностью изучат изготовление дальнобойных луков, особенно секреты получения рыбного клея.

С восходом Глаза Дня отряд тронулся в путь. Шли ходко по памяти и по составленной карте, почти не останавливаясь на дневки. Ели в седле, кормили лошадей молотым мясом с жиром, а на ночь отпускали пастись. Но не всех, пара дежурных лошадей всегда стояла наготове под седлом, на всякий случай и сбора животных  с наступлением утра. Дежурных лошадей ежедневно меняли.

Камышовый Кот наравне со всеми ухаживал за «своей» лошадью, и ни в чем не уступал взрослым. Он старался подкормить животное, отрывая от своей доли. Но это заметил Упорный Медведь и запретил так делать. «Без пищи ты ослабнешь и  свяжешь нам руки», - сказал он и мальчик хоть и перестал ежедневно отдавать часть порции, но всё- таки украдкой нет-нет, да и сунет кобылке съедобного корня или припрятанную жменю мясного толокна, или нарвет травы, разгребая снег, пока ещё неглубокий.

Через пятнадцать дней быстрой езды впереди зачернела  Амазония. Остановились на краю болот, на том месте, где они когда-то показали Полной Луне дорогу по звездам. Идти вглубь с животными поостереглись, и к женщинам были отправлены три человека, в том числе Камышовый Кот. Ещё в Новом поселении по его подсказке сделали несколько снегоступов, которыми пользовались женщины. Эти приспособления облегчали передвижения по болотным трясинам, а зимой, если подбить их лисьей или волчьей шкурой ворсинками назад, то и по глубокому снегу. Снегоступы сплетались, как и щиты, из гибких прутьев овальными, с небольшим заострением. В середине было ременное крепление. Вот на таких приспособлениях и отправились три человека, и с ними Камышовый Кот. Прошла примерно одна треть  светлой части  дня, как появились Амазонки. Их было пять человек во главе с Полной Луной и её помощницей, Злой Волчицей. Вел их Камышовый Кот, а тыл прикрывали пешие конники.

Опять, как и при первой встрече, Полная Луна и её товарки упали на колени, а женщина – вождь обняла голени Упорного Медведя.

-Я уже думала, что вас больше не увижу! Вы сдержали слово, не бросили нас в беде! Вы добрались зимой за много-много зовов. Мы будем вам верными подругами, верными союзниками. Мы благодарны за вашу участливость! – бормотала Полная Луна, пока Упорный Медведь за плечо не потянул её вверх.

Женщина – вождь встала на ноги, отряхнула снег с меховой одежды и посмотрела на гостя. Лицо её было залито слезами радости.

-Пойдемте к нашему поселению. Только идите след в след. Лошадиные отпечатки скроют человеческие, а что не скроют, мы заметем. Навряд ли здесь появится неприятель, но предусмотрительность никогда не бывает излишней.

Возле жилищ толпились Амазонки. Но к удивлению из верхних отверстий землянок дым не шел, не было даже костров, словно женщины и не собирались потчевать гостей.

-Дым выдаст наше расположение, - пояснила женщина – вождь, заметив удивление гостей. – Мы топим очаги только ночью. Но вас найдем, чем накормить. – И она что-то сказала Злой Волчице. Та шмыгнула в толпу, а Полная Луна пригласила гостей в Большую землянку, в которой когда-то так и не побывали Дети Праматери.

Упорный Медведь предупредил, что они сначала позаботятся о лошадях, и только потом поедят и отдохнут с дороги. Теперь уже сама Полная Луна приказала товаркам добыть из-под снега травы. Женщины бросились исполнять распоряжение, и вскоре перед лошадьми лежали ворохи сена, а запасы его уложены в большую копну.

Коноводы остались с животными, остальные зашли в жилище, где их уже ожидали кожаные скатерти с расставленной пищей: холодным мясом, рыбой, кореньями.

Когда голод был утолен, сменили коноводов, и те подсели к общей скатерти.

-Мы изловили одного из Красных собак и держим в плену, - похвасталась Полная Луна.

-Очень кстати! – обрадовался Упорный Медведь. – Поговорим с ним потом, а пока рассказывай, что изменилось со времени нашего отъезда?

Мы попытались связаться с остальными нашими родовыми общинами, и с их мужскими лагерями. Кое-что удалось, а кое-что и нет. Узнав, что мы лишились своей половины, одна женская орда отказалась общаться с нами – они ревнуют своих мужчин. Не думают, глупые, что и с ними может случиться то же самое, что и с нами. И не понимают, что сила в единстве. Пока мы прячемся по своим норам – нам не стать единым народом. Мы исчезнем, станем утехой Красных собак, или найдем смерть в бою. Но два поселения, как и мы потерявшие отцов, мужей и братьев, согласны уйти с нами. Остальных соплеменниц мы пока не нашли. Не смогли связаться и с женщинами, попавшими в неволю. Красные собаки держат их под надзором у своих сельбищ, и незаметно подобраться к ним невозможно. Есть опасность, что если кто-то из нас попадет в плен, то под пытками выдаст место поселения. Даже дым от огня очагов может указать становище, потому и не топим днем. Стараемся лишний раз не следить, и посты расставлены. Вот Камышовый Кот расхвалил ваше племя. И везде порядок у вас, и все тебя уважают, и дружно живете, и поступаете по справедливости, и земли там просторные, есть, где поселиться, где охотиться, где ловить рыбу. Даже если все Амазонки туда переберемся, и тогда места хватит. Я рада, что через нашу дочь, Стройную Березу, мы породнились с такими достойными людьми. Может, и для остальных наших женщин найдутся мужья? Мы все согласны жить по вашим законам! Мы будем стоять в первых рядах вашего войска! Мы можем ценить добро и доверие!

-Когда я увижу вашего пленника? И как он к вам попал? И как его зовут?

-По краю болот Красные собаки выставили много подвижных постов по два человека. Мы захватили одного караульного, а другому удалось бежать. Наш пленник сначала дичился, но затем освоился, и, если вначале мы стерегли его, чтобы не сбежал, то теперь охраняем от наших женщин. Здесь ему приволье, нет соперников, и есть из чего выбирать. Зовут его Острое Копье. Пленника сейчас приведут, - женщина – вождь посмотрела на одну из своих товарок. Та кивнула и молча, отправилась выполнять поручение. Вскоре кожаный полог в проеме откинулся и в землянку шагнул член племени Потомков Вепря. Был он коренаст, средних лет и приятной наружности. Упорный Медведь показал ему место напротив себя. Тот сел и уставился на молодого вождя. Взгляд его был твердым, чувствовалось, что человек этот занимает не последнее место в своем обществе.

-Я вижу перед собой смелого воина. Женщины задавили тебя числом, потому ты и попал к ним в руки. Ведь так было? – спросил Упорный Медведь, чтобы наладить отношения.

-Да, они навалились разом, набросив сеть, сплетенную из ремешков. Не то многие из них покинули бы этот мир. Благодарю, что понял причину пленения, и не смеешься над моей бедой. Меня зовут Острое Копье. А как тебя?

-Я – Упорный Медведь и Верховный вождь могучего народа-племени Детей Праматери.

-Так это вы были здесь осенью на лошадях и запутали всё своими следами! А мы-то думали, что большой косяк облюбовал болота, хотели даже облаву устроить. И вдруг табун пропал. Улететь он не мог. Куда делся? И только здесь я узнал о вас, всадниках, приручивших дикие создания. Теперь вы зачем-то вернулись. И, если я правильно думаю, ты хочешь встретиться с нашими вождями. Я прав?

-Ты не только хороший воин, но и проницательный человек, - похвалил Упорный Медведь.

-Как вы встретились с воительницами?

-Осенью, когда  возвращались из долгого путешествия и прошли через эти земли, чтобы скоротать путь. Мы не поймем причины вашей ссоры с Амазонками?

-Вы не знаете этих воительниц. Они коварны, не  держат слова, лукавы, и полагаться на них полностью нельзя ни в коем случае. Они нас боятся, иначе я давно уже был бы мертв. Это я говорю в присутствии их главы, ибо слова мои правдивы.

-Какие бы они ни были, но по воле Создателя всего сущего наш  шаман, человек всесильный и мой самый близкий друг взял в жены их дочь. И раз мы породнились с Амазонками, то хотим, чтобы наши близкие жили в безопасности, и ради них готовы на всё. Тот, кто из-за сородичей не испугался людоедов, тот поймет и наши чувства. Мы надеемся через тебя уладить все ваши  недоразумения с Амазонками.

-Вы породнились с этой общиной, а остальные поселения не могут рассчитывать на вашу защиту, - задумчиво произнес Острое Копье.

-Ты прекрасно знаешь, что все их общины между собой связаны близкими узами. Здесь нет совершенно чуждых общин, все они дети единого народа. И, затронув одну, покушаешься на всё племя. Орда, которую возглавляет Полная Луна, попросила нас наладить отношения с Потомками Вепря. Мы хотим обсудить эту проблему с вашим высшим руководством.

-Вы, я вижу, люди предусмотрительные. И, думаю, что с вами лучше жить в мире, чем враждовать. И тогда за север мы будем спокойны. Об этом я и скажу вождям. Сам я возглавляю отряд разведчиков. Мы – глаза и уши племени. Наше главное поселение в двух днях летнего пути отсюда. А сейчас, по снегу, мы затратим и все три.

-Ты забыл о наших лошадях. Мы доберемся до нужного места за день. День – на переговоры, день – на возвращение. Всего – три дня. Выступаем завтра.

Невольника увели. Упорный Медведь решил, что поедут к Потомкам Вепря  Меткая Стрела – старшим, Большой Волкодав и Щедрый Дар. От Амазонок предложил отправить Злую Волчицу, чтобы присутствовала при разговоре с вождями Красных  собак и попыталась связаться с пленными товарками. Полная Луна возразила:

-Лучше бы на встречу поехать тебе, Упорный Медведь, и мне, Полной Луне.

-Нам с тобой ехать туда нельзя по нескольким причинам. Если поеду я, то они поймут так, будто мы боимся вражды и считаем их выше себя. Это к тем, кто превосходит, или хотя бы  равный тебе, надо являться самому. Не будем ронять своего  достоинства и давать им повода думать, что заставили п