Просмотров: 438 | Опубликовано: 2020-03-20 05:00:06

Волшебная встреча

                                          

                                                         Прекрасные юные создания,

                                                         их благодетельные мамаши,

                                                         благонравные наставники и  наставницы

                                                         поколения младого – их разума и

                                                         души, примите это малое творение

                                                         прямо в своё сердце, со

                                                         вниманием и пониманием

                                                         красоты Божьего мира – чувства, 

                                                         которое и есть суть отличия

                                                         человека от животного…          

                                   

 

В скверу, на крашеной яркой зеленью, скамейке сидели три девчонки – четырнадцати-пятнадцати лет и, вальяжно развалившись и широко расставив ноги, втиснутые в драные джинсы,  глазели на прохожих, особенно на дам возраста библейской Сары, что сновали у входа и выхода фитнес-клуба по двое-трое и заговорщицки переговорив, исчезали за хлопающими им вслед дверьми. Тёплая, весенняя погода благоприятствовала любопытному безделью девушек. Одна из них жевала резинку и пускала пузыри, другая щёлкала семечки, собирая шелуху в маленькую, нежную ручку, а третья уткнулась в телефон, отстранившись от мира сего в пространство виртуальных видений. Одеты девчонки были в уже упомянутые джинсы, тёртые кроссовки, курточки цвета хаки, под которыми виднелись мятые футболки, свисавшие на брюки из-под верхней одежды. В школе начались каникулы и ученицы имели право на безделье, а учителя на отдых от детей маложелающих учиться наукам, но имеющих амбиции вундеркиндов. Зачем учиться, когда у власти и в бизнесе зачастую устроены люди безграмотные, не знающие истории происхождения человека от обезьяны, так как остановились навсегда на первом этапе эволюции. Но весна и солнечное тепло творят чудеса и глаза девчонок, несмотря на напускное безразличие, отражали красоту мира полную вдохновения и любви.

Мимо этой юной троицы, увлечённой, как бы им не показалось странным это замечание, красивым движением тёплого воздуха, оживляющего деревья, травы и людей, проходил нездешнего вида старичок, одетый прилично – в кожаную куртку, светлые штаны, отглаженные стрелками, на голове канотье, под приятно стриженой бородкой топорщился галстук-бабочка, что указывало на несомненно богемный статус прохожего. Хотя, кто его знает, как должен выглядеть тот или иной человек и можно ли по одежде определить род его деятельности, тем более в современном мире, где шуты слывут мудрецами, а мудрецы в забытье. В руках прохожий держал трость, не опираясь на неё, а так, наверное, для равновесия публичного эффекта. Он уже пару раз прошёлся мимо девичьего триумвирата и теперь, внезапно, остановился у скамейки, насиженной цветами юности в затёртых джинсах. Он внимательно оглядел девиц и, вдруг, сказал: «Сидеть в таких позах неприлично для молодых и красивых созданий. Весна, надо бы платья одевать для прогулок и свиданий. А что кавалеров ваших не видно, хотя ваш нынешний прикид едва ли окажется привлекателен для молодых людей противоположного пола. Парни, знаете ли, имеют разумение уважать девушек одетых скромно, но красиво и со вкусом». Девчонки выслушали его нравоучение, уже правда, инстинктивно сдвинув ноги и выпрямив стан, но ответили уличным слоганом: «Шёл бы ты, старикан, домой, на печку». «На печку я успею, - нисколько не обиделся прохожий, - но до того преподам  наглядный урок пользы от приличной одежды для внимания к вашей юности, несомненно вами желаемого». Не успели девочки открыть рот, как их одежда поменяла фасон,  цвет и все другие параметры, да так явно, что они соскочили с лавки и принялись в  удивлении оглядывать друг друга и себя, забыв  на время о старике. «Ну, вот, теперь всё в порядке. Весна, а в ней девушки в  оперениях ярких, почти  птичьих», - молвил старик, любуясь юностью красавиц, одетых его милостью в платья модельного пошива разных цветов и оттенков, туфли на небольшом изящном каблучке и меховых накидках на хрупких плечах. Коралловые шейные украшения, цвета ткани платьев, оттеняли юную кожу и придавали ей вид бархатистой замши. «Ещё немного терпения», - старик взмахну тростью и головки девушек, обновились восторгом чудных причёсок, на манер древнегреческих модниц, украшенных бусами из полудрагоценных камней.

Уже собралась немалая толпа любопытных и просто зевак, но ошеломлённые своим превращением девушки ничего не замечали вокруг, мало понимая происходящее с ними, не узнавая ни себя, ни подруг и, наверное, ожидая  прекращения действия волшебства и возвращения своего привычного состояния. Но этого не случилось, а старичок прищурился и, склонив голову к плечу, сказал: «Кланяюсь дивной красоте юности и надеюсь, что теперь она останется навсегда в вашем воображении, как предмет подражания и никогда более не исчезнет под унылой одеждой, - он указал тростью на обноски нарядов, в которые ещё недавно рядились девицы, а теперь лежавшие стопкой на соседней скамейке и ушел, напевая что-то необычное, весеннее.

Всё ещё удивлённые девочки, как-то уже не по-девичьи – плавно, подошли к своим поношенным шмоткам в раздумье – брать, не брать, но нашёлся пакет и они столкали туда своё драное прошлое и ушли, провожаемые завистливыми женскими и восхищёнными мужскими взглядами. Но куда они пошли? Вернуться домой в таком виде… распрекрасном – день выходной, родители дома и поди докажи, что волшебника встретили, причём все трое сразу, может кто-то и поверит, но только не предки. У них такого не случалось, а значит и не может такое случиться в обозримом пространстве бытия и что теперь делать бедным, но красивым девушкам? Жили спокойно, современно, но пришёл волшебник, и стало хорошо, красиво, но могут случиться страшные последствия вплоть до гинекологической экспертизы. Надо было  дворец попросить и уйти туда жить, тогда всё бы стало по-настоящему прекрасно. Но жить на что, во дворце тоже кушать надобно и в одном платье долго не проходишь и одежда такая, что только на бал годится, а праздник не всегда бывает, точнее редкость такое событие. Короче, домой пути нет, переодеться надо, но где? Начались поиски укромного места, и оно нашлось в зарослях сирени и вот они вышли оттуда прежними оборвашками, даже причёски красивые расплели, а платья, туфли и украшения спрятали в пакет и сразу стало легче потому, как это привычно и обычно. Так человек привыкает к обыденности и торжеству мыслей усталых и страху перед своим собственным человеческим совершенством, вырвавшемуся из тоски модных веяний от кутюрье подворотен, пусть американских, но всё равно шпаны.

Девчонки пошли домой, где и спрятали наряды в надёжном месте, договорившись собраться назавтра, когда родителей не будет дома и насладиться примеркой праздничных платий и украшений уже перед главным свидетелем их красоты – зеркалом.  Оставшееся время сказочного дня они скоротали за разговорами о новой одежде и о том неизбывном желании девичьем быть красивыми, носить красивое и жить, жить в любви и радости. Ночью плохо спалось, легли рано, чтобы приблизить счастливое утро и в разных домах и семьях они видели одинаковые сны – праздник нескончаемый, танцы и они, в дарёных добрым волшебником нарядах кружатся среди восхищённых взглядов мужских и чувствуют себя королевнами на своём первом балу, где-то в распрекрасном краю, неведомом, но вольном, как мечта юной девушки.

Утром, как только родители отправились на работу, девчонки собрались вместе и достали заветный клад, вложенный в пластиковый пакет и…, о ужас, из него, вместо нарядов, посыпалась прошлогодняя листва, но уцелели украшения – янтарные бусы, заколки для волос и туфли. Не ожидавшие такой злой подмены девушки, чуть не плача, вымели листья, разделили украшения, разнесли их по домам и отправились в парк, надеясь встретить волшебника и спросить о причине исчезновения части его подарков. Зачем так обманывать детей, посеять надежду и сразу её отнять? Это просто нехороший поступок и его как-то нужно объяснить. За этим и пошли наши красавицы – потребовать объяснения, собственно не зная в чём, ведь вещи не куплены, какие могут быть претензии, но надобно знать – почему в самый разгар цветения веры в прекрасное событие жизни, вдруг, исчезает предмет, вызывающий чувство торжественности случая и его необратимости.    

И вот сидят наши красавицы, в своей «фирменной» одежде и в надежде на появление старичка – доброго волшебника, который вернет им радость пребывания на белом свете, в одеждах достойных их юной красоты. Сидели они на этот раз скромно, ничего не жевали, не раздвигали ноги шире плеч и  надеялись, наверное, что приличное поведение и печаль в юных глазах привлечёт волшебника и он не даст им пропасть в хаосе современной, модерновой жизни. Старик возник неожиданно, со спины скамейки и тихонько произнёс сокровенные слова: «Что загрустили, невестушки? Али надеть нечего?». Девчонки вздрогнули, обернулись и сразу же заулыбались ему, как доброму знакомому и разом заговорили: «Вы знаете, платья потерялись, только бусы остались. А мы уже не хотим ходить в драных штанах и коротких юбках, а шорты и вовсе перестали нравиться, но не в школьной же форме летом гулять?». «Это хорошо, что нрав ваш изменился, я и не ожидал такого скорого превращения безвкусицы в изысканность понимания форм приличия, но и в тех платьях, что я вам показал, как наглядность примера красивой одежды, тоже выходить некуда, разве что в театр. Вы любите театр?». «Никогда не были там, только в кино, а там тоже одежда не от кутюр, только старые фильмы радуют разнообразием женских нарядов». «Кутюр-мутюр, они и извращают женский природный вкус и модельный тон хорошей одежды. Женщина всегда знает, что её надобно одеть и к какому случаю, но налетают советчики и одевают её в смешные, непригодные к носке одежды потому, что сами кутюрье ничего хорошего никогда не носили, вот и равняют всех с собой, а настоящие портные остались в прошлом, но есть и в нынешнем времени мастера, но они в тени, работы у них хватает, так как женское видение мира и себя в нём никуда не исчезло, а только обострилось от неразберихи в модных направлениях, от наглости дизайнеров, старающихся выпятить в одежде женские недостатки, а не завуалировать их, то есть не одеть женщину красиво, а раздеть почти донага. Как говорится – дал чёрт моду, а сам ушёл в воду, а ты думай, зачем тебе это одеяние чертовское? Ну, да ладно, подарю вам по курточке нарядной, - он взмахнул тростью и девчонки оделись верхней одеждой из тончайшей кожи разных цветов и фасонов, - а вот другие наряды пошьёте сами, в сумке материал на кофточки, юбки и платья», - сумка уже прижалась сбоку скамьи. «Но мы шить не умеем, что на уроках труда в школе научились, то и есть, пуговицу пришить можем». «А вы попросите родителей купить швейную машинку, одну на всех, а талант художника-портного я вам дарю. И не бойтесь родителей, расскажите всё, как есть – они поверят, поймут, и помогут вам потому, что любят вас и ваше будущее творчество они примут, как дар Божий. Ваше будущее занятие станет вашей радостью, может быть, всей жизни и не отказывайте другим женщинам в их естественном желании красиво одеваться. А теперь идите, я рад, что вас встретил и передал вам понимание чудес женского обаяния. До встречи».

  2019год.

Публикация на русском