Просмотров: 210 | Опубликовано: 2020-03-25 17:49:50

Когда эта жизнь закончится...

«И рассвет, и рассвет несчастье нам несет

Утро нас с тобою разведет

И не встретимся уже мы вновь

Тихо погибает наша любовь»

Andro-Любимая 

 

3 июня, 1884 год. Санкт-Петербург, Российская Империя. 

Александровский дворец кипел работой. Везде шум и гам, прислуга разбегалась кто куда. Сергей Александрович, великий князь собирался жениться на прекрасной Элизавете Гессен-Дармштадтской, внучке Великой Королевы Виктории. Манифест был озвучен, а народ за воротами дворца ликовал, все праздновали этот чудесный день. Фуршет, бал, коронация-все это было практически готово, и княжеская семья ждали невесту и ее семью. Сергей Александрович все готовился ко встрече с возлюбленной, а его племянник Николай помогал ему. Николай был его лучшим другом, верным соратником и самым близким родственником. Именно он помогал Сергею подготовиться к этому знаменательному дню, и Сергей желал Николаю счастья. Он ждал когда молодой князь влюбится, но так и не видел его в компании очаровательных дам. Всегда отстранённо, он присутствовал на балах, банкетах, ласково отвергая внимание прекрасного пола. Народ шептался, говорил разного рода слухи, но он им не верил. Почему-то ему казалось что Николай ещё не нашёл ту самую, но он верил что сегодня он найдёт ее. К 16 годам он обязан был найти себе спутницу жизни, пока ещё было время…

Она была так рада. Ее старшая сестра Елизавета выходит замуж. Знаменательное событие. Наряды, украшения, платья-все вертелось вокруг ее глаз. Бриллианты, короны, Диадемы- вся королевская казна блестела на свете солнца. В первый раз она выйдет на бал, на такое торжественное событие. В первый раз она выйдет в свет, ведь бабушка Виктория раньше заставляла ее учиться, вместо хождения на балы. Как долго она об этом мечтала. Ее мечты сбываются в мечту, и она с нетерпением ждет их выхода в свет на свадьбы Элизы. 

***

Бег лихих коней был слышен по всему Санкт-Петербургу. Тысячи гостей, с разных уголков мира, приехали увидеть свадьбу Сергея Александровича и Елизаветы Гессен-Дармштадтской. Зал пестрил красками, зеркала были в янтаре . Пышные наряды, изысканные фраки. Весь мир был в ожидании свадьбы. Жених стоял и ждал. Ждал свою невесту. Музыка стихает, и взоры падают на главные ворота в бальный зал. Елизавета стояла в пышном, делом платье, а голову ее украшала Владимирская тиара. Невеста блистала, а бриллианты в свете огней переливались разными цветами. Был слышен шепот гостей, удивленные вздохи. Дивной красотой обладала Елизавета, статной походкой и уверенным взглядом. Встав возле царя, они произнесли клятвы господу, и узаконили свои отношения, став супругами. Гости ликовали и заиграла музыка. Вальс изысканных гостей заполнил все пространство. Николай стоял возле своего дяди, как тому полагается, и тут он увидел ее. Молодая девушка удивительной красоты. Глаза ее сверкали сапфирами, а кожа был словно шелк. Волосы отдавали рыжиной, а очаровательная улыбка озаряла ее лицо. В ее образе была какая-то искра, и он был полностью неподвластен ей. В первый раз в своей жизни он был уверен, что этот бал он точно не забудет.Он услышал ее имя от Королевы Виктории, ее имя-Аликс и это ее первый в жизни бал . Как же она обворожительна. Робко подойдя к ней, спросив разрешения у королевы, он пригласил ее на вальс. 

***

Племянник Сергея Александровича, Николай, сразу понравился ей. Он был статен, красив, серьезен и очень высок. Фрак его был искусно изготовлен, манжеты были позолочены, и рука его была протянута к ней в приглашающем жесте… Он приглашал ее на танец. Девушка мгновенно вспыхнула: это был ее первый вальс, посреди светского двора в компании мужчины. Аккуратно вложив свою руку в широкую и теплую ладонь Николая, она позволила увести себя танцевать. Он бережно держал ее за талию, словно она фарфоровая, а маленькая ладошка терялась в его широкой ладони.

- Аликс, вас ведь так зовут?

- Да, а вы Николай?

- Да, Никола́й II Алекса́ндрович, сын Александра III Александровича,  племянник царевича Сергея Александровича, а вы?

- Сестра Елизаветы Гессен-Дармштадтской, Викто́рия Али́са Еле́на Луи́за Беатри́са Ге́ссен-Дармшта́дтская,Четвёртая дочь великого герцога Гессенского и Рейнского Людвига IV и герцогини Алисы, дочери британской королевы Виктории.

Вальсируя ее по всему залу, Николай не раз пытался завести разговор, но молодая герцогиня либо зарделась, либо краснела. Молодой князь очаровал ее, и влюбил с первого взгляда. И сама Аликс его притянула к себе, невиданной силою, а он не сопротивлялся. Но празднество завершилось, и герцогиня уехала, оставив наследника одного. 

***

15 мая, 1889 год. Санкт-Петербург, Российская Империя. 

Она приехала к Элле, она так по ней скучала. Она не ощущала сестринских рук так долго, что уже и позабыла их. Лишь кроткими письмами, две сестры поддерживали связь. Елизавета Федоровна, жена князя Сергея Александровича, святая женщина в народе, и верная жена. Прошло пять лет, и Аликс изменилась. Стала взрослее, умнее, красивей. Мужчины бегали за ней, а она любила одного. Сестра мельком говорила о главном наследнике, и Аликс даже не представляла как он выглядит сейчас. Через три дня его день рождения, он достигнет зрелого возраста. Она гадала, есть ли у него возлюбленная, помнит ли он ее, Аликс, маленькую девочку, что таяла в его руках и зарделась от его слов. Она с нетерпением ждала эту встречу,  встречу с ним, Николаем II, главным наследником и ее единственной любовью.

***

16 мая, 1889 год. Санкт-Петербург, Российская Империя. 

Он ждал этой встречи пять лет. Ни слуху, ни духу не было слышно от той, что покорила его сердце, влюбила в себя с первого взгляда. Он не знал что с ней, как она, не знал насколько она изменилась, есть ли у нее муж, жених, ухажеры. Когда в Александрийский замок прибыло известие о скором приезде герцогини, и его сердце пробил удар. Руки его дрожали, а улыбка не спадала с лица наследника. Он так тщательно готовился к ее приезду, только и гадая, как выглядит она. И она приехала. Приехала красавица в телесном платье, голову которой украшала тиара, усыпанная бриллиантами. Аристократичные черты лица стали резче. Острые скулы очерчивали форму ее лица, а голубые глаза ярко сверкали. Полные губы и благородный нос выдавали в ней чистокровную девушку, королевских кровей. Она блистала словно звезда в небе, так ярко она сияла. Рыжие волосы ниспадали с плеч аккуратными локонами, ибо наделяла их волшебная сила, тянущая Николая вниз, к ее ногам. Они встретились взглядами, и он необычайно нежно поцеловал ее руку. Ресницы ее затрепетали, и они встретились взглядом, и он понял-это она, это она, та самая, кто будет освещать ему жизненный путь. Она должна была стать его женой, матерью его детей и его второй половиной. 

***

18 мая, 1889 год. Санкт-Петербург, Российская Империя. 

Отец, она герцогиня! В ней течет благородная кровь, она умна не по годам и красива. Я влюблен в нее, я очарован ею. Я хочу видеть ее своей женой, и иметь от нее детей в ближайшем будущем,-разгорячено твердил Николай.

- Ты очень молод, для женитьбы ещё есть время, и, кроме того, запомни следующее: ты – наследник Российского престола, ты обручён с Россией, а жену мы ещё успеем найти. 

- Но отец…

- Николай, я все сказал. Возвращайся к своим делам. 

- Да, ваше высочество.

***

18 ноября, 1890 год. Санкт-Петербург, Российская Империя. 

« Дорогой дневник. В последний раз я ввел записи год назад. С того времени все изменилось. В моей жизни было столь ко всего, что я забывал вести записи своей жизни. За последний год я пережил многое, в том числе сопротивление наших семей. Аликс, ах Аликс, моя любимая Аликс. Шепчу твое имя перед сном, засыпая, представляю тебя, рядом с мной, как мы и мечтали. Я так давно тебя не видел. Не видел твоего дивного лица, твоей прекрасной улыбки. Увидеть бы тебя из далека, чтобы никто не знал, ибо твоя красота может убить меня, а я не хочу чтобы ты несла грех за мою сломанную душу. Отец отвергает мои попытки встретиться с тобой. Сегодня, ты проездом оказалась здесь, но меня насильно заперли в своих же покоях, и я не удостоился и взгляда твоего. Я чувствовал твое присутствие, но не мог быть рядом, и мое сердце разбивалось. В попытках услышать тебя, я прижался к дверям покоев, но дубовые двери не позволяли слышать и звука, не то чтобы твой дивный смех. Мое сердце юркнуло вниз, упало к твоим ногам, там, где ты стояла, но его скрыли от тебя, спрятав его за своими подолами платьев. Я так хочу тебя увидеть, хочу тебя услышать. Прошу Боженьку помочь нам, осветить наш путь и просветить нашу любовь. Ты явно расстроена. Я уверен, ты слышала эти нелепые слухи обо мне и Матильде, и это так, не буду врать. Молодая балерина соблазнила меня и объявила об этом всему миру, но сердце мое лежит к тебе, льнется к тебе, и я, твой верный пленник, буду ждать твоего прощения. Всё в воле Божией. Уповая на Его милосердие, я спокойно и покорно смотрю на будущее, и жду тебя, моя герцогиня, моя любовь, моя душа, моя Аликс…»

***

20 ноября, 1890 год. Санкт-Петербург, Российская Империя. 

«Дорогой Ники! Я не знаю получишь ли ты это письмо когда нибудь, но знай, я - разбита. Мое сердце расколото, а душа мечется, плачет по тебе. Как ты мог, Ники, как ты мог. Не так давно ты клялся мне в любви, говорил обо мне единственной, любил, восхвалял, обожал… Ты предал меня, нашу с тобой и любовь и мое доверие. Клянясь мне в любви, ты был с другой. Смотря мне в глаза, ты смел рушить мою жизнь. Я была счастлива, но мгновенья счастья превратились в пыль.  Ты солгал, а я прижала змею к груди. Ты думал что я не узнаю о твоем предательстве? Как бы не так. Твой язык распевался передо мной, а руки гуляли по другой. Ты мой воздух, ты моя вода, без тебя я задыхаюсь, не живу, погибаю,-так говорил ты мне. Целовал мне руки и гулял со мной вечерами по замку, шепча слова о любви. А помнишь тот вечер, когда я позволила тебе кроткий поцелуй? Конечно помнишь, ведь тогда я доверила тебе свое сердце, отдала его, вырвав из груди, слепо веря. Ах, Ники, ах. Мое сердце оказалось не нужным для тебя, и ты кинул его в стаю голодных волков, а сам ушел к другой. Я не забуду, цесаревич, и эта обида навсегда останется в моей груди… »

***

5 апреля, 1894 год. Кобург, Саксен-Кобург-Гот. 

Он увидел ее и обомлел. Она изменилась. Что-то сталось с ее лицом, она стало взрослее, вытянутей. Губы были такими же полными, а нос прямым. Но ее глаза… Раньше они светились светом, сапфирами, яркими огнями. Ее глаза манили, притягивали, заманивали в свой омут, в море эмоций и любви. Сейчас глаза ее потускнели. Словно выдвинутая стена отображалась в них, когда он поздоровался с Королевой Викторией, кротко взглянув на нее. Она протянула к нему руку, но в этом жесте уже не было тех чувств. Аликс вынуждена подала была подать руку и с презрением посмотрела на него, резко отпрянув свою руку. Его сердце обливалось кровью. Боженька, за что ты с ним так? За что его любимая женщина так противится ему? Весь вечер он не спускал с нее глаз. Много мужчин окружало ее в тот вечер, она своей красотой пленила мужчин, и они были не против. Свадьба ее брата была лишь прикрытием. Он знал что она на него обижена. Ее сердце застилает обида, боль, горечь. Он хотел прижать ее к себе, клясться что это все обман, что он не предавал ее, что он ее так же любит, так же верен ей… Он выловил ее на выходе из бального зала. Он ее схватил за руку, и приложив палец к губам, повел ее на ближайший балкон. Сердце его ударялось об ребра, грозясь вылететь, а рой мыслей не давал ему соображать. Ее теплая рука опаляла его руку, словно кипяток. Он чувствовал ее сердцебиение. Оно было в унисон с его. Он расскажет ей, признается, раскается, но так просто ее не оставит. Батюшка дал ему благословение на брак, осталось доказать любимой, что любовь его стала еще сильнее, и она до сих пор держит его сердце в ежовых рукавицах, так же, как и 10 лет назад…

***

На выходе из бального зала, ее резко кто-то развернул и притянул к себе. Она не успела вскрикнуть, как почувствовала родной запах. Ники. Ей не нужно было смотреть кто это, она его всегда узнает, из тысячи людей. Он прижал пальцы к ее губам, и перехватит ее ладонь, рванул с ней черт знает куда. Он ее предал, так почему она бежит за ним? Она же обещала себе, что цесаревич больше не залезет в ее душу, не разобьет склеенное сердце вновь. Его высокий стан был ярко очерчен среди стен тусклого замка. Волосы его растрепались,  а она заплеталась в подоле своего платья. Завернув за следующий угол, он обнаружил балкон, и забежав вместе с ней туда, он закрыл щеколду. Его осунутая фигура больно резанула по глазам. В каждом широком вдохе, его плечи так высоко поднимались, а весь его вид со спины обозначал раскаяние. Вдох-выдох. Скачка лошадей, а не биение сердца. Он повернутся к ней. В его глазах стояли слезы, а губы дрожали. Лишь увидев его таким разбитым, она тихо прошептала: «Ники», и попала в горячие объятия своей возлюбленного. Она впервые видела как он плачет, и сжалилась. Он отпрянул, и схватит за плечи, посмотрел ей глаза в глаза, и сказал: «Она околдовала меня, соблазнила, ведьма… Я тебя не предавал, я всегда тебя любил, о моя Аликс. Моей жизни нет без твоей любви, без твоего взора, без твоего голоса. Я не вижу смысла жить, если рядом нету тебя. Каждая мысль моей голове связанна с тобой, а каждый сон сопровождает втор нежный образ и твоя мягкая улыбка. Я обидел тебя, разбил сердце. Своими действиями, я оголил самый острый меч и пронзил тебя им. Прости меня, прости меня такого дурака, прости…» Дальше она ничего не слышала, лишь пелена слез застилала ее глаза, а руки обнимали его в ответ. Оба они плакали. Оба раскрыли старые раны, и именно они могли залечить эти раны. И она позволила. Она дала ему шанс залечить ее раны, хоть и он сам стал причиною этих глубоких ран. Он станет ее исцелением, а она его спасением…

***

6 апреля, 1894 год. Санкт-Петербург, Российская Империя. 

« С Божьей милостью, Мы, Александр Третий, Император Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и прочая, прочая, прочая. Объявляем всем нашим верным подданным: Цесаревич Николай Второй и принцесса Викто́рия Али́са Еле́на Луи́за Беатри́са Ге́ссен-Дармшта́дтская сообщают о помолвке, во имя Империи нашей, во имя Руси.»

Об их помолвке знает весь мир. Она его простила, пригрела и вновь открыла ему свое сердце. Она простила несчастного влюбленного, сама поддавшись искушению любви. В тот же вечер он просил ее руки, на что она дала свое согласие. Она согласилась стать его женой, его спутницей жизни, прожить с ним всю свою жизнь и любить его. Чудесный, незабываемый день в моей жизни – день моей помолвки с дорогой Аликс. Я хожу весь день словно вне себя, не вполне сознавая полностью, что со мной происходит. Его сердце наполнено счастьем, а невезение в происходящее не отпускает его. Они будут вместе, он добился своего. 

***

14 ноября, 1894 год. Санкт-Петербург, церковь Зимнего Дворца, Санкт-Петербург, Российская Империя. 

Вся Российская империя оплакивала смерть императора Александра III, похоронив бывшего императора в Петропавловском соборе. Траур держала вся империя, а в особенности королевская семья. Мать Николая, Мария Федоровна большего всего оплакивала смерть своего мужа. Но свадьба Николая, новоиспеченного Императора Всея Руси, и принцессы Гессен-Дармштадтской была проведена. Николай помнит, как ждал свою невесту, смотря на мать, в черном траурном платье и священника, ждущего невесту. Только королевская семья и высокопоставленные чины при дворе присутствовали на свадьбе. Сам же Николай был в гусарской форме. Дверь церкви Зимнего дворца распахнулась, и он увидел ее. Александра Федоровна, его будущая жена, в скором времени императрица Всероссийская, в серебряном платье, подчеркивающем ее фарфоровую кожу. Бриллиантовое ожерелье из королевской казны украшало ее шею. На принцессу была наброшена поверх удивительного платья золотая, длинная парчовая мантия, подбитая мехом горностая. Императорская венчальная корона украшала голову будущей императрицы, вместе с русской тиарой. 

Представ перед лицом Господа, Император Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсонеса Таврического, Царь Грузинский; Государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новагорода низовския земли́, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея Северныя страны́ Повелитель; и Государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли́ и области Арменския; Черкасских и Горских Князей и иных Наследный Государь и Обладатель, Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский, Николай II и принцесса Викто́рия Али́са Еле́на Луи́за Беатри́са Ге́ссен-Дармшта́дтская поклялись в вечной любви, в горе и радости, в богатстве и нищете, во имя Российской Империи, быть верными спургумаи и верными правителями своей империи, любить и почитать традиции, и быть верными своему народу и преданными своей Родине. Обвенчав молодоженов, принцесса Ге́ссен-Дармшта́дтская стала Императрицей Всероссийской Александрой Федоровной, женой Николая II и верной подданной Российской Империи… по прошествию брачной ночи, она написала в том самом дневнике Ники, в котором он излагал свои мысли и душу: «Когда эта жизнь закончится, мы встретимся вновь в другом мире и останемся вместе навечно…»

***

17 июля, 1918 год. Дом Ипатьева. Екатеринбург, Российская Империя. 

Пугающее чувство не покидало Александру вот уже на протяжении 1 месяца. Императрица все никак не могла понять, почему она чувствует что грянет беда, что будет гром, и с ними случится что-то плохое. Дети ее спали сладким сном: Прекрасная Ольга, боевая Татьяна, любознательная Мария, добрая Анастасия и их сыночек Алексей, свернувшись калачиком, посапывали во сне. Сам же Николай напряженно смотрел вперед и о чем-то долго думал. Подойдя к мужу, и положив руки на его плечи, начала разговор:

- Никки, дорогой, что тебя тревожит? Иди приляг, отоспись. 

- Нет Аликс, не могу. Не покидает меня странное предчувствие беды, оно скребут когтями душу и не дает покоя. В моем сердце все больше поселилась тревога, и я не знаю чего ждать. 

- Да Ники, меня тоже не покидает это тревожное чувство. Предчувствие беды, темной энергии окружает наш дом. Вороны пролетели над нашим домом, сегодня утром…

- Вороны-Предвестники смерти…

- Аликс, я…

- Государь! Государь! В связи с напряжённой обстановкой в городе оставаться на верхних этажах опасно. Всем необходимо собраться и срочно перейти в другое место!

- Что за дело срочное, Сергей Петрович?

- Для вашей безопасности, Государь, вам следует перейти к подвалу и спрятаться там с детьми. 

Он посмотрел на свою жену. Он знал что этот день настал, настал их черед встретиться с богом. В последний раз обняв жену, и взглянув на ее прекрасное лицо, он следом взглянул на своих детей. Эта женщина родило ему пятерых замечательных ребят, но он не смог их защитить. Он обнял каждую свою дочку, поцеловав их в лоб, прощаясь с ними навсегда, и вот/, черед его сына, единственного наследника. Алексей хоть и был болен, но он был невероятно мужественен и силен. Он поднял сына на руки и обнял его в последний раз. Не надо было слов, он просто запоминал единственное счастье что осталось у него на руках. Взявшись за руки, они спустились вниз, где неудивительно их ждала сама смерть.

- Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов Урала постановил расстрелять семью Романовых,- проговорил Яков Юровский.

- Что?-последнее что спросил Николай.

- Стрелять! 

Император и императрица умерли вместе под жестким расстрелом со стороны военных. Они не увидели смерть своих детей, пав вместе, как и обещали перед лицом Господа, что будут они вместе до самой смерти, до последнего вздоха. Дети их были жестоко расстреляны после расстрела родителей, но их любовь, любовь Александры и Николая будет идти сквозь века, и в каждой новой жизни они будут видеть друг друга и продолжать любить, так, как им было предписано самим Господом, и плоды их любви будут расцветать, ведь нет ничего бесконечней чем любовь…

Публикация на русском