Просмотров: 99 | Опубликовано: 2020-04-13 06:30:29

Белые ягнята

Мальчик по имени Аслан, казалось, ничем не выделялся, среди окружающих его детей и подростков, однако был не разговорчивым и замкнутым. По характеру тихий, уравновешенный, стеснительный сельский мальчишка. Разговаривать с ним, иногда было сложно, потому, как он не любил вопросы, а тем более длинные рассказы или сказки, и тем не менее  отличался любознательностью. Теперь он вырос, получил хорошее образование, стал интеллигентным молодым человеком и жил в городе, работая стоматологом в одной из городских поликлиник.

Он рос в деревне, под присмотром одной сердобольной женщины  Анны Константиновны. Аслан был первым и единственным ребенком в семье, за которым присмотреть не было ни старших братьев и сестер, ни дедушки с бабушкой. Детские годы запомнились ему тем, что кругом была красивая природа и первозданная тишина, не то, что теперь-постоянная городская суета, шум городского транспорта и нескончаемые потоки, куда-то спешащих людей. В этой круговерти людей и машин, человек порою забывает о красоте окружающего мира и даже бывает, не способен взглянуть на величественные горы, вершины которых покрыты вечным снегом. 

Однажды, это было в те далекие детские годы, мать привела, в дом присматривать за Асланом   женщину, которой он годился, наверное, во внуки. Была она немного сгорбленная и как казалось Аслану очень старая.  Однако с возрастом Аслан понял, что в те годы этой женщине было не более 40-45 лет, но она выглядела намного старше из-за своей сутулости и житейской неустроенности. По началу, Аслан дичился, как ему казалось,   старухи, и капризничал,  не позволяя Анне Константиновне прикоснуться к себе, не то чтобы слушать ее сказки и нежные напевы русских народных песен.

Не вызвала она симпатий и у отца Аслана: сухого, не разговорчивого вечно куда-то спешившего угрюмого человека. Так, по сути, холодно и бездушно встретили отец с сыном незнакомую женщину, хотя мать оказала Анне Константиновне не только внимание, но и всяческую материальную и моральную поддержку. И она оказалась права.

Анна Константиновна была мягкой, тактичной и очень доброй женщиной с чувством долга и ответственности перед детьми, которых она воспитывала, на чем и зарабатывала себе на пропитание так необходимые  деньги. Шли дни, и мальчик постепенно стал привыкать к своей воспитательнице. Теперь он не дичился и все чаще стал просить ее пойти на прогулку в находящуюся невдалеке рощу с ее тенистыми террасами,  покрытыми густой травой и полевыми цветами. Или просил пойти на реку, протекавшую между двумя невысокими холмами, располагавшимися к юго-востоку от поселка и круто сворачивающую на север в районе посевов пшеницы и ячменя.

Проявляя любознательность и желание забрести куда-нибудь подальше от дома, Аслан всегда хотел, чтобы Анна Константиновна не отставала и была ему надежной опорой.  Несмотря на то, что ей это было трудно, Анна Константиновна старалась не отставать от шустрого мальчика. Однажды забравшись на высокую вершину, отдельно стоящую вдали от дороги, Аслан заметил, что напротив горы, в густой траве лежит большая овца и жалобно блеет. Не раздумывая, он бросился в траву, высота которой местами доходила до его головы, и, оказавшись вблизи овцы, заметил подле ее белого, совсем еще не обсохшего ягненка.  Ягненок пытался встать на ноги, но никак не мог этого сделать, падая и жалобно тыкая головкой в бок овцы. Овца, в свою очередь была встревоженной и не обращала особого внимания на своего ягненка. Она, то и дело поднимала кверху голову, запрокидывая ее как-то в сторону хвоста и выпучив глаза, жалобно смотрела на Аслана.   Жалость и боль за дрожащего от сырой и липкой околоплодной жидкости,  налипшей на поверхность в виде тонкой желтоватой пленки,  на теле ягненка привели Аслана в растерянность.  Не зная, что делать, он поначалу бросился в сторону ягненка, чтобы взять его на руки, однако испуганно отпрянул назад, никак не решившись, сделать это.  В этот самый момент на свет появился второй более крупный ягненок, который в отличие от первого сразу смог удержаться на хрупких высоких ножках. Овца, так долго мучавшаяся, быстро соскочила и стала облизывать своих неокрепших детенышей, изредка с опаской поглядывая в сторону Аслана.   Мальчик стоял, не понимая, что же произошло и как быть с появившимися двумя беленькими, беспомощными ягнятами.  К этому времени подошла и Анна Константиновна, которая была удивлена случившимся событием.  Она сразу взяла на руки слабого ягненка, и ткнула его мордочку к вымени овцы, и после нескольких неуклюжих попыток он взял в рот сосок и начал, к удивлению Аслана, сосать, повиливая хвостиком.     Второй ягненок без посторонней помощи интенсивно сосал с другой стороны, доставляя удовольствие овце, которая стояла спокойно, попеременно облизывая своих ягнят.

День был весенний, солнечный, теплый, кругом зелено, где-то высоко в небе поют жаворонки, а на поляне порхают бабочки да назойливо стрекочут кузнечики. Был полдень, время, когда солнце находится в зените и в воздухе ощущается необыкновенный запах цветущих полевых трав и слышатся беспрерывные мелодии, издаваемые высокими верхушками ковыля при дуновении слабого ветра.   Анна Константиновна призадумалась, не зная,  что же им теперь делать: оставить овцу с двумя ягнятами,  в дали, от поселка,  или же каким-то образом пригнать их в поселок. Аслан же так увлекся картиной кормления ягнят, что не заметил, как из-за поворота. огибающего русло реки появилась повозка, запряженная серым жеребцом. В повозке находился всем известный в округе, дед Максим, как обычно подрабатывающий тем, что возил сено, дрова и муку людям поселка.   При виде подводы Анна Константиновна сразу повеселела и, размахивая руками,  стала звать деда Максима подъехать поближе. Когда подвода подъехала, Анна Константиновна поведав деду Максиму об овце и ее белых ягнятах, попросила помочь доставить овцу с ягнятами в поселок.

- Это, видимо, овца Жайлаубека,-заявил дед,- утром, проезжая здесь, я видел его выпасавшего свою отару овец в пойме реки.

Дед Максим, связав ноги овце, погрузил ее в задней части телеги,  устланной свежескошенной и терпко пахнущей разнотравно-злаковой травой. Перед ней он уложил, вдоволь насосавшихся молоком матери, ягнят, а рядом с ягнятами усадил Аслана, который не сводил глаз с белых ягнят, так ему понравившихся. В передней части телеги, на небольшой скамейке, расположились дед Максим и Анна Константиновна. Так, повозка, медленно двинулась в сторону деревни. Через непродолжительное время, под действием весеннего солнца и размеренного скрипа укачивающих колес старой телеги, Аслан в обнимку с ягнятами незаметно заснул.  Так, крепко спящим своего мальчика Анна Константиновна еще не видела и, все время,  поворачиваясь в сторону Аслана, испытывала удивительно прекрасное чувство  наслаждения от созерцания столь необыкновенной картины: спящего мальчика  рядом с двумя белыми ягнятами,  умиротворенно положившие головы один-на мягкий бок овцы, другой-на руку Аслана.

Болезнь была запущенной, а удаление зуба оказалось тяжелым, мальчику пришлось сделать несколько уколов. После тяжелой процедуры он тут же в кабинете заснул в кресле. Молодой врач-стоматолог выглядел несколько растерянным и неудовлетворенным от проделанной работы, и все время посматривал на часы, принимая пациентов в не совсем подготовленном кабинете сельской амбулатории, куда по направлению областного отдела здравоохранения, приехала бригада городских врачей для оказания консультаций и в случае необходимости экстренной помощи сельскому населению. Медицинская сестра, ассистирующая врачу, обращаясь к Аслану Тохтарбековичу, просила дополнительно принять бабушку, оказавшуюся в очереди без предварительной записи.

-  Пусть войдет, - находясь спиной к входной двери, промолвил он. 

  - Здравствуйте, - произнесла вошедшая пациентка.

Аслан Тохтарбекович, внутренне напрягся, услышав по-родственному  знакомый тихий голос.  Ему вдруг, откуда ни возьмись, в голову пришел образ деда Максима, его старая издающая своеобразный скрип колес телега и крепко в обнимку спящих двух белых ягнят и шустрого мальчика, разморившегося на солнце. Когда он повернулся, то замер от неожиданной встречи: сомнений не было, перед ним стояла его воспитательница милая его взору и добрая Анна Константиновна. Прошло столько лет, время берет свое, перед ним стояла сгорбленная годами седая старушка. Только глаза не изменились, все также, излучая свет добра и интеллекта.  Анна Константиновна в свою очередь растерялась, увидев своего мальчика Аслана. Встреча, оказавшись неожиданной, произвела волнующее впечатление. Аслан Тохтарбекович крепко обнял свою бабушку и долго не выпускал ее из своих объятий. Медицинская сестра от удивления присела на рядом стоящую кушетку, не понимая, почему всегда строгий и несколько педантичный стоматолог вдруг растрогавшись, крепко обнял старушку, которая в свою очередь стала причитать тихим голосом: «Аслан родной, милый, мой хороший, каким ты стал большим и красивым…».

Бригада врачей, возвращаясь в город, не смотря на усталость и позднее время, шумно делилась впечатлениями от проделанной работы. Усердствовал уролог, рассказывая анекдоты на медицинские темы, ему вторил кардиолог, а женщина терапевт делилась впечатлениями от новых знакомств и лишь стоматолог, забившийся в угол машины «скорой помощи», прикрыв глаза и, как казалось окружающим коллегам, о чем-то мечтал. Аслана Тохтарбековича, вся эта суета коллег, мало интересовала. Перед его полусонным взором все время стоял светлый образ Анны Константиновны. Возможно, впервые в жизни, он так четко ощутил ее огромное влияние на его внутренний мир, мировоззрение, интеллект. От осознания этого ему стало грустно и больно, за то, что все эти годы, живя в городе, по существу рядом, ни разу не вспомнил о своей сердобольной бабушке, не позаботился о ней. Мысли хаотично возвращали его в отчий дом, и как тогда в далеком детстве на скрипучей телеге в обнимку с белыми ягнятами, он крепко заснул. Его разбудил жалобный, как ему показалось, голос белых ягнят, однако собравшись с мыслями, он понял, что это всего лишь сладкий сон. На самом деле протяжно звенел его сотовый телефон, лежащий глубоко в портфеле.   

  

 

Публикация на русском