Просмотров: 32 | Опубликовано: 2020-08-01 10:53:16

Триллеротопия

 Жаке сильно измотался за этот день. Звонки сверху, сбоку, снизу (звонили даже прикормленные журналисты) не давали ему продохнуть. «Дурдом какой-то!», удивлялся Жаке. «Кому какое дело как я зарабатываю на жизнь?.. Я что один такой?..»

Дело было в том, что внезапно вскрылась одна из его обычных схем на карманные расходы. Смешная сумма, ей-богу. Но из нее раздули такой сыр-бор, что даже наверху вдруг засуетились и нашли время погрозить ему пальчиком.

Жаке был тертый калач. Поди не первый год в системе параллельного обогащения. Поэтому он не сильно волновался за репутацию (ее на счет в швейцарском банке не положишь). А в случае чего, у него были знакомые, чтобы все это спустить на тормозах. К тому же он знал, что любой медиа кипиш длится от силы 2-3 дня. Потом появятся новые новости и о нем забудут. И все будет по-старому.

Но его искренне возмущало, что посторонние люди лезут к нему в карман. Да, в теории это еще и государственный карман, но это уже детали.

Все ведь в стране знают, что кто сидит на бюджетном распределении, того и карман. Потому и лебезят перед ним при всяком удобном случае. Потому и приглашают на той-гулянки, сажают на почетном месте и предоставляют первое слово. Потому и не попрекают его шикарными машинами и домами одаренной бизнес смекалкой родни. Потому и ставят его в пример подрастающему поколению – «балам, осы ағадай бол!» Так с чего вдруг эта катавасия?

Домой он пришел в раздраженном состоянии. Жены не было дома. Укатила проведать сына в Лондон, где тот учился, а точнее проматывал отцовские денежки. Можно было бы поехать к тоқалке, но сегодня хотелось спокойствия.

Жаке включил телевизор, налил себе вискаря и завалился на диван, надеясь отключиться от проблем. Пролистав каналы он остановился на каком-то российском боевике о чернухе то ли девяностых, то ли нулевых. В глубине души он всегда хотел быть крутым парнем из этих фильмов. Но комплекция и природная трусоватость направили его на другую стезю. Он научился безбожно льстить сильным мира сего, без зазрения совести выполнять за них неблагодарную работу, и при случае шугать своими связями артачившихся плебеев. Такие незамысловатые навыки дали ему неплохую кормушку и место в отлаженной системе откатов и благодарностей…

На экране журналистка обличала какого-то авторитета. «Вот неймётся им», Жаке нахмурился. «Это же просто бизнес. Нормально пацаны работают. А эти только орать горазды… от самих толку никакого…».  «Небольшая смазка нужна любой системе» вспомнил он слова одного мудрого аксакала, в свое время научившего его многим премудростям. «Без смазки ничего бы не работало… Иногда надо взять нужного человека. Дать контракт правильным людям. Как бы было хорошо если бы все это понимали и принимали. Легально. Не пришлось бы очковать при каждом таком…»

Жаке улыбнулся своим мыслям. Успокоившись, он незаметно прикорнул прямо на диване.

 

***

Жаке лежал пузом вверх на операционном столе. Он понятия не имел, как он здесь оказался. Ему было очень страшно.

- Ну, что? Начнем, писмилля деп?  – услышал Жаке. Голос показался ему знакомым. Он с трудом повернул голову набок. Так и есть. Даже в маске он узнал озорные глаза и вечно приподнятые в удивлении брови Маратика, сына своей старшей сестры. Он столько раз восстанавливал этого лоботряса в медицинском, что уже лично знал всех его профессоров. Затем пришлось устраивать его на работу… Стоп. Какого он делает со скальпелем в руке? Ему же и барана доверить страшно на курбан айт… А резать он будет… меня?

- Тоқта… стой, кому говорю, - говорить было почему-то тяжело. Жаке попробовал подняться, но санитары прижали его к столу.

- Не беспокойтесь, ага! Я вам мигом все поправлю, - весело заявил племянник и сделал надрез. Жаке заорал диким матом…

И вдруг очутился у себя в кабинете. В состоянии аффекта он сначала беззвучно раскрывал рот и ощупывал грудь. Потом выпил воды из графина на столе и стал понемногу успокаиваться. «Таак… Все понятно. Это просто сон. Надо просто проснуться…» Но проснуться не получалось…

В дверь громко постучали. Жаке вздрогнул. Кто это мог быть?

- Войдите, - пискнул он, не узнавая свой голос.

Дверь открылась и в дверях показался его давний соратник Аскар. Аскар был бледен и в глазах его была пустота.

- Асеке, что с тобой? – участливо спросил Жаке. Ему было не по себе от того, как уставился на него старый кореш.

- Они все мертвы… Все…

- Кто мертв? О чем ты? – Жаке стало жутко. Он стал щипать себя за руки, пытаясь вырваться их объятий Морфея.

- Все… И жена… и дети… - Аскар медленно надвигался на Жаке с каждым словом. Жаке суетливо отбежал за рабочий стол.

- Помнишь ту новостройку, в которой ты мне квартиру подогнал? Элитная. Я тогда много чего подписал для тебя… не глядя. Новоселье мое помнишь?..

Жаке конечно же помнил этот «проект». За беспроблемный прием дома его отблагодарили по-царски. Аскару тогда квартира перепала, за небольшое содействие.

- Так вот, дом сгорел. – продолжал Аскар безжизненным голосом. – Утечка… Недосмотрели. Недопроектировали. Недодумали. А знаешь, я подумал, почему так получилось?..

Жаке молчал, завороженный взглядом Аскара.

- Я думаю, потому что мы с тобой решили, что все сойдет с рук. Но не сошло. Мы с тобой прокляты, браток. И гореть нам в Аду. – Аскар вдруг расхохотался. - Гореть… И я сгорю… И ты сдохнешь, - сказал он, вытаскивая нож.

Жаке взвизгнул от страха. На его счастье между ними был широкий стол. И ему удалось увернуться о первых бешеных взмахов Аскара. Аскар в ярости бросил себя через стол, пытаясь насадить Жаке на лезвие. Жаке увернулся, и Аскар пролетев мимо, громыхнулся об пол. Жаке, спасая свою шкуру, ринулся к двери, вереща как поросенок.

Выбежав из кабинета он тот тут же ударился о шкаф и опрокинулся навзничь. Воя от боли, он тут же встал на карачки, в ужасе от того, что Аскар может нагнать его в любое мгновенье.

Но тут до него дошло, что он уже не на работе. В приемной не было никакого шкафа… Он оглянулся, позади уже не было двери. Значит и Аскара не было…

Оглядевшись он понял, что находится у себя дома. «Надо выбираться отсюда!» Жаке был на грани паники. Как проснуться? Если уже удары шкафом не помогают…

-Дорогой, ты дома? – услышал он незнакомый мужской голос.

«Это еще кто?» - подумал в ужасе Жаке.

В комнату вошел молодой парень в фартуке и с бокалом вина.

- Как раз на ужин! – весело крикнул он и бросился на шею Жаке явно намереваясь поцеловать.

Жаке увернулся и заорал:

- *ять, ты кто? Какого хера ты в моем дома?

Молодой человек недоуменно посмотрел на Жаке.

- Ну, как же? Я твой жена…

Жаке схватился за сердце.

- ТЫ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, ЧТО ТЫ НЕСЕШЬ? С УМА ЗДЕСЬ ВСЕ ПОСХОДИЛИ! ТЫ ЖЕ МУЖЧИНА В КОНЦЕ КОНЦОВ!

- Все законно. – насупился «жена». - Я такой откат дал за эту должность, что ты от меня уже не отмажешься. А что? Теплое местечко. Все условия. Машина. Мальдивы. Изредка раком ставят, но это фигня… Зато на всю жизнь обустроен!.. Вообще, кому какое дело как я зарабатываю на жизнь? Я что один такой?..

Жаке в ужасе уставился на молодого человека, узнавая в его лице свои черты.

- Что-то ты не в себе, дорогой. Как будто в первый раз такое видишь. На выпей… - протянул он Жаке свой бокал.

-ААААА – заорал Жаке. Схватив бокал он с размаху бросил его в «благоверную»…

 

***

Жаке лежал на ковре. Осколки бокала. Треснувший экрана телевизора…

До Жаке постепенно стало доходить, что он проснулся и кошмар позади. Вместо облегчения он ощутил безмерную усталость. «Надо кончать…», подумал он. «С завтрашнего дня… все по-другому…» Мысли роились в одурманенном мозгу…

Грудь болела. Распахнув халат, он уставился на тонкий надрез. Сквозь него сочилась кровь. Жаке впал в ступор.

- Дорогой, ты чего не спишь? - раздался в тишине мужской голос…

 

Публикация на русском