Просмотров: 82 | Опубликовано: 2020-04-17 06:36:28

Пограничник

Приключения амурского тигра

Охота.                           

     На территорию амурского тигра пришла охота. На землю тигра въехали два автобуса с охотниками и собаками, натасканными на крупного зверя. Вокруг густо росли березы и лиственницы. Внизу были поросли папоротника, колючих кустарников смородины, кизильника. Сопки стояли желтые, красные. Между трухлявыми пеньками краснела брусника.

     Тигр разлегся в густой чаще орешника, на пригорке, и его оранжевый окрас шерсти с черными полосами сливался с  желтыми, красными осенними листьями. Даже солнечный воздух, казалось, окрасился в розовый цвет, чтоб тигр оказывался невидимым даже на близком расстоянии.

     Издалека тигр слышал  лай собак – их оказалось около двадцати, опытных, вязких, способных гонять зверя целый день. Немало он похитил их в местных деревнях и селах. И даже таскал собак днем, когда те крутились в лесу около своих хозяев, собирающих грибы, ягоды. Собака исчезала неожиданно. Вот только что торчала под носом, и вдруг ее нет. Ни звука, ни писка, ни шороха. Будто испарилась. За это и окрестили его Разбойником.

     Тигр, казалось, дремал, лишь слегка дергался кончик его пушистого хвоста. Он признал лай собак. Их было немало – это его радовало: будет много вкусной пищи. Сами примчались – никто не приглашал к нему на обед.

     Лай собак подходил  ближе и ближе. Разбойник сглотнул слюну: очень вкусны собаки, откормленные людьми специально для него.  Так ему казалось. Словно это была  людская дань, взамен кабанов, изюбров, и другой живности, которых застрелят охотники на его земле и прихватят с собой.

    Зверья в Уссурийской тайге становилось  меньше и меньше, а тигру все голоднее в собственном доме, где хозяйничали люди и он не мог выпроводить их со своей территории. Как вышиб он лис и волков. Потому что у охотников имелись ружья, из которых вырывались гром  и  молнии. 

     Собаки вспугнули кабана, мчались за ним с громким, злобным лаем.                                                                                                                                                                             Они еще не встречались с хозяином тайги, тигром. Они гнали зверя, который принадлежал только ему, хищнику по кличке Разбойник. Они желали украсть у него дичь, оповещая об этом громким лаем – нахально и дерзко.

      Кабанья тропа делала большой крюк, пролегала рядом с  дубом, который рос внизу, неподалеку. Тигру незачем спешить: в запасе у него  есть время. Разбойник приподнялся, заслышав  бешеный лай собак. Они спешили  по следу секача.

     Тигр, не спеша, медленным шагом спустился  к дубу, чтоб устроить там засаду на собак. Псов тигр убивал одной лапой и бесшумно утаскивал в кусты, подальше от людей.  Долго потом охотники будут кликать животных, трубить в рог. Та не отзовутся. А рог  будет реветь, и реветь напрасно. Звать  тех, которых уже нет.

     Разбойник улегся у дуба, недалеко от кабаньей тропы, до которой всего десять метров – длина прыжка амурского тигра.  И тут он увидел стаю рыжих собак, которые травили  кабана.  

     Первая гончая поспешала по следу, подняв голову, ловила верховой душный кабаний запах. Он был так силен, что перебивал запах тигра. Собака не усмотрела Разбойника, который притаился за толстым дубом. Когда она поравнялась с тигром, тот сгреб ее лапами. Собака не издала ни звука. Она была в шоке от неожиданного нападения.   Тигр прикусил добычу, спрятал в кустах.

     Следом подходила вторая гончая, затем третья, четвертая – всех Разбойник придушил, схоронил. Мимо пробегали другие, более медленные собаки. Но, видимо, тигр решил, что на сегодня хватит. Достаточно добычи, чтобы пировать несколько дней.

     Охотники застрелили шесть кабанов, четырех изюбров, одного лося, но не досчитались четырех породистых собак. Они стоили дороже всей добычи. Они звали их до темноты. Трубил рог, ревели клаксоны автобусов. Все было напрасно: никто из собак не отозвался.  Шумела тайга.

     Охотники блуждали по лесу до темноты, выкрикивая клички животных. Погода поздней осенью  стояла переменчивая: то падал хлопьями мокрый снег, то лил дождь.

     Иногда охотники проходили от уставшего тигра в трех метрах, но не замечали хищника. Так искусно тот маскировался. Он напоминал холм из листьев, наметенных ветром к скале. Стал частью осени, которая хоронила его от недругов, и берегла, сливаясь с ним своими неяркими красками. Тот молча поглядывал  на людей желтоватыми глазами. Следил за каждым их движением, улавливал их непонятную речь. Он уразумел, что эти люди в зеленой форме очень опасны и злы. И главное, не показываться им на глаза – это опасно. Они убивают зверей издалека с помощью ружей.  

Погоня.

     Местные жители объяснили охотникам, что это проделки Разбойника, которого никак не удается прибить.  Охотники бахвалились, что  прикончат эту зверюгу завтра же, хотя знали, что за убийство тигра полагается большой штраф. Главное, отомстить  ему за смерть своих лучших собак – породистых, с дипломами и медалями.

     С мутным, сырым рассветом до Разбойника докатился шум. Он не походил на привычный шум тайги. Это охотники надвигались на Разбойника цепью, держа собак на привязи. Те рвались вперед, тявкали, думая, что их вот-вот пустят по следу зверя, кабана или лося.  Но охотники крепко держали их на поводках. Только бы тигр мелькнул в кустах.  Не увернуться ему от пуль. Никакие  законы не остановят их  пальцы на гибельных курках их ружей. Так распалилась ненависть к тигру. Охотники шли по вчерашней кабаньей тропе, вертели головами по сторонам. Но первые тигра ощутили собаки. Они вдруг стали жаться к охотникам, пугливо, виновато на них поглядывать. Этот зверь не для них: он слишком хитер и опасен. Там где его запах, тут и смерть.  А они цеплялись  за жизнь.

      Охотники били их поводками, пинали, приказывали идти вперед. Собаки визжали, подбирали хвосты, прятали головы.  Следовать дальше они отказывались – они запаниковали. Собаки  взвизгивали, вперед не шли. И тогда охотники скумекали, что где-то схоронился тигр. Лежит совсем рядом  и смотрит на них. Его взгляд не уловишь. Кажется, он смотрит из  каждого куста смородины, боярышника, кучи листьев, из почерневшей старой коряги. Глаза – два золотистых листочка. Они следят за ними. Тигр-невидимка вдруг выпрыгнет в любую секунду  – откуда не ждешь. И тогда не успеешь направить ружье в его сторону, тем более нажать на курок. Тигр не прощает обид.

     Охотники напряглись, готовясь бить из оружия при малейшем шуме. А это мог проскакать заяц, или с треском упасть сухое дерево. Мало ли что в тайге случится?  Палить наугад – никаких патронов не хватит. Люди были напряжены, скованны. Они пробирались по кабаньей тропе в пяти метрах от тигра – тот приглядывал за ними из кустов орешника, где валялись несъеденные им собаки. И сам он являлся частью этих кустов, слился с ним воедино, с каждой веточкой, листочком. Полюбуешься – и дальше пойдешь. Ни за что не заметишь. Куст, как куст. Только еще красивей, с необычными черно-оранжевыми полосками.  

     Когда охотники с собаками ушли вперед. Разбойник двинулся за ними следом по сопкам, чтобы не выпускать их из виду. Солнце то пригревало, то дули холода.

     Теперь он стал охотником и мог расправиться с людьми в любой момент – неожиданно и быстро. Но только в одном случае – если бы он был ранен. Тогда пощады не жди. Будет следить за обидчиком. Узнает, где тот живет, и обязательно отомстит – подкараулит ночью.

     Собаки чуяли  преследователя, идущего за их жизнями.  Они то кидались вперед, натягивая поводки, то боязливо оглядывались, жались к людям. Те не видели тигра: он смешивался с осенней разноцветной тайгой.    

     Охотники переполошились, заняли круговую оборону, выставив во все стороны ружья и карабины, словно предвидели внезапное нападение. Собаки не зря оборачиваются: чуют хищника. Откуда бы он ни возник, сразу получит несколько пуль. И поделом. Не губи собак. Для острастки, и на всякий случай они  бабахали во все стороны. Не целясь, просто давили от страха на курки. Авось одна из пуль вопьется в Разбойника.

     Тигр прилег за толстым дубом и не пострадал. Пули и картечь свистели по сторонам.  Несколько пуль угодили в дуб, за которым он спасался. На него посыпались сучья, ветки листья. Они еще больше укрыли тигра от людских глаз.

     Настрелявшись, поняв, что тигра так не достанешь, охотники потащились к автобусам, ругаясь и кляня Разбойника, которого так и не удалось застрелить. Растворился в тайге.

     Тигр поторапливался за ними следом и видел у костра людей, отмечавших удачную охоту. Вокруг них поднимался кедрач, с красноватыми стволами и длинными иглами.

     Они помянули погибших собак, обещали в следующий раз, зимой, пристрелить этого разбойника – они отыщут его по следам. Тут собаки не нужны. Зимой не скроешься, пуля его отыщет.  Разбойнику конец.

     Тигр пировал  несколько дней, пока не уплел последнюю собаку. Разбойник ел гончих с особым удовольствием. Они наводили людей на его добычу, но стали ею сами.   

     Погода стояла переменчивая. То снегопад, то из тумана выглядывало солнце. Через день Разбойник отправился на охоту в ближайшую деревню. Там он давно приметил на цепи здоровенного пса, который обитал в будке. Он пойдет за ним, если не встретит вольной собаки  – более легкую добычу.

Собака

     Разбойник тихо шел к деревне. Тополя, ясени сплелись над его головой листвой, сучьями. Вверх уходили огромные кедры. В лесу было сумрачно.

     На полпути он остановился, прислушался к лаю собак. Те будто переругивались между собой. На минуту лай прекращался, затем начинался снова. Так они отпугивали не прошеных гостей. Они просто не знали, что к ним идет особый гость, для которого собачий лай услада. Он приманивает его, притягивает. К собакам приближался самый опасный враг.

     Тигр узнал голос той, за которой он завернул в деревню. Голос собаки был грубый, с хрипотцой, злобный.         

     Лишь только тигр подобрался к деревне,  собаки разом замолкли, запрятались в свои будки, в сараи, заскреблись в двери домов, прося защиты. Но люди крепко уснули, не слышали просящего, дрожащего визга своей собаки, которую они отдали на съедение хищника. Наступила необычная тишина, будто в деревне никого не было, она обезлюдела.  Без собачьего лая нет села.

      Тигр ведал, где ютится та большая жирная собака. С металлическим ошейником на шее, на цепи.  Он увидал ее  в прошлом году. Тогда собаки вольно гуляли по деревне, а эта томилась на цепи в своей большой будке, в которой она ощущала себя в безопасности: там она могла уцелеть. Да и ее хозяину казалось, что тигру его любимую собаку из будки не достать – лапы коротки.

     Большая собака забилась в угол своей будки, гремя цепью. Ее трясло от ужаса. Никогда тигр не был от нее так близко.  Она разобрала, как хищник крадется к ней. Он  ближе и ближе. С Были слышны едва различимые шорохи – это Разбойник нежно ступал лапами по сухой траве. Входное отверстие в будке размером для собаки. Там есть, где спрятаться от когтистой лапы тигра – в дальних спасительных углах.

     Разбойник заглянул в будку. На него с ужасом уставились собачьи глаза. Она молча умирала от одного его взгляда, боясь невзначай визгнуть. Собака  плотней скорчилась в своем углу. Она вдавилась в доски. Сгорбилась, присела на задние лапы, а передние то поднимала, то опускала. И вся она дрожала так, что не смогла дышать.

     Тигр протянул в отверстие будки свою когтистую лапу. Острые когти едва дотрагивались собачьей шкуры. Он никак не мог ее ухватить. Легонько поглаживал ворсинки ее шерсти. А собака косилась на его лапу, стремилась  больше сгорбиться. Тигр, словно играл с ней. Тогда Разбойник одним ударом лапы перевернул будку набок. Собака в панике заметалась в своем домике. Она растерялась, не успела вовремя отскочить в свой спасительный угол. Разбойник ударил когтистой лапой собаку по голове, вытащил из будки, задавил. Тигр поволок собаку вместе с будкой по росистой траве,  между кустов шиповника и деревьев. Он волок собаку с будкой около километра. Уволок в чащу, набросился на еду. Вскоре уцелели одна будка, цепь, железный собачий ошейник.

     В деревне возникла паника. Люди только и говорили  о Разбойнике, который вновь покусился на их любимых животных. Все тряслись за оставшихся собак. Лишь бы он всех не извел, а там примется и за людей – из дома не выйдешь, особенно ночью.  Многие брали собак на ночь в дом. Некоторые зацементировали собачьи будки, чтоб наверняка обезопасить животных. Теперь не утянет – машиной не возьмешь, цемент ему не по зубам.

Разбой продолжился.

     Вскоре Разбойник задрал корову среди бела дня. Она паслась на лугу, рядом с домом,  была привязана на толстую веревку. Тигр утянул ее вместе с веревкой и большим колом, к которому она была привязана.

     Не нашли ни веревки, ни кола, ни остатков коровы. Будто тигр зарыл  улики, чтоб люди ни о чем не догадывались.

     Деревня совсем опупела. Теперь принялся за коров. За кабаном, изюбром побегать надо, а корова животина смирная, да еще привязанная.  Совершенно обнаглел. Но что правда, то правда – браконьеров развелось…. Считай, в каждом доме сидит браконьер. Места глухие – кто уследит? Зверя в тайге все меньше и меньше. И каждый норовит на дармовщинку, на халяву зверя добыть. А с хозяином тайги не считаются. А хозяин тут один – тигр. Вот он и разбойничает по селам в отместку.  

     Но последняя разбойничья выходка тигра всколыхнула всю деревню. Такого разбоя  здесь не ведали. Местный фермер возвращался из соседней деревни на лошади. Сквозь верхушки деревьев показалось солнце. Телега мягко подрагивала на мягкой лесной дороге. Лошадь уморилась, плелась шагом. Фермер всхрапывал, свесив ноги с телеги. Временами он просыпался, глазел на дорогу – до дома  далеко. И опять его глаза закрывались. Солнце лилось сквозь высокие макушки сосен и кедров, припекало. Его разморил теплый осенний день. Затем он лег на телегу, отпустил вожжи: кобыла сама довезет. Лошадь никто не погонял: хозяин громко храпел на телеге. Да и сама кобыла спала – ее глаза были полузакрыты.  Так бы и дотянула она, не спеша до дома, где вода и душистое сено.

      Вдруг лошадь застыла на месте, попятилась. По ее телу пробежала дрожь, она тревожно засопела. Словно кого-то испугалась.  Хозяин проснулся, хлестнул ее вожжами. Он ничего не осознал: мало ли что придурковатой кобыле привидится.  Она и от ежа, и от лисенка шарахается, когда те неожиданно перебегают дорогу. Одним словом, дура, да еще трусливая. Кобыла продолжала отступать. При этом она громко ржала, взбрыкивала, будто какой-то хищник оказался сзади. Потом фермер смекнул, что здесь что-то не то. Он спрыгнул с телеги, взял животное  под уздцы, потянул вперед – лошадь не трогалась, уперлась, косила испуганными красноватыми глазами. Ее кожа вздрагивала, хвост был прижат.  Наконец, фермер догадался, что где-то замаскировался хищник: медведь, или тигр. Эти нападают из засады. Но где засел этот злодей, он не знал. Он  вымахнет  отовсюду: из куста, из высокой травы. И тут в придорожных кустах послышался треск. Негромкий, будто кто-то наступил на сухую ветку.

     Фермер вначале оторопел, затем развернул  кобылу,  помчался в обратную сторону. Он подстегивал ее кнутом, громко орал от страха:

     – Давай, выручай! Милая! 

     Лошадь неслась что есть сил галопом. Екала селезенка, она часто дышала. Держалась из последних сил. Казалось, она не выдержит и грохнется на землю.

      Дорога петляла по тайге. И на поворотах телега кренилась то в одну, то в другую сторону. Фермер едва с нее не упал. Кобыла набрала такую скорость, что телега подпрыгивала даже на небольших бугорках, громко скрипела. Казалось, отлетят колеса – они  звякали и дребезжали.

    Вдалеке нарисовалась деревня, из которой фермер совсем недавно ехал домой. Лошадь усилила ход. И только страх заставлял ее скакать через силу. А фермер уже радовался, что они спасены. Еще немного и он у дома зятя. Тот выскочит с ружьем, отобьет. Впереди дорога делала крутой поворот.  Тигр давно поджидал  там добычу. Он напружинился, готовясь прыгнуть на скачущую кобылу. Он сократил путь и стерег лошадь на повороте дороги – лучшее место для засады, где лошадь поневоле замедлит бег.

     Лошадь восприняла тигра, остановилась, поднялась на дыбы. Словно не прочь врезать передними копытами невидимому хищнику. Она громко, пронзительно заржала. Фермер свалился с телеги, улетел в придорожные кусты. Он тут же вскочил, и сначала услыхал тигриный рев, уловил что-то большое, оранжевое. Разбойник выскочил из леса, вспрыгнул на спину кобылы. Та рванулась вперед, прошагала с тигром на спине несколько метров, повалилась набок. Одна оглобля с треском сломалась. Лошадь лишь отбивалась копытами, молотила ими воздух. Но  Фермер подрапал в глубь леса, куда глаза глядят. Лишь бы убежать подальше, а там окольными путями пробраться в деревню к зятю.

     Тигр  одним ударом лапы оглушил лошадь. Та захрипела – тигр вцепился ей в горло. Кобыла  судорожно вытянула ноги, затихла. Тигр тянул ее вместе с телегой вглубь леса, оставляя кровавый след на траве, кустах и две колеи от колес телеги. Тигр тащил лошадь метров двести, пока телега не зацепилась за пенек. И как не упирался Разбойник, дальше протащить кобылу с телегой он не смог.  Тогда тигр  собрался здесь остановиться – мяса хватит надолго.

Облава

     Собрались охотники из нескольких деревень – человек тридцать. Сообща они нашли телегу и останки лошади. Они построились цепью,  и пошли с ружьями вперед, надеясь на удачу.  К тому же с ними находилась редкая гончая, натасканная на тигра. Она перед ним не робела –  робко ступала по следу на коротком поводке среди людей с ружьями. Одну по следу ее бы охотники не пустили: слишком дорогая собака, чтоб ее потерять.

     Вначале тигр планировал обойти цепь, красться сзади людей, шагать по их следу.  Но людская цепь оказалась очень широкая, и их было очень много. Они стучали по деревьям, горланили, палили в воздух. Это его напугало.  Он стал уходить от преследователей, старался пробираться по возвышенностям, чтоб видеть охотников, наблюдать за ними. Иногда он замирал на пригорке, оглядывался на цепь людей, откуда в любой момент мог полыхнуть огонь, засвистеть пули.

     Когда настала ночь,  люди жгли костры. И Разбойнику хотелось убежать подальше, словно в тайге  пожар и надо спасаться, убегать   в глубь тайги. Иначе этот огонь настигнет его, обожжет.

     С рассветом охотники опять двинулись цепью, пуляли в воздух. Опытная собака распутывала все хитроумные следы Разбойника, вела за собой людей. Но тигр перехитрил ее. Перепрыгнул речушку, затем ринулся обратно  в реку, заторопился вверх по течению, на ходу хлебая воду, переплывал глубокие омуты, большими прыжками удирал по мелководью. Вода взлетала под его лапами, обдавала его, стекала ручьями с его шерсти. Затем поднялся на груду трухлявого бурелома, огляделся. Опытная собака потеряла след.

Битва за территорию.

     На территории Разбойника неожиданно показался нежданный гость – на  земле чужака полыхал пожар, который изгонял зверей со своего дома туда, где были им не рады. Тигр-гигант был уверен, что прогонит любого соперника. Он испытал свою силу. Пришелец завалил и сожрал несколько бурых медведей. Одного из них загрыз еще сонного в берлоге.

     Отметины гиганта на деревьях оказались самые высокие, а следы самые крупные. В этих местах такой тигр появился впервые.

     Разбойник долго исследовал следы пришельца, его отметину  на сосне, норовил достать – не получалось сколько он не усердствовал: вытягивался во весь рост, тянулся лапой. Даже рычал с досады, от бессилия что-то изменить. Пришлый тигр был мощнее его, больше. Видимо Разбойник убедился, что пришельца не одолеть, как ни старайся.  Лучше и не пытаться: целее будешь.

     Разбойник стал выслеживать соперника, а пришелец изучал его следы, чтоб убедиться в его силе. Так ли тот крепок, чтоб драться с ним. До сих пор погорелец не встречал равного себе соперника. Разбойник взял в толк, что ввязываться в драку опасно – этот громила  его покалечит, а это смерть – он не сможет догнать добычу. Даже трусливая, деревенская  собачонка смоется от него. И Разбойник решил убраться со своей территории без боя. Первый раз он испугался противника. А умирать он не хотел: лучше уйти тихо. И пока он утекал, пришлый тигр настигал его,  увеличивая и увеличивая скорость. Противник был все ближе и ближе. 

     Преследователь мечтал настичь Разбойника и надрать тому шкуру, чтоб не думал возвращаться. Тогда он убьет его. И это предчувствовал Разбойник. Он несся вперед, перепрыгивая через кусты орешника, глубокие овраги, преодолевал реки. Страх вышвырнул его из своего дома, где он когда-то  хозяйничал, а стал беглецом.

     Он  пересек границу своей территории, и попал на чужую землю. В этом месте хозяйничал другой тигр. И не известно, слабее ли он его, или равный ему по силе.

      Разбойник драпал от врага, пока не уткнулся в высокий колючий забор. Таких заборов он точно не видал. В деревнях стояли заборчики из досок, иногда из железной сетки, высотой с человека. А тут в два раза выше. Это насторожило тигра. Хотя для него это была не высота: он мог подпрыгнуть  на пять метров.

     За колючкой  находился Китай. Дальше хода не было. Но и преследователь давно отстал от него, едва Разбойник покинул свою территорию. Тигр оказался так напуган, что не собирался возвращаться на свою землю: там его подстерегала гибель.

     Пограничный забор стоял высокий, не менее трех метров, но  тигр не решился его перепрыгнуть. Он так устал, что ему хотелось прилечь где-нибудь в кустах и пролежать там до темноты. Он залег в папоротнике, метрах в ста от Китайской границы, которая для него не существовала.

     Вскоре тигр услышал шум машины, из которой выпрыгнули двое пограничников в зеленых фуражках. Они подбежали к контрольно-следовой полосе земли – на ней виднелись следы тигра. Пограничники их сфотографировали.

     Машина укатила. Разбойник провалялся у границы до рассвета. Утром все небо было в перистых облаках. Где-то вдалеке куковала кукушка. Он все время водил ушами и принюхивался. Неизвестность его настораживала.  Он еще не сталкивался с хозяином этой территории. Стоит ли с ним связываться, или надо отыскивать незанятое место.

       Когда стемнело, тигр подумывал отправиться на охоту, но видимо, спохватился, что он не дома. Разбойник обонял  запахи местного тигра. С попутным ветром они долетали до  него.

     Ночью он почуял далекий собачий лай – он доносился с китайской стороны. Его тянуло побежать на этот брех, но высокий забор задержал его – он казался ему непреодолимым.  Он на время лишился веры в себя.  

     Утром было пасмурно, облака ползли по склонам сопок. Он вдруг услышал шум. Тигр приподнял голову среди желтой травы. Это вдоль колючего забора трюхал кабан. Он  надеялся, что забор когда-нибудь закончится, и он перейдет границу. Там, за проволокой, ему казалось больше пищи: желудей и кедровых орехов. Но колючий забор тянулся бесконечно, на многие километры. Секач иногда останавливался, тыкался носом в колючую проволоку, затем пытался подкопаться под забор, но вероятно каменистая почва его настораживала. Он выковырнул из земли камень, потом второй, третий…. Только клыки обломаешь. Он хрюкал, повизгивал. Наверное, он решил найти землю помягче, потому и направился дальше вдоль забора.

     Разбойник бесшумно двинулся вперед среди кустов жимолости. Он полз на брюхе, упираясь в землю лапами. Иногда он поднимал голову, следил за кабаном, который не спеша подбегал к нему все ближе и ближе. Среди желтой травы тигр был невидим, он сливался с ней.

     Разбойник ждал, когда кабан поравняется с ним, чтоб одним прыжком достать его когтистой лапой.  Но тот разыскал под забором мягкую землю, приступил к рытью своего пролаза. Здесь почва была мягкая и работа спорилась. Его голова углублялась  глубже и глубже в землю. Он работал передними и задними ногами – земля веером летела из-под земли, сыпалась на контрольную полосу.  Наконец, он залез под забор наполовину. Еще бы немного и он вынырнул с другой стороны, в другой стране. Хотя он этого не понимал. Главное, очутиться там, где он хочет. Он так увлекся своей работой, что не распознал, как тигр подбирается к нему  ближе и ближе. Когда кабан узнал запах хищника, было уже поздно. Тигр бросился на него. Сдавил лапами  его бока, вонзился кабану в спину. От боли секач взвизгнул, вымахнул из норы. Он пыжился вырваться – проволок на себе тигра несколько метров, поддевая клыками воздух.  Кабан развернулся на месте, опять целился достать тигра клыками, но все оказалось напрасно.  Разбойник неожиданно и ловко прихватил шею кабана, мгновенно перекусил.  Разбойник  волочил его по следовой полосе в кусты.

     Донесся шум машины. Из нее выскочили два солдата в зеленых фуражках. Один из них был с собакой. Та вдруг стала жаться к солдатам, трусливо поджала хвост. Она не была натаскана на тигра, а только на людей – нарушителей границы.  Солдаты во всем разобрались.

     – Тигр кабана уложил, – сказал один из них

                                              Драка

     Первым напал хозяин этой территории. Он наскочил на Разбойника, ударил его лапой со всей силы. Он метил в голову, но промахнулся – когтистый след остался на спине Разбойника. Тот взревел от  боли. Хозяин территории надеялся, что враг струсит и убежит: настоящая драка ни к чему.  Не первый раз он колотился за свою землю. И  соперники убегали от него, испытав его силу. Он их не преследовал:  после хорошей трепки, бродяги сюда не возвращались. Пойдут разыскивать свою землю. Но Разбойник изловчился, прыгнул на врага, вцепился ему клыками в спину,  старался добраться до позвоночника, чтоб разом с ним покончить. Тот пополз, переваливаясь с боку на бок по траве, пытаясь сбросить противника с себя. Ничего не получалось: Разбойник вкогтился в него намертво.  Рев раздавался на всю округу. Он разносился до пограничной заставы. На место схватки уже торопилась пограничная машина, чтоб узнать, в чем дело?

     Разбойник не отпускал врага, старался перекусить ему позвоночник. Преимущество было на его стороне: местный тигр утомился в погоне за изюбром, он устал.  Разбойник перехватил врага за шею. Еще бы немного и он прикончил его – сомкнул бы плотнее челюсти. Но тут подкатил на машине пограничный наряд. Раздалась громкая сирена, а один из солдат пальнул в воздух. Разбойник перепугался сирены, громкого выстрела, отпустил недруга, побежал. Видимо, он считал, что солдаты носят ружья за спиной и никогда из них не стреляют. Но он ошибся.  

     Местный тигр с трудом переставлял ноги: рана на шее оказалась серьезной. Он медленно погрузился в лес, покачиваясь и припадая на передние ноги. Он потерял и добычу, и свою территорию. А, возможно, и жизнь. Больше с ним никто не сталкивался.

     Разбойник не ушел далеко от туши изюбра. Он рассчитывал ночью уволочь добычу подальше в лес, но опоздал. Он посматривал из кустов, как пограничники бросили тушу изюбра в машину, уехали.  Сцапали его добычу, на которую не имели право. Но с человеком лучше не ссориться: это опасно.  Они и их собаки тоже хотят есть. С людьми не потягаешься.

     Разбойник осваивал свою новую землю и наткнулся на тигрицу с детенышами. Это было потомство прежнего владельца территории. Он встретил самку не вовремя. Надо подождать, пока детеныши подрастут и уйдут от матери, тогда она сама разыщет его. Сыщет по запаху за многие километры. Тигрица зарычала на него. Она оберегала своих детенышей. Самцу чужие дети не нужны, они помеха для появления своих. И сейчас тигрица  сразилась бы с любым тигром, даже пошла бы на смерть ради детей. Разбойник ощутил ее ярость – он молча, равнодушно прошмыгнул мимо, будто не замечая ее. Еще не время.

    

Граница.

     К вечеру он опять очутился на своей границе, недалеко от погранзаставы. Среди ночи он услышал шум. Кто-то резал колючую проволоку в заборе. Едва слышались металлические щелчки – незнакомец орудовал специальными ножницами по металлу. Затем через отверстие протиснулся человек. Тигр приподнял голову. Это была не добыча.     Нарушитель был в куртке с надвинутым на глаза капюшоном. Его лицо оставалось незаметным. Видимо он остерегался камер наблюдения.  Он заделал отверстие в заборе, вкрадчиво пошел по контрольно-следовой полосе спиной вперед, заметая следы специальной железной щеткой. Это представилось тигру странным. Никогда человек так себя не вел. Когда незнакомец осторожно прокрадывался мимо, тигр выглянул из-за дерева. На одну секунду. Но этого  хватило. Огромная голова тигра произвела впечатление. Человек понял, что дальше хода нет. Вдруг зверь набросится? Что у него на уме? Нарушитель опешил. Стрелять он не мог: слишком много шума, на нож надежд нет – раненый тигр разорвет в два счета.

     Незнакомец  обомлел. Он не мог ни крикнуть, ни улизнуть назад. К тому же дыра в заграждении  им заделана – туда не сунешься. Пока распутаешь проволоку, тигр сгребет своими когтистыми лапами.  Огромное полосатое чудовище раздавит за секунду – пикнуть не успеешь. Он для него улов. Так ему казалось.

     А Разбойник смотрел на человека из-за любопытства: люди редко ходят по ночам в лесу. Обычно они ночью сидят по домам или разжигают большие костры, которых он очень пугался. Из ружей выбивалось такое же пламя с грохотом и свистом.

     Неожиданно человек снял рюкзак, бросил тигру, метнулся назад к своей дыре в заграждении. Очевидно, он упустил, что замотал там отверстие проволокой. А времени у него нет: могут нагрянуть русские пограничники.

     Разбойник инстинктивно поймал рюкзак, сжал лапами.  Словно жертва сама кинулась  к нему. Но от рюкзака пахло человеком. Это не зверь: человек его обманул, бросил какую-то тряпку. Тигр сразу же отбросил рюкзак в сторону, будто ненужную вещь. Затем стал рвать его зубами, придерживая лапами.  Тем временем человек распутал проволоку.

     Но нарушитель не успел вернуться назад. Подъехала машина с пограничниками. Оттуда выскользнули два солдата с автоматами. Они передернули затворы на оружии, направили стволы на незнакомца, что-то крикнули ему по-китайски. Видно, нарушитель все понял.

     Если бы не тигр, он  далеко продвинулся бы вперед. Русский он знает, выдал бы себя за татарина.

     Незнакомец сразу поднял руки. С тигром и пограничниками не поспоришь: работают на пару. У него не было ни одного шанса. Наверно, он подумал, что тигр тоже охраняет границу – обученный, дрессированный зверь. Наверное, раньше выступал в цирке, а теперь его приспособили к другой работе – гоняться за людьми.  Точно собака ждет команду «фас!». Собака собьет с ног, покусает, а этот в один миг порвет на куски.  До чего же русские хитры  

Наряд

     На следующий день тигр задавил у проволоки кабаненка, и сразу оттащил подальше от границы, чтобы люди не забрали добычу себе. С ними не потягаешься, когда за спиной ружья.  Лучше уступить. И правда, вскоре прибыла пограничная машина, но вскоре уехала. Опять этот тигр! Хотя молодец! Не пропустил через границу нарушителя. Наш зверь!

     После вчерашнего случая с задержанием, пограничники стали относиться к разбойнику не только с опаской, но и с уважением.  Точно они с ним одну задачу выполняли по защите границы России.

     Вскоре предстал наряд из двух солдат. Они обходили свой участок границы. Тигр вышагивал параллельно наряду лесом, чтоб пограничники его не раскрыли. Он замыслил узнать, на кого люди охотятся в этот раз.  

     Наряд дошел до конца своего участка, повернул назад. И тигр потащился по своему следу обратно. Он  посматривал на людей и, видимо, думал, почему этим людям дома не сидится. Ходят и ходят туда-сюда. Ладно бы гонялись за кабанами, изюбрами. А то так прохаживаются, прогуливаются. Ждут, когда он кого-нибудь поймает – тогда и появляются, забирают его добычу себе. Они увозят в машине и животных, и людей, чего он не делает. Людей он не трогает: они опасны.

     Разбойник стерег добычу на границе, и невольно охранял ее. Слухи о нем разлетелись по всей округе. Тигр живет на границе и дружит с русскими пограничниками. Он у них вроде собаки. Его, словно и на службу взяли, взамен разрешили охотиться на государственной границе, где хищник ожидает своих жертв у колючего забора. Иногда он оставляет добычу пограничникам – теперь у них полно мяса  для солдат и собак.

    Вскоре тигр продвигался открыто по опушке, поглядывая на солдат. Те ему в ответ что-то говорили, смеялись. Тогда тигр остановился и внимательно посмотрел на них, будто познал их язык.

Тигрица.

     Однажды ему повстречалась знакомая тигрица. Он ее раньше встречал с детьми.  Она искала самца: настало время обзавестись новыми тигрятами.  Она давно перемещалась по его следу, чтоб он стал отцом ее будущих детей. Она сунулась к нему, коснулась его головой, затем потерлась боками. Она совсем не боялась Разбойника. Она жила на его территории. И Разбойник до сих пор терпел приживалку.  Но сегодня тигрица расхрабрилась. Она прыгала на него, мягко притрагивалась лапами. Потом легла под его мордой, заигрывая с ним, ласкаясь.  Видимо, она осталась одна – взрослые дети оставили ее, нашли себе пары, разбрелись по тайге.

     Запах  тигрицы взволновал Разбойника. Он тоже  касался ее, нежно мурлыкал, будто кот. Он откликнулся на ее ласки. Терся о ее бока, обнюхивал, урчал.

Кабарга.

     Однажды днем Разбойник узрел, как вдоль колючего забора медленно идет кабарга – маленький прыткий олень. Это была самка. Она прихрамывала на одну ногу – ее ранил охотник. Тигр был сыт, и маленькая кабарга вызывала в нем лишь любопытство. Он никогда не примечал таких крошек вблизи. Во время охоты они прыскали от него во все стороны с такой скоростью, такими большими прыжками  что он  и не пробовал их выслеживать. Сил истратишь много, а мяса у них мало.

     Тигр  из своей засады, подошел к ней., чтоб получше рассмотреть. Видно, Разбойника потянуло поиграть с ней. Кошки обожают порезвиться в любом возрасте. Кабарга вначале понеслась от него, но ее сил  хватило метров на двадцать. Она встала, ножки ее подкосились. Она легла, обреченно опустила голову на траву. Верно, маленькая кабарга смирилась со своей участью. Тигр медленно подступил к ней. Он лег около нее и даже  зализал рану на ее задней ноге.  Словно это  его детеныш, о котором он должен заботиться. Кабарга с удивлением и страхом взирала на тигра. В нем она видела  только хищника. Ее шкурка подергивалась от страха – она ожидала нападения. Вот-вот это случится.

     Разбойник предполагал, что скоро приедут люди на машине, поэтому  подталкивал кабаргу  к лесу. Иначе она попадет в лапы людей. Тогда он вряд ли сможет ей помочь. Они бросят ее в машину и привезут в свой дом, где обязательно съедят. Кабарга, словно вникла в соображения тигра, поднялась, поплелась к кустам орешника. То и дело оглядывалась на тигра. Она  ужасалась хищника, от которого надо утекать, но не было сил. В орешнике она притаилась. Тигр опустился поблизости, с любопытством разглядывал маленького оленя – странное существо с тонкими ножками. Он обрел маленького друга, который доверил ему свою жизнь – маленькую, короткую жизнь. Она хотела радоваться свободе, своим близким родичам, которые всегда окружали ее, среди которых она была счастлива. Но вернуться туда она не могла: она ослабла.

     Всю ночь Разбойник пролежал рядышком. И маленький олененок уже не берегся Разбойника. Наоборот, в нем он встретил защиту от других хищников.  Кабарга проспала подле тигра всю ночь. Никто не посмел на нее напасть.

     К утру кабарге стало полегче.  Она легко встала, щипала траву, не боясь тигра. Тот подкрался к ней, понюхал траву, которую жевала кабарга, даже откусил пару травинок. Его одолевало любопытство: вкусна ли ее пища? Но видимо, ему не понравилась такая еда. Он отошел в сторону, прилег у куста.  А кабарге, наверно, почудилось, что он такой же травоядный и его нечего опасаться.

     Пока кабарга паслась, тигр принюхивался, осматривался по сторонам: он охранял оленя от других хищников.  И даже на пограничников он смотрел подозрительно – вдруг им захочется увезти кабаргу с собой. Швырнут в машину, точно добычу. Он бы не дал ее в обиду. Отбил бы ее у солдат, несмотря на их ружья. Кабарга это не добыча, она  лучший его друг.

     Разбойник подался на обход своей территории, строго взглянул на кабаргу. Та, будто поняла его желание, затаилась в гуще орешника. Только тогда Разбойник тронулся в свой дальний путь.

     Вскоре кабарге стало лучше, но она не уходила от тигра. Вероятно, она чувствовала себя с ним в безопасности. Она доверяла свою жизнь ему, потому что тот заботился о ней. Даже сопровождал ее к ручью, когда той захотелось попить. Он очень остерегался, что  кто-нибудь на нее нападет из засады. Хищники на водопое  поджидают своих жертв. Знают, что без воды никому не выжить. Обязательно придут попить. Надо только ждать. Тихо, часами ждать.

     В отсутствии Разбойника, на его территории возникнул чужак – это был тигр, который явился из Китая. Он перескочил трехметровый забор, сразу учуял запах добычи – маленькую кабаргу. И по запаху познал, что та  слаба, не совсем оправилась после ранения. Легкая жертва.

     Кабарга лежала в кустах, не  поднимая головы. Почти не дышала – на нее дохнуло хищником, который ее ищет.  А защитника не было рядом.  И чужак нашел ее.  Он услышал ее запах, и тихо подкрадывался к кусту, под которым она пряталась. Одним прыжком пришлый тигр придавил ее, прикусил.

     Когда чужак ел олененка, вернулся Разбойник. Он сразу стал нюхать воздух, чтоб выискать кабаргу. Она пряталась в кусте орешника, но ее там не оказалось.

     Чужак заметил Разбойника, забеспокоился. Он, видимо, подумал, что Разбойнику понадобилась его добыча. Здесь и мяса на один зуб. Он не собирался из-за этого биться с  ним: слишком тот свиреп и силен. Это  подтверждали высокие метки на деревьях и следы. Лучше отдать добычу и удалиться подобру-поздорову. Он трусливо  попятился к границе. Откуда он и пришагал несколько дней назад в поисках земли, богатой дичью.

     Разбойник медленно наступал на него, готовясь к прыжку. Тот вдруг  полетел к забору, сходу переметнулся через него, пропал в лесу. Разбойник пустился за ним следом, легко перемахнул препятствие и очутился в другой стране – Китае. Но об этом он не догадывался. Это была чужая территория.  

      Разбойник   долго гнался за убийцей кабарги, пока не настиг его и не разорвал.

     Вскоре до него долетел лай собаки: китайская деревня находилась невдалеке, за вспаханным полем. Недалеко от границы, которую люди загородили высоким забором. Он потянулся на лай и вскоре перед ним нарисовались дома, у которых без привязи бегал пес. Разбойнику это показалось странным. Вероятно, местные тигры не любят собачатины? Он тут же бесшумно схватил собаку, припрятал в кустах.  Забросал  листьями и ветками – отложил про запас.

                                                                                                                  

     Немногочисленные собаки в китайской деревне притихли – они унюхали тигра, которые редко появлялись в этих местах. Их истребили браконьеры, хотя в Китае убийство тигра приравнивается к убийству человека.

      Рано утром Разбойник услышал в китайской деревне шум. Сельчане обнаружили пропажу собаки. Они громко вопили, били в рельсу, созывая жителей в центр деревни. Люди   искали пропавшую собаку. Они не сомневались, что ее  утащил хищник.  А по едва заметным следам и капелькам крови на траве, разгадали, что это был тигр.

     Люди с ружьями двинулись по следам тигра. Впереди шел местный охотник-следопыт. Он часто вставал на колени, рассматривал следы, находил на ветках кустов шерстинки от хищника.  Сельчане двигались очень шумно, возмущенно кричали и причитали. Шум становился все громче. Какой-то  тигр хозяйничает у них дома. Из-под носа таскает их собак.  Его надо отстрелять, чисто бешеного.

     Разбойник медленно улизнул вглубь леса, спрятался там. Его след потерялся. Охотники иногда шагали в десяти метрах от него, но  не видели хищника: так его окрас сплавлялся с желто-красными листьями. Тигр растворялся полностью в лесу, словно, куда-то пропадал, проваливался под землю.

     Ночью разбойник опять приперся к деревне, раскопал свой тайник с добычей. Собака оказалась жирная, откормленная – она много ела людской пищи.   

    На следующую ночь собаки уже не бегали вдоль деревни: их привязали на веревки и цепи.  Сельчане думали, что это спасет их животных. Не рискнет тигр приблизиться к дому.

    После очередной охоты тигра,  на цепях и веревках остались только собачьи ошейники – кожаные ремешки. В деревне завязалась паника. Люди собрались в центре деревни, советовались, что делать?  Как этого монстра уничтожить?! Этот тигр не боится людей: чуть ли не на глазах ворует их животных. Чем дальше – тем хуже. От него нет спасения. Люди стали прятать собак  – забирали их на ночь в дом. Но собаки и в домах угадывали приближение тигра. Начинали повизгивать, жаться к людям, будили их среди ночи. Их хозяева не могли заснуть до утра. Постоянно выглядывали в окна, прислушивались.

  Козы   

     В следующем набеге на китайскую деревню Разбойник набрел на коз, которые приютились за двухметровым ограждением. Он, не задумываясь, легко преодолел препятствие. Тигр брал высоты и повыше. Козы заносились по загону, заблеяли. Сшибали друг друга, ударялись о забор, падали. Началась суматоха, паника. Тогда они сбились в кучу головами в центр. Так они пытались спастись от тигра. Разбойник придушил одну козу, силился с ней перемахнуть через забор, но не получилось. Он завис с ней на ограде. Скребся лапами, но тяжелая коза тянула вниз.

     Козы в загоне  бросались из стороны в сторону, подгоняя друг друга рогами.  Они обезумели. Бились рогами в забор, стараясь пробить в нем брешь.  От шума во дворе пробудился хозяин – маленький старичок с острой бородкой. Он  вышел из дома с фонарем, чтоб увидеть, что случилось с его козами. Такого шума он не помнил.  Он отпер небольшую дверцу в заборе, осветил фонарем загон и остолбенел под взглядом огромного трехметрового тигра.  Тот таращился на него в упор, готовый броситься на него, подмять острыми лапами. Старичок весил чуть больше козы.  

     Хозяин  с криком махнул назад. Споткнулся, задел пустое ведро – оно загремело и загрохотало по  двору. А Разбойник поднапрягся, и перевалился через забор вместе с козой, у которой из  вымени сочилось молоко. Оно тоненькими белыми ленточками стекало по забору.

Тигр утянул козу подальше от деревни, часть проглотил, остальное закопал.

Погоня за тигром

     Вскоре вся деревня двинулась в погоню за тигром, несмотря на запреты охоты на него. С одной стороны леса застыли охотники на номерах, а с другой двинулись загонщики, стуча по деревьям бамбуковыми палками.  Разбойник  устремился к границе, к своей территории, где ему преследователи не страшны. Он удалялся от людей  дальше и дальше.  И тут неожиданно  грянул выстрел. Стреляли издалека, и пуля прошла мимо, срезала ветку над головой тигра. Разбойник сиганул вперед. Он вылетел из леса – перед ним тянулась граница.

     Вдоль колючего забора передвигались двое китайских пограничников. Такие же солдаты, как и с другой стороны: их не надо бояться. Разбойник давно сообразил, что находится на запретной земле, куда не могли  пройти местные жители. Сюда им проход был закрыт. Здесь находилась пограничная зона. И в самом деле, крики и шум остались где-то позади, за лесом. Тигр очутился в безопасности, под защитой солдат.

     Китайские пограничники были с огромной овчаркой. На нее дохнуло запахом тигра, она стала жаться к солдатам, поскуливать. Она словно осязала тигра, вся дрожала, несмотря на то, что была под защитой. Солдаты догадались, что где-то прячется тигр. Они поглаживали овчарку, успокаивали. Мол, с ними она в безопасности. Не посмеет тигр наброситься на нее под такой охраной. Не такой он дурак, чтоб лезть под пули. В случае опасности они будут стрелять над его головой.

     Китайская собака оглядывалась, нюхала воздух. Видимо, она опасалась, что тигр преследует ее, чтоб незаметно утащить у солдат из-под носа. Те даже не успеют снять свои автоматы. Она исчезнет, стоит ей отстать от охранников на несколько шагов. В один миг ее не станет.

     Ночью Разбойник  еще валялся у Китайской границы, не решаясь перейти ее. Его останавливал соблазнительный лай китайских собак. Он долго вслушивался в их перебранку – у него потекла слюна. Ему опять захотелось вкусной собачатины – в его владениях не было ни одной деревни.  А на русской пограничной заставе собаки сидели в железных клетках – оттуда их не вытянешь. Да и потом они под охраной солдат с ружьями.

      Когда он приблизился к китайским домам, собаки вдруг умолкли. Видимо, думая, что тигр их не отыщет, не найдет по запаху, не разглядит в темноте. А тигр ночью видит в пять раз лучше человека. Так что укрыться, спрятаться им не удастся. И Разбойник отыскал их, оставив хозяевам на память ошейники и цепи. И сделал все так тихо, что никто ничего не расслышал.   

     Разбойник украл двух собак, придушил. Одну тут же умял, вторую прикопал, как всегда. Сгодится на голодный день.

     Утром взбешенные жители опять  прочесывали с ружьями лес, нарушили пограничную зону – их уже ничего не могло остановить: Разбойник довел их до безумия. Они не обращали внимания на знаки «Стой! Проход закрыт», бежали вперед, стреляя из ружей вверх. Словно намеривались силой перебраться через границу, преследовать тигра на Российской территории. Это было для Разбойника странно: даже один нарушитель не проскользнул через его границу. Он его сразу засек, а толпу людей увидеть еще проще. Солдаты всех увезут на своей машине, вроде законную добычу.  

     На  границе была объявлена тревога. И китайцы, и русские подняли свои заставы. Будто вспыхнули военные действия. Из тыла были подтянуты танки и машины с пехотой. Войска выстроились вдоль границы с обеих сторон 

     Обезумевшие жители деревни теснили тигра к границе, готовясь в него стрелять, несмотря на запреты. Люди потеряли разум.  Они лезли напролом, не боясь ни танков, ни солдат.  

     Разбойник почувствовал настоящую опасность. Его взяли в клещи.  Он рвался к границе, но там выстроились по обеим сторонам солдаты с автоматами в руках, чтоб не  пустить жителей китайской деревни к государственной границе. Они начали бить из ружей в воздух. Лишь это остановило толпу. Они пошли назад, ругая и тигра и своих пограничников.

     Вскоре Министерство иностранных дел Китая выразило протест, в связи с инцидентом на границе. Будто  русские используют тигра для охраны своей границы. Потребовали незамедлительно компенсировать моральный и материальный ущерб, который нанес русский тигр на Китайской земле.

     Тигр переместился влево, где никого не было, перелетел через ограждение, ступил на свою землю, где не разгуливали разъяренные люди с бамбуковыми палками и ружьями. Он тут же скрылся в лесу

Рыба

     Ранней весной идет на нерест кета.  Река плещется, сверкает от рыбы. Лосось идет плотным строем вверх по реке, чтоб отложить икру и скатиться вниз обессиленными. Река несет сотни уснувших рыб для корма зверям и птицам. В это время тигру раздолье – заходи в реку и хватай кету одну за другой. Выбрасывай на берег и ешь мягкую, вкусную рыбу с красной икрой. Но однажды Разбойник так и не дождался весной рыбы. Он долго сидел на берегу реки в ожидании, когда вода забурлит от лосося, закипит. Прождал целый день. Иногда проскальзывали мимо одинокие рыбы, но тигр не порывался их поймать. Они неожиданно исчезали, блеснув чешуей на прощанье.  Он помнил, как прошлой весной рыба шла так плотно, что перепрыгивала через него, когда он сгорбился на быстрине. Он ловил лососей на лету когтистой лапой, зажимал в пасти.

     Браконьеры перегородили сетями речку. Если лосось  перепрыгивал первую сеть, он попадал в ячейки второй. Редко какая кета  ускользала. Работа у нарушителей длилась весь день. Только успевали солить рыбу, раскладывать по ящикам, грузить на вездеходы. А иначе в эти дикие места не пробиться.

     Разбойник  спустился вниз по реке, думая, что там ему повезет? И ему повезло.

     Долго пялился тигр на груды браконьерской рыбы на берегу, глотал слюну. Вот она где собралась. И ловить не надо. Особенно аппетитно пахла свежая лососевая икра, которую браконьеры закатывали в банки. Словно скрывали от него. Разбойник тихо растянулся в кустах. Стемнело.  Это была его пора. Он мог подкрасться куда угодно, и его никто не заметит.

     Ночью браконьеры разожгли костер, пели песни. И было с чего. В этом году лосось валил и днем, и ночью большими косяками. В большинстве рыба ломилась в сети: другого пути не находилось. Преступники льстились на крупные барыши. Утром должны были приспеть вездеходы, все ящики оказались заполнены соленым лососем, а банки красной икрой. Большое корыте заполнили свежие туши необработанной рыбы. И пока браконьеры пировали у костра, Разбойник потихоньку крал лосося за лососем из корыта, закапывал в землю. Делал запасы на будущее. Такое случается не часто. Удачный случай. Точно люди наловили рыбы и для него, хозяина этой территории. И все здесь принадлежит по праву только ему. Вскоре в корыте не осталось ни одной рыбы.

      .

     Разбойник пировал несколько дней, затем опять отправился на рыбную ловлю. Но в этот раз корыто с не освежеванной кетой  освещалось костром, и тигр страшился подойти ближе. Он держался в тени.

     В реке бился в сетях лосось, и браконьеры уповали на утро, чтоб вытащить сети и приняться за привычную работу: потрошить, солить.

     Тигр вошел в воду, по течению спустился к сети, взялся выдергивать кету из ячеек, носить на берег. Сеть затряслась с большой силой.

     – Ишь, прет! – сказал один из браконьеров, – не вытащим.

     Разбойник не почуял, как запутался в толстой капроновой сети. Что-то удерживало его в воде, врезалось в голову, туловище. Будто какое - то водяное чудовище обхватило его своими лапами. Тигр рассвирепел. Он разодрал нити, ломанулся в колючие кусты шиповника, волоча за собой и сеть, полную лосося. Рыба прыгала по кустам, торчала на сучьях деревьев, чисто подарки зверям, птицам, насекомым.

     Браконьеры не решились собирать рыбу среди ночи. Можно встретиться с тигром. Тот за добычу голову откусит. А когда пришли утром, миллионы  мух облепили лосося. Слышался тягучий гул. Воняло на всю округу протухшей рыбой.

     На следующую ночь они  освещали сети фонарями. Подобраться к ним незамеченным стало невозможно.    

         В стороне виднелись пластиковые банки с икрой. Река была шумная, поэтому браконьеры не услышали, как тигр разгрызал банки и пожирал икру. Она лопалась на его зубах, красный сок тек по его морде. А он  вскрывал одну банку за другой, ел и ел, встряхивая от удовольствия головой. Много красной икры валялось на земле. Хлопотливые муравьи тащили икринки в свой муравейник.

     Браконьеры, наконец, услышали хруст и чавканье, но даже не осмеивались осветить то место фонарями. Они подбросили в костер побольше дров, и свет выхватил тигра у банок с икрой.

     Яркий свет испугал Разбойника. Он быстро отпрыгнул от костра в темноту, скрылся в лесу.

     Браконьеры задергались. Им казалось, что тигр где-то рядом   набросится на них в любую минуту. Подкрадется незаметно, пикнуть не успеешь. Они распалили большой костер, и рассиживали около него до рассвета, в страхе оглядываясь по сторонам. Они даже трусили выйти из освещенного круга, боясь внезапного нападения тигра.

     Утром подоспели вездеходы, чтобы везти рыбу на базар.  Но ее в этот раз было меньше обычного. Тигр напроказничал. Браконьеры погрузились и надумали двинуться на другую речку.  А эту оставить тигру – пусть рыбачит.  Все равно он не даст здесь спокойно работать.  Из-за него одни убытки.  А то еще подкараулит и сожрет, точно лосося.

      А когда лосось плыл вверх по реке, тигр зашел в воду и цеплял рыбу лапой, выбрасывал на берег. Затем собирал в кучу, ел.

Почетный пограничник

     За последние десять лет на участке заставы не находились смельчаки перейти границу. Потому что опасно, смертельно опасно. Разошелся слух, что русские охраняют границу не с собаками, а с натасканным для этого тигром. Будто с ним работал известный дрессировщик  из цирка на Цветном.  Он и продал тигра пограничникам за большие деньги. Подготовил к новой работе по  охране границы. Натаскал, вроде собаку. От тигра не уйдешь – догонит, разорвет на куски.

     Этот тигр день и ночь на посту – в секрете. Попробуй догадаться, где  он укрылся – его не разглядишь. Выскочит из-за каждого пригорка, куста, из кучи листьев.  Откуда не ожидаешь. И тогда пощады не жди. Это верная смерть. Китайские пограничники отмечали, как параллельно наряду русских сновал тигр, и будто солдаты подавали ему какие-то заученные тайные сигналы. Так делают в цирке, чтобы публика  не раскусила фокус. И обученный тигр откликался рычанием и фырканьем. Мол, всегда готов выполнить любой приказ по охране государственной границы. Границы его территории и государственной совпадали. Только вряд ли Разбойник об этом размышлял.

Почетный Пограничник

      Когда Разбойник состарился и уже не мог добывать дичь, он стал ночами приходить к заставе, шарил объедки на помойке – худой, ребра выпирали из кожи.  Видно, он давно не ел. Вначале солдаты отпугивали его выстрелами в воздух, но затем пожалели, вспомнили о его заслугах и стали оставлять остатки еды с солдатской кухни. Щи, кашу, кости. Тигр уяснил, когда у солдат обед и приходил всегда вовремя. Но не показывался солдатам, скрывался в кустах шиповника.  Дожидался, когда никого не оказывалось поблизости, выходил, ел, настороженно прислушиваясь и принюхиваясь. Словно тревожился, что кто-то более сильный по праву отберет у него еду.

     Но однажды тигр исчез. В кастрюле осталась еда. Видимо, случилась беда. Стояла зима, и пограничники по следам нашли его в чаще леса у границы. Они осторожно подошли ближе. Тигр выкопал в снегу яму, и лежал там, не шевелясь. Точно затаился в последнем своем секрете. Пограничники подумали, что тот умер, но на всякий случай ветврач выстрелил в него шприцем со снотворным.

     Разбойник оказался жив. Он просто ослаб от истощения. Даже не  сумел прийти к заставе, к бачку с пищей.  Он бы погиб, если бы не пограничники. Они не забыли  его заслуги. Все - таки десять лет безупречной пограничной службы. По человеческим меркам тигру было лет семьдесят. Пора на заслуженный отдых, на покой.

     Солдаты соорудили для него теплый сарай и вольер с высоким ограждением. Постепенно Разбойник окреп и стал выходить на прогулку в вольер. Вначале настороженно принюхался, потом медленно зашагал вдоль забора, словно отыскивал дыру, чтобы сбежать. Куда, он и сам не знал. Просто очутиться на свободе и там умереть.

     Высоко прыгать Разбойник не мог и только  слегка подскакивал на месте, касался лапами металлической сетки. Пробовал ее на зуб, рычал: сетку не удавалось разгрызть: зубы уже не те – притупились.

     А на дверях его сарая висела табличка « Почетный Пограничник Разбойник»

    

 

 

 

        

                                                   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  

Публикация на русском