Просмотров: 1064 | Опубликовано: 2018-08-15 17:13:37

Стрессы

 Сегодня не мой день, точно не мой! Все началось с того, что утром на совещании меня отчитал начальник. И главное отчитал, за то, к чему я не имею ни какого отношения. Спорить с ним бесполезно, да еще при народно. Поэтому, погасив в себе желание, доказывать свою правоту, пошла работать, во благо нашего предприятия. Ближе к обеду, когда утренний нагоняй еще не был забыт, в кабинет вошел начальник. Прошел к моему столу, постоял, наблюдая, как я категорически не замечая его, с остервенением нажимаю на кнопки калькулятора. Помолчал немного, а потом говорит:

- Извините, утром был не прав, погорячился, допустивший ошибку понесет заслуженное наказание. Как у него все просто, накричал – извинился, нормально? Мне, может перед коллегами стыдно, не будешь же каждому объяснять, что это не моя вина, в том, что поставщики, вовремя не представили свои отчеты. Видя, что я молчу, начальник положил мне руку на плечо:

- Вы, меня, простили? Ну, куда мне деваться с подводной лодки? Проглотив комок обиды, кивнула головой:

- Конечно. Как только он вышел из кабинета, девчонки заохали и заахали: «Ничего себя, сам начальник попросил извинения», «Такого начальника на руках носить, признался, что погорячился», «Наш начальник – золото» и т.д и т.п, в общем завелись на полчаса. По мне бы лично, не кричал бы на меня, то и извинятся, не пришлось бы. В обед мне позвонила классная сына, и давай отчитывать:

-Вы, - говорит, - не контролируете сына. Домашнюю работу по математике он не сделал, по литературе стихотворение не выучил. А когда, учитель по биологии, попросила его показать энтомологическую коллекцию, так он стоял, выпучив глаза. - А это что? - Не поняла я. Если бы рядом была биологичка, она тоже увидела мои выпученные глаза.

- Это засушенные насекомые, - ответила классная.

- Откуда он ее должен был взять? – спросила я раздраженно.

- Из дома, - у классной тоже, наверное, были неприятности, это слышалось по голосу.

- У нас кроме тараканов, других насекомых нет, - пошутила я. Хотелось сказать ей, что ни будь колкое и язвительное, но сдержалась, тем более, что мою шутку она не оценила, только пригрозила вызовом к директору школы и положила трубку. Ничего, скоро день учителя передам ей коробку конфет, чтобы не злилась. А сыночку своему надо устроить хорошую взбучку, чтоб не позорил родителей. После обеденного перерыва нашему отделу объявили, чтобы шли на склад получать канцелярские товары. Все рванули туда, ну и я под действием толпы устремилась к завскаладу, в надежде урвать как можно больше. Лучше бы сидела в кабинете, все равно больше чем полагается, ни кому, ни чего не дали. Зато итог: я вышла из склада с охапкой канцтоваров и огромной дырой на своем чулке. Если не везет, так не везет. Чулки пришлось снять, чтобы не смущать коллег огромной дыркой на коленке. До конца рабочего дня ловила осуждающие взгляды на своих голых ногах. Жизнь у меня, сплошные стрессы! По дороге домой, меня мучила мысль, как бы наказать своего малолетнего лоботряса. Выпороть? Запретить ходить на тренировки по хоккею? А может, в наказания заставить сделать генеральную уборку? Нет, с уборкой я переборщила. Сейчас, приду, отругаю хорошенько, возьму отцовский ремень и…, а потом запрещу ходить на тренировки, и неделю, нет две, ни какой улицы! Но как только я увидела свое ненаглядное чадо с поникшей головой, сердце екнуло, только и могла сказать: - Макс, разве так можно…

- Прости, я не хотел… - тихо ответил он, видать совесть еще есть. - Не огорчай меня больше. Хотелось кричать, топать ногами, но сдержала себя, зачем травмировать детскую не окрепшую психику. Сын подошел ко мне, обнял.

- Прости, мамочка. Кивнула в ответ.

- Ты у меня, самая лучшая.

– Прижался крепко. Вот из-за этого стоит жить!

- Мусор вынес? – вспомнила я. Потому как напрягся Макс, поняла, не вынес.

- А посуду помыл?

– Сын пулей полетел на кухню. - Ах, Макс, придется все рассказать отцу, - есть еще в нашем доме идеал. - Мам, не надо… - А как быть с энт… эмтно… с тараканьей коллекцией? - Энтомологической! – сын торопливо мыл посуду. – Да, есть она у меня. Все лето собирал насекомых разных, просто дома забыл. - Макс, в следующий раз, когда пойдешь в школу, голову не забудь. К ужину пришел глава нашего семейства, любящий муж и отец. Сейчас я уже не помню, из-за чего мы с ним поссорились. Из-за чего- то пустячного. Он мне что – то сказал, не очень приятное, я ответила тем же, выпуская накопившейся за день пар. Слово за слово, наговорили друг другу всякой всячины, да и разошлись по разным комнатам, хлопнув дверьми. Ночью, спать легли отвернувшись друг от друга. Я молча глотала слезы, а он время от времени вздыхал. Каждый ждал, кто первый пойдет навстречу. Мое самолюбие было задето, его, наверное, тоже пострадало, я считала себя правой, наверное, как и он. Лежа с открытыми глазами и думала: «Что за денек у меня сегодня, одна неприятность за другой. На работе – сплошные стрессы, дома - муж, не оценил, не поддержал. Сын с учебой подводит, да еще классная отчитала как провинившуюся ученицу. Бедные мои нервы, а они ведь не восстанавливаются». Потом вспомнила, что порвала чулки, а новые так и не купила, и теперь придется идти на работу в брюках, а у нас это не приветствуется. Стало себя жалко, и слезы из глаз полились как два ниагарских водопада. Муж услышал мои всхлипывания, повернулся ко мне и погладил по спине.

- Убери руки! - прорычала я сквозь слезы. Он одернул руку как от огня. Вот, дурачок, обнял бы, крепко и прощения попросил. Вместо этого повернулся на другой бок, и уже до самого утра не поворачивался в мою сторону. Упрямый осел! Утром собирались на работу, не глядя и не разговаривая, друг с другом. Вечерняя обида еще не прошла. Так и не дождавшись от меня утреннего чая, муж стал торопливо одеваться. Я боковым зрением следила за ним, за ночь его будто подменили, плечи опустились, лицо было унылым. Ссутулившись, он прошел в прихожую, обулся, потоптался там немного, как будто ждал чего – то, и вышел из квартиры. Сердце в груди защемило, за чем я с ним так? Захотелось выбежать за ним следом, остановить и обнять, сказать нежные и ласковые слова. Вместо этого стояла как статуя, прислонившись к кухонной двери.

- Мам, завтракать будем? А где папа? Как можно ответить на вопросы сына? - Ушел… - сказала тихо. Мой рабочий день начался с разборок. Цокая своими высокими каблуками в кабинет впорхнула фифа, помощница главного бухгалтера. Подойдя к моему столу, фифа ангельским голоском пропела:

- Это вам, - и положила передо мной папку с документами. Бегло пробежав взглядом по содержимому папки, протянула ей ее назад: - Это не ко мне. - Сказали передать вам, - не унималась фифа, растянув рот в голливудской улыбке. Пришлось доказывать ей свою правоту на повышенных тонах. На шум в кабинет заглянул начальник. Как то странно посмотрел на меня, хотел что-то сказать да передумал, молча, закрыл дверь. Хорошо, что ни чего не сказал, сегодня я бы точно не промолчала. Поджав губы, фифа подхватила документы и упорхнула, догонять начальника. И тут я обнаружила, что забыла свой мобильник дома. Ну, вот как я без телефона? А вдруг, муж позвонит, прощения будет просить, да и сына контролировать надо. От досады даже топнула ногой, черт! Утреннее совещание по неизвестным мне причинам отменили, но зато меня вызвали на «ковер» к шефу. О причине вызова я догадывалась, хочет отчитать меня за не принятые мной документы и еще за мои красные брюки. Постучав в дверь, я уверенно вошла в кабинет, готовая отразить любую атаку. Но начальник был подозрительно любезен, предложил сесть, налил в стакан воды и поставил передо мной, что за щедрость! А потом, подбирая слова, сообщил, что мой муж по дороге на работу попал в аварию, и сейчас в тяжелом состоянии находится в реанимации. Все остальное было как в тумане, мой крик, раненной птицы, застрявший в груди, метания по больничным этажам, усталый доктор с пугающими медицинскими терминами и сочувствующие взгляды медсестер. Сидя в пустом и длинном, как тоннель, больничном коридоре, я, прижав руки к груди, молила всех святых, чтобы они свершили чудо, и не отнимали жизнь у самого родного и дорогого мне человека.

Публикация на русском