Просмотров: 500 | Опубликовано: 2018-05-30 14:06:06

Леночка

Теплом и гомоном грачей наполнялась весна, казалось, что уже сегодня кончится война.  Уже четыре года как я на фронте. Почти никого не осталось в живых санинструкторов батальона, кроме меня и Вали Озариной. В батальоне все  почему-то меня называли Леночкой, и видавшие войну с июня сорок первого, и только что пришедшие на смену тем, кто был похоронен в братских могилах…

Отбили какой- то красивый дом. Обойдя всех, и оказав первую помощь,  отправила в санбат тяжелораненых, поговорила и успокоила тех, кто был ранен в бою. Дел хватало: нужно было постирать бинты, а это значит найти воду, что было очень проблематично, но меня всегда выручали дивизионные разведчики, припасая фляжки с водой. К ним я относилась почтительно, каждый из них был ей, как отец или брат, особенно дядя Ваня. Глаза его всегда улыбались. Зная, что Леночка сластена, разведчики приносили  трофейный немецкий шоколад, угощали сахаром, галетами. И  она была благодарна им.

Юность перешла сразу во взрослую жизнь. В перерывах между боями я часто вспоминала школу, вальс…

  А на утро война. Решили всем классом идти на фронт. Но девчонок оставили при больнице проходить месячные курсы  санинструкторов. Занимались много, почти до самой ночи, слушали каждое слово « хирургини» – так девчонки называли Марью Васильевну – пожилого доктора, которая, казалось, знала все!

Потом теплушки и на фронт. Прощаться особо было не с кем. Мама её умерла при родах, а отец  сразу женился.

Отца сразу отправили на Урал вместе с заводом – ему была положена бронь.

 Он совершенно спокойно отнесся к тому, что его дочь после ускоренных курсов призывается в армию. Значит, так и должно было быть.

Когда я прибыла в дивизию, увидела раненых. Говорили, что у этих ребят даже оружия не было, добывали в бою.

Первое ощущение беспомощности и страха она испытала в августе сорок первого…

– Ребята есть кто живой?– пробираясь по окопам спрашивала Леночка. – Ребята, кому помощь нужна?

Она переворачивала мертвые тела, но никто не просил помощи, никто не слышал ...

Артналет уничтожил всех…

– Но не может так быть, хоть кто – то же должен остаться в живых? Петя, Игорь, Иван. Алешка!

Леночка подползла к пулемету, и увидела Ивана.

– Ванечка! Иван!– закричала она, но тело уже остыло, только голубые глаза Ивана неподвижно смотрели в голубое небо.

Спустившись во второй окоп, она услышала стон.

– Не может быть!? Кто живой?

Послышался глухой стон.

 

– Там!

Леночка бегом побежала мимо мертвых тел, ища его, оставшегося в живых.

– Миленький! Я здесь! Я здесь!– кричала, осматривая длинный окоп.

И опять она стала переворачивать всех, кто попадался на пути.

– Нет! Нет! Нет! Я обязательно тебя найду! Ты только дождись меня! Не умирай!– и  спрыгнула в другой окоп.

 Стон повторился где – то совсем рядом.

– Я же потом никогда себе не прощу, что не нашла тебя,– закричала Леночка.

Вверх, взлетела ракета, осветив окоп.

– Давай. Давай, прислушивайся! Ты его найдешь, ты сможешь!– командовала  себе.

– Вот раненый прямо в сердце, в голову.  Еще немного и конец окопа. Боже, как же страшно! Быстрее, быстрее! Господи, если ты есть, помоги мне его найти!– и Леночка встала на колени.  Комсомолка, просила Господа помочь…

Было ли это чудом, но стон повторился.

– Да, он в самом конце окопа. Держись!– что есть, силы закричала, Леночка.

 Она просто ворвалась в блиндаж, прикрытый плащ - палаткой.

– Родненький, живой!– руки её работали быстро, понимая, что он тоже не жилец. Тяжелейшее ранение в живот. Свои кишки он держал, прикрывая их руками.

– Тебе пакет доставить,– тихо прошептал он, умирая.

Леночка прикрыла его глаза. Перед ней лежал совсем молоденький лейтенант.

– Да как же это!? Какой пакет? Куда?– засуетилась Леночка.– Ты не сказал куда?! Ты не сказал куда!!– осматривая все вокруг, она увидела торчащий в сапоге пакет.

« Срочно»,– прочитала она надпись, подчеркнутую красным карандашом.  Полевая почта штаба  дивизии.

Леночка засунула пакет туда, куда обычно прятала деньги, когда ходила на базар до войны и застегнула плотно гимнастерку.

Она прощалась с молодым лейтенантом, а слезы катились одна за другой. Забрав его документы, она шла, по окопу, шатаясь, ее подташнивало, когда закрывала по пути глаза мертвым бойцам. Пакет она доставила в штаб. И сведения там, действительно, оказались очень важными.

Только вот медаль, которую ей вручили – её первую боевую награду – никогда не надевала. Потому как принадлежала она тому лейтенанту – Останькову Ивану Ивановичу.

…После окончания войны Леночка передала эту медаль матери лейтенанта, и рассказала, как он погиб.

А пока шли бои.  Четвертый год войны. За это время Леночка совсем поседела. Её рыжие волосы стали совершенно белыми. Приближалась весна с теплом и грачиным гомоном…

 

Публикация на русском