Просмотров: 202 | Опубликовано: 2018-06-12 02:27:19

Харам

 Москва конца девяностых, как большая и шумная ярмарка - грязные улицы, стихийные рынки, наглые шулеры, фальшивые попрошайки, веселые хитрые цыгане и много-премного всякого люда – злого, циничного, хамоватого, преступного, интеллигентного и, конечно, простого и доверчивого.

 Как и всегда, Арбат встретил Жанну с музыкой, песнями, криками зазывал –лоточников и матерным ором столичных алкашей. На улице было жаркое лето, поэтому везде были открыты настежь окна,  балконы старых, но заветных квартир; сыпалась штукатурка на вековых стенах, шла пугающая реконструкция за зелеными сетками.

   Жанна шла и наслаждалась встречей с городом, ей казалось, что в прошлой жизни она родилась и жила здесь, и, наконец, она снова вернулась сюда – ее ждут родные улицы, дома, роковые перекрестки, подъезды и арки. Ее ждали пушкинский дом,  особняк Андрея Белого, антикварные магазины, кафешки а ля рус, веселые и лубочные сувенирные киоски – и всегда, как в первый раз.

Приехала она сюда с мужем, надо было обследоваться и, скорее всего, оперироваться. Эта напасть появилась вдруг - просто проснулась утром, а на шее шишка.

  Быстро собрались в Москву – для всего бывшего Союза все еще «земля обетованная», «надежа и оплот».  Погуляли на Арбате, поели мороженого, вкусно пообедали, и тронулись на окраину Москвы. Сняли недорогую квартиру, тут же заехали туда. Часы показывали уже шестой час вечера, холодильник был пуст. Пошли в ближайший рынок, который вот-вот должен был закрыться. Успели набрать продуктов, всякой химии для уборки и гигиены. Надо было взять еще мяса – пошли вниз в убойный павильон, но там уже ничего не оставалось, кроме свинины. Мусульмане по рождению, Жанна и Али с некоторым опасением глянули на мясцо, но выбора не было.  Счастливые, в предвкушении трапезы, молодые вернулись в квартиру. Жена решила сделать отбивные из свинины и потушить капусту. Ужин получился на славу –  жирный, пикантный, но харамный.

Уже на следующее утро молодожены поехали в клинику -  началась процедура сдачи анализов. Рентген, моча, кровь, пунция; очереди, раздражение, черный юмор и перманентный  страх перед неизвестностью. Усталые и голодные вернулись домой, теперь нужно было ждать результаты обследования – главное, чтобы не рак, думал каждый.

  Прошли три долгих дня. Жанна решила идти за анализами одна. Али с удовольствием остался дома. Ехала  долго на метро, затем пересела на маршрутку и поехала дальше. Долгая дорога оттягивала встречу с врачом, и что скажет он, зависела дальнейшая жизнь молодой женщины. Задумчивая и грустная доехала до своей клиники, и не спеша зашла в здание. К ней на встречу торопливо и услужливо вышла медсестра и спросила: «Вы Жанна ?»

  • Да, это я, ответила она.
  • Вы знаете, Вам надо пройти к главному врачу. У него есть вопросы к Вам.
  • Ко мне?!   с удивлением спросила Жанна.
  • Да, к Вам. Вы не переживайте, только пару вопросов и все, сама почему-то попятилась назад, словно боялась чего-то.

Молодая женщина в недоумении пошла за ней. Медленно зашла  в кабинет. Навстречу вышел врач. Улыбка у него была натянутая и фальшивая.

  • Вы только не переживайте, сядьте. Из какого города Вы приехали? Где работаете?, начал осторожно он.
  • Я из АлмаАты, работаю учителем в школе,- отвечала с тревогой Жанна.

-Вы замужем? Где Ваш муж?, - продолжал доктор. «Господи, что могло случиться со мной?! - чуть не плакала от страха и неведения молодая.

- Я хочу Вас предупредить, что бывают ошибки, не стоит паниковать, бояться. Мы сделаем подробный анализ, чтобы убедиться и не ошибиться .

- Доктор, пожалуйста, не тяните, скажите скорее, что случилось в конце концов? - взмолилась Жанна.

- Хорошо, только Вы не волнуйтесь, бывают ошибки. У Вас оказались положительными результаты анализов на СПИД. Только не отчаивайтесь, это не приговор. Женщина стала медленно оседать,  перехватило дыхание, кровь хлынула к лицу, сердце замерло от неожиданной и абсурдной новости.

- Этого не может быть!

- К сожалению, анализы показали. Вы накануне, случайно, не ели жирного? - со смущением и надеждой спросил врач.

- Не помню

-  Не переживайте. Это займет несколько дней, мы снова отправим Вашу кровь в лабораторию, не волнуйтесь, наберитесь терпения. Думаю, что это ошибка, - быстро говорил доктор. Незаметно передал пациентку в руки медсестры и исчез…

  Персонал взял адрес проживания Жанны и живо выпроводил за дверь от греха подальше.

  Девушка медленно брела в никуда. Урывками ловила себя и снова уходила в немое бессознанье.

Мысли – отрывки: «где, как, почему, за что, мама, рифма – «в один момент земля мне стала небом», лучше тогда рак, как меня теперь похоронят,  сожгут, кто заразил». Вспомнила вдруг дантиста, который перед отъездом сажал на цемент коронку, и ранил инструментом. Было очень больно, пошла кровь, было не приятно. «Да, это точно он», - лихорадочно думала Жанна. «Но как я скажу и объясню Али?!».

Так она доехала, а может дошла, до квартиры. Муж спал, проснулся от звука открывшейся двери, и ждал новостей. Насторожила необычность во всем облике жены – потерянность, смущение и страх одновременно.

  • Что случилось, Жан? Все в порядке?
  • Да, все хорошо. Только знаешь, знаешь, ты только не волнуйся, мне сказали, что у меня СПИД, выдавила тонким голосом Жанна. Лицо  мужа вытянулось большие глаза стали шире, побледнела кожа, губы вытянулись от ужаса и неожиданности. Он ожидал все, что угодно, но не СПИД. Первая мысль, которая посетила его, была : «А я? Вдруг я тоже?! Она заразила меня! Боже! Я пропал!».
  •  Что они сказали? взяв себя в руки, переспросил супруг.
  • Ну сказали не волноваться, чуть не плача отвечала Жанна, - окончательно ответ скажут через три дня.
  • Три дня?! – закричал Али, ты что с ума сошла? Ждать три дня! Да мы свихнемся! Завтра же едем в Склиф!
  • А что там?
  • Там, по моему, анализы сдают срочно.
  • Да? Не знала, ответила Жанна задумчиво и отрешенно.
  • Где ты могла заразиться?, спросил строго Али, глядя прямо в глаза жене.
  • Не знаю, может у дантиста?! Помнишь, я тебе рассказывала?
  • Думаешь? Убью его, если подтвердится!

Жанне было абсолютно все равно – убьет, не убьет – какое теперь это имело значение.

Всю ночь не спалось. Жанна глядела в потолок : «Мама, почему? Что я сделала такого грешного, чтобы с таким позором умереть. О жизни моей уже не идет речи. Почему, мамочка? Лучше бы ты не родила меня, сделала аборт. Лучше бы у меня нашли рак, чем этот позорный и проклятый СПИД! Боже, за что? Это, наверное, сон»

Али тоже не спал. Жалко было жену, которая лежала рядом и почти не дышала от страха и позора. «Как она могла заразиться?!

Изменила что –ли?! Нее , не может быть. А вдруг?!

Откуда знать этих баб?!» - думал он. «А если завтра подтвердится – что будем делать?! Говорят болезнь  заразна. Что я думаю?! Ведь я люблю ее! Этого не может быть! И все же…приехали! Семья, дети, дом…разбитое корыто, старик со старухой… ешкин кот… как страшно… что делать?! Убью этого суку стоматолога.  Смогу ли я жить с ней дальше – вот братан вопрос. Кишка тонка. Легче убить дантиста, но жить дальше с ней – не знаю. Вот дела…»

Рассвело. Али крепко спал. Жанна встала, пошла в ванную, долго мылась и чистилась – готовилась, как на плаху. Завтракать нельзя.  Быстро доехали на такси. Несмотря на ранний час – очередь была уже приличная. Наконец Жанна сдала кровь, за анализами просили подойти через час. Прогуляться решили молодожены, по пути увидели кафе, туда и зашли выпить кофе. Али взял две чашки горячего душистого напитка и одно пирожное для Жанны. Грустные и почти приговоренные молодые сидели и молчали. Каждый думал о своем. Подбодрить друг друга не было сил и желания. Жанна съела кусочек кекса, но не было аппетита.

- Я не буду больше, если хочешь доешь, -  сказала она. Но лучше бы жена этого не говорила.  Жанна увидела выражение лица Али и все поняла – если сейчас подтвердится болезнь, то мужа она уже не увидит никогда - он с ужасом смотрел на пирожное, словно микробы СПИДА обрели размеры червей и ползали по нему. Брезгливость и страх ничем нельзя было скрыть. Али не успел надеть маску. Жанна была опустошена. «И это любовь?!» – думала она. «Испытание болезнью. Да страшной, позорной, грязной. Он не сможет преодолеть? Другие – сможет, а СПИД ему не по плечу? Все ясно, Жанна, теперь держись, только не плачь, осталась только мама на этом свете для тебя и все. Готовься – это конец», - думала несчастная женщина.  Она  ничего не стала больше говорить, Али подумал, что она ничего не заметила. Прошел час, тикали последние секунды надежды и отчаяния. Идти в лабораторию было страшно. Медленно шли уже отчужденные и холодные муж и жена. Время тикало вместе с сердцем. Вот и окошко выдачи анализов. Жанна подошла к отверстию, назвала спокойно фамилию и протянула руку. Медсестра быстро достала бумагу и с улыбкой отдала ей. Она с ужасом стала читать бланк, но ничего не видела и не понимала. То ли медработник видела такую картину каждый день, то ли действительно у клиентки было лицо из ада - она тихо с улыбкой сказала ей: «Девушка, успокойтесь, у Вас ничего нет».

Жанна закрыла бумагой лицо, тихо и горько заплакала. Али обнял жену , долго не отпускал, улыбаясь от счастья и облегчения. «Я люблю тебя!», - тихо прошептал он.

 

12 июня2018 г.

Публикация на русском