Просмотров: 161 | Опубликовано: 2019-09-15 12:33:58

Здесь никого нет

За указателем расходились две тропинки. Павел вчитался в надпись и осмотрелся: оба пути уходили вдаль, петляя, один – левее, другой – правее, а после – терялись среди высоких елей и небольших холмов. Он сделал пару шагов вправо, остановился, потом снова посмотрел на знак. Вздохнул. И пошёл налево. Павел знал, что так было правильнее.

Идти предстояло долго, и он время от времени оглядывался, раздумывая, а не поменять ли маршрут. В конце концов, никого вокруг не было. Никаких стражей, или мудрецов, или привратников, открывающих ворота – да и ворот-то не было вовсе, просто холмы, леса и две дороги. Только две. Кто бы заметил, если бы он выбрал другую?

– Я бы и заметил, – пробурчал Павел себе под нос. За что ж ему такое наказание, как совесть? Засунуть бы её подальше да и идти, куда хочется. Нет же, Павел был честным человеком, тут-то как раз грехов за ним не наблюдалось. Других недостатков было валом. Он чуть притормозил, задумавшись, как часто творил гадости, поёжился, как на холоде, и уже более уверенным шагом пошёл вперёд.

Рюкзака у него не было, а на плечи как будто всё равно что-то давило. Сейчас бы хоть плеер, чтобы мысли не терзали, но нет, не было даже плеера. Павел стал напевать себе под нос по-английски, иногда путая слова. Песню он любил, но наизусть не помнил, только отдельные фразы. Что-то про человека, который всё извинялся и извинялся, за что – кто его знает. Павлу тоже хотелось просить прощения, но на пути ему до сих пор никого не встретилось. Может, он заблудился? Павел пожал плечами: идти всё равно больше некуда, куда-нибудь да придёт.

В какой-то момент ему показалось, что он уснул на ходу. Встрепенулся, встряхнул головой – вокруг всё то же, осенние деревья стоят, не шелохнувшись, ветра нет и в помине, а солнце неприятно жарит. «Уже, что ли?» – подумал Павел, но нет, слишком уж всё было спокойно, хотя по спине стекал пот и нестерпимо хотелось пить.

Тогда он и увидел небольшое озеро прямо перед собой, метрах в ста. Водоём был тёмным, темнее, чем небо, но Павел, не замечая боли в уставших ногах, почти бегом бросился к нему.

У воды сидел человек. Палкой он переворачивал угольки в горевшем перед ним костре. Человек кутался в плащ, как будто яркое солнце вовсе его не жгло. Лицо скрывал капюшон.

– А, вот и оно, добрался! – с каким-то облегчением выдохнул Павел. Человек в плаще поднял голову. Два красных глаза сверкнули из-под капюшона. Кожа его была серой.

– Тебе чего? – недоверчиво обратился он к Павлу. Тот пожал плечами.

– А я не знаю, что тут у вас положено делать, – признался он. – То есть я, конечно, читал разное. Может, это озеро, из которого я никогда не смогу напиться?

– Тут вода солёная, – заметил собеседник. – У меня в бутылке питьевая, будешь?

– Ага, – Павел мигом забыл про жажду. – Значит, что-то ещё. Костёр разведёте побольше, чтоб меня там поджарить?

– Я, в общем-то, предпочту сосиски, – человек в плаще отвернулся, взял с земли рюкзак и начал там что-то искать. – Куда ж я их сунул-то...

– Тогда что меня ждёт?

– А что тебе здесь нужно? – устало переспросил незнакомец.

– Да, в общем-то, ничего.

– Тогда ничего тебя и не ждёт, иди куда шёл.

Павел начал сердиться. Он подошёл поближе к костру и пнул землю правой ногой. Мелкие камни полетели в пламя.

– Я, блин, по указателю шёл. Было написано, что в ад – это сюда.

От удивления незнакомец уронил нераспечатанную упаковку сосисок.

– То есть что, ты серьёзно пришёл в ад?

– Угу.

– Кто тебе сказал сюда идти?

– Сам решил, – Павел отчего-то смутился. – Ну, я не очень хороший человек. Ничего особого за жизнь не сделал. Пить начал, сильно. Жена вон ушла недавно. Детей у нас так и не было... Как-то я не думал, что меня в тридцать с лишним авто собьёт.

– И ты решил идти в ад? – уточнил незнакомец.

– Угу.

– Потому что... – незнакомец махнул правой рукой, попросив Павла продолжить.

– Ну, – Павел развёл руками. – Не в рай же мне, я же не идеален.

– Не идеален, значит? – переспросил незнакомец.

– Слушай, – Павел вздохнул, – ты Дьявол или как?

– Допустим, Дьявол, – кивнул тот.

– Ты меня пытать будешь?

– Взгляни-ка вокруг, приятель, – Дьявол кивнул на озеро и холмы за ним. – Ты тут много видишь этих самых неидеальных людей?

Вокруг не было никого.

– А где же грешники? – уточнил Павел.

– Ты когда сюда шёл, сколько тропинок видел?

– Две.

– В ад и в рай?

– Угу.

– И ты пошёл в ад?

– Да, потому что...

– Да понял я, – Дьвол хохотнул. – Неидеальный ты наш. А все другие пошли в рай.

– Все? – не поверил Павел.

– Все. Здесь никого нет.

Павел почувствовал, как подогнулись ноги, и, покачнувшись, неуклюже сел на крупный валун рядом с Дьяволом.

– То есть все просто так пошли в рай?

– А тебе кто помешал это сделать?

Дьявол дружелюбно протянул бутылку воды, и Павел сделал пару глотков.

– А ты что тут делаешь?

– Работаю. Надо же присматривать за адом. Климат вон поменялся, за столько-то лет, мне даже прохладно теперь стало. Озеро вон появилось... Не ад – сказка. Скучно только немного. Иногда заходят умники, как ты вот, но за последние пару сотен лет я никого другого и не видел. Отвык даже.

– И все просто выбирали дорогу направо и попадали в рай?

Дьявол кивнул, сосредоточенно раскрывая упаковку сосисок.

– Ещё раз уточню, – сказал он, наконец-то достав себе одну, – а тебе-то кто помешал?

– Я, – понял Павел. И, развернувшись, со всех ног побежал по тропинке обратно.

Публикация на русском