Просмотров: 117 | Опубликовано: 2019-03-26 02:48:39

Няня соловушки

Татьяна Попова

 

Хотите – верьте, хотите – нет, но историю, которую я расскажу, мне пропел соловей. Каждую весну он прилетает под мое окно, вьет гнездо и выводит ночами замысловатые трели. Постепенно я научилась понимать соловьиный язык и подружилась с маленьким певцом. От соловья и услышала я  о Хазар и Анисе.

Мой соловей не знал, когда и в какой стране родилась дочь могущественного хана: птицы не изучают историю и географию. Известно лишь, что отец Хазар правил богатой страной, где царило вечное лето. У хана было много жен и детей, но больше всего в мире он любил свою маленькую  Хазар. Говорили, что мать девочки, умершая сразу после рождения дочки, была любимой ханской женой, и никто не мог сравниться с нею красотой.

Каждое желание Хазар немедленно исполнялось, её окружали десятки послушных рабынь, трепещущих от страха перед грозным ханом. Наверное, Хазар выросла бы избалованной и капризной, но судьба распорядилась иначе. Еще до рождения малышки её покойная мать нашла для будущего ребёнка няню – немолодую рабыню из далекой северной страны по имени Аниса, что в переводе с арабского значит «ласковая».  Такой и была Аниса – нежной и ласковой, полюбившей сироту знатного рода как свою дочку или внучку.

Любящей была Аниса, а потому порой и строгой. Холила и лелеяла она малышку, журила за проступки,  учила всему, что сама знала. А знала она главное: жизнь сурова и непредсказуема, и только вера, надежда и любовь помогают человеку. А потому Аниса учила Хазар любви: к людям, к зверям и птицам, к синему небу, к пальме, растущей у ручья, к ручью, питающему пальму. Еще учила няня маленькую Хазар языку, на котором говорили на далёкой родине Анисы. Называлась та далёкая страна звонким именем – Русь.

- А как звали тебя там, на Руси? – спрашивала Хазар.

- Да так и звали – Анисья, - отвечала нянюшка.

- А по-русски это тоже значит – ласковая? – удивлялась девочка.

- Нет, по-русски ничего не значит, просто имя, - улыбалась Аниса-Анисья.

- А имя Хазар в России есть?

- Нет, - покачала головой нянюшка, - нет у нас такого имени.

- В России нет соловьев? – не унимается Хазар, которой дали имя птички-певуньи.

- Есть, есть у нас соловьи, - голубые глаза нянюшки погрустнели, - прилетают к нам по весне соловьи-соловушки, поют ночами песни, слушают их парни с девушками на свиданиях, и я их слушала…

Заплакала вдруг нянюшка. Испугалась Хазар: только теперь осознала она, что Аниса, весёлая Аниса, которая песни звонкие поёт, забавные сказки рассказывает, в занятные игры с ханскими детьми играет – пленница, рабыня. Стала ханская дочь утешать свою нянюшку, спрашивать, о чём та плачет, кого на далекой родине оставила. И поведала воспитаннице своей Анисья, что пленницей стала, когда её первенцу, сыну Васятке, и году не исполнилось. Показала нянюшка Хазар единственную вещь, оставшуюся на память о России – глиняную свистульку. Когда налетели на Анисьино село враги лютые, когда оторвали молодую мать от колыбели сына, свистулька чудом в руке её осталась. С тех пор хранила Анисья глиняную птичку как зеницу ока.

Защемило сердце Хазар от жалости к няне любимой, расплакалась и она. Погладила воспитанницу по черным кудрявым волосам нянюшка и сказала: «Не плачь! Бог отнял у меня родину, Васятку моего, но подарил мне тебя, моя Соловушка! Тебя и твою любовь!»

С тех пор няня стала звать ханскую дочь Соловушкой, а та всё чаще расспрашивала о Руси. Аниса рассказывала о чудесных деревьях – белых берёзах, о белых, верных друг другу лебедях, о снежинках, что подобно чудным тающим на руке звездочками падают с неба и покрывают землю белой шалью. Хазар закрывала глаза и видела загадочную страну, где все белое: и деревья, и птицы, и земля,  и звезды.

- Няня, Россия – вся белая? – спрашивает Соловушка.

- Да с чего ты взяла? – удивляется Анисья, - разве зимой белым-бело, да и тогда не всё белое. Небо в ясный день голубое, ёлки зелёные, грудки у снегирей, это птицы такие, красные. Зато весной и летом сколько красок на Руси! В поле или на лугу цветов не счесть – алых, синих, лиловых, жёлтых! А осенью на деревьях столько золота, сколько у всех  шахов в мире не сыщешь!

И опять закрывает глаза Хазар, и видится ей страна, где под голубым, как нянюшкины глаза, небом растут золотые деревья, а у неведомых птичек на груди красные рубины сияют.

Шли годы. Выросла Соловушка, из смешной кудрявой девчушки превратилась в прекрасную девушку, похожую как две капли воды на покойную мать. Аниса же постарела, усохла, стала часто хворать. Хазар за нянюшкой сама ухаживала, всё старалась её порадовать, чтобы вновь засияли радостным голубым цветом выцветшие глаза старой нянюшки. Но болезнь крепко вцепилась в Анисью.

Вот как-то утром няня говорит Соловушке:

- Чувствую, не переживу я нынешней весны. Дома, на Руси, сейчас уж капель звенит, скоро ручьи побегут, а потом берёзки зазеленеют. Хотя бы раз, пусть краем глаза, посмотреть  мне на веточку березовую с листочками крошечными, и умирать бы не так страшно было.

Вытерла Соловушка  слезы, скатившиеся  из глаз нянюшки, поцеловала старушку, да выбежала в сад, потому что сама слёз сдержать не смогла. Упала на зелёную траву под кустом жасмина, плачет горько, безутешно. И вдруг слышит голос – тоненький-тоненький, но звонкий и громкий: «Нечего плакать! Нужно дело делать, Анисино желание исполнять!»

Огляделась Хазар – на ветке, прямо над её головой, сидит соловей. Выводит трель, но в песне соловьиной ясно различимы слова человеческие.

- Если хочешь нянюшке помочь, летим с нами на Русь! Там берёз видимо-невидимо, сорвешь веточку, принесешь нянюшке, та обрадуется, может, и умирать раздумает.

Хотела Хазар спросить, как может птица по-человечьи разговаривать, да передумала, другой вопрос задала:

- Да как же я полечу? Я ведь не птица, у меня крыльев нет!

- Нет? – пропел соловей, - а почему тебя тогда Соловушкой зовут?

Развела Хазар руки, взмахнула ими и поняла, что не руки это – а крылья! Взлетела она над травой, поднялась выше, еще выше! От радости вскрикнула Соловушка, но вместо крика вырвалась из её груди песня.

Залетела превратившаяся в соловья Хазар в комнату нянюшки, чтобы попрощаться, но к тому времени старушка забылась тяжелым сном. Не стала тревожить больную Соловушка, улетела с соловьиной стаей на север.

Долог и труден  путь перелётный птиц, много дней прошло, пока добралась соловьиная стая до Руси. И увидела Соловушка своими глазами и последний, спрятавшийся в ложбинах снег, и первые весенние цветы, и берёзы. В лесу за околицей большого села в стволе большой берёзы кто-то сделал дырку и воткнул в неё соломинку, внизу привязал  к стволу  тряпицей глиняную баклажку. И падали из соломинки в баклажку светлые капли, словно слёзы берёза роняла.

- Здравствуй, красавица! – услышала Соловушка. Глядь – поодаль парень стоит, на неё смотрит. А сама Хазар уже не птичка-соловей, а девушка. Говорит парень по-русски, но Соловушка, спасибо нянюшке, каждое его слово понимает.

- Здравствуй, добрый человек, - отвечает Хазар.

- Не хочешь ли берёзового сока испить? – спрашивает парень.

- Соку? – разгневалась тут Соловушка, - так это ты в дереве дырку сделал? И не жалко тебе его?

- Зря сердишься, - отвечает парень, - не нанёс я вреда дереву, всё по уму сделал. А сок берёзовый не только вкусный, но и полезный. От любой болезни излечить может!

Тут Хазар встрепенулась. Стала незнакомца расспрашивать. Отвечал Иван, так парня звали, охотно и подробно. Не прошло и пяти минут, а Хазар уж казалось, что она всю жизнь знала этого добродушного богатыря с голубыми, как небо, глазами. И доверила Соловушка ему свою тайну, рассказала, кто она, откуда, и зачем на Русь с соловьями прилетела.

Выслушав рассказ Хазар, Иван вскочил, схватил девушку за руку и, ничего не объясняя, потащил в село. Вбежали они в избу, там за столом сидят отец Ивана с сыновьями, а мать с дочками на стол накрывают. Увидев незнакомку в диковинном наряде, все от неожиданности дар речи потеряли. Первым опомнился младший брат Ивана:

- Вань, ты, знать, вместо сока берёзового красавицу в лесу нашёл?

- Не до шуток сейчас! – оборвал брата Иван, - послушай, батя, что мне Соловушка рассказала.

Пришлось Хазар свой рассказ повторить. Стоило ей назвать нянюшкино имя, как из глаз отца Ивана потекли слёзы. А когда Соловушка про глиняную птичку рассказала, плакали уже все. Закончила говорить Соловушка, подошел к ней отец Ивана, обнял, к груди своей прижал:

- Меня Василием звать. Всю свою жизнь я сиротой прожил, отец мой в боях погиб, не помню я его совсем. А мать помню, хоть и смутно, а помню. И песни её, и руки ласковые, и свистульку, которой она меня развлекала. Ты вернула мне мать, Соловушка!

Возвращалась Хазар домой уже не в соловьином, а в человечьем обличии, вместе с Иваном и Василием. Непрост был их путь, но больше всего путники боялись, что опоздают, не дождется  Анисья. Скакали они на конях через леса, плыли на большом корабле по  морям. И вот, наконец, добрались до столицы той страны, где правил грозный шах, отец Хазар. А тот уж и не чаял дочь свою любимую живой увидеть. Не успели войти Соловушка и спутники её в городские ворота, как уж спешит им навстречу сам правитель с чадами и  домочадцами. Обняла Хазар отца, да и спрашивает: «Отец, жива ли Аниса?» Тот нахмурился, обидно ему, что дочь о рабыне так беспокоится. Но ответил все ж: «Жива, жива старуха, тебя ждет!»

О том, как встретилась Анисья со своим сыном, соловей мне ничего не рассказал. И без того понятно, что встреча эта была и радостной, и грустной. Напоил Василий мать берёзовым соком, посадил под её окном саженец берёзы, который в долгом путешествии сберегла Соловушка.

Что было дальше? Никто не знает. Соловей – всего лишь птичка певчая, что помнит, о том и поёт. Может, забрали на Русь Анисью сын с внуком. Может, осталась она на чужбине, что стала ей домом благодаря Соловушке. А, может, и сама Соловушка улетела на Русь вслед за Иваном? Но я ведь не сочиняла сказку, я просто пересказала вам историю, которую услышала от знакомого соловья.

 

 

 

 

Публикация на русском