Просмотров: 216 | Опубликовано:

ПЕТРАРКА И ДОН ЖУАН

 эссе

Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.

Евангелие от Матфея

 

На нижеследующих страницах я ставлю своей целью донести одну простую мысль: мы знаем, что настоящая Любовь есть, но нам не дано Её пережить. В этом заключается все страдание Петрарки и Дон Жуана (разумеется, я имею в виду психологические типы, а не конкретных людей). Они оба несчастны. Сразу оговорюсь, что более несчастен из этих двоих последний. Ибо Петрарка осознает свои страдания, Дон Жуан – нет.

 

Сразу начнем с сути. Без лирических отступлений. Суть в том, что в поиске Её – времени не существует. Его просто нет, как нет и понятия вечности. Она – с тобой. В этом смысле не важно, когда ты Её найдешь, хоть через 100 миллиардов лет – это мгновение. А мгновение Она может подождать. Это мы соотносим себя со временем, ставим себя в определенный момент, в определенную точку графика. Занимаемся самообманом. Признаем, что Она где-то далеко...

Итак, поскольку времени нет, мы уже нашли Её. Я или Ты, мы уже с Ней. Каждый мужчина уже нашел Её. Но, вот смех! Мы не хотим этого видеть!

Есть вопрос, который должен задать себе каждый серьезный мыслитель: «Какое количество истины я могу вынести?». Я понимаю, что мне не то что отвечать на него, но даже задавать его в разрезе поиска Её, страшно.

Суть в том, что все мы – слабы духом. Целовать женщину, пить ее соки после того, как она была с другим… Быть с ней. Что может быть более мазохистично?! Есть ли в этом мире другая трагедия способная по своей силе превзойти эту? Она, Она… Как она могла??? Боже... Ведь настоящая любовь, именно Любовь – не ищет, не ждет, Она знает, просто знает, что Ты есть, как и ты знаешь, что Она есть.

Слышу, слышу ваши возмущенные крики и оправдывания: «У нее было только трое (пятнадцать) до меня...» или «Последний мужчина был у нее полгода назад, а сейчас она только со мной...». Ха-ха-ха! Да, я смеюсь над вами сквозь слезы, потому что сам я такой же, как и вы. Кто хоть раз задает самому себе искренний вопрос о Ней, понимает, что он проклят богами. У меня уже были другие женщины – это значит, что я не знаю Её, и вряд ли узнаю. Да и даже если найду, сможет ли Она простить меня?.. Более того – я себя?.. Смогу ли?

Вы считаете самым серьезным аргументом, то, что именно сейчас она с вами. С тобой. Так родилось искаженное понятие «верности», трактовка которого вызывает ужас.

Дело в том, еще раз повторю (!), нет различия между «сейчас» и «всегда», «вчера» и «завтра». Был ли у нее другой/другие полгода, год, тридцать лет назад или пятнадцать секунд назад – неважно.

Чем спасаем себя, свой еле различимый лучик любви, с помощью которого пытаемся найти Её? Двумя категориями – они были у нее давно, и их было мало.

Все дело в том, что мало есть суть много, а давно есть суть недавно. «Да‑нет» – двоичная система логики любви, жесткая, но самая правдивая. Здесь количественные характеристики не имеют значения.

Теперь для нас уже совершенно понятным станет следующее утверждение: если ясно, что я должен знать Её, очевидно, у меня не должно быть даже мыслей о других женщинах. Такова горькая истина. Переспать в уме или «по-настоящему» – нет никакой разницы, все одно – Измена. Предательство.

Откуда в нас эта плоскость сознания? Эта безответственность? Мы готовы простить тех, кто был до нас, скажем точнее – смириться с этим фактом и простить. Ничего не поделаешь, как говориться: «Кто без греха – пусть первым бросит в Неё камень...». Но, более того(!), я, расставшись с любимой женщиной, чья улыбка спасала меня от безотчетной тоски, готов смириться с мыслью о том, что у нее будут после меня другие. Здесь уже неважно будут ли в самом деле или нет. Важно то, что я допускаю это. Откуда во мне, Боже, столько сил, чтобы пережить эту мысль?! Простая мысль – «сам факт того, что мы расстаемся, показывает, что она – не Она, как и я – не Я для нее. Более того, я – очередной половой партнер, попавшийся навстречу в этой бурной реке жизни» – подобна ядерному взрыву.

Каждый из нас пытается найти Её. Никто не хочет признаваться себе в том, что это, увы, практически невозможно. Я сознательно сделал ремарку – практически невозможно. Дело в том, что Она есть в каждой женщине, каждая женщина – это Она...

В этом и заключается весь парадокс любви Петрарки. Он нашел Её в Лауре. Она принадлежит ему, ибо Она часть Него, но Она в ней. И она (но не Она!) – с другим. Вот мы и подошли к главному выводу – любить, как и умирать, приходиться в одиночестве…

 

9 сентября 2006 г.

 

 

P. S. Еще раз о психологических типах.

 

Дон Жуан – много, секс; спорт и любовь – одно. «Он стоит за пресыщение». Он не может познать женщину, Её в ней. Секс в первый раз, потом через месяц, потом через год с любимой женщиной – суть разные вещи. Каждый раз все тоньше и тоньше... Дон Жуан же удовлетворяет себя количеством. Но для нас ясно, что количество – иллюзия. Дон Жуан не видит этого. И слаб не потому, что не хочет, а потому, что не способен видеть это.

Может показаться, что Петрарка мазохист. Здесь возникает одна из главных опасностей анализа – перепутать причину со следствием. Петрарка  мазохист не потому, что он этого хочет. И не потому, что он мазохист в принципе. Он полюбил. Он любит. Он достиг точки перегиба. Он понимает, что пойти по пути Дон Жуана, значит, плюнуть себе в душу. Это не есть Путь. Это только животные инстинкты. Мазохизм (каким он нам со стороны кажется) лишь следствие объективного положения вещей, а не причина. Он познал Её в ней. Но она не познала Его в нем. И от этого он страдает. Но любовь Его прощает ей всё. Мужа, детей, семью, старость, смерть... Она вечно в Нем.

 

 

Публикация на русском