Просмотров: 239 | Опубликовано: 2018-04-14 17:01:05

Жизни река..

Жара…Раскаленное солнце стояло над самой головой, казалось, вокруг все горит… Над дорогой дымилось марево воздуха, создавая иллюзию воды…Люди, немногие собаки и кошки попрятались в тень, которая спасала только от прямых солнечных лучей, даже птицы и те куда-то подевались … Горячий воздух загнал все живое под защиту укрытий… Листья деревьев, пыльные и жухлые, повисли вяло и обреченно… Казалось, еще чуть-чуть и запылают все зеленые насаждения . Машины в этой части города проезжали нечасто, прохожих почти не было видно, да и кто бы высунулся из дома без особой на то причины, да в такую жару.. На пыльной остановке под синей пластиковой крышей сидел, привалившись к раскаленному стояку , мальчик, битый час дожидаясь маршрутного автобуса. Возвращаться обратно не хотелось, и он решил про себя, что уедет в город на любом транспорте… «А в интернате сейчас тихий час»- подумалось ему. « И прохладно…» Наконец подъехала дребезжащая «двойка». И Мухаммедали удобно устроился на заднем сидении в уголке. Автобус неспешно побежал по знойным улицам города… Понемногу сон сморил его, и незаметно для себя он уснул. Люди заходили и выходили, никого не интересовал спящий мальчик, да и кому он был нужен, была бы мама, но теперь ее нет… Никому не нужному ребенку снился самый дорогой человек - Мама… Серые добрые глаза смотрели с такой нежностью и любовью, что показались явью, и вдруг мама требовательно и настойчиво позвала его «Мухали, Мухали, вставай, пора, наша остановка!» Мухаммедали открыл глаза, над ним склонилась женщина, смуглая казашка, и дергала за плечо, «Вставай , соня, приехали. Я уже заплатила, выходим». Это было удивительно, женщина назвала его так, как звала только мама… Не требуя никаких объяснений, ни о чем не спрашивая, она вытащила его из салона, всучила свои пакеты с продуктами и повела куда-то через широкую дорогу, дальше по улице. Ошарашенный Мухаммедали не знал, что и думать... Все еще находясь во власти такого реалистичного сна, он молча следовал за женщиной. -А ты ж говорил, что сегодня не пойдешь никуда, что практику отменили, на терапию не пойдешь , потому что зачет уже получил…

- Я села в микрорайоне, смотрю, ты сидишь и спишь… От жары сморило , да? - Откуда у тебя эта бейсболка, вроде бы у тебя такой не было, купил что ли? И футболка незнакомая… Опять отдал свою кому-то поносить.. -И откуда ты взял в привычку не отвечать матери? … А что ей можно было ответить… На сумасшедшую вроде бы не похожа, очень прилично выглядит… Разглядеть ее и трезво как- то оценить ситуацию мешала быстрая ходьба и зной. Что-то мистическое было в том, что совершенно незнакомый человек отнесся к нему как к родному сыну, да и мамины глаза во сне были такими живыми и требовательными… В пакетах были продукты, обычный набор, хотя нет, выглядывала синяя упаковка плиточного шоколада, «как я люблю…мама каждый раз приносила такой шоколад и мы с ней чаевничали на кухне, а еще вафли, а еще оладьи на скорую руку…». Воспоминания нахлынули, в горле встал ком, перехватило дыхание…

- Ты говорил, что скоро стипендию дадут? Получил? Что- то ты сегодня странный такой… Устал, балам? Ну ничего, сейчас покушаем, отоспишься, вечером станет лучше…

- Так жарко! У меня опять аллергия выскочила на солнце. Ты в бак воды залил вчера?, но она, наверно, так нагрелась, только вечером и сможем искупаться… Он даже не успевал реагировать на ее вопросы. Женщина, видимо, решив, что спросонья и от жары он такой странноватый, приставать дальше не стала. Да и палящее солнце гнало домой, не давая возможности оглядываться по сторонам и рассматривать окрестные дома… А дома были великолепны. Жилища за красивыми воротами и высокими заборами были новые и большие, утопали в зеленых насаждениях, было заметно, что здесь жили люди состоятельные. Улица широкая, асфальтированная, с фонарями, должно быть, здесь очень светло по ночам, и тихо… В этой части города, в районе так называемой Взлетки, он был впервые. Как-то не приходилось здесь бывать, все больше в центральной части Кызылорды, район Универсама, Площади, и Запад проезжал всегда, когда ехал домой…

- Ей, ты что, до сих пор спишь, пришли же! Женщина, толкнув посильнее, открыла синюю железную калитку, щеколда звонко звякнула за спиной. Маленький домик , небольшой огородик с молодыми деревцами, рядом внушительных размеров недостроенный дом, правда, уже с окнами и крепкой железной дверью… Когда заходили во двор, крыша маякнула по глазам еще яркой поверхностью. Во дворе валялся строительный мусор, высились две-три кучи с щебнем и песком.. Зашли в дом. - Не ставь на пол, видишь же, пыльно… На стук двери выскочили в сенцы с криками малыши, девочка и мальчик, и сразу замолчали, с большим любопытством уставившись на Мухаммедали.

- Ну что стоите, давайте быстрее в дом, фу, жарко как. На голос матери вышел еще один …Мухаммедали. Мама детей встала, как вкопанная, и молча уставилась на обоих мальчиков, все было очень нереально, наверно, такое бывает только в кино, они были абсолютно одинаковы: Мухали и Мухали… . Узкие глаза , прямой аккуратный нос, пухлые губы, походка одинаковая, первый визуальный осмотр констатировал двух абсолютно идентичных мальчиков. Оба они стояли, уставившись друг на друга, не понимая, реально ли видение или все-таки напекло голову…Когда первый шок прошел, Мариям жестами потянула всех в комнату, что- либо сказать и понять не было сил. Небольшая гостевая была затемнена, окна закрывало похожее на фольгу полотно, в домике было довольно – таки прохладно, форточки везде были закрыты москитной сеткой, и сквозняк, хоть и жаркий, создавал поток воздуха. «И мама так делала, говорила что от мух наших и комаров- это единственное спасение. А еще иногда приходилось спать под пологом, даже дома.» Никто не понимал, что случилось. Женщина сполоснула под краном лицо, переоделась, зазвала обоих в большую комнату, усадила на диван, и… начала допрашивать. Мухаммедали понимал, что отвечать надо предельно ясно, потому что такого быть не может, что произошло какое-то чудо, и только откровенность сможет прояснить ситуацию.

– Ты так похож на моего сына, что даже непонятно , как это получилось… Ты кто, балам? -Мухаммедали.

- Ты чей сын? Родители кто? - Валентины Егоровны… Это моя мама,…

- А где вы живете? Мама дома сейчас? А почему ты пошел за мной? Видя растерянность мальчика, остановилась и уже поспокойнее начала задавать те же вопросы.

-А где мама?

- Мамы нет уже года два.

- Ты где живешь?

-В интернате, за линией.

- Мама русская, а ты не похож на русского..

- Папа –казах.

-Он где?

-Не знаю, я его никогда не видел..

-Как тебя по отчеству?

-Максатович. -……

Чтооо? Когда ты родился?

-3 мая 1995 года. -Не может быть!!! -Мой Мухали тоже, его отца тоже звали Максат…

-Подожди, подожди, садись поудобнее, рассказывай. Малыши шустро расстелили корпеше, подошла еще одна девочка, видно старшая дочь, и тоже молча уселась на диване, большими глазами созерцая происходящее. Мариям присела, не зная, о чем бы еще спросить, вернее, вопросов было так много, что не знала, с чего начать…

- Почему ты пошел за мной? Я тебе кого-нибудь напомнила? - Не знаю… Вы позвали меня Мухали… Так только мама звала… -Интересно… - Можно спросить… -Да, конечно, спрашивай. -Почему Мухали, если настоящее имя Мухаммеджан? Ну почему домашнее имя вашего сына тоже Мухали?

-Так звали полководца и друга великого Чингисхана…

-Моя мама мне говорила то же самое …

-Мухали, где ты родился? У тебя с папиной или маминой стороны есть близкие родственники? - Родился в Кызылорде, это точно. Родственников папы не знаю, я его вообще никогда не видел, мама говорила, что он от нас ушел. А с маминой стороны есть. Тетя . -Тетя живет в этом городе? -Да, в Кызылорде. -Мы можем к ней пойти ? Ну, она может ответить на наши вопросы? А почему ты с ней не живешь? Она же родная тебе… - У нее двухкомнатная квартира, мы там бы не поместились… Трое детей у нее… В глазах застыло недосказанное. Мариям это скорее почувствовала, чем увидела. -Она относилась к тебе не очень , да? -Не знаю.. Пожал плечами. Опустил голову. -А где вы с мамой жили? -На универсаме… Третий этаж. Трехкомнатная. Ответы стали короткими и суховатыми. Если до этого и Мариям, и Мухали старались подробнее рассказать, ответить и объяснить, чтобы понять все происходящее, то теперь парень замкнулся и затих. Мариям вышла на кухню, поставила на газ чайник. Мухаммеджан не отходил от Мухаммедали ни на шаг, присутствие себе подобного рядом было интересно, они разговаривали, все время выясняя , где и в чем еще похожи: точек соприкосновения было много, в какой –то момент оба вдруг замолчали и стали наблюдать за малышами. А они развели возню, возвели целую ферму из кирпичиков конструктора, поставили в стойла животных: коней, коз и овец, коров и льва с собакой.. Потом наладились ходить друг к другу в гости, ходили с подарками, что-то на что-то обменивали или продавали, но торговались при этом по-настоящему и так смешно, что оба Мухали громко рассмеялись, не выдержав в какой-то момент комичности ситуации. Другая сестра, Инкар, только улыбнулась снисходительно и с такой любовью к этим малышам. Мухаммедали поймал себя на том, что ему здесь было покойно и хорошо. Маленький дом наполненный детскими голосами, цветами в горшках и игрушками, разбросанными везде, был по-своему уютен. Пришла немного шальная мысль: «Может это моя семья…» Его двойник, немного помолчав, сказал вдруг : А я заканчиваю медколледж. После девятого поступил.» Ему вспомнилось, как мама тоже вдруг, где-то за год до своей смерти стала настаивать, чтобы он тоже поступил в медицинский, но тогда все было списано на ее болезнь… Говорила, хоть уколы будешь делать сам, и не буду приглашать соседку, которой вечно некогда. «А может мама знала эту семью?» -Мухаммеджан, ты в какой школе учился? -В сш №198.Мы рядом жили тогда , на Есенова 17б, четвертый этаж…

- Сюда когда переехали? -Не помню. Где-то восьмой год здесь, представляешь, когда приехали, ничего не было, только дом и туалет. Заборов не было! Представляешь?! Сидишь на улице, все соседи, как на ладони. Воды не было! Мне велосипед купили, так я на нем воду таскал. Дороги не было, в дождь сгружали песок всей улицей. А сейчас все есть: свет, вода, телефон с интернетом, дорога асфальтированная, газ, и забор. Вот только сосед не отгораживается пока. Нравится у нас? -Угу. У меня тоже своя квартира, трехкомнатная, вообще-то мамина. Зашла в комнату Мариям, и услышав последние слова мальчика, сразу спросила:

-Мухали, так та квартира на тебя записана? -Да, Мариям апа, на меня. Мама сама записала. Они с тетей из-за этого поругались, но потом помирились.

- Так тетя там живет? -Нееет, у нее своя. Когда меня оформила в детский дом, то впустила в две комнаты квартирантов, в третью, самую маленькую, мы с ней собрали все наши вещи и закрыли на замок. Она мне дает на карманные деньги и покупает одежду. Мариям поняла, что мальчику в карман попадают только гроши. Видно, все остальное у тети остается. Что бы там ни было, надо пойти к ней. «Мдаа, материальный вопрос всегда был лакмусовой бумажкой родственных отношений…»

-Вот что , дети, я позвонила в аул к родственникам, скоро приедут. Сейчас попьем чай, потом посмотрим ,что будет. Надо выяснить, что да как, просто невероятное совпадение… За спиной шумная возня малышей прекратилась , оказывается, Мухаммеджан показал им кулак, и они начали быстро собирать игрушки в большой пакет и впихивать его в нижний отсек шкафа. Дверца не закрывалась, вернее, она была сломана, да и игрушки там не помещались уже. На столе появились свежие оладьи, баурсаки, салат из помидоров и огурцов, пирожные, которые завладели вниманием малышей, уже прискакавших к дастархану, яичница с колбасой. Все это Мариям успела приготовить между вопросами-ответами, за плитой собиралась с мыслями, звонила родственникам и , отвечая путано на их вопросы, чутко прислушивалась к голосам из комнаты. Отметила про себя, что «мой Мухали чуть ниже , смуглее и крепче. Тот Мухали тоньше, светлее, разговаривает спокойнее, правильно, по-казахски говорит очень хорошо. Прическа такая же. А все остальное : голос, походка, жесты, и , о аллах, узкие глаза совершено одинаковые, хотя смотрят не по-детски, улыбаются одинаково… А может он мой сын?... Ну чего только в этой жизни не бывает, все сходится, но как?..» Ясно было, что ответы знает тетя мальчика. Все вечером и прояснится.

-Мухали, а тебя не хватятся в детдоме? -Не должны, я на воскресные дни всегда отпрашиваюсь, там работает мамина подруга, Каламкас апа, она отпускает, потом звонит тете и предупреждает.

-К ней мы тоже наведаемся. Где работала твоя мама?

-В архиве.

-Да? В областном , где БигБен? Моя бывшая соседка тетя Зина тоже там работала

. -Тетя Зина? Муж-дядя Алексей, да?

-Ты их знаешь?

-Да, они постоянно подвозили нас, когда я бывал у мамы на работе, мы же недалеко жили друг от друга. У него были белые жигули. Таксистом работал. -Может она что-то знает… Мариям задумалась: «Жили почти рядом, много общих знакомых, не может быть, чтобы она не догадывалась о поразительном сходстве мальчиков, или о причине этой схожести..» -Тетя Зина всегда смеялась, что для русских все казахи на одно лицо, что я на сына их соседей похож.

-Наверно, говорила про нашего Мухали… О, кажется, зной спадает. Вот жарко сегодня было, все 60 градусов наверно. В баклажке вода горячая, когда ходила в душ, потекла горячая вода, пришлось оставить эту затею, могла бы и обжечься. Такое уже было! Все рассмеялись, смех несколько разрядил напряжение. Вспомнили, что не только мама обожглась водой из душа, потом они еще с соседкой долго обсуждали показатели термометра в июне. Неожиданно Мухаммеджан встрепенулся, потянул за футболку,(называть кого-то очень похожего на тебя своим же именем было более чем странно) никак не мог привыкнуть к двойнику.

-Попил? Пошли во двор. Там топчан, я сейчас вытащу ноутбук, посидим в интернете. «Ноутбук, интернет, своя комната… Мама обещала мне, что все будет, как только выздоровеет. Как она хотела видеть меня медиком… А может она знала про них?..» Все происходящее очень напоминало сюжет фантастического фильма, слишком уж было нереальным происходящее. Единственные, кого не волновало ничего, кроме сладкого, игр, и очередь на компьютер, -это малыши Ханшайым и Димоша. Позже ему объяснили, почему их не называют настоящими именами, они были бы слишком тяжелыми для них. Впрочем, оба соответствовали своим прозвищам: девочка Ханшайым вела себя как принцесса, к ней и относились с нежностью, хотя это не мешало посылать ее то за водой, то за соткой, малыш Димоша был настолько избалованным, что творил иногда бесчинства, мог разбить что- нибудь или напортить, баловник и шалун успевал везде, при матери ничего и никого не боялся, без нее вел себя спокойно, он был очень любим, хотя все его ругали и давали щелчки. Старшая из дочерей Инкар ничего не делала, просто сидела и смотрела телевизор или сидела за компом… Мухаммеджан, заметив немного удивленный взгляд Мухаммедали, уже шепнул на ушко, что она воспитывалась у деда с бабушкой, поэтому и ведет себя так вызывающе и непослушно. В прошлом году поступила в педколледж и с тех пор живет с ними. Вдруг Мухаммедали так захотелось, чтобы они оказались его семьей, чтобы можно было бы вот так же запросто сидеть за дастарханом, слышать детский возню, и чтобы из кухни неслись запахи и звуки готовящейся еды, лежать под небом на топчане, смотреть по ночам на звезды и висеть в интернете, ухаживать за маленьким огородиком, может посадить свое дерево… Между тем, сотовый Мариям вдруг начал звонить без умолку, она что-то объясняла, говорила, но на том конце трубки ничего не понимающие родственники все задавали и задавали вопросы, ответов на которых не было, мистика да и только. Вытирая руки, Мариям выглянула из кухни и уставшим голосом позвала в комнату. -Дети, домой, все-таки жарко еще на улице, подхватите что-нибудь… Хоть и тень там, но воздух горячий еще.. Сейчас должны подъехать из аула наши, поедем в первую очередь к тете. Мухали…ммм..Мухаммедали, ты не против? Не звони ей заранее, пусть будет неожиданно все. -Да, конечно, она еще на работе все равно, только должна прийти.

-А где она работает? -В больнице, медсестрой. «Так, так. Теплее уже.» -В холодильнике вкусный, холодный напиток ашытпа. Попейте. Мальчишки налили по пиале напитка и уселись удобно перед компом, ноутбук пришлось отдать Инкар, малыши тут же пристроились на втором этаже двухярусной кровати и подбаривающими криками стали поддерживать команду брата в какой-то компьютерной игре. Мухаммедали не хотелось играть, он наблюдал , все было интересно в этой семье и необычно. Он-то привык, что они всегда были вдвоем с мамой. -А где ваш папа? - Нет его, два года назад… инфаркт…

-А тетя Мариям где работает?

-Преподавателем в вузе.

-Инкар твоя родная сестра?

- Она твоя родная сестра?

-Да. Тебя удивляет ее поведение и отстраненность?

-Ну, да, есть немножко… Замолкли, компьютерная игра шла не на жизнь, а на смерть. Стреляли, убивали, убитые вдруг вскакивали и продолжали бой. Точно так же метались , не находя выхода, мысли, быстрые и бесконечные. На душе как-то стало очень-очень спокойно, Мухаммедали понял, что чувствует себя хорошо и покойно с того самого момента, когда сошел с автобуса вместе с Мариям апа . Умиротворение не нарушали даже шумные малыши… Неясно было сколько прошло времени, все уже не важно, казалось, что вот теперь-то все и стало на свои места… Из прихожей раздались чьи-то голоса.. Мухаммеджан и малыши встрепенулись, выскочили из комнаты. Но Мухаммеджан вдруг вернулся, предупредил: -Кажется, наши приехали, ты пока сиди, я позову, а то устроим им шок. И улыбнулся хитро. В комнаты уже входили бабушка, за ней дядя детей , еще дядя и тетя. Дети выскочили, бабушка шумно их расцеловала, дяди начали подкидывать младших под потолок. Потом все прошли в самую большую комнату. Уже усевшись на корпешки в зале, начали нетерпеливо спрашивать : «Ну, объясни еще раз, что да как. Как услышали, сразу выехали. В аул пришлось заехать, потому что апа заволновалась, приказала ее тоже забрать» -Мариям, если честно, мы подумали, что дети шутят или у тебя от жары мозги расплавились. Когда позвонили в аул, то апа не выдержала и решила сама приехать .Ну , где он, второй мальчик? -Мухали, оба выходите сюда! Увидев двух абсолютно одинаковых детей, родные застыли, не находя слов для выражения своих чувств. Потом посыпались те же вопросы, что и сначала от Мариям. Поднялся такой шум и гам, что остановить их смогла бабушка. Она почему-то запричитала, заплакала в голос…Все притихли. -Вы что не видите, они- близнецы! Я сердцем чувствую, что это моя кровинушка! О создатель, благодарю тебя, вернул вместо одного потерянного другого! Да смотрите же вы! Или ослепли? У них все одинаковое, смотрите как стоят, смотрите на пальцы, на губы, даже уши такие же. Все мои сыновья и внуки имеют такую осанку, смотрите, когда стоят, то ноги ниже колен врозь, они насильно даже не соединяются, пальцы рук тоже врозь, третий и безымянный. Ну-ка, встань рядом с ними- потребовала она самого младшего сына, дядю детей. Да, осанка была такая же… -Апа, чай вскипел, давайте я по порядку объясню. За чаем. Только успокойтесь. Сейчас медицина все может, анализы проведем, если что… Свидетелей спросим.. Мариям, уже подавая чай, начала рассказывать, что она узнала от самого Мухаммедали, начиная с того самого момента, когда, приняв чужого за своего, вытащила из автобуса и привела домой Мухали. И почему он безропотно пошел за ней… Что многое сходится, дата рождения и имя отца, и что есть у матери Мухаммедали родная тетя , которая вечером будет дома. О многом было переговорено за тем чаем, но ничего окончательно решить было невозможно, пока не будет установлена истина. За разговорами не заметили как наступил вечер, только, когда начался какой-то сериал и прибежали малыши, все посмотрели на часы. Начали собираться к тете Вере. Что она скажет, интересно… Инкар и малыши оставались дома, остальные в одну машину не вместились, пришлось ловить такси… Мухаммедали показывал дорогу, шофер был иногородний, и по адресу все равно бы не нашел. Вот приехали, двор многоэтажек встретил гостей шумом играющих в футбол детей, другие носились друг за другом, криками и визгом пугая ласточек, бабки на скамейках живо заинтересовались странной процессией, зашушукались. Поднялись на третий этаж. Звонок никогда не работал. Мухаммедали привычно постучал в дверь

. -Кто там?

-Тетя Вера, это я. Вера , узнав голос племянника, открыла дверь и… сразу все поняла. Увидела двух одинаковых детей, Мариям, и застыла, машинально отступая к двери ванной. По глазам было ясно, что она все всегда знала, знала в лицо и саму Мариям. Страх и облегчение одновременно были во взгляде…

-Вы -Вера? Спокойно, Вера, без истерики. Мы не убивать пришли, ответишь на вопросы и мы уйдем. Спокойные внешне слова прозвучали почти угрожающе, Вера поняла, что надо говорить все как есть, «Может пронесет, вроде бы на скандальных не похожи….» промелькнула и исчезла мысль. -Проходите в зал, садитесь. Что вы хотели бы узнать? Голос дрожал, волнение сделало его строгим, тон официальным .

-Вера, только не делайте из нас дурака, здесь наши родственники и они работают в милиции, если бы мы хотели что-то с вами сделать, то потащили куда надо, так что давайте для начала просто поговорим. Расскажите, все как есть, как украли моего сына, как все скрыли…? Мысль о краже к Мариям пришла внезапно, когда увидела страх в глазах Веры. И она использовала эти слова для психической атаки.. «Мдааа, все-таки общение с некоторыми студентами не проходит бесследно».

-Проходите сюда. Присаживайтесь. Хорошо, я расскажу. Посидела немного молча, собираясь с мыслями. Обычно, у чужих рассматриваешь обстановку квартиры, но сейчас шесть пар глаз в упор смотрели на женщину напротив, не находя слов для выражения своих чувств..На кухне что-то зашипело, зачавкало. Мухаммедали быстро вышел, видно, выключить или сбавить огонь готовящегося ужина. Звуки разрядили обстановку, напряженность спала. После некоторого замешательства Вера начала говорить… Тихо, медленно, подбирая слова, иногда замолкая, иногда поднимая голову и обсматривая присутствующих серыми тусклыми глазами… - Я тогда работала медсестрой в роддоме… Моя сестра, родная, мать Мухали, не могла никак забеременеть, из-за этого развелась с мужем, пыталась усыновить, но все как-то не получалось. Возилась с моими, но очень хотела иметь своего, родного…

-Ты родился в 95-е да? Да, лихие годы были, в магазинах пусто, в стране бардак, перестройка. Тогда старший брат и уехал в Россию. А мы остались. Меня муж не пустил, его родные все здесь остались, а сестра не хотела оставлять меня одну… Как-то весной мне пришлось подменить медсестру, у той заболела мать в ауле, и она попросила вместо нее отстоять одну смену на четвертом этаже, хотя прикреплена я была к другому этажу. Смена прошла спокойно, рожениц было мало, три девчонки, одна родила ночью, другую увезли на кесарево, только последняя мучилась до утра, первородка, на вид была здоровой, обследовав ее, врач сказала, что до утра можем отдыхать. Мне было не совсем спокойно, вдруг что случится в чужую смену, влетит, мало не покажется, и подругу под монастырь подведу. Поэтому решила не отходить далеко, устроилась на кушетке возле дородовой в коридоре и…заснула. Проснулась, как от толчка. Сразу заглянула в палату, боже мой, да девочка рожать собралась, я и подбежала к ней, быстро провела в родовую, помогла в кресло забраться. Вокруг никого, и сестра-дежурная по коридору куда-то подевалась… Помогла родить, здоровенький такой мальчик родился, рост-55 см, вес-3050.. Я уже не успевала со всеми манипуляциями, поэтому кинула ребенка ей на грудь и начали мы послед выводить, мои команды выполняет, только не поняла, что еще одного рожает, я, как увидела еще одного ребенка, так уже и не помню, что со мной такое случилось, помутнение какое-то, сразу вспомнилась сестра бездетная, ее одинокое лицо в окне каждый раз… Смотрю, роженица и не замечает ничего, чуть ли не облизывает младенца на груди. Ну я и унесла второго, Мухаммедали, в подсобку. Роддом же, криков, других звуков много, он не сразу заплакал, слабенький был, меньше первого, да она и не смотрела никуда… Ну, малютки сразу затихают после первого крика, поэтому ребенок спокойно пролежал в тепле в моей корзинке с продуктами, после сдачи смены понесла его домой. Сестра была в ужасе от содеянного, но дело было уже сделано, всплыло бы все тогда, меня бы самое лучшее с работы погнали… Позже мы узнали имя роженицы, адрес. Сестра захотела дать дите такое же имя, как у близнеца, еле отговорила, это было бы подозрительно, сделали через знакомую документы, она тогда же уехала в Сибирь, отчество и дата рождения были настоящими, только фамилию дала свою- Гарипов. По матери мы русские, но отец был мусульманином, татарином, поэтому все, что положено по мусульманским законам мы сделали как надо. Заметили, что мы живем недалеко от вашего старого адреса? Много раз сталкивались на улице, даже с детьми, только вы, Мариям, нас не знали, тем более не обращали внимания на чужого ребенка. Моя сестра понимала , что со временем близнецы друг друга найдут, поэтому старалась воспитывать своего, как вы… Замечала , в какую одежду одеваете, в какую секцию водите. Несколько раз видела, как вы ребенка на закорках тащите на работу, поняла, что не можете его устроить в садик. Помните, время было трудное какое?. Один раз на прогулке отдала мороженое вашему сыну, перепутав его со своим. Только со школой не получилось, наш Мухаммедали был слабее, он родился с весом 2900, легче своего брата. Поэтому не могли отдать с шести лет, пошел с семи, в третью школу, рядом с маминой работой…. Потом в какой-то момент мы вас потеряли, оказывается , вы продали квартиру на «1000 мелочах» и купили домик на Взлетке. С адресом помог ваш бывший сосед, дядя Алексей, муж тети Зины, он подвозил вашего мужа, за разговорами вызнали, потом приехали посмотреть… Понимаете, с того момента, как ваш сын попал в руки моей сестры, она жила с оглядкой на вас. Как будто всю жизнь боялась увидеть вас вот так, на пороге. Чтобы, получив все-таки когда-нибудь своего сына , вы не обвинили ее в плохом воспитании, что она плохо смотрели за мальчуганом. Потом она заболела, о болезни никому не сказала, скрывала, лечение было дорогое, и может быть, бесполезное, потому что тогда это даже лечить не пытались. Еще она его восприняла как наказание за содеянное… Успела зарегистрировать квартиру на сына, написала письмо, отдала мне последние наставления, все они касались его, сына. Умерла тихо, во сне, хотя терпела дикие боли, долго не мучилась. На похороны приехал брат из России, долго плакал, хотел забрать племянника, но не посмел ребенка лишать родных, которые могли выйти на него. Он деньги присылает, все они на его карточке. Квартира приносит доход, тоже на карточку кладу, пригодится, если захочет учиться. Мама хотела, чтобы он поступал в медицинский… Не сердитесь и простите меня! В квартире повисла гнетущая тишина… Слушатели переваривали услышанное, Вера со страхом ждала слов негодования, злости, крика в свой адрес… Самое главное и важное было сказано. Мелочи потом… -Никто кроме нас не знает ничего. Мы боялись и поэтому никому не говорили… -А почему врачи не знали, что будут близнецы? -Тогда не было узи, правда, в карте было написано врачом Шумской подозрение на многоплодность, но она не довела до родов свою пациентку, уехала в Россию, поэтому другой гинеколог особо ее не рассматривал, видно была неопытна. Низкий потолок комнаты, казалось, стал еще ниже, комната еще меньше и темнее, только теперь заметили, что сидят без света, что давно наступила ночь… В комнате было душно, не хватало воздуха, запахи чужого дома не давали вздохнуть полной грудью.. -Вера, я забираю своего сына, я не знаю, что сделаю с вами завтра, мне… нам надо успокоиться и все обдумать. Ясно, что в милицию не пойду, но в будущем никаким образом мне не мешайте. Мариям говорила четко и ясно, тщательно выбирая слова, чтобы раз и навсегда остановить возможные действия этой ненормальной. Кто ее знает, эту Веру… -Мы знаем, что у вас дети тоже, можете представить себе мое состояние сейчас, и хотели бы, чтобы с вами произошло что-то подобное? Вера вдруг сползла с кресла на пол и заголосила, выдавливая из себя слова, слезы текли по щекам, нос сразу покраснел, смотреть было и жалко, и противно. -Простите, простите меня! Только я виновата, только я! Сестра не при чем, не проклинайте ее! Мухаммедали, прости и ты меня! Не обижайтесь, бабушка, не держите на меня зла!.... Аааа! Избавиться от этого крика было невозможно, Вера никак не могла успокоиться. Все постарались поскорее выйти из квартиры, плач, переходящий временами в причитания, сопровождал до самой улицы. Бабушки на скамейке сидели притихшие, ошарашенные неожиданными звуками в этот вечер… Уже в машине, в которой ехали домой, Мухаммедали повернулся к Мухаммеджану и: -Так значит ты мой старший брат? Родной брат? А вы моя мама?... Невольные слезы брызнули из глаз, заплакали все, даже младший дядя за рулем… Машину пришлось остановить, надо было как-то успокоиться… Вторая машина тоже немедленно свернула на обочину. Люди из нее увеличили поток слез, волнение и радость от неожиданности были так велики, что плакали и смеялись одновременно… Успокаивая друг друга, пошли потихоньку в сторону реки, чтобы не привлекать внимание прохожих. Яркие фонари делали пляж уютным. Волны плескались о берег. Вода была теплой и ласковой. Темные тени людей застыли на горячем еще песке, всех ждал радостный завтрашний день. Все будет завтра, а сегодня … спасибо, создатель, за все! Унеси , дарья, наши слезы, унеси все наши беды. Пусть отныне и навсегда только радость приходит в наш дом. И даруй моим детям и родным здоровье и благополучие! Горячий шепот молитвы и благословений несся над песком. Великая Дарья неспешно и важно катила свои воды, удивляясь миру таких слабых и беззащитных людей. В безмолвии застыли люди, не понимая загадочности вселенной, того, что в этом мире ничего случайного нет. Послесловие: Бабушка осталась в городе на несколько дней, пока улаживались формальности, выправлялись документы, где менялась только фамилия, остальное и так было одинаковым, договаривались с директором интерната, вмешивать в эту историю милицию не стали, зачем, все хорошо, что хорошо кончается. Потом все поехали в аул, где был прочитан коран, извещены все родные, а их было очень много, потом обоих близнецов наперебой приглашали в гости, так что они чуть не опоздали на свои вступительные экзамены… Чисто случайно поступили в один и тот же вуз, в медицинский в Караганде. Или все-таки еще действует закон, по которому близнецов не разлучают?... Не знаю. Со временем Мухаммедали тоже стал звать Мариям мамой, малыши на нем висели так же, как на Мухаммеджане, и было ощущение, что по- другому и не было никогда… Только снилась мама иногда, и всегда улыбалась сыну своими серыми, добрыми глазами…

Публикация на русском