Просмотров: 206 | Опубликовано: 2018-04-14 15:51:08

Смертельная гонка

Теплый осенний день подходил к концу. Солнце нехотя подходило к закату. Было еще довольно светло, но осенний вечер дохнул уже холодком, заставляя людей зябко передергивать плечами. Размеренная жизнь в ауле потихоньку замирала. Маленький поселок находился немного в стороне от больших трасс, поэтому современные шумы не раздражали уши. Вокруг на многие километры расстилались густые тугаи. Люди, вдоволь набегавшись на осеннее- полевых уборочных работах, сходились семьями у вечернего дастархана. Терпкий, но приятный дым от очагов и самоваров поднимался вверх. Скот вернулся с выпаса и сейчас мирно стоял в стойлах. Редкие коровьи мычания нарушали тишину, но сразу же затихали. Где- то треснет ветка, подложенная в огонь, стукнет железо, и снова тишина… Современный поселок не отличался сейчас от кибиточных аулов древности. Те же звуки, те же запахи, почти тот же уклад жизни, если не считать звуков, несшихся из динамиков современной техники, и тарахтенья моторов, слышных временами со дворов и с дороги. Но сейчас было тихо, так тихо, что далекий вой шакалов воспринимался , как ненавязчивая , но не очень приятная музыка. Даже собаки не отреагировали на эти завывания… Вроде бы рано еще для таких шакальих звуков… Скорее не поверили ушам… Аклима вышла во двор и начала хлопотать возле крытого очага. Сегодня должна была приехать старшая дочка из города. Спортсменка, активистка, отличница, она легко поступила в этом году в вуз. Обещала приехать на воскресные дни в конце сентября. А в том, что она приедет, Аклима не сомневалась, ее дочь была человеком слова. Муж и младшие дети, сыновья и дочь, уехали в гости к родным в соседний аул на маслихат. Там намечалась свадьба. Должны были приехать завтра утром. А Аклима почему –то осталась дома. Их дом стоял на самой окраине. Она то и дело поглядывала на дорогу, ожидая, что вот-вот ее дочка покажется на ней. Вскипятила молоко, поставила самовар. В казанчике томилась любимая еда дочери. А вой вдруг стал угрожающе противным. Он начал набирать силу. Было такое ощущение, что гнали животное, и это животное шакалы уже считали своей добычей. Стая как будто становилась больше, вой как бы собирал всех зверей округи и давал им силу. У Аклимы засосало в груди, стало невыносимо тоскливо, в голове родилось неясное тягостное предчувствие. Не понимая и не отдавая отчета своим действиям, она забежала в дом и сняла со стены ружье мужа и патронташ. Бегом направилась к дороге у поворота в аул, туда, где густые заросли жингиля и шенгеля образовывали непроходимые дебри. В том, что шакалы бежали именно в этом направлении, она не сомневалась. Звери гнались за человеком… Вдалеке в сумерках, на фоне заката показался человек, тоненький силуэт бежал отчаянно, видно было, что силы на исходе. Длинная коса, наполовину распустившись, развевалась за спиной, рюкзачок хлопал по спине, иногда фигурка девушки дергалась в сторону… Шакалы гнали ее дочь. Аклима остановилась, встала поудобнее, глубоко вздохнув, успокоилась, зарядила ружье и прицелилась в одну из бегущих у самой земли теней. Выстрел! Звук всколыхнул воздух, следующие выстрелы производились ею уже один за другим без перерыва. Она видела, что иногда попадала в зверей, но шакалы не хотели терять свою жертву, начали прыгать на девушку. «Ну уж нет, моего ребенка вы не получите». Стиснув зубы, Аклима все быстрее и быстрее заряжала и стреляла , стреляла! Неожиданно рядом раздались еще выстрелы, ошарашенная женщина оглянулась и увидела за собой мужчин, некоторые стреляли на ходу, у других в руках были палки, вилы и лопаты, грозно крича и размахивая ими, они бежали навстречу девушке. Увидев множество людей и услышав крики, шакалы, наконец, поняли, что эта добыча была им не по зубам, и исчезли разом, растворились в тугаях. Но люди еще долго стреляли по кустам, чтобы раз и навсегда отвадить шакалов от подобной охоты. Дочь с разбега упала в объятия матери. Люди не могли без слез смотреть на мертвенно-бледное от ужаса лицо девушки, да и мать была не в лучшем состоянии. Аклима дрожала от пережитого страха за дочь, хрупкая фигурка дочери тряслась. Обе плакали. Было страшно. Их повели, нет, почти понесли на руках домой. Соседки набежали со всей улицы, старались успокоить обеих, мужчины шумели и спорили. Оказывается, первые же выстрелы Аклимы выкинули мужчин из дремы и благостного состояния. Вооружившись кто чем успел , они бросились на помощь. Никогда шакалы не нападали на человека, что же это было? Было решено, что завтра начнут отстрел шакалов, дабы подобное не повторилось. Хорошо, люди подоспели вовремя. Постепенно мать и дочь начали приходить в себя. Никогда бы не смогла Аклима рассказать, по какому наитию она взяла ружье, да еще побежала именно на эту дорогу. Что это было? Сверхчувство матери? Или простая констатация фактов? И как не побоялась стрелять в сторону дочери, ведь нечаянно могла попасть в нее? Рассказ же девушки потрясал безысходностью. Звери, видимо, начали обступать ее, когда она сошла с попутной машины на трассе. Сначала она ничего не почувствовала, было так радостно от чистого воздуха тугаев, от предвкушения скорой встречи с родными… В какой- то момент почувствовала на себе чей-то взгляд, вот шуршанье за спиной, вот уже рядом в кустах, вот какая- то тень промелькнула впереди… и тут она поняла, что стая шакалов обступает ее все теснее, сжимает кольцо и собирается напасть. Вокруг никого. Звуки машин были не слышны, она ушла уже довольно- таки далеко от трассы. Никаких возвышений, деревьев, столбов, строений, ничего, где можно было бы спрятаться. И тут она побежала, она бежала так, как не бегала ни на одном из своих спортивных соревнований. Три километра смертельной гонки! Обступившие их люди были в ужасе от рассказа, на ее месте мог оказаться любой, и не такой спортивно подготовленный… Студенты из города часто шли по этой дороге пешком. И где уверенность, что завтра все не повторится… Женщины завели мать и дочь в дом, занесли самовар, приготовили чай. Повздыхали, молча посидели немного рядом и ушли. Зеленый чай немного обеих успокоил, но Аклима по-прежнему не выпускала руки дочери. Поднятый шум в ауле постепенно сошел на нет. Лишь разноголосый лай собак долго еще заставлял тревожно поднимать голову и вслушиваться в ночь. Потом, чуть позже, уже лежа в постели и крепко обнимая дочь, она вдруг осознала, что могла сегодня лишиться своего ребенка, что чуть не произошло непоправимое… И такой ужас объял ее сердце!.. Так все зыбко в этом мире, так призрачно… «О кудай- ай, не дай свершиться плохому, убереги нас от бед и несчастий!» Тихий шепот, похожий на молитву, еще долго раздавался в тишине. Утром взойдет солнце, мир заиграет яркими красками, и все ночные страхи рассеются, уйдут в небытие, как будто ничего не было, а произошедшее будет казаться страшным дурным сном. И все будет хорошо!.. (В основу рассказа положены реальные события, произошедшие осенью 1992 года со студентами на сельхозработах в Кызылординской области)

Публикация на русском