Просмотров: 537 | Опубликовано: 2018-04-02 02:42:34

Золотой день

Здание банка стояло на одной из главных улиц  Алматы.  Это был не крупный банк, но дела у него шли очень хорошо и руководство сей финансовой организации было весьма довольно складывающимся положением: банк имел хороших корпоративных клиентов и давно снискал в известных кругах славу «банка для своих». Здание имело три этажа, на первом и втором располагался сам банк, а на третий этаж, чтобы сократить арендные расходы, акционеры банка (один из них был владельцем этого здания) пустили дочку (дочернюю организацию) банка – страховую компанию. Страховая также обслуживала хороших корпов и в конце года всегда показывала положительный финансовый результат.

Молодой человек, о котором пойдет речь в настоящем рассказе, был такой же, как и миллионы его 25-летних сверстников: среднего роста, среднего веса, чуть сильнее в одном, слабее в другом, но выдающимися мозгами, а равно сердцем, мышцами и нервной системой, не обладал. Лет так до восемнадцати он был очень любознательный, обожал читать и имел, заложенную любящими родителями, совесть. К описываемому возрасту, его любознательность поистрепалась, да и совесть все чаще, но пока ненадолго, стала пропадать в царстве Морфея. Работал он специалистом бухгалтерии в вышеназванной страховой компании. Работу он любил, когда ее было понемногу и ненавидел, когда был завал. А завалы всегда случались в конце каждого месяца: месячные отчеты в АФН, квартала : то же плюс квартальные отчеты и в конце каждого года: то же, то же плюс главбух не помогала, так как делала годовой отчет для акционеров. Следовательно, его настроение начинало улучшаться от начала до середины месяца и с середины до конца месяца постепенно ухудшалось, предвидя(настроение предвидело!) аврал. Может быть это была защитная реакция его слабого организма (а он был не очень здоров: проблемы с пищеварением и ежемесячное страдание от ОРВИ) постепенно ухудшать настроение, боясь что если оно ухудшится в одночасье будет совсем худо… Но это только догадки.

Ну и зачем же писать про среднего, ничем не примечательного человека, спросите вы?

Я бы мог сказать, что я, как великий Драйзер или Лев Толстой, хочу показать жизнь молодых людей одного из значимых казахстанских городов того времени ( а именно 2009 год) на примере обычного среднего человечка. Но во первых у меня нет того таланта, который был у вышеназванных людей, во вторых такого знания жизни, которое было у оных же, тоже нет.

А выбрал я Данияра, да его именно так звали, потому, что хотя он и вправду был ничем не примечательный свиду молодой человек, это не помешало ему однажды  пережить  такой замечательный день, какой и не каждому примечательному люду дано пережить.

В тот день, в среду, было 22 число месяца, то есть время, когда настроение Данияра прошло высший свой пик и теперь потихоньку клонилось к закату. Но 25 апреля было День Рожденья его отца, Даник знал, что придут близкие родственники, будут салаты, манты и конечно же любимый, испеченный мамой, муравейник- торт. Возможность поболтать с родственниками и насладиться «праздником живота» держали его настроение выше того уровня, где оно должно было бы быть 22 числа любого другого месяца.

- Привет Даник, как ты? – поприветствовала его бухгалтер-кассирша Ксюша, когда он утром вошел в бухгалтерию.

- Привет Ксю, волшебно, как сама? – ответил на приветствие Данияр, усаживаясь за рабочий стол, - Мамуля не пришла?

Мамулей они называли Главбуха Ирину Михайловну, отчасти за ее материнское отношение к подчиненным, отчасти за ее внушительные размеры по фильму «Дом Большой Мамочки». Ирина, к счастью знала только первую причину, так как женщина она была в возрасте (55 лет) и всякие молодежные комедии не знала и не смотрела. Ее страстью были романы Бальзака «Отец Горио», «Евгения Гранде», которые она не уставала перечитывать , и турецкие сериалы.

В бухгалтерии было пять столов: стол главбуха стоял посредине у окна, слева и справа от него стояли столы ее заместителя Ляззат Дуйсеновны и бухгалтера по зарплате и банку Нины Борисовны. Данияр сидел напротив Мамули, возле двери, а справа от него сидела разукрашенная и напомаженная кассирша Ксюша.

В обязанности Данияра входило занесенение страховых премий в 1С на доход, сверка страховых резервов с актуарием компании, ведение портфеля ценных бумаг и кое-какие отчеты в АФН. После 2 лет  работы все это делалось на автомате.

- Я чудесно, нет еще, она же пунктуальна, ровно приходит, не то что мы, ранние пташки, - сказала Ксюша, попутно отвечая бесчисленным поклонникам в агенте.

- Ну ей можно и опоздать, на то она и мамуля, - улыбнулся Данияр.

Не очень уютно было работать Данияру в женском коллективе, и он рад был бегать по другим отделам, иногда по работе, иногда изображая оную. Общий настрой молодежи в те годы был такой, что мол все куплено и все места(хорошие)  заняты или зарезервированы, поэтому «спокойно работай, выше головы не прыгнешь» и т.д. и т.п. в таком духе. В общем лень торжествовала и находила себе любые отговорки, для того чтобы ее обладатель весело и легко проводил время. А да и по вечерам не забывал вносить деньги в экономику: в экономику забегаловок, в экономику табачных и алкогольных компаний.

Но и среди этого вяло  колышущегося моря лени, праздности и дуракаваляния пробивались молодые ростки, наделенные волей, волей к успеху, к развитию и своим примером потихоньку заражали всю алматинскую молодежь. Лень защищалась, позиции ее были сильны, к слову война эта идет и по сей день, с переменным успехом.

Данияр плавал в этом море праздности. «А что я же работаю, не сижу без дела, стараюсь вроде, - так оправдывал он себя, отстегивая по вечерам свое лавэ в три вышеназванные экономики».

Была у Данияра одна.. не могу подобрать слово, не то что бы проблема, ладно назовем ее проблемкой, свойственная многим людям, но у него особо ярко выраженная, а именно он очень хотел смеяться именно там, где смеяться абсолютно недопустимо и неуместно.

Эта оказия и в школьные годы, и в студенческие его страшно подводила. То он захохочет как сумасшедший в учительской, среди завучей, то в универе не сможет сдержать себя, сдавая курсовую или дипломную работу. Как будто губы какого-то злого духа появлялись в такие минуты у его уха и шептали: «А почему бы не поржать сейчас? Смотри какая лысина у профессора, разве не смешно?” или «Смотри как эта завуч вылупилась, сейчас шарики на пол выскочат». И все внутри него начинало трястись, Данияр сдерживался изо всех сил, но чем  больше он старался взять себя в руки, тем сильнее был в конце концов взрыв – взрыв неудержимого, истерического хохота. И ему было стыдно пару секунд, а потом он плевал на все и смеялся вволю и конечно всегда наживал неприятности, то в виде вызова родителей, то в виде просто заниженной оценки.

В описываемый день, пришедшая ровно в девять, Ирина Михайловна сообщила ему:

- Даник, я болею, загрипповала. А сегодня как назло Собрание Совета Директоров, 2 главных акционера будут.

Данияр напрягся и весь обратился в слух.

- Так я должна была презентацию им представить,- продолжала Мамуля, - насчет того почему мы должны перейти на 1С 8, какие выгоды от этого компании, цена вопроса и т.д. и т.п. Но куда уж я со своим шмыганьем и чиханьем теперь пойду. Ты вместо меня не сходишь?

«Как будто я могу отказаться, - подумал Данияр».

- А не солидней будет, Ирина Михайловна, если пойдет Ляззат Дуйсеновна, она все-таки ваш зам? - сделал он попытку выкрутиться, благо зама на месте еще не было, не то плохие отношения между ними были бы обеспечены.

- Да она то что, уже о покое думает, взрослая женщина, а тебе полезно будет и на Совете первый раз поприсутствуешь, - сказала она, то что Данияр и ожидал услышать.

- Хорошо, Ирина Михайловна, сделаю все в лучшем виде, - ответил обреченный, - файл мне перекините?

- Да, лови, там на десять слайдов всего презентация и пояснилка к ней на пять, но ты разберешься, ты все это знаешь, - довольная ответила она и чихнула, как бы убивая этим последним своим действием,  всякую надежду на то что она передумает.

Данияр зашел на свою почту, открыл письмо от Главбуха, скачал 2 файла, один паверпойнт, второй вордовский, устроился на своем стульчике поудобней и начал ознакамливаться.

20 минут хватило на то, чтобы понять все эти рисунки, схемы и смайлики и еще полчаса ушло на то, чтобы он смог уяснить вордовскую писанину(или печатанину) и был в состоянии все это красиво изложить.

«Технически я готов, душевно ни черта, - думал наш герой, - это же какие люди соберутся, атмосфера будет архисерьезная и наэлектризованная, а что если я там…» Но он гнал от себя эти мысли. « И правда чего я боюсь – последний такой взрыв был 3 года назад, когда я дипломную сдавал. С тех пор ничего, - утешал он себя».  Но тут же злой дух прошептал ему: « А были в эти 3 года такие ситуации?» И он с ужасом понимал, что не было, а значит он не мог быть уверен в себе. Были конечно мелкие смешки, подхихикиванья , когда кто-нибудь из руководителей отделов в тихой обстановке своего кабинета давал Данияру указания или нужные сведения, но наш герой всегда умел их замаскировать: например начинаешь смеяться и закашляешь или сделаешь вид, что поперхнулся. А если уж вырывалось наружу, то говорилось что-нибудь типа: «Да этот Ернур (из отдела статистики) или Канат (помощник аварийного комиссара) рассмешили чем-то с утра, а сейчас, блин, взял и вспомнил про это». В общем эти мелкие казусы Данияр в расчет не брал.

На обеде аппетит изменил Данику и он без удовольствия ел мамин плов из своего узелка, хотя это блюдо было одной из радостей его жизни.

Обедал он как всегда со своим лучшим другом Алишером – высоким крепким парнем, специалистом юридического департамента, и друзьями рангом пониже – щупленьким Мади – айтишником и слегка полноватым Стасом – из отдела статистики. Располагались они всегда в большом общем зале страхования, где во время обеда было пусто и лишь изредка забегали из других отделов, такие же экономные(приносящие обед с собой), как наши друзья – набрать воду из диспенсера или подогреть  еду в микроволновке.

Разговор обычно крутился или вокруг спорта (бои без правил, бокс, футбол) или вокруг девушек. Сегодня выбор пал на вторую тему. Алишер объяснял свою точку зрения на взаимоотношения с прекрасным полом, в корне отличную от мнения Мади и Стаса, Данияр поначалу был нейтрален.

- Нет, ну если она того только и ждет, чтоб ты признался ей в любви, или как-то по другому сделал отношения с ней более официальными, что тебе трудно, что ли, - доказывал Алишер Стасу, смакуя свои домашние голубцы, - с тебя же не убудет, а ей для совести и для общества надо, мол она не распутная, она с парнем, почти женихом гуляет.

- Ну уж нет, я врать не могу, если для «этого»  только девушка нужна, я ей сразу это показываю, - не соглашался Стас, - а обманывать, чтобы получить удовольствие я не стану.

- Ах ты преподобный дуралей, - не унимался Али, - да ты же и себя и ее удовольствия лишаешь, радость в этот мир не привносишь, - улыбался он, - ты пойми ей для совести надо, она сама себе будет врать, говоря, я отдалась, но я думала он любил, значит я чиста.

Вмешался Мади:

- Тебя послушать, так девушки все распутные – моя Айданка вот например искренне мне верит и я со своей стороны ее не обманываю.

- Да твоя мисс Экибастуз-2000, - начал было  Али атаковать отношения Мадишки, но увидев предостерегающий взгляд Данияра, решил не портить юному Ромео настроение,  - вы меня тут частными случаями не грузите, я общее правило говорю, и чем быстрее вы его уясните, тем лучше: девчонки, так же как мы, хотят погулять, но общество издавна их в этом деле особо не поощряет, тех кто усердствует в гулянках сами знаете как называют. И что же бедным барышням делать? Природа ведь требует. Вот и приходится им придумывать всякие официальные отношения, любовь, я ведь не говорю, что это плохо, они не виноваты.

- Думаю Алишер все-таки прав, - принял наконец сторону Данияр, - но не советую такие разговоры заводить при девушках.

Все засмеялись.

- И все-таки я надеюсь встретить чистую и достойную девушку, - мечтательно проговорил Стас, заканчивая свой обед.

- Непременно встретишь – кто ищет тот всегда найдет, - улыбался Алишер, - а я тем временем со всеми остальными девчонками потусуюсь.

-Циник! – ругнулся Стас, - ладно я к себе, уже без десяти, - Мади идешь?

- Да иду, пока цинизмом не заболел, - отозвался с улыбкой айтишник.

Ребята ушли. Алишер  сложил свой контейнерок в пакет.

- Иногда у меня складывается ощущение, что я говорю в каком-то другом измерении, - пожаловался Алишка Данику, - особенно со Стасом, он меня не понимает совсем или я что то не правильно говорил сегодня?

- Нет, я согласен с тобой, да и Стас наверно хоть самую малость, но понимает, что ты прав, просто для него это трудно признать, не знаю, может весь его мир перевернется.

- Вот вот, боится этого и границы своему развитию ставит. Эх ладно, поймет со временем, ведь ты понял меня, что я этих девчонок плохими не считаю?

- Да я все понял, - ответил Данияр, - только одна мысль у меня возникла в ходе сегодняшней дискуссии.

- Какая мысль?  - поднял брови Алишер.

- А что если девчонки эти просто хотят найти себе достойного спутника жизни и поэтому склоняют парней к более официальным отношениям, мол, если откажется значит Дон Жуан, а если останется, то более менее надежный?

Алишер задумался.

- Об этом я не задумывался, наверно это тоже имеет место, ладно давай в другой раз поговорим, я должен идти.

- Подожди Али, - Данияру стало жутко, что Али сейчас уйдет и между ним и страшным вечером он ни с кем из друзей больше не заговорит, - сегодня Совет в 5, знаешь?

- Конечно знаю, руководители всех отделов будут, Досым настоял, сам Ерлан приедет, - ответил Алишка, - я протокол веду.

- Я тоже там, - бледно улыбнулся наш герой, - Мамулька заболела, заменяю.

- О класс, а то я думал как всегда из малых один там буду, ну и Мадишка, но он обычно возле проектора крутится , - развеселился юрист.

Алишер всех кто был обычными специалистами, то есть всех кто был ниже руководителей отделов и их замов, называл малыми.

«Хорошего мало, у тебя и в обычной обстановке морда смешная, а там вообще лучше на тебя не смотреть, хотя все равно лучше вместе, - подумал Данияр», а вслух сказал:

- Ну да, хоть поддержишь меня, я раньше на таких важных совещаниях не был, да и вообще даже на неважных не был.

- Ничего, там только человека 4 – 5 тебе не знакомы будут, остальные все наши директора, - говорил Алишер, как бывалый солдат, - ты главное воду пей, там она у всех стоять будет и говори спокойно, лучше читай, там не экзамен, читать можно.

- А я балбес, чуть не вызубрил все, ладно зато уверенней буду, - сказал Даник, - а что Ерлан точно будет?

К сведению, Ерлан Абаев – это главный акционер. Вообще-то их двое главных, Ерлан  и Досым Жамек, но оба главные они только в страховой компании и то по документам, в банке главный акционер – Ерлан, да и хозяин здания он. Можно сказать, что Досым правая рука Ерлана. Ерлан – прирожденный лидер, поднявшись в 90-е годы на торговле сирийским товаром, он к своим 42 годам обладал общими активами на сумму более 15 миллиардов тенге, что для Казахстана 2009 года было весьма существенно.

- Да, сказали, приедет, - ответил Алишка, направляясь уже к выходу.

- Строгий наверно, серьезный? – допытывал Данияр, никак не желая расставаться с другом, ему было спокойнее с этим всезнающим и всюду бывавшим юристом.

- Да я не общался с ним ни разу, кто я? Даже мой начальник не общался, только пред с зампредами наверно контактируют и то вряд ли, обычно все через Досыма. Ладно бывай, через 3 часа увидимся в конференце(конференц-зале).

- Ок, до встречи, - сказал Даник и стал убирать за собой со стола.

Данияр вернулся в свой кабинет, как обычно первым из бухгалтерии. На часах было 14.03. «Ровно 2 часа 57 минут до моего позора, - мрачно подумал он, - будь что будет, до конца буду стараться, держаться, а если не получится, так пусть объявляют  выговор или увольняют, не убьют же все-таки». Но не увольнения или выговора боялся он, его профессия была востребована в молодом финансовом мире Алматы, боялся он позора, стыда, посмешища – вот это его гложило и не позволяло думать ни о чем другом. Ведь эту хохму, случись она, потом будут во всем страховом сообществе рассказывать и пересказывать на все лады. Данияр сам того не осознавая, делал возможность печального исхода все реальнее. Такое напряжение мысли, такой страх перед вечерним событием – сами по себе настолько возбуждали его нервную систему, что для детонации истерического взрыва смеха, там на совещании,  достаточно было бы например, чтобы кто-нибудь скрипнул кожаными креслами или не, дай бог, у какого-нибудь докладчика слегка, только самую малость, сорвался бы голос.

Вся бухгалтерия была уже на месте – они приходили позже, потому что обедали за 2 квартала от банка в «Каганате»(популярной алматинской столовой). Первое время Данияр трапезничал там же, но потом посчитал, что лишние 10-15 тысяч тенге расходу в месяц ему ни к чему и стал брать еду из дома, таким образом переложив эти расходы на родителей, так как за продукты дома он ни шиша не давал. Да родители, к слову, и не думали с него брать. Это были порядочные, светлые люди советской закалки и в сыне своем(единственном) души не чаяли.

После тяжких раздумий,  Данияр принялся за работу. На столе лежала кипа бумаг – отчеты страховых агентов, их все нужно было поставить на доход, также было несколько возвратов(такое обычно происходит когда машину продают, но не покупают новую) – их нужно было снять с дохода за счет резервов.

Два часа были проведены за этим монотонным занятием. Чем ближе к 5, тем возбужденней и неуверенней себя чувствовал Данияр, руки начинали дрожать, в груди его как бы образовался и начал увеличиваться раскаленный шар из страха и неуверенности.

Но даже при таком волнении, у него вполне был еще шанс хотя бы дожить до собрания, сохранив твердость духа, когда  Мамуля, конечно, не желая нашему герою зла, сказала, то, что лишило  его последних остатков мужества, которые еще сдерживали вышеупомянутый шар и не давали ему разойтись по всему телу.

- Что, Даник, не волнуешься? – улыбалась Мамуля, - я сто раз бывала на собраниях и все равно каждый раз переживаю.

- Да нет, что вы, Ирина Михайловна, чего там волноваться, не экзамен же, - припомнил он словечко, услышанное на обеде.

- Ну и правильно, не бойся, там максимум до 7 посидите, главное чтобы вопросов много не задавали, оттарабанишь презентацию и все.

Данияр побелел. «Ах ты ж черт! Вопросы! Вопросы! Еще же будут задавать вопросы! Об этом то я не подумал. А если наш противный зампред  Алехин начнет прикапываться? А если… если сам Ерлан что-нибудь спросит?» Он почувствовал что плотина в его груди, державшаяся трещавшими подпорками мужества прорвалась и этот шар, этот проклятый шар заполнил все его тело. Даже мизинцы его ног стали чего-то бояться, его кровь несла тревогу по всему телу. А он только мог сидеть и смотреть на часы. 16.05. Внешне он оставался спокоен и даже смог пустить на печать вордовскую поясниловку .

- Да и на вопросы отвечу, что там, все по моей же теме.

-  Вот и молодец, - подытожила Главбух и громко чихнула, - эх разболелась я…

Последний остаток часа до совещания Данияр не жил, то есть он жил в физическом плане, биологическом, но в духовном и человеческом это был ходячий, точнее сидячий, мертвец. « Я мистер Страх, - пошутил он про себя и обрадовался, что еще может шутить, - значит мозг еще работает нормально».

Без десяти пять в дверях кабинета показалась большая голова Алишера.

- Здравствуйте счетная палата! Даник пошли, малым нельзя опаздывать.

- Здравствуй прокуратура, - ответила шуткой на шутку Ирина Михайловна, - смотри там нашего поддержи, он первый раз.

- Поддержим конечно, мое второе имя Поддержка. Алишер Поддержка.

Данияр встал с места, одел пиджак и взял папку с распечатанными листами.

- Ладно пошли техподдержка, хватит остротами сыпать.

- Давай, Даник, с богом! – сказала ему напоследок Мамуля, размешивая в стакане пакетик чего-то от простуды.

Другие коллеги тоже пожелали удачи. Данияр всех поблагодарил и отправился с Алишером на второй этаж в большой банковский конференц зал.

Зал этот был раза в четыре больше бухгалтерии, практически на всю длину его стоял дорогой стол из какого-то красного дерева, стулья из того же материала были перемешаны с кожаными креслами. На трех больших окнах висели дорогие шторы, по центру висела красивая большая люстра. В общем все было очень мило и аристократично.

Когда они заходили туда Мади как раз заканчивал установку проектора для презентаций.

- О важные птицы пришли, - встретил он наших героев.

- О тех персонал горбится уже, - не уступил Алишка.

Мади засмеялся.

- Да 2 часа буду сидеть за этим проектором чертовым.

«Мое присутствие  здесь его не удивляет, наверно вся компания уже знает, - подумал Данияр».

-До 7 только будет? – не смог удержаться от вопроса молодой бухгалтер.

- А фиг его знает, сказали до 7, - ответил Мади.

Друзья взяли стулья и прошли к окну в дальний от двери угол, в надежде посидеть и поболтать немного до начала собрания.

В это время в зал, не спеша, кто по двое кто по трое, а кто и один, начали заходить все директора компании.

Гульнара Сабитова – управляющий директор по корпам и Акмарал Коханова, такой же директор по рознице, зашли вместе и сели недалеко от центра стола. Парни и девушки улыбнулись и помахали друг другу.

Начальник Алишера Михаил Усиков, директор юридического департамента, актуарий Марат Саликов и начальница отдела статистики Шолпан Ауэзова также пришли сообща и начали усаживаться напротив первых усевшихся за стол.

Тут уж маханием рук не отделаешься и нашим друзьям пришлось подойти поздороваться.

- Что сильно Ирина разболелась? –  обратился Михаил к Данияру.

- Да, кажется грипп поймала.

- Опасный грипп сейчас, главное чтобы глубже не пошел, - с видом опытного врача сказал Михаил.

Парни решили усесться здесь же. А народ все прибывал.

Елена Сергеевна, начальник отдела перестрахования пришла одна и уселась возле Шолпан, с которой тут же начала о чем-то шептаться.

Также один пришел и тихий директор IT отдела – Даулет Бабаев, Мадишкин начальник. Он проскользил к «кучке Михаила», поздоровался со всеми и уселся рядом.

Послышаля смех и в зал ввалились две подружки-хохотушки: Олеся Петровна HR-директор(сплачивает корпоративный дух) и Жулдыз Чингизовна, начальница АХО(следит за хозяйством компании). Они прекратили смех, зайдя в зал, будто поймались на месте преступления, и с серьезным видом прошагали к Гульнаре с Акмарал, по пути улыбнувшись и помахав «кучке Михаила».

«Вот уж кто сегодня может неплохо поржать, - невесело подумал Данияр, - эти и растрещат потом по всем страховым».

Председатель Правления Мирас Нурпеисов и два его зама: Владислав Алехин – по финансово-организационным вопросам и Сайрап Зияев – по страховым, зашли в зал ровно в 5 и прошли к местам ближе к началу стола. Со всех сторон послышались приветствия и все стали ждать.

Алишер начал что-то писать и Даник понял, что ближайшие два часа его нельзя отвлекать, так как насчет своей работы  его друг был очень щепетильный.

Наконец зашел Председатель банка и его первый заместитель – по совместительству члены Совета Директоров страховой – своей дочки.

Правление поздоровалось только с Правлением, остальным кивнуло и уселось тоже ближе к началу стола, оставив, как и их коллеги из страховой два главных места к началу стола для акционеров.

Данияр был бледен.

- Что с тобой Даник? – шепотом спросил Мади, - нездоров?  Не заразила Мамуля?

- Да нет, норм все, тихо, дай сосредоточиться, - ответил наш герой и, вспомнив совет Али, налил себе из графина воды и выпил.

Сосредоточиться ему было очень нужно. Злой дух, так попортивший ему табеля об успеваемости в школе и универе был уже здесь. Данияр чувствовал мелкую дрожь.

Наконец зашли два главных акционера Ерлан с Досымом, с ними был Абдул – телохранитель первого. Секьюрити взял стул и уселся ближе к выходу, Досым прошел на место возле правления банка, а Ерлан, сел прямо напротив него, так что у обоих рядом было еще по одному стулу для своих нужд.

Совет начался. Я не буду в настоящем рассказе касаться всего, что было на этом собрании. Каждый руководитель отдела вставал, выходил к белой доске, говорил и показывал, что его вотчина делает и что ей нужно, чтобы делать это еще эффективнее. Мади брал у всех флешки и выводил на экран, то что ему говорили. Акционеры слушали молча, иногда было видно, что они отклоняют вызовы на беззвучных телефонах. Вопросы задавал Алехин, большею частью для того чтобы показать себя перед акционерами, так как все презентации и доклады были им уже читаны и им же вместе с Мирасом одобрены, а то что было согласовано с Мирасом, будет принято и Ерланом, поскольку в страховых вопросах последний всецело полагался на предеседателя. Иногда Мирас сам беспокойно ерзал на стуле, когда Алехин по 20 минут не отпускал докладчика.

Когда Жулдыз Чингизовна оттараторила свой доклад и в конце упомянула о предстоящей покупке более мощных серверов для новой базы 1С, Данияр понял, что его черед настал.

- Ерлан Жомартович, наш Главбух  Ирина Михайловна заболела и вместо нее презентацию представит главный специалист Департамента Учета и Отчетности Акишев Данияр, - сказал Мирас  Кадыркулович, предворяя выход  нашего героя.

Ерлан кивнул.

- Послушаем молодых, - улыбнулся он.

Данияр сидел с нахмуренными бровями. Он решил, что если напряжет лицо и постарается чувствовать себя сердитым, то отгонит злого духа смеха.

С  таким нахмуренным лицом он вышел к доске и передал флешку Мади.

- Там папка «бухгалтерия» называется, файл «1С8», - буркнул он с мрачным лицом.

- Ок, - ответил айтишник, недоуменно глядя на злобное лицо друга. « Что то с ним не так – наверно чего- то не то съел, - решил про себя Мади.» Если бы он знал какой вулкан сдерживал в себе его друг-бухгалтер, он только восхитился бы его выдержке.

Первый слайд презентации показался на экране-доске, Данияр повернул к присутствующим свое нахмуренное лицо, держа в руках доклад.

  • Здравствуйте уважаемые коллеги, - начал он со страшным лицом.

Те кто его не знал, то есть акционеры и банкиры не могли быть сильно поражены:  ну мало ли парень-работяга с нахмуренным лицом. Другое дело все остальные, которые привыкли к открытому и улыбающемуся лицу Данияра, для них контраст был поразительный.

Даник видел  как с интересом и недоумением на него начали смотреть коллеги, видел как нахмурился Алехин и заметил, как улыбнулась Олеся, главная хохотушка компании. Но он решил держаться до конца, напряженное лицо очень помогало ему напрягать волю. Он начал рассказывать и объяснять первую страницу презентации, вторую, третью. Он старался не замечать  присутствующих и смотрел либо в доклад, либо на доску. Но когда он перешел к четвертой странице случилось страшное: он вспомнил, то, что вспоминать здесь и сейчас никак было нельзя, а именно: сразу после Нового Года он прочитал весьма интересное произведение Драйзера «Сестра Керри». Так вот именно эта сестра Керри точно так, как он сейчас, хмурила брови на сцене ньюйоркского театра, и этим вызывала дикий смех и восторг у публики. Он вспомнил об этом в самом конце объяснения четвертого слайда:

- Человеческий фактор, как одна из причин ошибок, - рассказывал Данияр, и тут промелькнуло вышеописанное воспоминание, - ф.. ф..

Данияр стал красный, как рак.

Все поняли, что ему стало смешно, но никто не подал виду, только Олеся шире заулыбалась, предчувствуя веселье, и Алехин сильнее сдвинул брови. Ерлан только улыбнулся.

- Воды, Даник, - пришел на помощь Мади.

- Да, спасибо, - взял у него стакан Данияр, хотя перед ним стоял наполовину полный свой.

Его бросило в жар, ему стало стыдно, очень стыдно. Собрав остатки воли в кулак и решив больше не хмурить лицо, он продолжал доклад в состоянии невесомости.

« Все поняли, что я не поперхнулся, но Мадишке конечно благодарность. Какой же стыд и эта еще хохотундра лыбится, - думало подсознание нашего героя, пока его сознание работало на двух фронтах: доклад и борьба.

И вот,  проявив чудеса выдержки, промочив до последней нитки свою майку и рубашку, довел-таки Даник до победного конца свой доклад на 15 минут, показавшиеся ему вечностью.

Никто и не подозревал, какой вулкан стоит сейчас перед ними в обличье молодого парня.

Часть-монолог была закончена и Алехин приготовился задавать вопросы. Данияр смело смотрел на него, думая, что если есть ад на Земле, то вот сейчас он в этом зале, по крайней мере для него.

- Данияр,  вы сказали, что перенос остатков из старой базы в новую займет примерно 2 недели, но ведь будет еще и текучка, значит вы должны будете работать в двух базах одновременно? – Алехин даже на «вы» его стал называть, настолько была официальная атмосфера у всего этого собрания.

- Да, Владислав Андреевич, бухгалтерия будет работать в усиленном режиме вместе с  IT-отделом.

- А статистика? Отдел статистики?

- Нет у них большой нагрузки ф.. ф... не будет, - колики смеха подходили к горлу Данияра, он опять вспомнил «Керри».

Теперь уже все собравшиеся поняли в чем дело и сочувствовали Данику. Прекрати тогда Алехин свои вопросы и ничего бы не было, но где уж остановиться бюрократу, если у него на бумажке записаны 5 вопросов, а он задал только 2...

-  Я знаю, что новая 1С сама формирует отчеты в АФН.... – хотел было продолжить Владислав Андреевич.

Но здесь.. здесь произошло то самое, то,  чего весь день боялся наш герой, а особенно  последние 4 часа. Случилось это так: Данияра, до этого смотревшего прямо на Алехина или в свои листочки, черт дернул скользнуть взглядом по залу. Этого беглого осмотра ему хватило, на то, чтобы краешком глаза заметить, как его друг Мади, сидевший, в каких-нибудь пяти шагах от него за монитором весь сотрясается от беззвучного смеха: его рассмешила последняя выходка Данияра. Лучшей детонации в данное время для нашего вулкана придумать было бы трудно. Все, все, что копилось и росло в нем весь этот день, все что распирало изнутри его молодой организм, вырвалось наружу, весь зал потряс мощный взрыв смеха. Он уже не сдерживался, он не мог, и не хотел, уже не хотел. После взрыва началась истерика, Данияр смеялся от души, смеялся со слезами на глазах, он плакал и смеялся одновременно. Так хорошо ему никогда не было. Пускай увольняют, думал он, так хоть поржу, так как еще никогда не ржал.

Руководители отделов кинулись к нему, начали выводить его из зала. Алехин побелел, он был зол, пальцы его дрожали. А Данияр был как пьяный, нет он был как во сне, нет нет он был как пьяный во сне. Краем глаза он видел напряженные лица впереди сидящих больших людей, видел красное, но уже не смеющееся лицо Мади…

Михаил с Алишером повели  его в туалет, он вырывался, обзывался, вел себя как умалишенный. Они начали умывать ему лицо холодной водой, сняли пиджак, рубашку, оставив его в одной майке, а он все смеялся и смеялся.

- Иди веди протокол, я там больше не нужен, - крикнул Михаил своему подчиненному, - сам справлюсь.

- Хорошо Михаил, - ответил Алишер и убежал. Лучший друг нашего героя был в шоке.

Минут через десять смех начал утихать, Данияр начал всхлипывать и еще минут через пять он уже во всю рыдал.

- Ну, ну, Даник, ну, успокойся, все нормально, успокойся, - бодрил его Михаил, как умел.

Но Даник рыдал, так же сильно, как недавно смеялся.

- Что теперь будет Михаил Валерьевич? – спросил он позже, когда рыдания снова сменились всхлипываниями.

- Не знаю, братишка, - сказал Михаил, но тут же поправился, - хорошо все будет, езжай домой уже восемь, утро вечера мудренее. Довезти тебя?

Данияр отказался, вздохнул, поблагодарил Михаила, умылся, одел рубашку, пиджак, причесался и поплелся ловить такси домой. Кроме всего прочего его гложило, то что завтра он расстроит Мамулю, и они уже наверно не будут работать вместе, а он так к ней привязался и еще столькому мог у нее научиться. «Надо будет перед ней завтра первым делом извиниться, хорошая женщина, - думал Даник». Настроение его было в абсолютном минусе, в таком минусе оно еще никогда не было. Если бы он знал, что через пару часов оно взлетит выше, намного выше, чем сейчас упало, выше чем когда-либо оно было…

У дороги напротив банка его нагнал Мади.

- Даник что с тобой произошло? Ты как? Ты чего так?

Данияр только махнул рукой, Мадишка понял, что вопросы лучше отложить до завтра.

-Там пред тебя к себе требует.

- Что он до завтра не мог с разносом повременить, - устало сказал Данияр. « А может и к лучшему, быстрей уволит, быстрей уйду, дела передам завтра Мамуле и работу искать буду».

- Ну он сказал, если в состоянии - зайди, если нет  -  завтра с утра.

- Нет уж, я сейчас схожу, может ночью спать крепче буду, хотя какой сон после такого.

Данияр пришел к кабинету шефа и робко постучал в большую темно-коричневую дверь с золотого цвета ручкой.

- Заходите, - услышал он голос предеседателя.

- Прошу прощения Мирас ага, - начал с порога извиняться Даник, - я не удержался, я наверно больной человек.

- Да дал ты жару, Даниярчик, это ж надо перед всем Высшим Руководством.

Данияр молчал.

- Да я там красный сидел из-за тебя, Алехин рвет и мечет, сказал по статье уволит, - горячился Мирас.

- Мирас ага, пожалуйста, может я по собственному уйду?

- Да я ему говорю, зачем карьеру парню  портить, завтра напишешь по собственному, четверг, пятницу дела передай, 24 – последний день у тебя будет, значит.

- Спасибо ага и еще раз извиняюсь, что я вам подпортил совещание.

- Да ничего, балам, я же видел не специально ты, рассмешил тебя наверно кто то. Алехин может тебе карьеру все равно подпортить, его во всех страховых знают и уважают, а он на тебя крепко осерчал.

- Я с ним поговорю завтра, извинюсь, скажу не специально…

Вдруг зазвенел телефон на столе преда.  Мирас снял трубку.

- Алло, да Ерлан Жомартович, да ко мне зашел, к вам, к Досыму в кабинет? Хорошо сейчас скажу ему.

Мирас ага положил трубку и в недоумении уставился на Данияра.

- Ерлан тебя к себе требует, то есть к Досыму, он там. Ничего не понимаю, ему то зачем ты? Неужто разозлился… Ну сходи, потом расскажешь.

У Данияра душа ушла в пятки. « Столько волнений в один день мое сердце не вынесет, - думал он, - и вправду зачем ему я? Или поругать хочет? Так не его уровень совсем, он даже Мираса через Досыма ругает»

Делать нечего, Данияр поплелся в кабинет к Досыму. У двери его встретил Абдул.

- Данияр? – басом спросил он.

- Да.

- Бейджик, удостоверение?

Даник показал бейджик, который он до этого, в туалете, спрятал в карман.

- Хорошо, проходи, - телак открыл дверь.

Так Данияр в первый раз очутился в роскошном кабинете главного акционера. Кабинет был Досыма, но когда приезжал Ерлан(раз в месяц в среднем) кабинет был в его распоряжении. Досым в это время или сидел как гость в своем кабинете или уезжал куда-нибудь, как было и на этот раз.

За массивным столом из эбенового дерева сидел сам Ерлан.

- О хохотун заходи, сразу предупреждаю, здесь можешь смеяться, поэтому не сдерживайся и не напрягайся, - встретил его «хозяин».

Дружелюбный тон и аура этого человека хорошо подействовали на Данияра. Ерлан показался ему добрым.

- Вызывали Ерлан Жомартович? – все еще неуверенно выговорил Даник.

- Вызывал, вызывал, садись, - указал ему рукой на стул акционер, - доклад мне твой понравился.

- Правда? – Данику казалось, что над ним издеваются.

Ерлан рассмеялся.

- Ну да. Ты и в самом деле хорошо объяснял, я например понял, почему переход на 1С8 необходим.

Акционер смотрел на Данияра как бы слегка насмешливо, но все таки тон был дружеский и теплый, и наш герой почувствовал себя увереннее.

- Я думал ты уехал, потом смотрю по камерам Досымовским, ты в кабинет Мираса зашел, ну я вам дал покалякать и вызвал тебя, - продолжал добродушно Ерлан, - ты наверно недоумеваешь: зачем?

- Честно говоря, да.

- Ну как сам видишь, не затем чтоб ругать, - акционер нажал кнопку вызова, - Айдана принеси мне фреш морковный и … что будешь пить? Может кушать что нибудь? Не стеяняйся.

У Данияра абсолютно не было аппетита, во-первых он был еще в шоке, а во-вторых он привык ужинать поздно. Пить он хотел, но поскромничал:

- Да ничего спасибо.

- Ладно 2 фреша морковных, Айдан, - вдруг захочешь, - пояснил он Данику, - так вот во-первых ты мне и вправду понравился и доклад твой, а во-вторых ты мне меня самого напомнил, лет так 15-20 назад, - Ерлан пристально посмотрел в глаза собеседнику, - да очень сильно напомнил..

Даник правильно понял, что Ерлан говрит не о внешности, по виду они были абсолютно разные, а о чем-то внутреннем.

- Я так понимаю по характеру? – спросил он.

- Да по всему, но то что у тебя приступ был в конце это вообще финиш, думаешь ты один такой? Эх, сколько мне в молодости, особенно пока учился, пришлось перетерпеть из-за этой проблемы. Чуть только нельзя смеяться – мне смешно. Чем сильнее нельзя – тем смешнее.

Даник был удивлен, представить Ерлана, боящегося и сдерживающего свой смех, даже молодого, он при всем желании не мог.

- Один раз мне даже пришлось школу сменить, это было в 10 классе, - продолжал акционер, - в актовом зале, после того, как мне вручили грамоту за первое место на городской Олимпиаде, по математике, если интересно, мне нужно было толкнуть какую-нибудь речь. В зале почти вся первая смена была, учителя завучи… ну ты понимаешь что произошло.

Данияр еще как понимал.

- Директор просил остаться, дорожил мной, но я не мог уже там учиться. Стыд – страшная сила.

Зашла Айдана, девушка Мади и секретарша Досыма, и поставила стаканы с фрешем перед ними. Увидев нашего героя  она удивилась глазами, но не подала виду, а Данияр первый раз увидел ее в таком образе – степенная, важная, а с друзьями в коридоре – обычная «девченка со двора». Она вышла и Ерлан продолжал:

- Но не только этой проблемой мы похожи, кстати у меня годам к 30 прошла она, тебе сколько?

-25.

- Ну вот, чуть потерпи, чуть-чуть загрубеешь сейчас, заматереешь, как говорится и пройдет эта напасть.

- Эх, надеюсь, - Данияр совсем уже освоился и разговаривал с Ерланом как с давно знакомым, - только дела не поправить уже.

- Ты насчет сегодня? Что Мирас уже уволил тебя?

- Ну да, два дня отработаю, дела передам и все, но заявление завтра сказал написать.

- Вот скорострел  наш  Мирас ага, - заулыбался Ерлан.

- Да так оно и лучше, зато уже знаю, - Данияр старался держаться достойно, чтобы не было и намека на то, что он что-то просит.

- Ай это все мелочи, - махнул рукой акционер, - могу позвонить и ты дальше будешь работать, если хочешь или …

Ерлан многозначительно посмотрел на Даника.

- Да Ерлан Жомартович? – какое-то радостное предчувствие закралось в душу нашего героя.

- Или хотел забрать тебя к себе, будешь моим личным аудитором, насчет оплаты не беспокойся, я знаю вашу штатку, в 3 раза больше будешь получать.

У Данияра помутнело в глазах. « Таких перепадов настроения  мой организм отродясь не испытывал. Да разве дело в деньгах? Быть приближенным Ерлана, одного из «сильнейших людей Казахстана», - лихорадочно соображал молодой бухгалтер, - да это то что в народе называется «устроить свою жизнь»».

- Конечно я согласен, - ответил он, все еще не веря, что день так легко из разряда «самый худший» переходит в разряд  «самый лучший».

- Ну добей здесь, дела передай, а в понедельник в 9 утра жду тебя в моем офисе на Ленина, - Ерлан протянул Данику визитку.

- Спасибо Ерлан Жомартович.

- Просто Ерланом называй, я еще не совсем старый, -  улыбнулся акционер.

- Хорошо Ерлан, спасибо вам, - в ответ ему улыбнулся Данияр.

- Пожалуйста, - Ерлан отпил фреш, - так с этим покончили, настроение тебе подняли немножко, теперь поговорим.

Данияр нашел в себе смелость взять стакан и пригубить фреш.

Ерлан тем временем отклонил какой-то входящий вызов и продолжал:

- До Нового Года поработаешь, как срок испытательный, потом более важные дела буду поручать тебе и получать больше будешь.

Даник заморгал. « Куда еще больше, полляма  что ли, - думал он.»

- Я конечно в тебе много что увидел сегодня, и в людях я умею разбираться, но все равно надо мне лучше тебя узнать и удостовериться, что я не ошибаюсь, а если не ошибаюсь и ты таков, какой я подумал – далеко пойдешь. При благоприятном ветре конечно, - добавил он, - ветер я создам, а стараться ты должен.

В этот момент Данияр чувствовал,  что готов буквально землю руками рыть, лишь бы не осрамиться.

- Так вот, возвращаясь к оставленной теме нашего разговора, мы с тобой во многом похожи, я думаю,  мы как два зерна одного растения, просто я упал в благоприятную почву, а тебе не повезло. У меня вокруг были дядьки мои, дельцы с большой буквы, которые меня учили и натаскивали, а у тебя друзья твои, которые тебя в кабак тянут.

« Ну когда они меня, когда я их, - пронеслась мысль у Данияра».

- Ничего, я тебе создам почву благоприятную, сам буду тебя учить всему. Будет толк до Нового Года - останешься со мной, не будет - верну тебя на прежнее место.

- Я постараюсь не подвести, - поспешил вставить Даник и добавил: очень постараюсь.

- Я в тебе уверен, в тебе совесть есть, - Ерлан снова отпил фреш, - а мечта, цель есть у тебя?

- Ну стать богатым, мир посмотреть хочу, -  залепетал Данияр .

- Это хорошо, что мечта есть. Стать богатым , если только честным путем, - это хорошая мечта, ее опошлили сейчас, а ведь человек, который не хочет стать богатым в наш век капитализма, похож на солдата, который не мечтает стать генералом. Но конечно богатство не самое главное, - начал свою мини лекцию Ерлан, а его протеже с каждым словом впитывал жадно какую – то ценность, которая и раньше в нем была, но теперь подпитывалась словами мудрого человека, укреплялась и принимала отчетливый вид, - вот например, как я оцениваю хороший человек или плохой? У меня для этого 3 параметра есть, я тебе их вкратце изложу сейчас, а по хорошему про каждый из параметров надо лекцию читать. Первый параметр – участие человека в создании человеческого богатства, чего-то полезного из материальной сферы. Второй – участие человека в развитии самого себя и окружающего мира, общества. Третий – это неучастие человека в выплескивании в этот  мир желчи(зла) и участие в распространении чего-то доброго, вдохновляющего, радостного. Ну например бизнесмен какой-нибудь своей деятельностью (создает материальный продукт для общества) по первому пункту получает плюс, по второму тоже плюс, потому что обычно в процессе конкуренции идет развитие его самого и его подчиненных. Но если он по 3 пункту привносит в это мир какое-то гавно, извини за выражение, кого то подставил, кому то плохо сделал, то он все свои плюсы может перечеркнуть и уйти в минус. Или писателя возьмем гениального, Достоевского например, ничего не произвел? Хорошо, допустим по 1 пункту ноль или даже минус у него, так как вроде бы другие люди работали, а он кушал, но по второму и третьему пункту, он, по моему мнению получает колоссальный плюс, потому что своими философскими и высоколитературными произведениями многих людей вдохновил и на дела хорошие и на развитие. Ну ты постепенно это поймешь, поймешь насколько в огромном плюсе, например, ученые и насколько в минусе всякие коррупционеры и те политики, которых кормит народ, а они не только дело свое нормально не делают, но еще и желчью своей этот мир отравляют. В любом случае, делаешь ты много для общества или являешься крупным заслуженным ученым, никогда не надо забывать про 3 параметр, то есть не прибавлять в этом мире зла, а по возможности сеять радость и вдохновенье(здесь Даник вспомнил слова Алишера на обеде, про привнесение радости, но тут же отогнал от себя эту мысль). То как ты растишь детей – тоже, со временем, скажется: вырастил паразита получи минус, вырастил полезного, доброго человека – получи плюс соответственно. Вот почему для меня порядочные люди, которые добросовестно делают свою работу, и с любовью воспитывают своих детей – так дороги и ценны, я люблю таких людей. Но и про развитие не нужно забывать, каждое поколение, должно быть намного выше предыдущего по многим параметрам, ну это оставим на потом, сейчас все вкратце.

Ерлан отпил еще фреша.

- Не слишком трудно? Продолжать?

-Продолжайте Ерлан Жом… Ерлан, - искренне сказал заинтересованный парень.

- Так вот возьмем теперь меня, я не хочу хвастаться, но бизнес свой я неплохо развил и продолжаю развивать, сам знаешь, у меня банк, страховая и три завода.

Данияр кивнул, хотя про заводы он не знал.

- Значит есть надежда, что по первому параметру я получу плюс и косвенно по второму, для того чтобы напрямую получать плюс по второму параметру, мы планируем в следующем году с друзьями построить исследовательский центр и привлечь туда выдающиеся умы нашей большой страны. Значит и по второму параметру у меня будет надежда получить плюс. А по третьему параметру ситуация такая: никогда в жизни никому плохого не делал, ну старался, во всяком случае, незаслуженно точно не делал, - Ерлан улыбнулся, - плохим людям делал, но ведь плохие люди сами минус, а значит делая им минус, получаешь плюс, - но это уже другая история, пока пропусти это мимо, потом объясню. Сейчас скажу только,то, что не раз замечал: делаешь хорошему человеку хорошо – он расцветает, а плохого это не вдохновляет, ему надо, чтоб на него покричали, выговор сделали, тогда он зашевелится.

Но чтоб получить плюс по третьему пункту, мало просто зла не делать – так ты просто минус не получишь. А чтобы плюс получить надо в этот  мир радость, счастье, вдохновение привносить. Вот поэтому то я и стал наше кино поддерживать, актеров-самородков искать начал. И друзей своих влиятельных на это дело подбил. Хорошее кино, с талантливыми актерами, вдохновляет также, как и великие музыкальные и литературные произведения, а по массовости и современности превосходит их. Ну вот ты там стоял у доски сегодня «сестру Керри» изображал, - засмеялся Ерлан.

Даник засмеялся и удивился, что Ерлан тоже это читал.

- Ты сейчас удивился ведь и правильно, - угадал его мысли акционер, - читают тысячи, а кино смотрят миллионы, поэтому я считаю, что кино должно развивать общество, быть легким на восприятие и заряжать энергией и весельем. Это трудная задача – делать качественное кино – для того мы и ищем талантливых сценаристов. Актеры талантливые – это вообще редкость, а потому и ценность. Вот например фильм возьмем «12 стульев», там где Арчил Гомиашвили в главной роли – так вжиться в роль, так мастерски, легко и весело показать нам Остапа Бендера… Этот фильм не только не убавил ценности произведения Ильфа и Петрова, но напротив Гайдай, с его тонким восприятием доброго юмора и умением подбирать великолепных актеров, внес  что-то свое в него. А кто читал «12 стульев»? Опять же – тысячи. А кто смотрел одноименный фильм? Миллионы. Вообще переносить на экран великие литературные произведения – дело трудное и зачастую неблагодарное. Критики, да и вообще все зрители, которые читали уже оригинал  и построили себе определенные образы,  могут разочароваться работой режиссера. Но бывает и наоборот: я читал «Великий Гэтсби» и смотрел этот фильм от режиссера База Лурмана, и знаешь , то что он показал со своей командой было намного ярче и интереснее, чем нарисовало мне мое воображение, когда я читал эту книгу. С «Парфюмером» наоборот – литературный вариант намного превосходит экранный, хотя последний очень хорош, режиссер Том Тыквер и все причастные,  проделали колоссальную работу, но видимо кое-какие шедевры  нужно передавать полностью, не пропуская ни одного слова, что в формате одного фильма, да и вообще в формате кино, сделать очень проблематично. Одной из заслуг таких режиссеров  является то, что много людей, включая меня в случае с «Парфюмером», после экранизации, взяли и прочитали книгу. Даже без всякого смысла, если кино просто несет людям радость – добрую радость, не стеб и не пошлятину, оно уже выполняет великую задачу. Я позволю себе примитивное сравнение – радость и зло – это как «Фэйри» и жир, зло боится доброй радости и всегда сдает перед ней позиции.

Ерлан допил наконец свой фреш и подытожил свою речь:

- Вот таким-то способом я и хочу по всем трем пунктам получить хорошие жирные плюсы, а зачем? Это уже следующая история, не все сразу, ты пока месяцок эту философию перевари, может она со временем и твоей философией станет, - Ерлан подумал, - тогда подойдешь и мы продолжим разговор, а может и более прогрессивную, более глубокую философию разовьешь, тогда я к тебе подойду и поговорим, - Ерлан засмеялся, - скоро десять, засиделись мы с тобой, меня на «Медео» друзья ждут, ты на машине?

- Нет не беспокойтесь, Ерлан, я уеду, мотор поймаю.

- Ну ладно, выспись хоршенько, у тебя был нелегкий день. В понедельник жду, - Ерлан встал и одел пиджак.

Данияр тоже поднялся и протянул Ерлану руку:

- Счастливо, Ерлан, спасибо вам за все, - Даник горячо пожал своему будущему начальнику руку и напоследок не удержался, чтобы не повторится(но уже без «постараюсь»): я не подведу вас.

- Верю, - Ерлан улыбнулся, - счастливо, Данияр.

Да бывают такие дни в судьбе человека, которые переворачивают всю его жизнь, иногда и все представление его о жизни. Именно такой день из жизни Данияра я и описал, надеюсь понятно и удобочитаемо.

Произошло то, о чем говорил Ерлан, – хорошему человеку сделали хорошо(даже очень хорошо) и теперь он чувствовал вдохновение, каждая клеточка его тела была наэлектризована счастьем.

Данияр ехал в такси домой, он был еще прежним средним молодым человеком со средней долей лени, средней  долей трусости, но внутри него уже зародился маленький червячок воли – этой основополагающей силы. Суждено ли Данияру стать молодым ростком, наделенным железной волей к успеху и процветанию, тем ростком, на которых держится богатство и процветание любой страны – зависело только от него. Но то что на его жизненном пути появился такой человек, как Ерлан – сгусток воли, силы и счастья, да еще и взял нашего героя под свое крыло, позволяет мне надеяться на лучшее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Публикация на русском