Просмотров: 217 | Опубликовано: 2018-08-15 03:54:40

Обмани, что вернешься

Жизнь - это Богом поставленная театральная сцена,

где каждый человек играет свою роль.

И, в конце концов, занавес когда - нибудь упадет;

и кем ты был, и что искал,

- все это неважно.

 Неважно будет и то, насколько ты познал Любовь.

Будет важно то, насколько ты сгорал от нее.

 

Зейноллов Диас

 

Глава 1

 

Затаив дыхание, он следил за разноцветной надписью в его душе под названием «МОЯ ЖИЗНЬ», которую вывесили на сцену, вынесли из-за кулис стремянку и с высоты четвертой ступеньки поведали, что все исполнители, то есть люди, талантливы и работа с ними — в радость (полная чушь).

Он столкнулся с кучей проблем, и, если честно, он почти смирился с тем, что ничего грандиозного не случалось, не случается и не случится в его жизни. Но, вот, что я вам скажу. Пусть это звучит банально, однако в его жизни все же что-то произошло. Он сидел там, на окраине своей Судьбы, у берегов омерзительной холодности его побуждений на будущее, и вдруг нутром почувствовал: нынче все мы, люди, играем с душой. Он прижал свои растопыренные пальцы к карману рубашки Любви, обозначив местоположение души, затем безмолвно, но многозначительно потряс кулаком, а его зажмуренный глаз и выпяченная мокрая губа были знаком гордого триумфа.

— Сыграйте так завтра, мои чувства, и мы произведем восхитительный фурор – чуть было не сорвалось с уст Дэниела в полной тишине.

От облегчения пылающие чувства едва не разрыдались. Все еще колотило сердце, однако слез не было, пошли крики души, дружеские рукопожатия и поцелуи разума и сердца, затем кто-то мысленно сбегал за ящиком пива, кому-то захватили бутылку вина и все, сгрудившись вокруг старого пианино, пели душевные песни, пока единодушно не решили, что с весельем надо завязывать и хорошенько выспаться. Так решил разум.

Публика эмоций, прибывшая на спектакль в змеящейся череде сверкающих автомобилей, тоже была очень серьезна. Она состояла из зрелой молодежи, облаченной в красивые наряды, стиль которых одежные магазины характеризуют как «современный» с потертыми и обтягивающими джинсами, с открытыми топиками, а также короткими юбками, что было можно разглядеть цвет женских трусиков. Возникла идея разврата и похоти. Но, хотелось полной тишины, умиротворения, пачки сигарет, вина и красивого заката. Именно эта идея привлекла столько зрителей, чтобы заполнить больше половины зала души, именно она создала напряженную тишину предвкушаемой радости, после того как в партере его душевных чувств погас свет.

 Одну минуту! Мой дорогой читатель, вообще-то еще ничего не началось. Я тут слегка нервничаю, так что ты уж потерпи. Вскоре, возможно уже никаких извинений не будет требоваться, и со временем ты все поймешь, ибо вниманием публики его души завладела исполнительница главной роли его сердца.

Ее звали Лили; едва она появилась на сцене его жизни, как по залу прокатилось слово «Желанная!». Чуть позже к нему прибавился шепоток «Она прекрасна!». Казалось, эта двадцатиоднолетняя высокая пепельная брюнетка, чью породистую красоту не могло исковеркать даже любительское освещение его голодных глаз, идеально подходит к роли его возлюбленной.

Сгрудившиеся в кулисах актеры его воображения вдруг полюбили ее. По крайней мере, были готовы полюбить, ибо внезапно она превратилась в их единственную надежду.

Все произошло так быстро, что никто не додумался выйти к публике и объявить о воскрешении его сердца; второстепенные персонажи не знали о ней до тех пор, пока со сцены не донесся голос жизни, произносившего знакомый текст, который они привыкли слышать из уст творческого человека. При ее появлении актеры переврали текст и забыли мизансцены, а голос, пробираясь через важный монолог героя о собственной ненужности, взмахнул руками и опрокинул стакан холодной воды. Оплошность он попытался обыграть смешком: «Видели? Вот до чего я никчемен. Дайте-ка вытру…».

         Дэниел был англичанином по происхождению, однако его корни уходили вглубь Шотландии и Ирландии. Дэниел каждый вечер стоял у окна квартиры пятиэтажного здания на окраине старого Лондона и наблюдал за солнечным диском, что уходил за горизонт, пожирая своим пожарным цветом все то, что казалось живым; за старым заводом, что испускал свой дым в облака, словно уставший старец, сидящий на скамье и потягивающий махорку. Он смотрел на Север, на дороги, которые ведут к дому его отца. К старому крыльцу оранжевого цвета, над которым, наклоняясь, росло большое деревце яблони.

Дэниел не знал с чего начать свой рассказ. В его голове кружились разные мысли, и все белого цвета, но холодные. Они были похожи на снежинки в тёплую зимнюю погоду. Но, как только он пытался ухватиться хоть за одну мысль, она тут же испарялась в его воображении. В его голове крутились разные сюжеты повествования, но все они были бессмысленны (по его мнению). Поэтому он так долго не мог сесть за письменный стол и начать писать (хоть что-нибудь). Если бы он жил столетием раньше, то он не смог бы жить без печатной машины, но сейчас, когда в его руках белый лист, на котором нет ни единого слова, все кажется бессмысленным, беспорядочным, холодным, отвергнутым, хаотичным существованием всего живого внутри него. Желание что - то написать  бегает в его мыслях, словно ток по проводам. Но, как только он пытается нарисовать букву с красной строки, то в нем тут же пропадает охота к изложению своих мыслей.

«Мне посчастливилось встретить ее в начале своего жизненного пути, - думал Дэниел, упираясь лбом в холодное, вечернее окно, потягивая засохший мальборо, - что если она моя Судьба, а я ее потерял? Я буду сожалеть об этом всю свою жизнь!».

Дэниелу хотелось на ферму отца, что находится в небольшом городке Кардиффе. Он устал от грязных окраин Лондона, от ненужной красоты центрального города, и от той среды, которая существует в этом городе. Он никогда не оспаривал красоты города, по крайней мере, внешней, но он никогда не считал себя своим среди чужих ему людей. Отец Дэниела держал коней, овец, и остальной скот. Отец его был инженером, высокого роста, с выраженными чертами лица, добрым сердцем и острым языком на слова. Дэниел любил технику, но ненавидел копаться в ней, считая себя неумелым человеком в этой области (или в этой сфере).

Он сидел в углу темной комнаты у окна, на кресле и думал, насколько может быть бессмысленна жизнь, в особенности его. Насколько мы, люди, очерствели по отношению друг к другу и находим неоправданные отговорки нашего существования. Он никак не мог забыть те моменты рядом с ней, под светом синей луны, когда сама Вселенная благоволила их сердцам, что бились в унисон. Когда она впервые обняла его, то в его сердце что – то ожило, словно льды Северного Ледовитого океана начали внезапно таять; будто огонь приблизился к его сердцу и начал его греть. А что теперь? Пустота!

         Мрак поселился в его разуме и сердце. Надменность быта. Сумерки чувств, отгоревших в камине. Он находил успокоение в работе, забываясь в ней до позднего вечера. Он ни с кем не говорил о том, что ему нравится течение жизни, в котором с избытком есть искусство и любовь, выдавая себя окружающим твердым и серьезным человеком, однако если выдавался случай провести время в веселой компании, то он непременно им пользовался. Дэниел был из числа молодежи, но вел свой специфический образ жизни, который был в большинстве случаев похож на самобытность, дикость, и одиночество. Больше не было надежды на то, что он когда – либо увидит ту самую чистую и униженную любовь. 

         Лили. Прикосновение имени к небу. Чистого и светлого имени. Белоснежная и мягкая, как вата кожа, шоколадные глаза, высокого роста, взгляд убийцы сердец, прикосновение самой нежности, бархатный голос. Это все она, от пят до головы. Лилия. Цветок всей жизни. Его Белоснежка.

         Дэниел мечтал о долгой жизни вместе с Лили. Присмотрел квартиру неподалеку от центра города, уютную, теплую, такую, чтобы понравилась ей. С видом на парк, где можно будет проводить время вечерами за беседой с ней, и на звезды, которые должны были исполнять любые капризы Лили. Он любил ее до бесконечности своего существования. Купил второй джойстик, вторую подушку и одеяло. Постепенно выучился готовить многие блюда, для того, чтобы его суп получался вкусным: «когда Лили будет болеть, я непременно вылечу ее этим самым супом» - думал Дэниел. В последние дни он думал над ее возвращением, и о детях вместе с ней. «Она будет прекрасной женой и матерью» - повторял Дэниел самому себе. Но, новость, которую он узнал, ошеломила его. Одной волной смыла все его мечты. Вьюга своей мощью била ему в лицо и закрыла видимость реально происходящих моментов в его жизни. То, что он узнал, заставило его задуматься над тем, что он все еще любит Лили всей своей душой и простил ее за все. Абсолютно!

         Ее не хватало его душе, после того, как он расстался с ней несколько месяцев назад. Тогда стояла теплая осень, когда Лили уехала жить в другой город.

         «Знаешь, - как – то говорил Дэниел другу, - я думал, что смогу превратить свое сердце в лед, в металл и, что смогу обмануть себя и забыть ее. Но, когда вижу ее глаза, слышу ее голос, то все снова оживает в моем сердце. Судьба посмеялась надо мной и поступила так, что и в дверях и за дверьми – я. Все, о чем я мечтал было то, что я приду домой, постучу в дверь, и чтобы она открыла ее. Всего лишь это! Я боролся, пытался, не вышло. И я передумал гореть по ней.

Дэниелу хотелось застрелиться.

«Я не могу больше терять любимых мне людей. Я не могу больше в который раз терять Лили. И пусть за все расплатой будет мое сердце» - подумал тогда Дэниел.

Перед каждым сном Дэниел, выкуривал сигарету, и однажды он вывернул наизнанку пачку сигарет и при тусклом свете фонаря у подъезда написал на ней: «Наша жизнь – это всего лишь закономерное «вдруг»; вдруг и жизнь открывается с новой стороны и преподносит нам приятные сюрпризы. Вдруг и ты по уши влюбляешься. Вдруг и тебя нет!».

И вот, Дэниел снова одинок, но никак не грустен.

Дни, что были без Лили, казались мукой для Дэниела.  

 

Глава 2

 

… месяцев назад.

 

Дэниел исчез из жизни Лили, по известным только ему причинам. Он не разговаривал больше о ней, никому не рассказывал, что происходило в его душе. Но, где – то там внутри, он ждал и надеялся, что когда – нибудь обязательно наступит день и они снова будут вместе. И теперь уже навсегда. Жизнь Дэниела была настолько закрыта для остальных и настолько открыта для Лили, что он не впускал в нее никого, кроме своих мыслей и мечтаний о ней. Дэниел ни с кем не вел бесед, касательно любовных отношений. Он был также весел, общителен со всеми, но никому не выдавал своей мучительной скуки по своей возлюбленной. Каждую ночь, выходя из подъезда дома, где проживал Дэниел, он шел в сторону сквера и сидя на холодной скамье, выкуривал по две сигареты. Выкуривая каждую сигарету, он вспоминал каждое прикосновение своей любимой, смотрел на звезды и думал, что где – то там – она тоже смотрит на них. Он верил в искреннюю любовь к ней. В тот злополучный день, когда Дэниел ждал приезда Лили, он снял для них двоих квартиру, приготовил ужин, купил французского вина. Лили переехала жить в другой город, как говорила она сама по причине того, что она не выдержала того натиска событий жизни, которые происходили на тот момент. Да, и Дэниел был в меру не похож на себя своим поведением и отношением к ней. В последнее время отношение Дэниела к его любимой Лили очень изменилось. Он не чувствовал того самого тепла, которое было раньше (особенно в первые дни знакомства). Лили очень сильно изменилась в глазах Дэниела, но он все также безудержно ее любил. Она была несправедлива по отношению к нему, и он это понимал, но не желал осознавать полностью всей сложившейся ситуации, ибо он был подвластен своему сердцу. Но, она так и не приехала.

В тот вечер Дэниел напился в стельку. А что еще делать, когда ты теряешь любимого человека? Выпить чаю? Вряд ли поможет. Чем заглушить боль? Несмотря на то, что Лили так и не явилась на встречу по неизвестным ему причинам, он все же не выбросил ее из сердца, как старую и ненужную вещь. Но, свои чувства он все же решил выбросить в мусорный бак, так как в них отныне она не нуждалась (и нуждалась ли вообще?). Остался только пепел от скуривших Дэниелом сигарет. Ладонь превратилась в кулак.

Как – то, одним теплым вечером, Дэниел не отвечал ни на звонки, поступавшие на его телефон, ни на одно сообщение, ни на то, что могло бы согреть его сердце. Никто не знал, где находится Дэниел, кроме его лучшего друга Фрэнка, который все же дозвонился до Дэниела.

- С тобой все в порядке? – спросил Фрэнк, приехав по сказанному Дэниелом адресу и выходя из черного автомобиля, -  что ты тут вообще делаешь? Здесь кто – то живет?

- Я уже второй месяц прихожу сюда, - начал Дэниел, - почти, что каждый вечер. Втайне от всех. Прихожу и вот так вот стою перед этим домом, боясь подняться на девятый этаж и встать перед дверью квартиры, где она раньше жила. Не могу не прийти сюда, не могу отпустить, забыть. Хочется стать льдом, камнем, металлом. Не чувствовать. Говорю, что впредь мое сердце не будет гореть и что ему больше не будет больно. Но, как только вспоминаю ее, то все становится ложью.

- Послушай, - сказал Фрэнк, - некоторые вещи невозможно вернуть обратно. К примеру, сказанное тобою слово не вернется обратно в твои уста. Ты не сможешь вернуть вчерашний день. Не сможешь вернуть прошлую любовь. Посмотри на меня, не делай так, не издевайся над своим сердцем. Отпусти. Взгляни на нее, она уехала жить в другой город, залечила свои раны, научилась жить с этим. И ты смирись. Ты хочешь все сжечь, но сгоришь сам. Ты любишь раненым сердцем. Необузданные чувства превратят тебя в пепел. Будь благодарен всему тому, что было и отпусти, как отпускают птиц на волю из клеток.

- Горло опухает от тех слов, которые невозможно сказать. Руки и ноги немеют потому, что не знают дороги, кроме той, которая ведет к ней. Не с кем поговорить, что уже тишина начинает душить тебя.

- Идем!

- Куда?

- Идем, идем! – настаивал Фрэнк, садясь в автомобиль.

 Через полчаса они сидели у стойки бара.

- Мне моего любимого виски, - обратился Фрэнк к знакомому бармену, снимая с себя свою коричневую кожаную куртку.

- Мне через виски к любимой, - подхватил Дэниел.

- Ну вот, совсем другое дело!

Вечер предвещал быть долгим на разговоры, но Дэниелу вовсе не хотелось говорить о чем - либо. Ему хотелось побыть одному, и после второго стакана виски он покинул бар и направился в сторону своей квартиры, пообещав Фрэнку, что они увидятся на выходных и обязательно сходят в бассейн.

 

Глава 3

 

В Дэниеле поселилось отчаяние любви. Нет, вовсе не то отчаяние, которое заставляет человека спустить курок у своего виска (хотя порой у Дэниела возникали такие мысли). В нем было то отчаяние и неверие в существование любви, которое он тщательно скрывал за своим добродушным общением с коллегами по работе и за улыбкой для семьи. Его разум овладел сердцем и заставил быть Дэниела хладнокровным ко всему, но порой сердце все же давало знать о себе. Да так давало знать, что Дэниел едва мог удержаться от того, чтобы не упасть на колени и не зарыдать, словно маленький ребенок.

Сегодня уже второй месяц как он не слышал голоса Лили, не ощущал запаха ее волос, не таял от одного ее нежного взгляда. Перед тем, как покинуть свою квартиру и пойти на работу он написал на белом листе слова, которые он считал истиной. Простым и острым карандашом, своим красивым почерком, он написал своему другу:

«Я пишу тебе то, что никем ранее не читалось! Это письмо я написал «Любви». Прочти его и напиши на него рецензию. Не слишком ли я груб в своих словах? Не считай меня злодеем и революционером чувств, отгоревших ярким пламенем. Но, я хочу тебе сказать, что тебя нет! Тебя нет, и я больше не верю тебе, не верю в тебя. Если ты снова заплачешь, то я тебе и вовсе не поверю. И всю эту материю жизни оставь себе в виде чепухи!».

         Через неделю, посредством доставки письма почтальоном поздним вечером Дэниел прочел ответ:

«Мой дорогой, Дэниел. Это я! От имени Любви мне хочется сказать тебе:

«Это я - Любовь, в которую ты больше не веришь. И да ты прав, читая твои слова - я плачу. Не любишь, когда я грущу? Но, мне больно читать твои слова. Потому, что я бываю разной. Я бываю счастливой, неожиданной, непредсказуемой, сексуальной, теплой, таинственной. И родной, милый Дэниел, ты помнишь? Я бываю родной! Я знаю, ты мне не веришь, но доверься мне. Доверься!».

На следующий вечер Дэниел написал ответ:

«Не зря, мой друг, хранитель тайн моих, ты училась на психолога. Представляю тебе ответ на твое письмо:

«Довериться? Довериться тебе? Я доверял тебе! И ты предала меня! Я видел тебя каждый день, ощущал тебя в каждом дыхании, в каждом дне и в каждой ночи, в ее глазах, я слышал тебя в ее голосе, когда она смеялась. Ощущал тебя внутри себя, когда она была рядом. А ты... Ты... Ты предала меня! Разбила мне сердце!».

Через неделю поступило письмо. Дэниел сделал глоток виски, выкурил сигарету и раскрыл письмо:

«Наверняка не зря, вот мой ответ:

«Нет! Нет, мой Дэниел, я не предавала тебя! Поверь мне, я все еще жива, любимый мой Дэниел. Я - свет и тьма, земля и небо. Я - все! Я причина. Твоя причина! Единственная твоя причина на всем белом свете. Не пытайся жить без меня! Прошу, не надо! И.., я все еще в твоей боли!».

Глаза Дэниела покраснели от недосыпа и отсутствия желания что-либо делать. Выпив стакан виски, он встал из-за рабочего стола и упал. В глазах потемнело, немного тошнило, Дэниел пытался встать, но из носа потекла кровь. И он продолжил лежать в белой рубашке с пятнами крови на воротнике, сжимая в руке разбитый стакан. Кровь шла и на ладонях. Дэниел в лежачем положении, подняв левую руку вверх - затянул рукав на рубашке. Тьма. Кровь. Одиночество. Перед тем, как закрыть глаза - в его сердце мелькнул силуэт Лили. Его любимой и родной Лили.

 Бедный Дэниел, ты еще не знаешь, что ждет тебя впереди!

 

Глава 4

 

Город, в который переехала жить Лили по настоянию ее матери, чтобы присматривать за младшим братом, который учился в колледже, не понравился ей. Он был ей противен. Маленький, серый городок, в котором ее жизнь покажется ей адом.

- Мама, я не хочу здесь жить!

- Ты должна, доченька, и ты будешь!

- Мама, ты совсем меня не слышишь, я говорю, что....

- Я ничего не хочу слышать. Будет так, как я сказала. И не перечь матери. Мало того, что ты не захотела выйти замуж за того парня, которого я тебе присмотрела, так еще и перечишь мне.

- Какая свадьба, мама? Как я могу выйти замуж за нелюбимого мне человека? Я его даже не знаю.

И тут телефонный разговор прервался. Лили чувствовала себя одинокой и никому не нужной. К тому же работа, на которую она устроилась - ей не нравилась. Но, положение Лили было безвыходным. Необходимо было с чего - то начинать. Да и квартиру необходимо было найти, а чтобы оплачивать ее аренду - нужно работать. Не вечно же жить у малознакомых родственников. И всегда так в жизни Лили, заботясь о своих родных и близких - она никогда не думала о себе.

Она вышла из забитого людьми автобуса. Ей было дурно в толпе незнакомых людей незнакомого города. «Пройдусь пешком», - подумала она. Был теплый сентябрь, с листьями и лужами вокруг. Лили шагала, аккуратно обходя большие и маленькие лужи, в своей обуви на высоких каблуках. Прохладный и утренний ветер дул ей в лицо. Телефон издавал звуки «входящих сообщений» уже несколько минут, на часах было половина двенадцатого. Она достала его из белой кожаной сумки и стала читать: «Ты где?»; «Лили, это твой первый рабочий день!». Лили нахмурилась и написала в ответ: «Подхожу». Не успела убрать телефон в сумку, как моментально пришел ответ: «Быстрее, шеф рвет и мечет, ты и так опоздала!». Эти сообщения приходили от подруги Лили.

- Вы что себе позволяете? - начал с порога, руководитель Лили, - в первый рабочий день, и так нагло опоздать!

- Извините, я только что приехала!

- Мне плевать, когда Вы приехали. Вы должны были выйти на работу еще в пятницу, а сегодня понедельник! Что за наглость? Что за не воспитание? Кто Вы такая, чтобы себе такое позволять?

- Извините!

- Что мне Ваши извинения? Плевать я на них хотел. Думаете, если Вы прибыли из столицы, то Вам все позволено. Не знаю, как у вас там принято, но у нас на работу положено выходить точь - в - точь по распорядку.

- Что Вы себе позволяете, - не выдержав, сказала Лили, - как Вы со мной разговариваете?

- Я - Ваше начальство! И я буду сам решать, как мне с Вами разговаривать. Соплячка! Будешь мне еще морали читать!

         Не выдержав такого натиска Лили, выбежала из кабинета. Ей стало душно, на глазах появились слезы. Она чувствовала себя одинокой. Ей необходим был свежий воздух и вода. Но, никто ей так и ничего не подал. Собравшись с силами, глубоко вдохнув чужой воздух, взяв себя в руки Лили вернулась в кабинет начальника.

- Я увольняюсь! - твердо сказала Лили.

- Никто Вас не увольняет и не уволит! Принимайтесь за работу.

         Лили чувствовала себя растоптанной, пустой, и в то же время она понимала, что это только начало ее трудного пути.

         Бедная Лили, ты еще не знаешь, что ждет тебя впереди!

 

Глава 5

 

Каждодневное повторение одного и того же дня, никакого разнообразия в жизни Дэниела не происходило с тех пор, как он распрощался с Лили. В их жизни было столько расставаний и столько боли, что они не могли не напоминать друг другу о себе. В результате чего они снова сходились и были вместе. Она одна имела над ним власть, которая способна была превратить Дэниела в совсем другого человека. В человека, который ради своей любимой будет готов шагать уверенными шагами в большое будущее с высоко поднятой головой, но вместо этого он проживает день сурка в центральном аппарате государственного органа.

Дэниел повстречал Лили больше года назад, когда учился на четвертом курсе в университете. С тех самых пор они и ссорились, и мирились, и отпускали друг друга, думая, что навсегда, но вновь возвращались  друг к другу. Дэниел потерял ее Вечность назад. И он понял только одно, что нет таких комнат, где уместилось бы его сердце.

«Говорят, что если человека нельзя обнять, то его уже нет в живых. Не было его в живых до тех пор, пока она его не обняла».

Все эти дни Дэниел был как никогда приветлив со всеми и на работе с коллегами, и в людных местах со знакомыми, и с первым встречным человеком. Он был приветлив не от того, что он счастлив, а от того, что он больше не нуждался в своем сердце. Он стал хладнокровен. Его улыбка была пуста. Он не мог подолгу засыпать, лишь засыпая под утро, он просыпался через два - три часа и собирался на работу. Каждую ночь он слышал голос Лили: «Почему ты оставил меня одну? Почему ты так плохо старался?».

 

Глава 6

 

Лили была разбита. Чужой город. Чужие люди. Чужие места.

Ведь совсем недавно все было иначе. Был жив отец, а рядом с ним счастливая мать. Отца не стало в то время, когда Лили училась на первом курсе в университете. Ей ничего не сказали о смерти отца. Она узнала об этом лишь пару дней спустя. Она ненавидела весь мир, ненавидела себя за то, что так мало проводила с ним времени. В то время, когда в университете все говорили о своих родителях, то Лили чувствовала в себе боль и любовь, которая жила в ней по отношению к отцу, ведь он был единственным человеком в ее жизни, который понимал ее и безудержно любил.

- Как дела, пап? - спросила Лили у отца, который был изображен на фотографии в рамке, танцующий со своей женой, - у меня сегодня как обычно был трудный день, но ничего страшного. Я справлюсь. Знаешь почему? Потому, что я твоя дочь! Я буду сильной. Ты знаешь, сегодня уже месяц как я живу в этом городе, и сегодня заметила магазин за углом, который называется «Дэниел». Смешно, не правда ли? Я вспоминаю о нем, но не могу быть рядом с ним. Я знаю, он любит меня..., наверное, я тебя утомила? Прости!

Лили открыла аудиозаписи в своем телефоне и включила грустную песню, одну из тех, которую Дэниел посвятил ей. Она смогла пропасть из его жизни. Просто вырвалась, оставив дома включенным свет, приготовленную еду, может быть, даже открытым окно. Именно сейчас у нее был холод внутри, который остужал боль в ее хрупкой груди.
«Я думала, что заболела им и не была уверена, что существует лекарство, способное мне помочь. С Дэниелом так быстро летело время. Глаза карего цвета и очень грустная улыбка. А еще мы постоянно «ссорились» - дурацкие и бессмысленные ссоры. Конечно же, зачинщицей всегда была я, а он все терпел и прощал меня. Неужели я достойна его любви? Он такой романтик с большой буквы. Порой меня это бесит, а иногда я получаю удовольствие от того, как он красиво говорит и пишет. Он всегда очень внимательно меня слушает. Все, что я ему рассказываю, хотя многие темы для разговоров пытаюсь обойти. Я не боюсь, что он увидит во мне целые тонны недостатков, потому что знаю, что он и так их увидел, но все еще любит меня. Мне надо рассказать обо всем, но не сейчас. Не хочу отпугивать его, не хочу, чтобы он испытывал ко мне жалость, которая мне не нужна. Точно не сейчас, точно».

 

Глава 7

 

Ранний холод зимы под медленный вальс опавших листьев, опавших надежд, несбывшихся мечтаний. Он думает о том, как она сейчас одета в такую прохладную погоду. Две чашки кофе в ближайшей кофейне, любование ее милой улыбки на единственной фотографии, что он сохранил на телефоне, и одинокая прогулка после рабочего дня до поздней ночи.

Руководство Дэниела было довольно его работой и его нетипичными мыслями, и идеями. Кабинет наполнился добродушным отношением коллег друг к другу. Дэниел не был ущемлен вниманием девушек, они всегда тянулись к нему. Так и в данном случае, на работе он приглянулся трем девушкам. Все трое были симпатичны, стройны, по - своему привлекательны, но они его не интересовали. Когда он покидал свое рабочее место, то первым делом он подключал 4G на своем телефоне, ожидая хоть буквы от Лили. Но, вместо буквы от Лили были письма от неизвестных ему персон женского пола, которые он, даже не читая, удалял.

- Дэниел, погоди, - догоняя Дэниела, крикнул его начальник, Мэтт, - послушай, ты в какую сторону?

Мэтт был небольшого роста, плотного телосложения, с добрым отношением к Дэниелу, считая его человеком с большим потенциалом. Он был его непосредственным наставником, начальником и собеседником. Характер лидера в Мэтте выделился в первую же встречу с Дэниелом. Ему было жаль таких людей, он уважал их, но считал их «чересчур правильными».

- За город. Хочу побыть один! - ответил Дэниел.

- У тебя сигареты есть?

- Да!

- Давай покурим! Слушай, ты мне нравишься, как человек и я не хочу сейчас тебя чем - то обидеть, но ты должен прийти в себя. Я же вижу не только как начальник, но и как психолог, как преподаватель, что  с тобой что - то не так.

- Нет, все в порядке!

- Не лги мне, если хочешь, возьми пару дней отдыха. Вскоре у нас будет большое мероприятие, нужен будет твой творческий вклад. И ты нужен мне свежим фруктом, а не тухлой рыбой. Понял?

- Абсолютно!

- Вот и хорошо! И помни: «хороший юрист не тот, кто знает все законы, а тот, кто умело ими пользуется!».

Весь вечер Дэниел не знал, чем себя занять. Он боялся, что она никогда не вернется к нему. Он решил разобрать веранду в коттедже за городом, которая могла бы встречать их гостей. Спустился со второго этажа по старой лестнице, включил на весь дом музыку в ноутбуке и отворил дверь, за которой ворвался и ударил его в лицо холодный ветер столицы. После проделанной работы, за которой были скурены три сигареты, он решил пойти вовнутрь, выпить чашку кофе и поспать. Посередине зала стоял письменный стол, на котором были разбросаны его исписанные листы бумаги. Он подошел к столу, взяв с книжной полки в руки книгу. Открыл ее и пробежался глазами по первым строкам: «Посвящается той, которая не покидала мое сердце ни на минуту, никогда».

 

Глава 8

 

- Привет! Что с тобой? Что - то случилось?

- Да!

- Рассказывай!

- Я так больше не могу! Я ухожу от тебя. Я не хочу жить с тобой. Я решил жить в общежитии.

- Что? Ты что такое говоришь?

В ответ послышались лишь гудки. Лили не могла поверить словам своего младшего брата, ради которого она бросила все и приехала к нему в незнакомый ей город. Она думала, что все это ей снится. Ей было очень больно слышать такое от своего родного человека.

Действительность жизни жестока. Реалисты принимают это как должное и думают, что они были готовы к этому, обманывая себя тем, что рано или поздно в жизнь человека должно приходить явление, приносящее им боль. Мечтатели не переживают на данный счет потому, что им некогда обращать внимание на такую мелочь, стремясь к более высоким достижениям, а если и обращают на это внимание, то воспринимают его в виде вдохновения.

Вернувшись под вечер на съемную квартиру, Лили обнаружила у телевизора письмо, в котором Браун (младший брат Лили) написал, что устал от упреков старшей сестры, ее опеки, переживаний, и в особенности контроля. Лили, проплакав весь вечер, не могла уснуть всю ночь. Она была одна, и ей казалось, что в окно на нее кто - то смотрит. Квартира находилась на первом этаже, и вид ночных окон был ужасен.

Район, в котором Лили снимала квартиру, был далек от совершенства, от реальности жизни, и от жизни во всех смыслах. Кругом пахло сыростью. В квартире было прохладно. В первый раз, когда Лили увидела эту квартиру, она чуть было не упала в обморок. Сняв квартиру, так как остальные варианты были еще хуже, она сразу же принялась за уборку. Было истрачено немало порошка, белизны, мыла, половых тряпок. Закупила мебель, в первый раз в своей жизни самостоятельно сменила обои (получилось вполне себе неплохо), обустроила комнаты и привела всю квартиру в более - менее подходящий вид.

Лили было больно. Она скучала по отцу. Порой в ее голове пробегала мысль о Дэниеле.

 

Глава 9

 

Он один только мечтает. И она твердила лишь одно: «Я недостойна твоей любви!». Даже барабаны стучат друг другу под стать. Порой человек хочет, чтобы случилось чудо. Любовь - настоящий огонь! По всей видимости, Дэниел сильно обжегся и сгорел. Однажды полюбить одну единственную - значит тысячу раз умереть. Умерев тысячу раз, так и не умереть. Он был на дне... на дне любви. Воспоминания не татуировка, которую можно вывести.

         Если прикоснуться к звездам, они будут напоминать о себе каждую ночь. Затем ни ты, ни звезды не забудете друг о друге.

Он бы лег под ее ногами, и пусть бы она его растоптала, но и это не поможет. Сердце не вылечить. Эта не та болезнь, которая лечится. Ни лекарства, ни время, ничто не властно над любовью. Боль останется в сердце. Если не получается ни с ней, ни без нее, значит, остается только одно: вместо нее! Дэниелу необходимо было найти другую девушку. Ему нужно опять влюбиться. Только тогда он поймет, чего ему все это время недоставало.

Близость! Влечение! Страсть! Порыв к жизни! Вот, что было необходимо Дэниелу. Конечно, это наивно — сказать: «забудь Лили!». Все-таки ему стоило попытаться сделать это, причем не в мечтах, а в реальности. Во всяком случае, конечно, Лили была ему просто необходима: он принял ее такой, какая она есть. Его терпение и терпимость по отношению к ней говорят о том, что ей можно быть такой, какая она есть. Потому что он знал, что Лили гораздо более смирная и безобидная, чем это может показаться на первый взгляд. Лили не умела держать себя в руках, совсем не старалась произвести благоприятное впечатление, по крайней мере, после первых трех свиданий с Дэниелом, с пылким рвением не демонстрировала свои отрицательные качества. Да, она слегка невротичная, прямо сказать, не в восторге от происходящих вещей в ее жизни. Так вот, если уж Дэниелу нравится Лили, которая не жаждет казаться лучше, чем она есть, которая, наоборот, скорее подчеркивает свои подавляемые в обычных условиях слабости и недостатки, то ему тем более нравилась, и он был по уши влюблен в «положительную» Лили. Лили, которая в реальности ведет себя иначе, поскольку знает, что нельзя навязывать себя окружающим во всей своей красе — в виде ходячей композиции из капризов, комплексов и противоречий. Но речь не только о ней. Ее мысли постоянно заняты хаосом. Дэниел занимал пару квадратных миллиметров ее аорты. Он прочно обосновался там, стал, так сказать, мотором вдохновения жизни Лили. Но даже если он — всего лишь маленькая часть ее сердца, то уже нечто особенная. Его письма и чувства по поводу написанного им — из всего того, что он писал когда – либо и говорил ей, складывается образ мужчины, реальность которого она вполне могла себе представить в виде своего мужа.

Дэниел все время писал Лили: «Мне, наверное, все-таки труднее, чем тебе, довольствоваться твоим отсутствием. Мне хочется, чтобы ты была из дикой плоти и пылкой крови и всего такого. И чтобы при встрече со мной выдержала проверку реальностью. Но я чувствую, что наши письма неуклонно приближают нас к этому моменту. Пока мы вдруг в один прекрасный день не встретимся глазами после долгих и мучительных разлук. Или руками, или губами — все равно. Возьмем для примера это мое письмо, которое я сейчас пишу. Одна только мысль настолько страшна, что хочется закричать от боли! Пожалуйста, скажи, что наш диалог не имеет никакого отношения к моему монологу. Ибо, я больше не знаю твоего адреса, номера телефона и тебя».

         Она что-то скрывала от него. Не знаю, насколько это важно, потому что у нее нет ответов на вопросы в его голове. Каждый ответственен за свою жизнь. Какими бы на то не были причины. Он больше не сердился на нее. Хуже всего, что он уже не знал, что чувствует по отношению к ней. Но голос внутри него говорил ему: «Стой и продолжай смотреть на нее. В ней есть нечто такое, о чём ты не знаешь. Словно те раны, к которым ты никогда не сможешь притронуться. Но, если не притронуться, ты не сможешь их вылечить. Если владелица этих ран не ищет лекарства, то она одинока».  

         «  А если то место, куда я иду – стало пеплом?

           Значит у нас с тобой одна Судьба!».

         Он жил, скучая по ней. В её отсутствие каждый день... он жил, надеясь увидеть ее снова. Он пытался изгнать Лили из своей души. Но, не смог. Дэниел выдирал свою возлюбленную из своего сердца, но его любовь не вырывалась наружу, а жила внутри него. Она не могла знать. Он и сам только сейчас учится любить. Поэтому, она не могла знать его по-настоящему. Она говорила, что так продолжаться больше не может... Знаете, что происходит каждый раз? Она что-то говорит и уходит. Но, позади всего остается именно Дэниел. После он говорит себе: «Хватит, хватит!». Но, она снова приходит и что-то делает с его сердцем (терзает, как ненасытное животное). Она нарушает равновесие.

Как можно любить, чтобы ничего не рушить? Любовь, словно простуда, от которой болит горло. От нее начинает знобить. Она, как наркотик, и от нехватки очередной дозы ее глаз его начинает ломать, все его тело ломит. Но, как только он получает ту самую прекрасную дозу ее громкого смеха, то весь мир становится прекрасным.

Как-то проводя время вместе с Лили, летним вечером Дэниелу захотелось поговорить с ней на серьезную тему.

До тех пор, - начал Дэниел, - пока мы не прыгнем в бездну, то мы никогда не узнаем, был ли напрасен наш прыжок любви. Птица не будет летать до тех пор, пока не расправит крылья и не полетит. Она ведь не знает, что она умеет летать. Но, что делает птица? Пытается! Она всегда помнит свой первый полет. Бывают моменты, когда на меня находит ярость, и я нахожусь в полном гневе внутри себя, но никогда не выпускаю ее наружу. Быть может, и сейчас стоит выпустить наружу то, что уже как язва внутри меня. Язва, по имени Любовь. Любовь по имени ты. Ты по имени... Ты знаешь, я всегда любил тебя так, что в меня не помещалась вся моя любовь, и я дарил ее твоим волосам, твоему взгляду, твоему голосу. Этот страх... страх, что я мог прожить все это без тебя. Ты была моей каждодневной мечтой. Но, несбыточной!

Конечно же, Дэниел говорил это в порывах необъяснимой живости, что сидела внутри него. Он ненавидел, когда говорило одно сердце, без разума и считал это растратой пылких и жарких слов. Несомненно, Дэниел понимал, что ему стоит заткнуть внутренний посыл слов в сторону Лили, ибо он знал, что грядет пурга под названием «разлука».

Он потерялся в самом себе и не мог найти смысла на существование. Дело ведь не в смысле жизни, не так ли? Да, Вы, мой читатель правы! Нет никакого смысла. Есть один Дэниел. Есть одна Лили. Есть один большой минус. Разве любовь ни есть доброта?

 «Вы либо счастливы, либо нет, остальное пустота, а к счастью прилагаются любовь и все остальное».

Дэниелу показалось, что на глазах Лили появились слезы.

         — Всё в порядке, - сказала Лили, - просто испугалась того, что ты исчезнешь из моей жизни.

         — Ты не хочешь, чтобы я забыл тебя, но и не желаешь, чтобы твой покой нарушился, словно как избалованная маленькая девочка. Ты стучишь ножками об землю и хочешь, чтобы тебя любили и чтобы тебя не оставляли! Ты хочешь, чтобы я до сих пор сильно любил тебя, не так ли?

         — Я хочу, чтобы ты не забывал. Твоя ненависть в глазах... Я хотела, чтобы она была из-за любви, из-за страсти. Я хотела, чтобы ты этими руками, а я своими построили нашу жизнь. Я бы хотела, несмотря на всё, что случилось в начале, мы стали историей, у которой счастливый конец.

         — Хватит, не смотри на меня так. Не смотри! Я теряюсь в твоих глазах. Ложь порою не только то, что мы говорим, но и то, о чём порой мы молчим. Вводить другого человека в заблуждение и не давать ему возможности найти правильный путь. Как ты и делаешь сейчас. Что ты пытаешься сделать?

         — Пытаюсь с тобой остановить жизнь. Как бы сильно ты не был зол на меня, каждый раз, когда я вижу тебя, я чувствую, что дышу. Я очень устала. Я больше не могу так. От безысходности не знаю, что делать. И для кого я несу это бремя, я даже свою семью оказывается, толком не знаю... Я очень устала! Была бы у меня летающая метла или воздушная палочка... Тогда бы нас обоих убрала бы отсюда, мы бы сбежали. Был бы мой дом рядом с тобою. Твоя спина - моим убежищем.

         — Я сейчас так зол, и вся злоба на меня самого!

         — Из-за того, что любишь меня? Если мог бы, то хотел бы и вовсе не знать меня? Не любить меня?

         — Ты сейчас меня проверяешь?

         — Нет, просто интересуюсь. Ты сожалеешь о том, что любишь меня?

        

Глава 10

 

         — Если бы ты вернулась назад и к тебе, кто-то, подойдя, сказал бы: «Этот парень - любовь твоей жизни. Но не всей жизни. Эта такая любовь, что завтра, на рассвете она сердце твоё сожжёт. Потому что, она на шаг впереди тебя. На один шаг впереди, но даже если ты и руку протянешь, то не поймёшь его чувства».

         — Пожелала ли бы я прожить всё это с самого начала? – спросила Лили, - несмотря на всё, несмотря и на сегодняшний день, я взяла бы тебя за руку, - со слезами продолжала Лили, - но в этот раз ты не сотрёшь меня из сердца. Потому что был бы у меня ещё шанс, я ничего бы не скрыла от тебя.

         — Иногда заставляю себя забыть то, что ты вскоре будешь замужем. Но потом я снова вспоминаю. Говорю себе, что знаю причину. Этот брак - ложь... Но на деле, когда мои глаза останавливаются на твоем правом мизинце, сердце моё сжимается. Мне становится не по себе, совсем не по себе.

         — Отныне мое место будет рядом с мужем, - собравшись, произнесла Лили, - пусть каждый идёт в тот дом, который имеет.

         — Ты не обязана уходить.

         — У меня нет другого выхода.

         — Ты не безнадёжна. Есть выход у всего. Не уходи.

         — Прости меня. Я позволила им не считать меня человеком. Позволила, чтобы я расплачивалась за всё. Знаешь, кому позволила? Своей семье. После определённого момента душа не болит, но сердце. Сердце очень болит. А есть ли лекарство этому? Нет.

         — Чего я только не делаю ради тебя! Я ни от чего не устаю, не отказываюсь! Но, у меня больше нет никаких сил бороться. Что бы там ни было, я больше так не могу. Я объявил войну всему и всем, кто нас разлучил, кто отдалил. А ты объявила войну? Не видишь разве, всё разбилось на кусочки. Где твои руки? Есть, куда надеть кольцо? Даже если я умру от любви, его нет! Не погружай меня больше во тьму. Не склоняй моей головы. Не поступай так с нами.

         — Замолчи. Прошу, хватит. Я не хочу слышать правду. Пусть и неправда, скажи, что ты тут, что ты со мной. Скажи, что никогда меня не бросишь, никуда не уйдёшь, скажи! И больше ничего не говори! Просто люби меня... Я в неволе, я узник, вытащи, спаси меня, прошу!

         — Они тебе что-то сделали?

         — Забрали меня у тебя! Похитили мою жизнь, украли у нас «наше время».

         — Когда я тебя впервые встретил, то поблагодарил Бога, что живу на этом свете. Потом ты просто утекла из моих рук. Я забыл, как жить. Не чувствовал соли в хлебе, который ел. Не благодати в воде, которую я пил. Когда ты улыбалась, у меня горела душа от твоей красоты. Эта любовь пришла и поселилась в моём сердце. Потом я в тот день понял, что ты всё время в моём сердце. И я сказал, что это девушка – мой обман!

         — Что?

         — Я не буду делать тебя несчастной.

         — Так ты и не делаешь.

         — Так и счастливой не делаю. Без меня ты можешь быть счастливой с другим человеком.

         — Что? – вновь повторила Лили.

 

Глава 11

 

         Мы – люди, абсолютно ничего не знаем друг о друге. Мы создаем в своем воображении некие виртуальные образы, составляем некие иллюзионистские фотороботы друг друга (создаем в своем воображении человека, которого хотим видеть рядом с собой). Задаем вопросы, вся прелесть которых состоит в том, чтобы они оставались без ответа. Мы превратили это в своего рода спорт — пробудить любопытство собеседника и разжигать его все сильнее, оставляя без удовлетворения. Мы пытаемся читать между строк, между слов и скоро уже, наверное, начнем читать между букв. Мы судорожно пытаемся как можно точнее оценить друг друга (особенно в проявлении нежных чувств). И в то же время мы являем чудеса виртуозности в решении другой задачи — не выдать ни одной своей существенной черты. Да что там «существенной черты» — ничего вообще. Мы общаемся в безвоздушном пространстве бытия и серости.

         Дэниел сидел с Элизабет в маленьком и уютном заведении недалеко от центральной улицы, которая вела в пучину домов старинной постройки. Элизабет представляла собой статную и грамотную женщину, работала преподавателем в местном институте. Преподавала философию.

            — Лили - твоя слабость, с первых дней ты потерял разум, как встретил ее.
         — Так не было! Тогда она не была замужем, не было того кольца на пальце... Я встретился с ней. Я почувствовал будто бы мы снова вместе. Я испугался, сильно испугался, когда подумал, что я её потерял. Будто она ускользает из моих рук. В тот момент я понял, что она и не была в моих руках. В тот момент я понял, что нас притягивает что-то запретное. Что я делаю? Она же не принадлежит мне.

         — Когда вы с ней вместе, ты уходишь от реальности.

         — Почему? У правды аллергия на меня?

         — Да, и лечения нет, в хроническую болезнь превратилась. Может, вы в тот момент, как обычно, ссорились; может, специально так сказал, чтобы разозлить ее, или чтобы испытать ее или самого себя

         — Чтобы испытать? Я сделал то, что было правильно. Этому меня научили, правде. Ты сейчас не веришь мне, но я сделал то, чему научили. Больше ничего не сделал!

         — Я тебя ненавижу, ведь, когда вижу тебя таким грустным, моё сердце болит. Дэниел. Не могу ничего поделать, переживаю за вас двоих. Поэтому, ненавижу тебя. Сделала бы, если бы могла, ведь никто кроме меня, глупой, не поверил твоему сердцу!

         — Я сам и не верю. Если бы она отдала мне свои печали, я бы стал ее лекарством, словно мотылёк, с любовью кружил бы вокруг нее... Я всегда выбирал оставаться на «доброй» стороне. Моё слово – моя честь. Моя честность – моя погибель. Я никогда не врал.

         — Ваши отношения с Лили – самообман. Это просто оставшаяся из прошлого история. На данный момент вас ничего не связывает. Но, есть какая-то причина, которая вас не разлучает.

         — И что это за причина?

         — Не знаю, но анализирую ситуацию. Привязался к ней, даже о своей жизни забыл.

         — Что это значит?

         — Не спрашивай, но знай, что ты плывёшь в опасной воде, и рядом ходит ложь - бездонная, непонятная. Где страсть, там и ты. Это не правильно! Она всегда возвращается в свой дом, теперь к мужу, а пострадаешь только ты. В словах серьёзна, но в поступках слаба оказалась.

         — Как это?

         — Секрет. Не скажу.

         — Я впечатлён. Пока буду пробовать альтернативные варианты.

         — Делай всё, что хочешь, но не навреди ни одному волоску своего бедного сердца. Отними у себя надежду! Так будет лучше.

         — Отниму, не волнуйся. Я откладываю проект Любви на будущее, я только что дал себе ещё одну жизнь. Я сказал ей: «Иди ко мне. Иди, я защищу тебя». Ведь я сказал ей: «Иди ко мне». А что она сделала? Пошла и вытащила наружу свои старые страхи. Она сделала свой выбор!

         — Ты разрушил свою жизнь. Но ничего не изменилось, это всегда было так. Я понимаю тебя, всё внутри тебя горит. Тебе больно, знаю... Ты чувствуешь себя опустошенным, но всё пройдёт.

         — Я ничего не чувствую. Даже боли.

         — Мы все эгоисты, мы все живём для своей жизни. Только ты не такой. Хотя бы раз в этой жизни живи для себя. А? Хотя бы раз для себя проживи.  Любовь испытывается трудностями. В один день, когда ты меня поймёшь, ты простишь Лили, но знай цену своей жизни. Знай цену своей души.

Глава 12

 

         — Я стала, как рыба без воды, - говорила Лили, - я совсем не знаю, как буду жить без тебя. Я не могу принять то, что случилось. Только вчера мы строили планы, а теперь посмотри на нас. Я не могу принять то, что всё кончено.

         — Кто сказал, что всё кончено? Кто тебе сказал, что я от тебя отказался?

         — Я так подумала...

         — Что ты подумала? – недовольно спросил Дэниел. - Ты подумала, что я, зная правду, смирюсь с твоим положением? Пока эта душа в этом теле! Пока этот брак не разрушится, я не остановлюсь.

         — Я живу ради того, чтобы быть с тобой. Я никогда не была с ним близка и не буду. Ты думаешь, что это неправильно.

         — А разве нет?

         — Нет.

         — Тихо. Не говори так. Ну-ка, пошли отсюда.

         — Куда?

         — На площадку для созерцания ночного неба. В место, откуда не захотим возвращаться. Тебе точно понравится.

         Дэниел протянул руку Лили и смотрел на нее так, словно огонь, готовый сжечь все дотла.

         — Я не знаю, что есть в твоих руках, но держа их, я наполняюсь силой и волнением, - тихо сказала Лили.

         — Твои глаза, подобны одиночеству, деревьям, я смотрю в них, и реки души моей отогреваются. Теплеют.

         — Я тебя забрала и оставила себе. Не молчи, напоминая о себе. Не останавливайся, дай о себе знать. Не стой, давай на небо смотреть.

         — Я не могу прикасаться к твоей боли. Теперь если умру, не пожалею.

         — Это что за выражение такое?

         — Вот такое вот выражение... Иногда я чувствую себя очень беспомощной.

         — Ты не беспомощна. Я рядом с тобой.

         — Это разве в моих руках?

         — В твоих руках. Ты - жизнь этого тела. Из-за того, что не смог тебя защитить, из-за того, что не смог спасти тебя из этого ада, я виню себя.

         — Что ты должен был ещё сделать?

         — Всегда можно что-то сделать.

         — Ты всегда будь рядом, приходи, когда зову, мне этого хватит.

         — Но, я ведь больше не приду! Ты знаешь, человек находит свою беду, когда ищет. И ты моя беда.

         — Да! У меня нет другого выбора. Я должна быть в браке. И чтобы быть в браке с ним, я должна немного постараться. Да, это сложно. Очень сложно. Но нельзя сказать, что это невозможно. Единственное невозможное - это наши отношения. Мы не можем выйти из этого положения. Да, он меня закрыл на ключ, делает гадости, но это моя реальность. Но пока ты не начнёшь жить своей жизнью, в том месте, где я стою, мне будет очень сложно. Ты не сможешь так помочь мне.

         — Я начну жизнь без тебя. Будто бы тебя и вовсе не было.

         — Это сон?

         — Ты отказалась.

         — Ты рядом со мной. Если я упаду, то спрячусь за твоей спиной.

         — Хватит, замолчи!

         — Хочешь, как тайну, хочешь, как ошибку, я согласна, но только люби меня, только спрячь меня.

         — Замолчи!

         — Я спрятала тебя в душе, пойми. Пока я не лягу под землю, ты в моих мыслях. Если бы это было в моих руках, я бы не умерла, только чтобы не забыть тебя.

         — Ты меня убила.

         — Ты забыл?

         — Забыл. Забыл тебя. Я больше не люблю тебя. Я не люблю тебя! Я не люблю тебя! Я не люблю тебя!

         — Ты всё это делаешь, чтобы разрушить мой брак и вернуть меня? Чтобы я вернулась к тебе?

         — Нет. Ты больше не будешь жертвой. Тебе не придётся сожалеть, если завтра меня не станет рядом. Я всё знаю. Каждый будет проживать ту жизнь, которую выбрал. Без каких-либо отговорок. Ты не сможешь оправдать себя, виня во всех грехах меня. Потому, что я не жалею ни о чём, что совершил! Это тебе надо сожалеть!

         — Ты ведь знаешь!

         — Что? Твоё бесконечное упрямство? Или то, что ты можешь бросить человека посредине битвы на полпути, который сражается ради вас обоих? Или то, что ты снова и снова молчишь, и берёшь всё бремя на себя? Я всё знаю, всё! Ты можешь жить, как захочешь. Я лишь тебе подарил чистую совесть. Я её не продал, не запачкал. Поверь мне! Пути назад нет. Как будто ты оставила кого-то, к кому могла бы вернуться. А ты сюда пришла, о чём сказать? А? Да, я так и предполагал. Снова промолчишь!

 

Глава 13

 

         Через два месяца

         Тема: Не хватает тебя!

         Так больше не может продолжаться! Уже много времени прошло с тех пор, как ты замолчал. Время молчания, потери, скорби и несостоявшейся любви (по твоему мнению), нехватки объятий и наших с тобой разговоров. Ты понимал меня без слов. Напиши мне хоть слово. Одно – единственное слово, благодаря которому я улыбнусь и почувствую себя нужной тебе. Прошу тебя, не молчи! Достаточно молчания! Мне не хватает тебя! Спокойной ночи!

 

         Через неделю:

         Тема: Молчание!

         Ты уже забыл меня? Оставил меня в прошлом? Прошу, не мучай меня, не томи, ответь!

 

         Через два дня:

         Без темы.

         Пошел ты!

 

         Через три часа:

         Тема: Я скучаю!

         Это невозмутимо! Ты поступаешь со мной подло и несправедливо. Верни меня!

 

         Через полчаса:

         RE:

         Твои чертовы пожелания о счастье, любви и жизни без тебя. Ты сделала свой выбор, а я сделал свой. Ты ушла! Мы идем одной дорогой, но в разные стороны!

 

         Через десять минут:

         RE:

         Ты больше меня не любишь?

        

         Через пять минут:

         RE:

         Я больше не могу рисковать своим сердцем ради своей фантазии или Ромашки!

 

         Через две минуты:

         RE:

         Так – так! Значит, ты все – таки любишь меня?! Это уже интригует. Но, почему Ромашка вместо (например) Розы? Потому, что ты всегда считал меня «дикой» и включал в данное слово всю живость, пылкость и авантюризм своей любви?

        

         Через минуту:

         RE:

         Нет! Потому, что ты, то любишь, то не любишь!

 

         Через минуту:

         RE:

Идиот!

 

Глава 14

 

Через два дня:

Тема: Прошлое!

Ты все еще куришь?

 

Через час:

RE:

Да!

 

Через сорок секунд:

RE:

Покурим? Да, я стала курить! Угостишь меня своими любимыми сигаретами? Сколько бы я тебе не говорила бросить курить, ты так и не бросил… ты никогда и никого не бросаешь! Зато я… (неважно).

 

Через два часа:

RE:

Ты даже не ответишь мне? Не хочешь общаться? Не напишешь в ответ ни слова? Ты что проглотил сигарету? Внутри тебя вместо крови – бензин? Проглотив сигарету, ты сгорел заживо???

 

Через пять минут:

RE:

Я сгорел в тот момент, когда на твоем правом мизинце появился камень. Камень в виде кольца, по кругу которого я бегаю.

 

Глава 15

 

         Месяц спустя

 

         Лили упала на пол и так пролежала до самого утра. Очнувшись утром, она обнаружила, что у нее сильно болит голова, и что в области носа засохла кровь. Взяв себя в руки и встав с сырого пола старого здания, она побрела в ванную комнату. Встав у мрачной раковины, она смыла с себя засохшую кровь и решила привести себя в порядок. Умывшись, она начала расчесывать свои волосы. И тут она обнаружила, что ее длинные и шелковистые волосы стали жидкими, и что они стали опадать в большом количестве. Каждый день Лили обнаруживала клочки волос на расческе. Ее это начало пугать, до тех пор, пока она не решила сходить в поликлинику и сдать анализы.

         Ожидая результаты анализов Лили, никак не могла чувствовать себя спокойной, ибо на ее лицо ярко выражалось беспокойство за свое состояние здоровья. В день, когда пришли результаты анализов, она была в небольшом изумлении от диагноза врачей. Она никому не говорила о них. Лишь только пару дней спустя написала об этом Дэниелу, считая себя виноватой перед ним и решив, что пришло время поговорить с ним, но как всегда ей это не удалось. И не потому, что Дэниел отверг ее новое появление в его жизни, а от того, что она сама не знала, чего хотела от него, тем самым выдавая себя за глупую и несерьезную девушку.

         На небольшом листе анализов, в самом углу было написано:

         «Диагноз – Лейкемия (рак крови)».

 

Глава 16

 

         Жизнь Дэниела рушилась внутри, но цвела снаружи. Работа была единственным местом, где он мог не думать о ней. Место, которое не давало ему возможности мечтать о воссоединении. Кто бы мог подумать, что Дэниел встретит человека, который кардинально изменит его жизнь и даст ему то, что не давала ему ни одна прекрасная женская душа – заботы и теплоты Любви.

         Как-то Мэтт, можно сказать, заставил идти Дэниела навстречу своей Судьбе. Необходимо было получить нужные документы для судебного процесса. Дэниел и в мыслях не мог представить себе, что встретит Эвелин.

         О, это звучание ее имени! Эвелин, Эвелина, Ева, Лина, Эвита, Эля, Лина, Ив, — всё это вариации ее имени. Эвелин по-французски значит «дающая жизнь», отсюда и связь с Евой, которую считают прародительницей всех людей. Англичане же были уверены, что это звучное имя переводится как «красивая птичка». Если вернуться к староеврейским корням, то имя Эвелен, в свою очередь, означало «дыхание».

         «Вдыхающая, дарующая жизнь».  Она даже и представить себе не могла, что она вдохнет новую жизнь в душу Дэниела и что Дэниел ворвется в ее жизнь, словно тайфун большой Любви. Но, кто сказал, что за счастье не нужно бороться? Кто сказал, что Дэниел, полюбив Эвелин, как соловей, поющий ради нее не получит в ответ маленькие, но острые шипы. И с каждым разом будет все больнее и больнее. Выдержит ли Дэнни новые испытания? Сможет ли он отвернуться от всего Мира ради того, чтобы быть счастливым человеком? Сможет ли пройти по разбитым стеклам? Сможет ли пройти красному пламени? Будет жечь!

         Дэниел понял, что не мог отвести глаз от Эвелин не из-за ее фигуры, а из-за ее движений и поз. Она не позировала, она не кокетничала. Он ясно осознавал, что ее тело, ее позы и движения иногда производили впечатление чудесного события. Скорее, казалось, она уединилась в глубинах своего тела, предоставила его самому себе и его собственному, не нарушаемому никакими приказаниями головы спокойному ритму, и позабыла о внешнем мире. То же забвение окружающего мира было в ее позах и движениях, когда она надевала чулки (впоследствии их будущих отношений). Однако тут она была плавной, грациозной, соблазнительной, и соблазн этот находил свое выражение не в ее груди, бедрах и ногах, а в приглашении забыть внешний мир в глубинах ее души.          Может быть, моральное воспитание в известной степени обернулось само против себя? Если похотливый взгляд был таким плохим, как и удовлетворение страсти, а активное фантазирование таким плохим, как и непристойный предмет фантазий — почему бы тогда сразу не взяться за удовлетворение и за непристойный предмет? Изо дня в день он осознавал все больше, что он не в состоянии отбросить эти греховные мысли. После того, как некоторое время спустя они уже были близки, то они всегда стояли держа друг друга в объятиях, после того как он вдыхал ее запах, чувствовал ее тепло, а она его силу, все пошло своим естественным ходом. Он сходил с ума от запаха ее волос, вкушал сладкий вкус ее губ, утоляя жажду души, верил ее искреннему взгляду и теплым объятиям.

         Разные в жизни бывают ситуации, обстоятельства, истории. Эта история про них, задумавших идти наперекор Судьбе, которая должна была разогнать их в разные стороны и вер­нуть их по домам после работы, но они не собирались сдаваться просто так. Увидев  такое явление Любви, и будь Вивальди жив, то он бы создал прекрасные мелодии, чем «Времена года».

         Дэниел шел по зимнему городу и не замечал всей красоты во­круг, никуда не торопился, так захотелось домой в Кардифф, что он тут же закурил. С первых же минут знакомства Эвелин смеялась, молчала, застенчиво улыбалась, о чем – то думала. Банальная история: любовь, горькие конфеты с вином и, в конце концов,… счастливый брак?

         Он — мужчина, которого женщина интересует лишь в начале и в конце: когда ему нужно ее заполучить и когда он рискует навсегда ее потерять. А промежуток — то, что можно условно назвать «быть вместе» или «остаться вместе», — это неинтересно, или утомительно, или и то и другое. Вы действительно поверили мне? Это не так мой дорогой читатель!

         Я отчетливо вижу, как Вы, разомлев, разнежившись в страдании, читаете любовные письма и смотрите старые фотографии, вместо того чтобы сделать что-нибудь, что могло бы вселить в человека надежду на то, что в Вас все еще теплится искра любви или робкое стремление к каким-то более постоянным и долговечным отношениям.

         И Вы, дорогой читатель, делаете элегантный жест. Вы читаете весь этот бред. Или другими словами, более опосредованно, энергично, сильно: «Хотя мы с Вами, мягко выражаясь, незнакомы, все же — спасибо за Ваше сердечное и необыкновенно оригинальное времяпровождение!».

         Должен Вам сказать: я обожаю эти массовые одноразовые отношения, обращенные к массе, к которой Дэниел не принадлежит.

         Дэниел не виноват в том, что напоминает Вам мужчину, который, очевидно разочаровал Вас. Не думайте, пожалуйста, что знаете его лучше, чем Вы можете его знать! (Вы вообще не можете его знать).

         И, да, дорогие женщины, освобождайтесь от своего негативного эмоционального опыта, накопленного в процессе общения с мужчинами. Не стесняйтесь выражать свою непоколебимую уверенность в себе и свой цинизм.

         Наш бедный Дэнни влюбился!

         Никогда, мой дорогой читатель! Никогда Дэнни не был так счастлив, как с Эвелин! Но, и никогда ему не было так больно от слов любимого человека. Он никогда не чувствовал в своем сердце шипы от роз, ибо никогда ранее так возвышенно не любил.

         Говорят, что однажды вечером в открытое окно залетел мотылёк. Он кружил по всей комнате, поднимался к яркому свету люстры, потом опускался вниз, пытаясь найти выход на свободу. Из угла комнаты за ним наблюдал кот. Сначала он просто смотрел, как мотылек порхает из угла в угол, но потом, когда обессиливший мотылек спустился пониже, кот, поверив в свои силы, начал охоту. Мотылёк сильнее прежнего начал порхать по комнате. Он, то подлетал к самому потолку, то обессилев, опускался вниз. Несколько раз в своих метаниях он подлетал прямо к раскрытому окну, за которым была долгожданная свобода. Но на улице было темно, поэтому он каждый раз возвращался обратно в комнату. Сил у мотылька оставалось всё меньше. В результате он был пойман у стены котом и съеден им.

 

         В чем же мораль? Нужно искать себя не под фонарём, а там где свобода. Даже если там сейчас и темно...

         Так и Дэниел, не зная где его свобода, он не знает то ли он в темноте, то ли он был съеден котом.

 

Глава 17

 

Через месяц

Тема: Снова я

Представляешь? (хотя не стоит этого представлять). Мою свадьбу превратили в непонятно что, всякие сельские танцы!.. А что дальше? Хоровод? Не смей смеяться! Если мой мир рухнет из-за неконтролируемой любви, потом уже не успеешь меня спасти. Вдруг посмотришь - я умерла. Даже на надгробном камне напишите, что ушла из жизни с открытыми глазами.

 

Через день

Что? Да, не смог уберечь тебя. Я не смог предугадать то, что могло случиться (уже случилось). Ты молчала, а я не знал. Но, только чтобы ты не пострадала, чтобы к тебе никто не приблизился, нападая на окружающих, я совершил ошибку. Это я на самом деле тебе навредил...

Только если узнаю, что ты меня не любишь, тогда покину тебя. Но, разве я этого не сделал? Разве я не покинул тебя? Разве я тебе не говорил, что ради своей любви к тебе я готов молчать?

 

Через час

RE:

У нас нет будущего. Я хочу, чтобы ты был счастлив. Это кольцо никогда не снимется с моего пальца! Я с этим уже смирилась, ты тоже смирись!

 

Через час

RE:
         У тебя есть право жить так, как ты хочешь. Но ни в коем случае больше не пытайся вмешиваться в мою жизнь. Никогда больше не делай этого. Потому что даже ты не можешь дотянуться до моей любимой, которую я знал!

 

Через час

RE:

Ненавижу себя. Я бы вырвала тебя из сердца, если бы могла. Сделала бы, если бы могла, но, я глупая, не поверила сердцу!

 

Через полчаса

RE:

Внутри меня темнота, я превращаюсь в другого человека. Я себя не узнаю. Эта темнота, как и эта тишина, накрывает меня! Одни слова. Но этого мало. Недостаточно.

 

Через сорок минут

RE:

Если бы не ты, то в моей жизни не было бы капли надежды, если бы не стёрла мои прошлые боли, если бы не настаивала, даже если бы я чуть-чуть сомневалась, меня бы не было. Просто очень сложно, понимаешь? Этот брак есть сумасшествие, в котором я застряла, и теперь, начиная заново дышать, я боюсь нового удара.
Я стала, как рыба без воды. Я совсем не знаю, как буду жить (не могу сказать, что без тебя). Я не могу принять то, что случилось. Только вчера мы строили планы, как убежим, а теперь посмотри на нас.

Неправильно то, что я вынуждена так жить. Неправильно то, что я с тобой разлучена. Неправильно то, что я не могу к тебе прикоснуться. Неправильно то, что я расплачиваюсь. Неправильно то, что я должна выбирать между любовью и никчемным выбором семьи. Жизнь меня ставит перед сложнейшим выбором. Если я и не умерла до сих пор, то только потому, что знаю, что ты любишь меня. Дай мне сил бороться, прошу! Если это и грех, то пусть он будет на моей совести. Только останься со мной. Потом, обещаю, я уйду из твоей жизни. Я тебя забрала и оставила себе. Не молчи, напоминай о себе.

 

Глава 18

 

Через неделю

Тема: «Я люблю тебя!»

Дорогой Дэниел!

Я знаю, этого нельзя простить. Твое «молчание» подтверждает это. Ты ни о чем не спрашиваешь. Это твое наказание для меня. Ни приступа бешенства, ни попытки спасти положение, ни акта отчаяния — ничего. Ты просто молчишь. Ты переносишь это без слов. Ты даже не спрашиваешь почему. Тем самым ты вдвойне наказываешь меня.

Я скажу тебе, почему я не пришла к тебе. У меня чуть не остановилось сердце. Это прозвучит для тебя дико, но я не захотела, чтобы ты видел меня всю в синяках, после побоев бывшего мужа. Я развожусь ради спокойной жизни, ради тебя, отвернувшись от своей семьи.

Ты узнал меня. Ты вывел меня из моего укрытия на свет божий. Ты мне не веришь? Я могу это доказать. У меня есть письменные доказательства. Угрызения совести? Нет, у меня не было угрызений совести по отношению к тебе. У меня был страх перед собой. Несколько минут я, как зомби, смотрела на эту чушь, потом все удалила. Я была не в силах отказать тебе. Я не пришла на встречу с тобой не потому, что не люблю, а потому что…. Это сложно, Дэнни. Я пролежала в больнице от побоев мужа. Я развожусь с ним. Это было большой ошибкой и огромным опытом. Меня запятнали чужие языки. Меня ненавидят все. Это был бы отказ самой себе. Со мной что-то произошло. Мое чувство вырвалось за пределы монитора. Кажется, «я люблю тебя!». Мне холодно. Как же нам быть дальше? Я чувствую, что я умираю, любимый! Просто, обмани, что вернешься!


         Через десять секунд

RE:
         Внимание!
         ДАННЫЙ АДРЕС НЕ СУЩЕСТВУЕТ. АДРЕСАТ НЕ МОЖЕТ ПОЛУЧАТЬ ПОЧТУ ПО ЭТОМУ АДРЕСУ. ВСЕ НОВЫЕ СООБЩЕНИЯ АВТОМАТИЧЕСКИ БУДУТ УДАЛЯТЬСЯ. С ВОПРОСАМИ ОБРАЩАЙТЕСЬ К СИСТЕМНОМУ АДМИНИСТРАТОРУ.

 

 

 

 

 

 

 

 

Публикация на русском