Просмотров: 46 | Опубликовано: 2019-03-26 02:54:04

Бесконечность

Спускаясь в метро,  Диана действовала, как правило, «на автомате». Ноги сами несли её по знакомому  маршруту, тело ловко лавировало в толпе, глаза отмечали свободное место. Обогнав старушку с  сумкой-тележкой, немного притормозив и пропустив ступеньку, чтобы не упираться в потную спину рыжего толстяка, она ступила на эскалатор.

Эта станция - одна из самых глубоких в мире. Диана помнила своё детское изумление и восторженный испуг перед бесконечной движущейся лестницей, тщетные попытки разглядеть конец уходящего вверх тоннеля. Но теперь, когда спуск и подъем стали неотъемлемой частью рутинной дороги на работу, она уже не удивлялась, не восхищалась и не пугалась, а терпеливо ждала, бездумно скользя взглядом по лицам пассажиров, плывущих на соседнем эскалаторе вниз.

…Интересно, когда выйду из метро, тоже попаду под ливень? Вон, все спускаются с мокрыми зонтиками, но сейчас мне нужно только сделать переход, потом еще пять остановок ехать… А высокий тощий парень так промок, что снял майку…Какое угрюмое лицо…А вот иностранцы, загорелые все и весёлые…Новая реклама на стене, дурацкие какие лица, текст безграмотный… Школьники едут куда-то целым классом, галдят, как сороки. Монетку вниз пустили. Такой длинный все-таки эскалатор…

Она не заметила, в какой момент ей вдруг пришла в голову мысль, что подъем затянулся. Сначала Диана отогнала странную выдумку: эскалатор движется с обычной скоростью, наверное, она просто слишком задумалась и потеряла ощущение времени. Но прошла еще минута, другая, третья, впереди – широченная спина с жировыми складками, сзади – аккуратная старушка с невозмутимым лицом, справа уплывают вниз фигуры  новых и новых людей. Всё движется, но ничего не меняется, только часы отсчитывают минуты, и нет конца движению…

Пять минут, десять, пятнадцать. Диана обернулась к старушке:

- Извините, вам не кажется, что мы очень долго едем?

- Не волнуйся, дочка, стой спокойно. А то все нервные стали, всё бегут куда-то, торопятся. А куда торопиться-то? Всех денег всё равно не заработаешь!

Лицо старушки ни на миг не изменило своего выражения. Диана заметила, что за старушкой стоит молодая парочка: они самозабвенно целуются, им наплевать на весь окружающий мир вообще и на время движения эскалатора в частности.

Диана робко дотронулась до плеча рыжего толстяка:

- Простите…

Обернувшаяся полупьяная рожа расплылась в идиотской улыбке, потная лапа потянулась к Диане. Прочь, прочь отсюда, вверх, туда, где выход, где конец движению. Торопливо поднимаясь по взбесившейся лестнице, она присматривалась к людям, мимо которых проходила. Большинство тупо-покорно упирались взглядом в спину впередистоящим или смотрели на соседний эскалатор. Некоторые болтали друг с другом или по мобильным, явно не обращая внимания на происходящее.  Диана понимала – обратись она к любому со своими сомнениями, на неё посмотрят, как на ненормальную. Вверх, вверх, самой искать выход!

Ноги  устали, казалось, еще шаг – и силы закончатся, она упадет. Но тут Диана боковым зрением выхватила из череды одинаково безразличных лиц другое – встревоженное, испуганное, непонимающее. Худенькая женщина в яркой ветровке прижимала к себе пухленькую малышку-дочь.  Заметив Диану, молодая мать помедлила секунду, а потом чуть дрогнувшим голосом спросила:

- Вы тоже заметили?

- Вы о том, что мы так долго поднимаемся?

- Да! Мне страшно!

- Мне тоже…Я пыталась подняться, но больше идти не могу.

- Не уходите! Я с дочкой не могу идти вверх, а одной мне тут оставаться так страшно!

Диана втиснулась на ступеньку чуть ниже подруги по несчастью. Что делать дальше? Видимо, тот же вопрос мучил и Наташу, так звали молодую мать:

- Сколько мы еще будем ехать? Катюшка уже всю воду выпила, которая у меня была, она есть хочет!

Диана вытащила из сумки яблоко и молча протянула Наташе. Интересно, а те, кто едет вниз, они что-то заметили? Похоже, нет – все спокойны, всё как обычно. Мокрых зонтов уже не видно. И вроде иностранцев стало больше. Или не иностранцев, а просто весёлых загорелых людей. Нет, всё-таки иностранцы – не похожи на наших! Все высокие, смуглые. Очень высокие. И цвет кожи какой необычный – почти абрикосовый. И причёски странные, и одежда. Впрочем, может просто глаза устали от долгого отсутствия дневного света?

Наташа решила предпринять еще одну попытку расширить круг обеспокоенных  и ищущих выхода. Она окликнула сухощавую высокую даму в шляпке, стоявшую впереди:

- Вам не кажется странным, что мы так долго поднимаемся?

Дама нехотя оторвалась от электронной книги, недовольно глянула на Наташу, на хнычущую Катюшку, на  встревоженную Диану и произнесла:

- Заведут детей, а потом таскают их по метро! Ваши дети – ваши проблемы, нечего другим мешать!

- Да причём тут ребенок? – хотела заступиться Диана, но дама уже повернулась к ней спиной и уткнулась в книжку. И опять то же изнуряюще вечное движение без цели и конца.

Диана оглянулась – за ней стоял низенький азиат в очках. Попытка поговорить и тут окончилась провалом – он не понимал ни по-русски, ни по-английски. Обессилевшая Наташа присела на ступеньку, пристроив на коленях уснувшую Катю.

- Послушайте, вы тоже поняли, что здесь что-то не так? – перед ними неожиданно возник паренёк лет двадцати, по виду – студент:

- Я уж и вниз бегал, и вверх, бесполезно – ни конца, ни края! А все стоят, как стадо, никто ничего не замечает!

- Мы-то заметили, но что делать – не знаем!

- Я попробую тех, кто вниз едет, окликнуть, может, они знают, что произошло.

Минуты три Студент пытался привлечь внимание людей с соседнего эскалатора. Но  никто не прореагировал на его крики и жестикуляцию, кроме всё той же сердитой дамы с электронной книгой. Она разразилась гневной тирадой о плохо воспитанной молодёжи и перебралась тремя ступеньками выше,  невежливо двинув локтем типичного интеллигента в очках с бумажной книгой в руках. Переместившись в результате маневров сердитой дамы на ступеньку рядом с Наташей и Студентом, Интеллигент робко произнес:

- Не надо кричать, не надо привлекать внимание. Может быть еще хуже!

- Уж куда хуже, я на экзамен опоздал, - буркнул Студент, но кричать и махать руками перестал – бесполезно.

Через полчаса их компания пополнилась еще тремя членами. Сначала снизу подошла глазастая девочка-старшеклассница, которая все время испуганно восклицала: «Моя мама с ума сойдет! Я должна была из школы три часа назад вернуться!» Потом одновременно появились двое. Загорелый мужчина лет тридцати пяти, по виду – бизнесмен средней руки (и как его в метро занесло?) сообщил, что сначала сорок минут безрезультатно двигался вверх, а теперь уже час спускается. Предпенсионного возраста женщина с чемоданом на колесиках, оказывается, стояла все это время недалеко от них, ступенек на шесть ниже. Она совершенно извелась в одиночестве и теперь не знала – то ли ей радоваться, что нашла единомышленников, то ли оплакивать улетевший без неё самолет.

Обсудив ситуацию (а что тут можно, собственно, обсуждать?) приняли решение двигаться вверх. Оставаться на месте – нервы сдадут окончательно, бежать по эскалатору вниз – и от первоначальной цели удаляешься, и вступаешь в противоречие с движением эскалатора. Против движения вверх поначалу робко выступала Наташа – Катя слишком мала, чтобы долго идти самостоятельно, но слишком велика и тяжела, чтобы нести её на руках. Но Бизнесмен развеял Наташины сомнения, заявив, что они со Студентом будут по очереди нести малышку и помогать Женщине с чемоданом….

И они пошли. Вверх, вверх, вверх, не спеша, но неуклонно двигаясь то ли к цели, то ли к бесконечности. Мимо спокойных, безразличных, немых лиц. Впрочем, оглядываясь, Диана видела, что постепенно к их группе присоединяются новые люди – мужчины и  женщины, подростки и дети, молодые и старые. По мере подъема их лица бледнели и заострялись от усталости, но это было не так страшно, как безнадежность и смирение на лицах тех, мимо кого они проходили.

…Задев ногой чью-то поставленную на ступеньку сумку, Диана чуть не потеряла равновесие, остановилась, взглянула под ноги…И вдруг вместо уже ставших привычными ступенек она увидела гладкую движущуюся полосу. Еще миг – и она ступает с эскалатора на мраморный пол. Сзади подталкивает живая людская масса, впереди исчезают в толпе Наташа и Бизнесмен с Катей на руках, обгоняя, машут приветственно Студент и Школьница. У людей, только что зашедших в метро, в руках мокрые зонтики. На переходе, как всегда, толпа народа. На часах – половина девятого. До начала работы – полчаса…

Публикация на русском