Просмотров: 1992 | Опубликовано: 2020-07-06 12:54:25

Про кирпичи

Курсантская байка

Посвящается прапорщикам, на которых держались

Пограничные войска

Комитета Государственной Безопасности

Союза Советских Социалистических Республик

Служил у нас в училище старший прапорщик - легендарная личность. Поговаривали, что до этого ему выпала честь служить в элитном отряде пограничных войск «Белый барс».

Историческая справка: Для тех, кто не знает, был такой отряд специального назначения - Мотоманёвренная группа (МотоМангруппа, МанГруппа, ММГ) — тактическое подразделение особого назначения резерва Пограничных войск КГБ СССР или Десантно-штурмовая манёвренная группа (ДШМГ), который применялся при преследовании особо опасных нарушителей или перебежчиков в горной местности и на сопредельной территории. такие подразделения имеют дополнительную боевую подготовку, дополнительные средства огневой поддержки и боевого обеспечения, а также дополнительную военную технику.

Участвовал этот отряд и в событиях «за речкой». Первая десантно-штурмовая манёвренная группа появилась в советских пограничных войсках во время Афганской войны в 1982 году.

В составе пограничных отрядов создавались штатные и внештатные десантно-штурмовые манёвренные группы. Внештатные десантно-штурмовые манёвренные группы создавались для решения конкретных оперативных задач на основе, или в составе мотоманёвренных групп пограничных отрядов, выполнявших задачи в боевых условиях.

Как товарища старшего прапорщика звали я уже не помню, по давности прошедших лет.

Помню, что в хорошем расположении духа он не обижался на короткое и уважительное «Михалыч».

По училищу ходили упорные слухи, что Михалыч разбивает о голову кирпичи.

Курсанты первого курса всегда натуры деятельные, ищущие себе на одно место приключения. Их детское воображение еще не обезображено военной действительностью, а юношеская непосредственность толкает на эксперименты.

Поэтому каждый курсант первокурсник, заступая в суточный наряд по парку, мечтал проверить крепость головы Михалыча на очередном кирпиче.

Для чистоты эксперимента каждый старался соблюсти как минимум два условия: первое застать Михалыча трезвым, или хотя бы, как говорят в армии, с остаточными явлениями, и второе - найти обязательно СИЛИКАТНЫЙ кирпич.

Технологическое отступление: Для тех, кто не знаком со строительством и стройматериалами разъясню, чем отличается кирпич силикатный от обычного.

Обычные кирпичи получаются при обжиге в печах глины и имеют обычно красный или рыжий цвет, в зависимости от свойств глины, района в котором они производятся.

Силикатные же кирпичи делаются путем обжига в печах песка и имеют либо белый, либо желтый цвет. Их еще иногда называют кварцевые.

Температура обжига силикатных кирпичей значительно больше, чем у глиняных.

От этого они получаются тяжелее и прочнее.

Обычно я забирал свою младшую сестренку из детского садика, и чтобы срезать дорогу, ходил через кирпичный завод.

Данные похождения позволили расширить мой кругозор по теме - технология изготовления кирпича.

Многие курсанты тоже знали данные особенности кирпичей, поэтому старались заранее найти в округе ставшие раритетной редкостью, заветные силикатные кирпичики.

Обычно найденный стройматериал до заветного часа заступления в наряд по парку маскировался по всем правилам, изученным на занятиях по Инженерной подготовке.

Курсант после развода караула и суточного наряда по воинской части, пулей осуществлял все необходимые манипуляции по приему территории и техники у старого наряда, осуществлял доклад о приёме дежурства Михалычу и со всех ног, мчался к тайнику за подготовленным кирпичиком.

Бежать надо было очень быстро, а то можно было не успеть.

Михалыч твердо чтил чистоту эксперимента и выпимши ломать кирпичи наотрез отказывался.

Кроме того, была вероятность обнаружить тайник вероломно разграбленным предыдущим любителем-натуралистом, который знал демаскирующие признаки, изученные на той же Инженерной подготовке.

В положенную мне очередь, я тоже заступил в свой первый суточный наряд по автопарку.

Мне повезло! Мой тайник вандалы не заметили, и я быстро обернулся с заветным силикатным кирпичиком в руке.

На мой застенчивый взгляд и протянутый кирпич, Михалыч отреагировал философски:

- Опять СИЛИКАТНЫЙ!?

У меня в зобу дыханье сперло.

“Щас или взорвется, влепит наряд вне очереди, или откажется кирпич ломать” – промелькнуло в моем спинном мозгу, натужно отдаваясь в висках.

Из-за холодка, пробежавшего по спине, я поспешно попытался принять строевую стойку, чуть не уронив кирпич Михалычу на ногу.

Михалыч, проявив потрясающую реакцию и гибкость, при его-то габаритах, успел поймать изделие советской промышленности, до момента касания оным своего до блеска начищенного берцового ботинка.

Взвесив пойманный кирпич в правой руке и посмотрев на меня, застывшего в диком ужасе, он улыбнулся и сказал:

- Опять из-за Вас, товарищ курсант, у меня лысина от песка чесаться будет!?

По нейтральному тону вопроса я не мог просчитать дальнейшее развитие событий.

Михалыч же отнес мое замешательство на свой счет.

Для него моя замершая физиономия со следами мозговой деятельности была немым укором, типа: “Что, старый, слабо?!”.

Поэтому Михалыч решил доказать этим зеленным сосункам, что есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах. Старая гвардия способна еще на подвиги!

Он снял свою зеленную фуражку, которую носил в нарушение строевого устава, даже с полевой формой одежды. В случае с Михалычем, полевой формой надлежало называть видавший виды, старый, выцветший от пота и солнца, но вполне еще добротный двухцветный камуфляж.

Лучи, клонящегося к закату, солнышка, отразившись от гладко выбритой, покрытой испариной, головы Михалыча и рассыпались солнечными зайчиками по территории автопарка, и стенам комнаты дежурного.

Старший прапорщик достал носовой платок, смахнул с лысины капельки пота, сократив количество отражений небесного светила на стенах, но придав более яркое свечение своему массивному черепу. И с ухмылкой посмотрел в мои застывшие от ужаса глаза.

Затем, взяв кирпич двумя руками, он резким ударом головы разломил СИЛИКАТНЫЙ кирпич на две половины. Будто и не кирпич — это вовсе, а свежая буханка хлеба, разломленная добряком пекарем аккурат посередине…

- На! Держи! – протянул он мне половинки кирпича, некогда бывшее единым и массивным целым – и чтоб я их больше не видел у себя в парке.

Завороженный, я молча взял половинки и ответил, как учили – хорошо поставленным командирским голосом:

- Есть! Чтобы Вы их больше не видели!

Это шокировало даже Михалыча, он расхохотался своим зычным басом.

- Молодец, далеко пойдешь! – выдавил он сквозь слезы, - когда получишь звезды, с тебя причитается за цирк.

Старший прапорщик своей огромной лапищей хлопнул меня по плечу. А я, довольный, помчался выбрасывать подальше уже не нужные силикатные обломки.

Все светлое время суток я прилежно мёл территорию автопарка, с чувством исполненного долга орудуя соломенной метлой.

Вечером, подобревший после выпитого, Михалыч снизошел до общения с моей персоной.

Я не удержался и задал мучивший меня с момента эксперимента вопрос:

- Товарищ старший прапорщик, а зачем Вы голову бреете, если она у Вас после кирпичей чешется? Волосы то амортизировать должны…

- Да надоело после ваших фокусов песок из волос вытрясать… - беззлобно ответил Михалыч.

А потом, кивнув на стоящую в парке БМП с зачехленной пушкой и наставительно сказал:

- Запомни, сынок, ПОГРАНИЧНИК - это боевая машина пехоты, которая видит цель и не видит препятствий! Так что кирпичи - это мелочи…

Такими примерами и ковались кадры для охраны Границ Советского Союза!

Вот такая вот история из моей курсантской, любопытно-озорной юности.

Публикация на русском